Адвокат екатерина духина – Екатерина Духина: Запрет на так называемые вертикальные отношения между сотрудниками в российских компаниях или учебных заведениях – это, конечно, пока утопия | Программы | ОТР

Адвокатское бюро | Духина, Геворкян и партнеры

Духина
Екатерина Сергеевна

Управляющий партнер

Екатерина Духина — один из ведущих адвокатов в России в области гражданского, административного, семейного и уголовного права.

Екатерина Духина получила статус адвоката в 2002 году и является членом Адвокатской палаты города Москвы. За годы работы Екатерина Духина набрала команду высококлассных юристов, специализирующуюся в различных областях гражданского, земельного, административного, семейного и уголовного права.

Екатерина Духина и ее команда осуществляют защиту прав и законных интересов физических и юридических лиц в судах, правовое сопровождение корпоративных транзакций и правовое обеспечение деятельности российских и иностранных корпораций во всех областях рыночных отношений, оказывают юридическую помощь в разрешении сложных бракоразводных процессов и имущественных споров, сопровождают ведение наследственных дел, разрешают сложные административные споры, помогают осуществить защиту клиентов в рамках обвинений в совершении преступлений в экономической сфере.

На протяжении длительного времени Екатерина сотрудничает с юристами США, Великобритании, Германии, Франции, Швейцарии, Королевства Нидерландов, Кипра и иных юрисдикций по вопросам оказания правовой помощи, связанной с семейным и налоговым правом, приобретением недвижимости и защиты имущественных интересов.

Екатерина частый гость телевизионных программ, востребованный и цитируемый экспертов в области права для радио и печатных средств массовой информации.

Верить в себя: интервью с Екатериной Духиной


Ее блоги в «Инстаграме» читают школьницы, жены олигархов и ведущие экономисты, а комментарии печатает российский топ-глянец. Как Екатерина Духина стала востребованным адвокатом, ведущим дела в России и за рубежом, кого защищает и есть ли у нее табу?

good (12)_400.jpgО выборе профессии

Мои родители были хорошо обеспеченны, но воспитывали нас в строгости. А мне хотелось иметь платье, сумку и множество других красивых вещей, которые стоили немалых денег. Отсюда родилось желание стать экономически независимой. Вообще, кого-то просить не в моем характере. Так что любовь к красоте и свободе стала стимулом движения в профессию и к успешности в целом. 

Кстати, профессия адвоката сама по себе очень стильная и красивая. Посмотрите, как видит адвокатов кинематограф: красивый мужчина или женщина в элегантном костюме входит в архитектурно идеально построенное здание суда. Поэтому я редкий пример человека, который по-настоящему любит свою работу, а также все, что с ней связано, всю внешнюю и внутреннюю атрибутику. Ну и, конечно, то, что она дает мне возможность зарабатывать и окружать себя красотой.

О характере

Моя подруга часто повторяет одну и ту же фразу: «Человека видно в песочнице», то есть все, что мы собой представляем, — это гены. У меня в равной мере гены мамы и папы. От них мне передалась любовь к искусству, архитектуре. И хоть я нарушила традицию семьи и не пошла учиться в МАРХИ, обожаю вносить существенную лепту в дизайн всех своих помещений: офисов, квартир, домов. Успех моей адвокатской практики, безусловно, предопределен силой воли и определенными чертами характера — упрямством и любопытством. Барышня-цветок, вероятно, адвокатом быть может, но вряд ли успешным. 

У меня есть замечательная история из тех времен, когда я была начинающим адвокатом. Ко мне пришла барышня получить консультацию о разводе, вернее, как наказать выгнавшего ее из дома мужа. Сама она, приехав из глубинки, быстро очаровала московского  олигарха. Вышла замуж, а через месяц он застукал ее с любовником-садовником. Его выкинул из окна, ее выгнал из дома. На встречу со мной она опоздала на два часа, и я, выслушав ее историю, зачем-то спросила: «Скажите, а почему именно садовник?» 

И в ответ услышала фразу, которую запомнила на всю оставшуюся жизнь: «Потому что, Екатерина, есть женщины, как я, — чтобы цвести. А есть, как вы, — чтобы работать». Вывод такой: история садовника и Розы совсем не моя. 

О карьере

Я достигла вершины карьерного роста, когда сдала экзамен на адвоката, мне выдали удостоверение, внесли в реестр, и я получила право выступать в судах. Адвокат и карьера — это вещи несовместимые, нам просто некуда двигаться по карьерной лестнице. Поэтому я своей планки достигла уже в 21 год. 

А вот адвокатская практика — совсем другое дело. Это бизнес по защите, а в отдельных случаях даже по спасению людей. Для успеха тут важен опыт, профессионализм в сочетании с известностью твоего имени или просто рекомендациями людей, которым я помогла. 

Никакой особенной рекламы в Instagram или «Фейсбуке» я не делаю. Успешность моего блога держится на реальных делах, которые я веду, на полезных советах и рекомендациях, которых нигде больше не найдешь, ну и, конечно же, на моем особенном отношении к жизни.  

Об учебе в России и Америке

Я училась в Москве и Калифорнии. Системы обучения отличаются очень сильно: у них процесс гораздо свободнее — меньшее экзаменов и гораздо больше практики, чем у нас. У нас прослушал курс лекций — сдаешь экзамен на закрепление материала. Там такого нет. Ты сам несешь ответственность за свои знания. Не закрепил полученную информацию — твои проблемы, просто не сможешь развиваться дальше так же успешно. 

С самого первого курса в Штатах начинается практика. Это крайне полезная вещь, потому что азбучные истины, которые преподают у нас, и то, что происходит на самом деле в судах, — это две большие разницы. Часы практики, в том числе в суде Сан-Диего, дали мне понимание, как вести дела, опираясь на что-то реальное. При этом нельзя сказать, что их система превосходит нашу, — огрехи есть и в той и другой. Американская система узкопрофильная. Хочешь быть цивилистом — учишь гражданское право от и до. У нас, даже если ты выбираешь дипломную работу по определенному предмету, все-равно на том же уровне сдаешь и уголовное, и налоговое, и трудовое, и земельное право. С моей точки зрения, адвокат не может быть узким специалистом, слишком много аспектов порой необходимо проанализировать, чтобы составить эффективную стратегию. Допустим при разводе, разделе имущества, определении порядка в воспитании детей тут же встают налоговые вопросы, вопросы наследства или валютного законодательства. Если адвокат не может во всем этом разобраться, тогда до свидания, клиент пойдет к кому-то еще. А если привлекать профильных специалистов, получается слишком большая команда экспертов для зала суда. Это не может понравиться клиенту и не всегда является эффективным способом для быстрого решения его вопроса. 

Я считаю, если у тебя есть мозг, позволивший тебе получить высшее юридическое образование, ты сможешь разобраться в любом правовом вопросе. Справочные системы и, как это ни смешно, форумы и социальные сети юному юристу всегда в помощь. Стать докой и профилироваться в каком-то одном вопросе — это путь в никуда, учитывая сегодняшний рынок. 

Об искусственном интеллекте и присяжных 

В американских судах появился интересный нюанс — использование нейронных сетей. Искусственный интеллект все чаще и чаще помогает судье принять решение по делу, когда речь идет об избрании меры пресечения, например.

Когда впервые с этим сталкиваешься, выпадаешь в полнейший астрал: что с этим делать, когда у тебя навык face to face и когда определяющее значение по делу имеет человеческий фактор? Ты все время думаешь, понравился ли твой клиент судье или не понравился, понравился ли ты сам судье или не понравился, говоришь с ним на одном языке или нет, — все это важно для успешного решения вопроса. А в случае когда на стражу закона выходит нейронная сеть, ей абсолютно все равно, какого цвета твое платье и как грамотно ты умеешь преподнести материал в зале суда.

Нам в России, безусловно, до этого еще не близко, но это однозначно станет нашим настоящим в какой-то момент. И тут главное — успеть перестроиться. Уверена, что мой мозг поможет мне найти возможность очаровать даже искусственный интеллект в мантии. Ведь главное — это упрямство, любопытство и вера в себя.  

Кстати, еще одно отличие систем: судья в Америке не назначается, а избирается, а чтобы избраться, нужно, чтобы за тебя проголосовали, а перед этим проспонсировали твою избирательную кампанию. Где уж тут говорить о независимости? На мой взгляд, наша система, когда все судьи назначаются президентом, более прозрачна в этом смысле.  

shutterstock_388158064.jpg

О деле № 1

Первая моя подзащитная — удивительная барышня 80 лет, Екатерина Владимировна, была очень глубоким человеком и настоящей аристократкой. Она разводилась с 90-летним мужем, профессором МГУ, который ушел к домработнице из Украины 56 лет от роду. На мое предложение: «Давайте сейчас все поделим!» — она просто попросила: «Катенька, отдайте ему все, что он захочет. А я буду теперь по-настоящему счастлива. Мне давно делал предложение один человек из моего прошлого, но я была верной женой и не соглашалась. Теперь я его приму». Это отношение к жизни во мне что-то перевернуло, и с того момента я считаю, что если после развода ты счастлив, значит все будет хорошо. А если в кровавой битве у кого-то что-то урвать, ничего хорошего больше в жизни не будет. Важно соблюдать энергетический баланс.

О харассменте

Что такое харассмент? Это когда человек, зависящий от другого человека, ставится в крайне неудобное психологическое, нравственное и даже физическое положение, при этом он чувствует боль, стыд, страх, словом, всю линейку негативных чувств. Это самое простое объяснение того, что происходит. Если вы возьмете любую большую организацию в России, харассмент там встречается в 50 % случаев. За исключением крупных международных компаний, где сотрудники в большей степени защищены внутренними правилами и достаточно строгими кодексами поведения. 

В российском законодательстве понятие «харассмент» отсутствует. Поэтому и доказать его крайне сложно. Кроме того, дисбаланс несвободных мужчин и свободных женщин в значительной степени увеличивает лояльность и терпимость последних. А мужчины подобное поведение считают поводом двигаться дальше. «Слушай, ну я тебя в прошлом месяце три раза красавицей назвал, почему ты не хочешь пойти со мной поужинать?» Доказать в суде, что это и есть факт домогательства, практически невозможно, особенно если не было прямых угроз к насилию или попытки изнасилования. 

Другая весьма распространенная форма харассмента — дискриминация в отношении беременных женщин. Некоторые руководители не желают держать их в штате в связи с необходимостью выплат и соблюдения декретных гарантий. Будущих мам вынуждают уволиться, оказывая на них серьезное моральное давление. Здесь позиция женщины защищена Трудовым кодексом, поэтому работодатель легче идет на уступки при настойчивости будущей матери.

О лучшем процессе

Это был прекрасный процесс, описанный во всех хрониках: иск Федеральной таможенной службы России к Bank of New York по факту легализации и отмывания огромных сумм денежных средств. Дело слушалось в арбитраже в Москве, при этом мы буквально заставили судью изучать американский свод законов RICO, и судья была вынуждена вести процесс с оглядкой на чужое законодательство. Процесс шел около года, в суд приезжал бывший генеральный прокурор США. В результате стороны договорились, и Российская сторона получила денежное возмещение.  

Дело было для меня знаменательным еще и тем, что в конце процесса я была на последних месяцах беременности и при этом замечательно справлялась со своей задачей.

О табу в профессии

Я никогда не берусь за дела, связанные с педофилией, если есть тому подтверждение, а оно, к сожалению, бывает. Но это не значит, что я не возьмусь защищать человека, которого попросту оклеветали. За последние три года бывшие жены часто использовали эту тему как инструмент шантажа, а для обвиняемого в таком случае начинается абсолютный ад, даже если факты не находят никакого подтверждения. Ложечки, как говорится, нашлись, а осадок остался. Сейчас это явление, слава богу, сходит на нет. 

Еще я не веду дел, связанных с тяжкими преступлениями, просто потому, что мужчины с ними справляются лучше. Работа с клиентом в тюрьме, учитывая нашу систему, — не женское дело. Это лично моя точка зрения.

О суевериях

Перед выступлением в суде я встряхиваю кисти рук, чтобы сбросить лишний адреналин. Никогда не замечали, как это делают легкоатлеты перед стартом, чтобы он не заблокировал их мышцы? В моем случае это голос, способность говорить уверенно, не прерываясь. Попробуйте! Мне действительно помогает.

30.09.2018

|

Автор: Елена Смирнова

Екатерина Духина: Россиянам свойственно крайне сакральное отношение к браку | Программы | ОТР

Константин Чуриков: А сейчас – наша постоянная рубрика «Ваше право». В ней мы помогаем вам разобраться в сложных юридических делах и коллизиях. И сегодня решили сфокусироваться на такой, кстати, народной, насущной, к сожалению, теме…

Оксана Галькевич: Иногда эти коллизии возникают в самом неожиданном месте – в семье.

Константин Чуриков: И в самый неожиданный момент.

Оксана Галькевич: Между людьми, которые, в общем, объединялись и создавали семью, строили планы какие-то для того, чтобы жить-поживать и добра наживать.

Константин Чуриков: Будем говорить о бракоразводных процессах. Вообще, по статистике количество разводов в нашей стране растет. Например, только в I квартале их количество увеличилось на 1,5% – было 143 тысячи, стало 145 тысяч. В то время как число браков снижается – в данный момент на 8%, по сравнению собственно с тем же периодом прошлого года. Есть еще, кстати говоря, любопытная статистика, но об этом чуть позже.

У нас в студии Екатерина Духина – адвокат, эксперт по бракоразводным процессам и семейному праву.

Оксана Галькевич: Екатерина, здравствуйте.

Екатерина Духина: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: И мы сразу давайте пригласим телезрителей, потому что обычно, когда к нам приходит специалист в каком-то вопросе, всегда наше общение превращается в такую консультацию в прямом эфире.

Екатерина Духина: С удовольствием.

Оксана Галькевич: Если у вас есть какие-то вопросы, друзья, вы можете позвонить, можете написать. Но лучше, наверное, и удобнее позвонить. Екатерина сможет по необходимости задать какие-то уточняющие вопросы. Спрашивайте. Будем разбираться в ваших ситуациях тоже. Делитесь опытом своим каким-то. Все телефоны – внизу экрана. И все это совершенно бесплатно.

Константин Чуриков: Вот и посмотрел статистику. Специалистами были проведены социологические опросы, и выяснилось, что причины развода в Российской Федерации в данный момент следующие. Употребление одним из супругов алкоголя или наркотиков – самая распространенная причина – 41% браков из-за этого распадается. Отсутствие у молодой семьи своего жилья – 14%. Столько же – вторжение родственников в частную жизнь. Ну, из серии «теща слишком активна».

Оксана Галькевич: Или свекровь.

Константин Чуриков: Или свекровь, да. Невозможность по определенным причинам завести ребенка – это 8%. Раздельное проживание супругов на протяжении длительного времени – это 6% семей. Ну, есть еще и другие случаи. Екатерина, скажите, вообще какие случаи самые сложные?

Екатерина Духина: Я, как правило, сталкиваюсь с формулировкой в исковом заявлении – «не сошлись характерами». Константин, то есть все, что вы сейчас перечислили…

Константин Чуриков: Самое частое как раз.

Екатерина Духина: Самое частое, да. Все, что вы перечислили, обычно в исковом заявлении отсутствует. Вообще россиянам свойственно крайне сакральное отношение к браку – гораздо более сакральное, чем жителям Европы или Америки, которые гораздо более рациональны и финансово ориентированы.

Оксана Галькевич: И самостоятельные.

Екатерина Духина: Мы, россияне, верим в любовь до гроба и верим в то, что супруг или супруга исправят все, что в нашей жизни до этого не сложилось, и все мечты после того, как мы в брак вступаем, сбудутся. И когда, к сожалению, по тому списку, который вы перечислили, что-то в жизни идет не так, то, конечно, начинаем винить противоположную сторону – что приводит к разводу. На самом деле не все мои коллеги любят и могут заниматься семейными делами.

Оксана Галькевич: А это психология какая-то определенная. Это и эмоции еще, и градус такой…

Екатерина Духина: Да, дела, связанные с эмоциями. Вот из моей практики: чем больше люди в браке любили друг друга, чем более страстные отношения были, тем более страстно при разводе он будут друг друга хотеть убить.

Константин Чуриков: Вот так?

Екатерина Духина: Да. То есть я по накалу страстей, которые у меня происходят во время раздела имущества в суде, например, могу оценить, насколько были любвеобильными отношения, пока люди вместе проживали.

Константин Чуриков: Я заметил – чем более пышная свадьба, тем тоже обычно там накал страстей, в конце тоже такая развязка бывает.

Екатерина Духина: Тоже бывает. Поэтому ребята, которые в Европе живут или в Америке, они очень любят такой инструмент, как брачный договор, и он очень широко используется. Россияне к этому придут не скоро, поскольку любое обвинение в меркантильности сразу же побуждает…

Оксана Галькевич: «Ты меня подозреваешь!»

Екатерина Духина: Да. «Ты меня в чем-то подозреваешь». И – отъезд к маме.

Оксана Галькевич: А тем не менее семья – это все-таки определенные финансовые, в том числе имущественные, отношения.

Екатерина Духина: Конечно, безусловно.

Оксана Галькевич: Вот почему-то об этом не говорят.

Екатерина Духина: Я в своей деятельности вообще стараюсь поменьше вовлекать клиентов как раз в разборки какие-то, иначе это переходит в какую-то междоусобную возню и ни к чему хорошему не приводит. Эмоции вообще в процессе вредят, поэтому я руководствуюсь лозунгом: «Женился, развелся, счастлив».

Константин Чуриков: Хороший слоган.

Оксана Галькевич: Прекрасный! Я считаю тоже, да.

Екатерина Духина: В связи с этим стараюсь сразу прояснить все, что мне клиент хочет сказать на первых встречах. И затем в суд, не дай бог, клиента с собой не приводить, иначе это превращается в безусловное «веселье» для секретаря и судьи, которые очень перезагружены другими делами и не всегда это «веселье» хотят видеть.

Константин Чуриков: У нас уже есть вопросы. Например, зритель спрашивает, пишет, что взял квартиру в ипотеку до брака на себя одного. Может ли его жена претендовать на нее в случае развода, если кредит еще не погашен?

Екатерина Духина: На часть этой квартиры жена может претендовать – соразмерно той части, которая будет выплачена человеком, который взял ипотеку, в браке, поскольку все, что зарабатывается в браке, считается совместно нажитым имуществом. Поэтому квартира «не без риска», как я говорю, когда ко мне приходят и говорят: «Оцените, пожалуйста, риски в отношении недвижимого или иного имущества». И практически, и теоретически жена сможет попытаться претендовать на долю в этой квартире.

Константин Чуриков: Секундочку. Предположим, они уже развелись благополучно. Вообще кредитный договор на мужа составлен. Может быть, жена – поручитель, не поручитель. В этом случае как? Он продолжает платить? Потому что ему же надо гасить задолженность.

Екатерина Духина: На долю. Я же говорю – на долю. Он, безусловно, продолжает платить. Допустим, был взят кредит – 100 тысяч долларов. 50 тысяч было выплачено в браке. Соответственно, на соответствующую долю… То есть 25 тысяч принадлежат жене. Жена сможет претендовать на четверть квартиры. Арифметика очень простая.

Оксана Галькевич: В общем, чем больше математики в отношениях, тем лучше. А почему я так поддержала ваш лозунг? Потому что после развода еще все-таки надо как-то жить продолжать. И хотелось бы, чтобы эта жизнь действительно нормально складывалась.

Екатерина Духина: Счастливо.

Оксана Галькевич: Да, счастливо. Владимир из Иркутска, у него какой-то вопрос, давайте его послушаем. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. А может ли делиться неприватизированная земля?

Оксана Галькевич: Неприватизированная земля? Вы можете уточнить, задать какие-то вопросы.

Екатерина Духина: А что значит «неприватизированная»? Она была вами приобретена в браке? По какому основанию?

Зритель: Выделение садоводством.

Екатерина Духина: В случае если имущество было не получено в браке в результате дарения, наследования или приватизации, это имущество может быть поделено – 1/2 и 1/2. Поэтому эта земля в результате, в случае если вы придете в суд или будете заключать соглашение о разделе имущества с супругой, может быть между вами поделена.

Зритель: Спасибо.

Оксана Галькевич: Скажите, пожалуйста, а заключение брачного договора… Мы как-то даже эту тему отдельно, помнишь, в течение получаса обсуждали с экспертом? Вот заключение брачного договора между будущими супругами насколько облегчает все эти «расставания в случае чего»?

Екатерина Духина: На самом деле я сталкиваюсь на практике с двумя случаями заключения брачного договора. Один – это когда финансово обеспеченный мужчина приходит ко мне и приводит юную деву – как правило, модель или около того – и говорит, что они собираются заключить брак.

Оксана Галькевич: Чтобы ей в случае чего ничего не досталось, да?

Екатерина Духина: И вот для «проверки чувств» этот документ необходим. Иногда юная дева убегает из моего кабинета, прочитав текст документа.

Константин Чуриков: В слезах!

Екатерина Духина: Говорит: «Дорогой, ты мне не доверяешь». И он женится так, не заключая никаких договоров. А те, которые не убегают…

Оксана Галькевич: Какой прием! Слушайте, я сразу не поняла, зачем она убегает.

Екатерина Духина: А те, которые не убегают и честно все подписывают… Как я всегда клиентам говорю: «Значит, любит по-настоящему. Классную девчонку нашел. Женись!»

Оксана Галькевич: Вы подыгрываете одной стороне.

Екатерина Духина: И второй случай – это когда люди уже прожили длительное время в браке, и вдруг у них возникли какие-то проблемы: ну, не дай бог, кто-то кому изменил, проблемы на работе у мужчины, проблемы, возможно, и с третьими лицами, кредиторами. И жена решила застраховать себя… Допустим, возьмем, например, жену, которая сидит дома с тремя детьми, их воспитывает, не работает. Она гораздо более уязвимое звено в этой семье.

Оксана Галькевич: Потому что когда-то люди таким образом свои социальные роли поделили.

Екатерина Духина: Конечно, безусловно.

Оксана Галькевич: И она получила полную поддержку, ей сказали: «Дорогая, не надо… Воспитывай детей».

Екатерина Духина: И она для того, чтобы отношения дальше были безоблачными, приходит к супругу и просит «застраховать» ее на будущее. Эти люди приходят ко мне, и мы начинаем разработку соответствующего документа.

Оксана Галькевич: Это вроде как нормальные люди.

Екатерина Духина: Они нормальные люди. И после этого они живут долгие годы вместе счастливо, поскольку это финансовое бремя над ними сверху не давит.

Константин Чуриков: Если только эта инициатива все-таки не провоцирует выяснения отношений и как раз таки развод, потому что можно так вот обратиться к юристу…

Екатерина Духина: Иногда, даже когда они приходят, обращаются и снимают эту финансовую тему, убирают ее вообще из своих отношений, дальше живут счастливо, потому что больше никаких претензий друг к другу нет. Как правило, быт замучил, какая-то неустроенность, какое-то, возможно, недоверие, рожденное именно финансовыми проблемами, возникает у супругов. А если нет недоверия, то живите вы дальше счастливо, воспитывайте детей, любите друг друга на здоровье. Все остальные проблемы у вас сняты.

Оксана Галькевич: Это, в общем, люди должны быть разумно и грамотно размышляющие. Но все-таки, смотрите, получается, что так или иначе к брачному договору наши российские пары обращаются – я даже не знаю, как сказать – ну, не в чрезвычайных, но в особых случаях, так скажем. Оба случая, которые вы привели, они особые. А так, чтобы это была такая нормальная практика, совместное решение, без каких-то взаимных подозрений, странностей – как в Европе, например?

Екатерина Духина: Давайте я скажу так. Все-таки брачный договор – это так или иначе «игрушка для богатых» все-таки. Это договор для людей, которым есть что делить.

Оксана Галькевич: Слушайте, люди земельные участки в садовом товариществе делят.

Екатерина Духина: Там есть участок, допустим, в земельном товариществе и есть квартира. В суде и делится: квартира – допустим, ему, а ей – участок земельный в товариществе, или наоборот. Если есть нечто большее, то, конечно, необходимо это «нечто большее» так или иначе где-то регламентировать. И вот тогда люди, как правило разумные, задумываются и идут к адвокату за заключением такого договора. Но им должно быть что делить.

Константин Чуриков: Вопрос из зала от нашего зрителя или зрительницы: «Является ли подаренная сыну квартира совместно нажитым имуществом?»

Екатерина Духина: Нет. Как я уже отвечала на вопрос предыдущему телезрителю: квартира, полученная в дар, по безвозмездной сделке, не является совместно нажитой.

Константин Чуриков: Много вопросов по поводу гражданских браков. В частности, спрашивают: «Правда ли, что если мужчина и женщина состоят в фактических брачных отношениях больше 10 лет, то их брак признается как зарегистрированный и они могут делить имущество?»

Екатерина Духина: Это интересное законодательство на самом деле существовало в 30-е годы XX века при коммунизме.

Константин Чуриков: А, немножко веком ошиблись у нас, да?

Екатерина Духина: Да. Сейчас браком считается только то, что было заключено в органах загса. Никакие другие (как я их называю – «конкубинаторские») отношения к браку не приравниваются. Если в загс не сходили – брака у вас нет. И из этого не проистекают права и обязанности супругов.

Оксана Галькевич: Скажите, пожалуйста, я все-таки никак не могу успокоиться по поводу брачного контракта – «игрушки для богатых». Вы все-таки считаете, что, так скажем, в более простых семьях нет смысла как-то дополнительно оговаривать свои отношения в виде юридических документов?

Екатерина Духина: Считаю, что если делить нечего, то, в общем, и оговаривать тогда нечего.

Оксана Галькевич: Ну, на данный момент нечего, а ведь в договор можно включить и какие-то возможные приобретения, возможные события какие-то.

Екатерина Духина: Возможно, но давайте так: все-таки в небогатых семьях, скорее всего, в перспективе много нажито не будет, поэтому усложнять… Брачный договор – помимо того, что это «игрушка для богатых», это еще и игрушка для людей разумных, обладающих все-таки определенными знаниями и образованием, которые понимают эту систему взаимоотношений как улучшающую отношения, а не ухудшающую. В определенных семьях, как мне кажется, вопрос о заключении брачного договора может сильно ухудшить климат в семье, родить ненужные подозрения – и вообще брак будет на основании этого расторгнут, как вы предположили в самом начале.

Константин Чуриков: Мы все говорим о возможном дележе имущества. Но как быть с детьми? В частности, в брачном договоре вообще можно ли заранее прописать: «В случае чего – Вася остается со мной, а Юля остается с тобой»?

Оксана Галькевич: Кстати, да. Возможные события, которые еще не случились.

Екатерина Духина: Брачный договор касается только имущественных отношений супругов. Любая норма, которая туда внесена в отношении детей, будет считаться ничтожной, недействительной и не будет работать. Поэтому это не та зона, в рамках которой можно поделить детей, урегулировать отношения в отношении…

Константин Чуриков: У нас вообще в практике бывает такое, что… Ну, обычно же как? Дети остаются с матерью.

Екатерина Духина: Не всегда, не всегда.

Константин Чуриков: Часто ли бывает так, что, например, они остаются с отцом? Вообще от чего это зависит, от каких конкретно нюансов?

Екатерина Духина: В последнее время в связи с тем, что наши отцы стали гораздо более сознательными…

Константин Чуриков: Я даже выпрямился!

Оксана Галькевич: Поправь галстук!

Екатерина Духина: Я могу это наблюдать. То есть, видимо, опыт, который мы перенимаем от западных стран, не проходит зря. Судебная практика начала меняться. Мальчиков, особенно после семи лет, начинают чаще оставлять с отцами.

Оксана Галькевич: Так, подождите, тут я уже напрягаюсь как-то! Нет, у меня все хорошо, конечно…

Константин Чуриков: Правильно. Потому что, извини, мальчика-то надо же воспитывать. Мужская рука!

Екатерина Духина: Да. То есть считается, что…

Оксана Галькевич: Знаете, есть мамы такие, что у них рука не легче, чем у папы.

Екатерина Духина: Но они же все равно мамы. Поэтому считается, что здесь гендерная разница – мальчик или девочка – будет предопределять то, в отношении кого суд вынесет положительное решение.

Оксана Галькевич: Это, кстати, действительно очень существенное замечание, потому что раньше так или иначе судебная практика была больше в пользу мам.

Екатерина Духина: Она изменяется.

Оксана Галькевич: Все меняется.

Константин Чуриков: Смотрите, очень много новых сообщений, свеженького: «Муж ушел, бросил нас с ребенком, отказался платить алименты на мое содержание. На какую сумму я могу рассчитывать при подаче на него в суд на алименты на содержание моего ребенка, если его зарплата – 80 тысяч, плюс имеет неофициальный дополнительный заработок?»

Екатерина Духина: К сожалению, действующее законодательство определяет взыскание алиментов только в отношении так называемого «белого» заработка. Поэтому если есть «черный», который вы приставу-исполнителю доказать не сможете, то с него алименты вы получить и не сможете. 25% – в случае если у вас один ребенок. Вы имеете право подать иск в суд, затем получить исполнительный лист и на основании него взыскивать с вашего мужа алименты.

Оксана Галькевич: Вы сказали «если не сможете доказать». А если сможете доказать, что он, не знаю, машины ремонтирует по ночам, и заработок с каждой машины вот столько-то, столько-то?

Екатерина Духина: Если сможете, то – да. Со всего, что положено в его налоговую декларацию, вы сможете получить 25%. А со всего остального…

Оксана Галькевич: Понятно. С «гаражных» заработков обычно ничего не кладется в налоговую декларацию.

Екатерина Духина: Обычно ничего, да. Никак.

Константин Чуриков: Вы знаете, я смотрю, у вас более богатая даже профессия, выходящая за рамки юриспруденции. С вами просто хотят посоветоваться. Вот спрашивают: «Если муж альфонс, ленив, зарабатывать не хочет, устроился в теплое и спокойное место на низкую зарплату, денег постоянно не хватает и на супругу, и на детей – это повод для развода? Семья устала».

Оксана Галькевич: Слушайте, когда вы сказали, что богатые мужчины девочек-моделей приводят, я хотела спросить: а женщины приводят мальчиков-альфонсов?

Екатерина Духина: Оксана, вот пример, мы видим.

Оксана Галькевич: А как они себя ведут? Они тоже в слезах убегают из кабинета во время обсуждения брачного контракта?

Екатерина Духина: Я сегодня где-то прочитала смешную вещь, в какой-то социальной сети: «Если вам все время надо что-то менять, смените мужчину – и вы снова станете красивой, молодой и хорошо готовящей». Вот примерно…

Оксана Галькевич: Девчонки, мы сейчас вас научим жизни! Наталья из Еврейской автономной области до нас дозвонилась, давайте ее тоже послушаем. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Квартира с мужем была куплена в браке, он один собственник. Сейчас идет процесс о разделе имущества. Он в неизвестном направлении… то есть мне не известно, где он. Уехал на работу и не появляется уже целый год. Вот такая ситуация. Суд не дает 1/2 квартиры. У нас с ним совместный ребенок. Один ребенок у меня от первого брака, и с ним у меня один совместный ребенок. Суд не может отступить от равенства долей и на девочку мне не дают долю. Я бы хотела у них попросить 2/3, но не дают. Судья объясняет это тем, что нет весомых обстоятельств, чтобы дать 2/3.

Екатерина Духина: К сожалению, эта норма, при которой суд вправе отступить от равенства долей супругов при разводе, уже очень давно судами игнорируется. И в практике я не видела ни одного случая, когда суд отступает от 1/2 и 1/2 при разделе квартиры. Почему они начали так делать? Потому что есть разъяснение Верховного суда на эту тему: сегодня дети могут проживать с матерью, а завтра – с отцом. И тогда что? Квартиру заново переделивать?

В вашем случае нужно требовать у суда, чтобы он разделил квартиру от 1/2 и 1/2 или взыскал с вас компенсацию, исходя из стоимости этой квартиры, экспертную оценку о которой вы в суд представите. Так как ваш муж, как вы говорите, неизвестно где, то он не вскоре еще, возможно, эту компенсацию затребует, поэтому у вас есть, в общем-то, достаточное время, чтобы подсобрать денег и, возможно, ее выплатить, а самой остаться в этой квартире с детьми.

Константин Чуриков: Слушайте, интересный вопрос (я даже примерно понимаю, к чему клонит наш зритель): «При какой минимальной сумме дохода не взимаются алименты?»

Екатерина Духина: Ни при какой. Взимаются обязательно. Это не тот альфонс, который у предыдущей телезрительницы?

Константин Чуриков: Может быть. Не уточнено. Еще вопрос. Я уже знаю, как вы ответите, но просто тут детали интересны. Роза пишет: «В незарегистрированном браке в течение девяти лет совместно были приобретены две автомашины, построена дорогая баня, ведение совместного хозяйства. Как можно провести раздел имущества после развода?» Ну, брак-то незарегистрированный, понятно, но смотрите, люди и бани строят…

Екатерина Духина: Роза, очень надеюсь, что это имущество было приобретено на вас.

Оксана Галькевич: Только вопрос регистрации, да? На кого зарегистрировано.

Екатерина Духина: Если даже земельный участок был приобретен на вас, то это тоже снимает ваши проблемы, поскольку брак не зарегистрирован, и ваш гражданский супруг ничего потребовать не сможет, поскольку вовремя на колено не опустился.

Константин Чуриков: И баня даже уйдет, да?

Оксана Галькевич: Баня? Приоритет твой понятен. Скажите, а была такая норма, что после трех лет совместного проживания даже, по-моему, в случае незаключенного брака…

Екатерина Духина: Нет.

Оксана Галькевич: Теперь она уже не действует?

Екатерина Духина: Не действует.

Константин Чуриков: Смотрите, во-первых, вопрос часто повторяющийся: правда ли, что наши российские законы не позволяют полноценно работать брачному договору как такому институту, системе норм?

Екатерина Духина: Я бы не согласилась. Те брачные договоры, которые я готовлю, обычно работают. И еще раз говорю: люди живут долго и счастливо потом, даже не разводясь.

Константин Чуриков: Я не понимаю, естественно, от кого вопрос, потому что такие вопросы обычно не подписываются людьми: «Могу ли я внести в брачный договор условие, по которому моя жена может лишиться части имущества, – внимание! – в случае ее измены с ее начальником?» Вот прямо такой нюанс.

Екатерина Духина: Ой, я так люблю такие вопросы. И на самом деле в такие моменты начинаю страшно завидовать своим американским коллегам, которые такие нормы в брачные договоры вносить могут. И они работают.

Оксана Галькевич: Вот откуда эти стереотипы! Понимаете? Из фильмов голливудских.

Екатерина Духина: Мы фильмы смотрим голливудские, конечно. А я, когда, допустим, мне клиент приносит досье частного детектива, в котором красивые картинки или, не дай бог, видеозапись страшных измен противоположной стороны, ни с кем даже поделиться этим не могу – ни с судьей, ни с секретарем суда, поскольку, во-первых, адвокатская тайна, а во-вторых, не принимают это наши суды в качестве значимого аргумента.

Константин Чуриков: Времени мало. Еще один шикарный вопрос: «Алименты разные бывают. Представьте, муж застал жену с любовником, – страшно представить. – Развод, алименты, она довольна…»

Оксана Галькевич: Это редкий случай.

Константин Чуриков: «Ладно бы шли деньги только ребенку на спецсчет. А если они идут, по сути, на житие с любовником?» Вот с точки зрения справедливости…

Екатерина Духина: Требуйте отчет. У нас уплата алиментов подразумевает, что алименты расходуются на определенные цели, а именно – на содержание несовершеннолетнего ребенка. Поэтому, если муж, который сомневается в том, что один несовершеннолетний ребенок на это содержится, а еще, возможно, какой-нибудь Василий-альфонс, он должен требовать от жены предоставления отчета о расходовании своих денежных средств. Поэтому у нас обычно наши олигархи очень волнуются, говорят: «Я же зарабатываю миллион евро в месяц. А что же она будет с 250 тысячами-то делать? Это же можно двадцать Василиев как минимум, помимо моего мальчика, содержать».

Константин Чуриков: И напоследок вопрос, вот смотрите. Все-таки вернемся к деткам, потому что деток жалко. А когда это все решается, вершится суд, вообще мнение ребенка-то учитывается? Ребенка спрашивают: «С кем хочешь – с папой, с мамой?»

Екатерина Духина: После 10 лет ребенка спрашивают.

Константин Чуриков: И мнение ребенка финальное?

Екатерина Духина: Мнение его учитывается в совокупности с остальными доказательствами. Поэтому должны отец или мать доказать, что они серьезно могут воспитывать ребенка, имея для этого все условия и прочее.

Константин Чуриков: Вопросов много, а время вышло.

Оксана Галькевич: Телезрители встревожились, почему мы так интересуемся бракоразводным процессом.

Константин Чуриков: Потому что тема такая! Потому что это рубрика.

Оксана Галькевич: Потому что работа у нас такая, Костя!

Константин Чуриков: Это рубрика «Ваше право». Не поймите превратно. Мы говорили о бракоразводных процессах. И надеемся, что дома у всех все крепко, семья, брак…

Оксана Галькевич: Мир в семье, да, и все у вас хорошо.

Константин Чуриков: Мир, дружба, жвачка.

Оксана Галькевич: В гостях у нас сегодня была Екатерина Духина – адвокат, эксперт по бракоразводным процессам и семейному праву. Спасибо, Екатерина.

Екатерина Духина: Всем удачи!

Константин Чуриков: Спасибо. 

Екатерина Духина (katerin_the_dukhina) instagram фото и видео

А между тем в Английском Бирмингеме кипят не шуточные страсти в результате столкновения двух культур. ⠀ ⠀ Для тех, кто не в курсе: ⠀ В Британских и Европейских школах некоторое время назад в предмет «Половое воспитание», преподаваемый в начальной школе (возраст от ⠀ 4-11 лет), ввели обязательный раздел, «направленый на развитие в детях толерантности к транссексуалам, однополым взаимоотношениям и лицам 3его пола» с детальным объяснением в картинках, как «оно» собственно у них происходит. ⠀ ⠀ В связи с этой «замечательной» вводной родители-мусульмане, коих в Бирмингеме по последней статистике более 20%, вышли на акции протеста на улицы и перестали отпускать своих детей в школу. Женщины в платках и с плакатами, скандирующие: «- Садомиты, оставьте в покое наших пятилетних детей !», сильно попортили идиллическую картинку спящей английской провинции и не могли не привлечь внимания медиа и властей.⠀ ⠀ Последним не позавидуешь, ситуация — патовая. Поддержишь одних – скажут, что гомофоб, поддержишь других – обвинят в исламофобии или расизме. Но ничего непредсказуемого в Королевстве точно не случилось, поскольку мультикультурный эксперимент мало где заканчивался хорошо… Особенно, когда речь шла о таких серьёзных религиозных и ментальных различиях. ⠀ ⠀ Я сама, как человек в силу родительского воспитания в значительной степени толерантный ко всему, что не мешает мне лично жить на этой планете, КАТЕГОРИЧЕСКИ против самой школьной дисциплины, объясняющей даже 7/8 летним детям тонкости человеческих брачных игр с детальным погружением в интимную сферу даже традиционных отношений (хотя мир так быстро сходит с ума, что скоро под этим прилагательным может скрываться нечто иное). ⠀ Уверена, что половое воспитание, впрочем, как и религиозное и политическое, должно происходить прежде всего в семье и в АДЕКВАТНОМ для этого возрасте. И если бы моему 4х летнему ребёнку кто-то попытался бы рассказать про подробности сексуальных взаимоотношений сапиенсов в картинках, я бы отправилась не с пикетом на улицу, а с заявлением в прокуратуру…⠀ И потому, в случае с Бимингемским кейсом подозреваю, что у новых «варваров» есть все шансы спасти этот край от безумия…⠀ #Мысливслух #адвокат⠀

Духина екатерина сергеевна адвокат биография

Мы пишем о том, что поможет вам стать богаче.

Адвокат, член Московской областной коллегии адвокатов с 2002 года

Окончила юридический факультет Международного университета в Москве и факультет психологии МГУ. Прошла курс Business Law в Калифорнийском университете США. Ведет адвокатскую деятельность с 2002 года, с 2007 года руководит адвокатским кабинетом Екатерины Духиной. Член Адвокатской палаты города Москвы. Екатерина и ее команда специализируются на защите всех видов ценностей и прав личности в разрезе семейного, корпоративного, гражданского, административного и уголовного права. Востребованный эксперт по теме взаимосвязи психологии с правовыми сторонами жизни, приглашенный лектор платформы TEDx в России.

Екатерина Духина

Адвокат с богатым внутренним миром
Пишу для Forbes, говорю для TED
Блог о личном и прекрасном👸
Сайт о работе👇

Тенденции равенства в правах мужчин и женщин привели к возможности получать женщинами образование, работать в мужских профессиях и служить в армии. Изменение половых ролей в гендерных отношениях давно уже никого не удивляет. И если женщины уже несколько десятков лет активно осваивают зону недавнего исключительно мужского применения, то очевидно, что и мужчины должны были начать движение в сторону женской сферы. Приятельница рассказала о том, что оказывается с 2014 года проводится конкурс Мистер Глобал, являющийся полным аналогом Мисс Мира. Порылась и выяснила, что идея была именно в том, что оценивать людей исходя из гендерных стереотипов не правильно. Красота — не имеет пола. Выиграл в 2019 году титул главного мирового красавца — юноша из Кореи. К чему я все это? Да, просто почему-то удивилась. Немного. Но все же. В карусели фото участников в национальных одеждах. На первом герой из Гуама. #misterglobal #мировыетенденции #странноеощущение — 2 days ago

Какое быстрое с приходом осени стало время. Особенно выходные. Особенно, когда половину из них делаешь домашнее задание для пятого класса. Так, что настроение у меня сейчас — страшно «воодушевленное» пониманием, что это очень надолго. 🙊⠀ ⠀ На фото я на других выходных на выставке талантливой @sofiyaakimova. Тогда нам так много ещё не задавали 😂😂🙈.⠀ ⠀ А как Ваше Воскресенье проходит?? ⠀#вучениисвет #заменяотомстятмоивнуки #школа ⠀ — 3 days ago

Растёт. #тигра — 4 days ago

“Знаю я вас, хороших защитников: тому, кто захочет воспользоваться вашей помощью, надо, по крайней мере, убить человека.” Марк Туллий Цицерон P.S. Убивать определенно не обязательно)). Фото из архива @shaganovanina Зелёный или Красный? #ещенецаревнауженелягушка 🙈 #спасениеутопающих #адвокатскиебудни #адвокатсглубокимвнутренниммиром — 5 days ago

Одна из любимых картин в коллекции. Заняла своё место на одной из стен в спальне. Оттенки бирюзы и цвета морской волны решительно настраивают меня на мирный лад, замедляя метаболизм и успокаивая перед сном.⠀ Дерево и маленький человечек, отдыхающий у самых его корней, заставляют вспомнить о том, что все познаётся в сравнении, а ещё что «все течёт, все меняется». ⠀ А, что видите Вы? ⠀ #современноеискусство #цвет #коллекция ⠀ — 6 days ago

Давно я не загадывала Вам интересных задачек из области права. ⠀ Так, что точно пришло время для новой.⠀ ⠀ Итак, вводные:⠀ ⠀ У супружеской пары были длительные проблемы с зачатием ребёнка, поэтому ими было принято решение обратиться за помощью к врачам-репродуктологам. В результате у жены были извлечены несколько яйцеклеток, которые затем были оплодотворены сперматозоидами мужа и переданы в заморозку. ⠀ ⠀ Супруги на радостях отправились в кругосветное путешествие, где муж погиб в результате несчастного случая. ⠀ ⠀ Через пол года после его смерти супруга решила пройти через процедуру ЭКО, подсадив два замороженных ранее эмбриона. Родились здоровые дети — двойняшки мальчик и девочка. ⠀ ⠀ Вопрос: ⠀ Являются ли двойняшки наследниками умершего отца-мужа? ⠀ Есть ли у них какие-либо права в отношении семейного имущества?⠀ Повлияло ли бы на их права состояние отца и матери в зарегистрированном браке или в случае, если бы супруги просто состояли в фактических брачных отношениях? ⠀ ⠀ Желаю всем удачи!⠀ ⠀ До конца этой недели выберу самый правильный и интересный ответ и назову победителя! ⠀ ⠀ P.S. ⠀ Приз ещё одна очень интересная книга, полученная от меня лично, и открытка, которую я выберу специально для победителя! ⠀ ⠀ #адвокатскиезадачки #приз #конкурс #эмбрион #наследство ⠀ — 7 days ago

Вчера аккаунт моей подруги в Фейсбуке поздравил меня с десятилетием нашей дружбы. Вполне обыденное действие, если не считать того факта, что подруга ушла из жизни 1,5 года назад. А ее отражение в сети по прежнему живет, извещая друзей о знаменательных датах и совместных событиях. Плохо спала ночью от разных мыслей по поводу. Вспоминала Сергея Лукьяненко: «Если заблудишься в зеркальном лабиринте — бей зеркала. Выходи на свет. » Снилось, что мой Фейсбук после моей смерти посылает разные едкие сообщения всем, кому я не высказала своё конкретное «ФИ» при жизни.🤦‍♀️🤦‍♀️🤦‍♀️И как-то перестало выглядеть удивительным недавнее желание клиентки, для которой мы составляли завещание, — обязать душеприказчика прикончить на случай ее кончины ее аккаунты в соцсетях, известив предварительно всех о новом событии в жизни. «Как это не печально, но я умерла!» — должен был начинаться последний пост на ее страничке в фейсбуке, сообщающий в том числе подробности с местом и временем прощания. А через месяц и сама страничка должна была прекратить своё существование совместно со страницами в инсте и контакте. 🚫🚫🚫🚫🚫🚫🚫🚫🚫 ⠀ 🚫🚫Здоровающийся со мной аккаунт мертвой подруги вызвал в моей голове целую вереницу мыслей. ⠀ Возраст нашей молодости сильно сдвинулся за последнее время. Мы — поколение фейсбука даже в большой степени, чем Инстаграмма, рассчитываем оставаться юными ещё очень и очень долго, а после жить ещё не меньше, чем вечность. Наши друзья уходят из жизни пока ещё совсем редко и преимущественно от несчастных случаев. Поэтому и призраки их сетевых отражений это все ещё не проблема, а так редкая редкость. Между тем нейронные сети того же фейсбука развиваются со скоростью, заложенной законом Мура. Алгоритмы, действующие в отношении поведения наших акаунтов усложняются день ото дня. И я уверена, что прийдет то самое время, когда мы, общаясь в соцсети с «ушедшим не только из инета» приятелем, не сможем понять, что по ту сторону экрана никого нет, а есть обучившаяся на 100% его поведению нейронная сеть, которая вовсе не хочет умирать вслед за «хозяином». ⠀ Есть о чем подумать, правда? #страшнаясказкананочь #адвокатскиемысли #завещание #ии #призраквфейсбуке @kingabritschgi — 9 days ago

15 — 16 ноября в Москве отгремели форум и премия Woman Who Matters («Женщина имеет значение»), в рамках которого столица узнала о лучших проектах и программах, помогающим женщинам реализовать себя в бизнесе, социальной сфере и, конечно же, семье.

За два дня на форуме выступили 200 спикеров, а участниками стали более 2 000 человек. Не остался в стороне и журнал 7Sisters.ru. Совместно с Art Patriki Production и брендом La Neige наша команда сняла социальный мини-фильм «Отражение. Мама и дочь».

В ролике снялись семь героинь — блогер Урсула Ким, адвокат Екатерина Духина, бизнес-леди Екатерина Одинцова, телеведущая Марина Ким, актриса и режиссер Надежда Михалкова, продюсер Тата Бондарчук и основатель центра «Земля, Ветер, Огонь» Яна Агарунова.

Помимо успешной карьеры и славы их объединяет еще одно — все семеро являются мамами дочек и дружно опровергают расхожее мнение, что совмещать работу и материнство невозможно. По просьбе 7Sisters девушки рассказали, как им удалось разрушить все стереотипы и мифы.

Видео не осталось без внимания: на премии Woman Who Matters премьеру от 7Sisters.ru встретили овациями, а затем отметили почетной статуэткой в категории «Материнство и забота о ребенке и семье».

Фото: Art Patriki Production, Ксения Таврина

«>

Екатерина Духина: Запрет на так называемые вертикальные отношения между сотрудниками в российских компаниях или учебных заведениях – это, конечно, пока утопия | Программы | ОТР

Константин Чуриков: Ну а сейчас тема, которую мы озаглавили «Бес в ребро», – по следам всего произошедшего в Санкт-Петербурге, когда доцент, уже известный всей стране, печально известный, Олег Соколов убил и расчленил свою, в общем, подругу жизни, молодую аспирантку.

Оксана Галькевич: Ну давай только сразу скажем, что мы не эти жуткие подробности будем обсуждать, не криминальную сторону.

Константин Чуриков: Не эти жуткие подробности. Просто на этом фоне был проведен опрос профессоров разных высших учебных заведений, как они относятся к тому, что доценты, преподаватели флиртуют со студентками. Вы знаете, мнения совершенно разные. Опросили людей и из Высшей школы экономики, и из СПбГУ. Кстати, в СПбГУ преподаватель погибшей Анастасии Ещенко, в принципе… Я тут почитал, что он сказал. Ну, в принципе, можно сказать, что он даже выступает «за» и приводит какие-то примеры.

Нам интересно ваше мнение, уважаемые зрители. Давайте прямо сейчас начнем голосование. Как вы думаете, старики с молодыми девушками – это нормально? «Да» или «нет» – 5445. Еще раз хочу сказать, что мы абстрагируемся от петербуржской истории.

Ну а в студии у нас – Екатерина Духина, адвокат, эксперт по бракоразводным процессам и семейному праву. Екатерина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Екатерина.

Екатерина Духина: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: А давайте сразу к вашей практике. Часто ли к вам приходят (и насколько чаще), часто ли обращаются такие браки с большой разницей в возрасте? Насколько они стабильные? Насколько они крепкие? А может быть, наоборот?

Екатерина Духина: Когда мы говорим про любой мезальянс, который происходит в жизни брачующихся, – это всегда зона огромного риска. Когда кто-то образован, а кто-то – не очень, кто-то богат, а кто-то беден, когда есть значительная разница в возрасте (по моему опыту, это более семи лет), то, безусловно, разводы, к сожалению, случаются чаще.

Оксана Галькевич: Чаще? Тут получается…

Екатерина Духина: Ну, разница в интересах и все прочее – это работает не за молодоженов.

Оксана Галькевич: Вы здесь говорите не только о возрастной разнице. Вы сказали о разнице имущественной, интеллектуальной.

Екатерина Духина: Я вообще считаю, что любой мезальянс вреден.

Оксана Галькевич: Разрыв такой.

Екатерина Духина: И это сказывается на статистике. Вы знаете, у нас сегодня каждый второй брак заканчивается разводом. Какое из них количество в процентном соотношении людей, которые с большой разницей по возрасту, я затрудняюсь сказать. Но думаю, что такие браки, к сожалению, распадаются еще быстрее.

Константин Чуриков: Но есть разные примеры. У нас нет задачи сегодня – какую-то одну точку зрения занять.

Вот супруги из Челябинска на своем примере доказывают, что разница в возрасте – отношениям в принципе не помеха. Виктории Розенберг недавно исполнилось 29 лет, а ее мужу Борису Яковлевичу – 68. Пара познакомилась семь лет назад. Девушка работала журналистом (кстати, Оксана) и брала у будущего супруга интервью. Они стали встречаться на городских мероприятиях, со временем возникла симпатия. Но Борис Яковлевич не поддавался чувствам и даже пытался знакомить Викторию с молодыми людьми. Пара поженилась после того, как их отношения одобрили родители девушки. И с тех пор, как они сами говорят, живут душа в душу. А пять лет назад у них родилась дочь Ева.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: После свадьбы Виктория пошла учиться на психолога – но не для того, чтобы решить семейные проблемы, а она хочет помогать тем, кто оказался в похожей ситуации и теперь обращается к ней за советом.

Вы знаете, я подумала, что на самом деле, может быть, мнение психолога, какое-то объяснение интересно было бы услышать. Может быть, мы услышали о каком-то стремлении девушки найти опеку, не знаю, образ отца и так далее, что-то такое услышали бы. А вот с точки зрения юриста, как бы вы квалифицировали подобные отношения с большой разницей?

Константин Чуриков: Ну, закону не противоречит, Оксана.

Оксана Галькевич: Нет, не противоречит.

Екатерина Духина: Когда мы говорим о людях, которые друг от друга формально не зависят – это не босс и лицо, которое находится в его прямом подчинении, не профессор и студентка (не побоюсь назвать этот пример), не врач и пациент, не адвокат и клиент, – то все, в общем-то, вне зоны каких-то нарушений этических норм. С точки зрения психологии, безусловно, скорее всего, здесь образ отца, образ какого-то духовного лидера, которого, возможно, в жизни девушки не было.

Оксана Галькевич: В истории из Челябинска – там родители одобрили, они свои отношения каким-то образом проверяли в течение долгого времени. Ну и замечательно, хорошо.

Екатерина Духина: Лишь в радость это все.

Оксана Галькевич: А вот смотрите. Когда вы говорите о некой иерархии во взаимоотношениях – это ведь уже совсем другая история? Он был профессор, она была его студентка, и отношения начались в этот период. Или руководитель и подчиненный, адвокат и клиент.

Екатерина Духина: Этот вопрос очень интересный, поскольку я здесь как специалист, в международном праве в том числе, вижу большую опасность и большие признаки настоящего харрасмента. Как только у нас создается ситуация, когда один из людей мало того, что серьезно младше по возрасту, но еще и находится в состоянии под влиянием…

Оксана Галькевич: В зависимости.

Екатерина Духина: В зависимости, да. Лицо, которое сверху, может распоряжаться так или иначе его будущим, его судьбой. Когда мы говорим про работу, то тут получение зарплаты, премии. Когда мы говорим про студентов, то получение оценок.

Константин Чуриков: Подождите. А что вы имеете в виду под этим харрасментом? Предположим, был бы я начальник и сказал бы сотруднице: «А как насчет вместе сходить пообедать или выпить чашечку кофе?» – без вытекающих отсюда последствий.

Екатерина Духина: Если бы вы сказали…

Константин Чуриков: Это харрасмент?

Екатерина Духина: Нет. Конечно нет, безусловно. В харрасменте есть доля харрасмента, как шутят иностранные юристы. Но если бы вы отметили величину груди или попы сотрудницы, которая работает с вами каждый день, а после этого пригласили бы ее выпить кофе, то, безусловно, это был бы харрасмент.

Константин Чуриков: А как бы она об этом узнала? Я бы и виду не подал.

Екатерина Духина: Вслух.

Константин Чуриков: А, вслух?

Екатерина Духина: Произнесенное вслух.

Константин Чуриков: Это харрасмент. Все, понятно.

Оксана Галькевич: Слушайте, кстати, мне кажется, харрасмент бывает, когда ничего, в общем, и не произносится, достаточно просто каких-то действий, Костя. Это все на самом деле…

Екатерина Духина: Ну, когда у нас физическое воздействие, то тут вообще сложно…

Константин Чуриков: Нет, об этом мы не говорим, это понятно.

Оксана Галькевич: Физическое воздействие – да, это как-то уже…

Екатерина Духина: Мне очень интересно обсудить тему все же… Конечно, случай ужасный, и совсем не хочется говорить об этом деле, об убийстве, о каких-то кровавых подробностях. Но мне хотелось бы обсудить его как раз с точки зрения этой самой ситуации с зависимостью и того, как на это смотрит российское право.

Оксана Галькевич: Давайте.

Екатерина Духина: Как на это смотрит российская система образования? Мы все недавно слышали это интервью профессоров по Би-Би-Си, по-моему.

Оксана Галькевич: Мы как раз с этого и начали.

Екатерина Духина: Абсолютно фантастическое, в котором каждый второй рассказывал, что он третий раз женат на студентке.

Константин Чуриков: Давайте мы сейчас быстро примем звонок, чтобы зрители могли высказаться, а потом вы продолжите.

Нина из Петербурга у нас в эфире. Здравствуйте, Нина.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Да, добрый вечер. Вот ситуация – именно старики с молодыми девушками. Я считаю, на скамью подсудимых должны сесть и родители этой девушки, которые допустили, что в 17 лет девушка приехала в Санкт-Петербург, сначала она за одним профессором побегала, потом – за другим. И все получилось. И родители знали об этой связи, три года знали. Как же они могли такое допустить?

Константин Чуриков: Подождите, Нина. Справедливости ради, далеко не все пожилые люди, как мы с вами знаем, агрессивные и обязательно что-то плохое делают, достают пилу, понимаете, и пилят потом ноги. С какой точки зрения? За что их посадить?

Зритель: Нет, насчет этого зверя мы вообще не будем говорить.

Константин Чуриков: Да-да-да.

Зритель: А их – за то, что они девочке мораль какую-то элементарную не привили, что это нехорошо. Что она хотела? Ну как можно родить от человека, который на 40 лет старше ее? Как можно вообще допустить себя к старому телу? Мне это не понятно. И родители это все знали. Как можно вообще?

Константин Чуриков: Спасибо. Ну смотрите, это же классическая история. Кто забыл, вот такая картина – Василий Пукирев, «Неравный брак». Сейчас я попробую ее показать, если с моего компьютера будет видно. Вот в продолжение.

Оксана Галькевич: Я думаю, что у нас образованные зрители и знают прекрасно.

Константин Чуриков: Ну, на всякий случай. Просто посмотрите. Вот эта несчастная девушка, а рядом супруг.

Оксана Галькевич: Ну, не только собственно картина. В нашей культуре есть еще Островский, «Бедность не порок», тоже с этим сюжетом. Но я все-таки напомню, что в феврале… Константин, насчет «нехорошо», как сказала наша телезрительница Нина. В феврале 1861 года вышел указ Священного Синода, который осуждал в то время, в XIX веке, браки с большой разницей в возрасте.

Константин Чуриков: Так вот, Екатерина…

Оксана Галькевич: По зависимым отношениям.

Константин Чуриков: Да, по зависимым отношениям.

Екатерина Духина: Давайте вернемся к тому, почему вообще такие отношения могут возникать в наших университетах и почему профессора, не стесняясь, рассказывают про третий, четвертый, пятый браки со своими студентками.

Оксана Галькевич: Почему?

Константин Чуриков: Необязательно в университетах, а вообще в целом давайте, в жизни.

Екатерина Духина: Все-таки в целом, в жизни… Я бы не распространяла на это какие-то этические запреты или вообще в целом ситуацию какой-то большой зависимости. А когда мы все же говорим про процесс обучения, процесс лечения, то здесь в рамках клятвы Гиппократа: «Я пришел в этот дом, чтобы лечить, свободный от всего пагубного, дурного, для того чтобы помочь больному и прежде всего избегать любых любовных отношений с мужчинами или женщинами».

То же самое в целом, наверное, можно было бы, с точки зрения здравого смысла и этики, распространить на процесс обучения, когда профессор в летах учит, неважно, студентку, которой 17 или 18 лет. Что у нее там в голове? Она еще вообще жизни не видела.

Оксана Галькевич: Ребенок на самом деле.

Екатерина Духина: Она еще ребенок.

Оксана Галькевич: И взрослый человек должен это понимать, мне кажется.

Екатерина Духина: Да. Но ни в одном из наших университетов, в отличие от Гарварда или Йеля, нет правил, запрещающих подобного рода отношения. В наших компаниях российских нет, как правило, в рамках общего кодекса компании правил, которые могли бы также запрещать так называемые вертикальные отношения между лицами, находящимися в подчинении, в отличие от большинства западных компаний, которые уже просто, что называется, пуд соли на этом съели.

Оксана Галькевич: Вот недавно был случай как раз с McDonald’s, по-моему.

Екатерина Духина: Конечно. Да, да, да.

Оксана Галькевич: Уволили топ-менеджера компании.

Екатерина Духина: Да, за подобного рода связь. У всех на слуху, не так давно был случай с компанией Fox: телеведущая обратилась в суд, и было взыскано 20 миллионов долларов компенсации за действия, характеризующиеся как харрасмент. Конечно, для нас это пока утопия в российской действительности.

Оксана Галькевич: Ну смотрите. Студентка вряд ли с этим придет в суд, обратится к вам, к вашим коллегам, специалистам по этому праву, по этой сфере. Вот то, что я читала, какие-то… Я не знаю, соответствует это действительности или нет. Ну, действительно, смотрите, какая ситуация.

Девочка приехала из другого города в Петербург. Она живет в общежитии. Она закончила университет, поступила в аспирантуру. Говорят, ей там подселили каких-то аспиранток из каких-то других стран. Поговорить не с кем, круга общения нет. А тут профессор, петух, хвост распустил, круги наворачивает вокруг – и так, и эдак! Понимаете? Плюс общие интересы. Плюс вот это все.

Екатерина Духина: Пока это в рамках нашей этики и не противоречит порядку вещей, заведенному в России, эти ситуации будут продолжаться.

Константин Чуриков: Что пишут наши зрители?..

Оксана Галькевич: Я так на секундочку. Моей этике это не соответствует, уважаемые друзья. Я просто попыталась ситуацию описать.

Екатерина Духина: Я, собственно говоря, тоже пытаюсь это подчеркнуть. Дальше мне хотелось бы тоже поговорить подробнее на эту тему.

Константин Чуриков: Смотрите. Иркутская область: «Сейчас очень модно иметь папика». Самара: «Бабули с молодыми парнями вопросов не вызывают?»

Оксана Галькевич: «Пока целлюлита и морщин нет, надо монетизировать данное природой», – Самарская область.

Константин Чуриков: Вот! Еще, видимо, девушка пишет: «Взрослые мужчины интересные, но очень скучные, со своими тараканами и болячками». Это на будущее.

Екатерина Духина: Как-то грустно.

Оксана Галькевич: Понимаете, тут ведь вопрос… Я почему вспомнила про эту ситуацию, про то, как она жила? Я, может быть, попыталась представить, как это выглядело. Она, может быть, каким-то образом сама стремилась к этим зависимым отношениям? Знаете, профессора спроси, он скажет: «Давала повод. Да, отвечала. Шла навстречу».

Константин Чуриков: Кстати, многие профессора в этом опросе Би-Би-Си сказали: «Кстати, а с чего вы взяли, что это я? Вообще-то, за мной бегают тут эти девчонки».

Екатерина Духина: Если бы это было запрещено на уровне образовательной системы, вот в университете заводить отношения с теми, кому ты непосредственно сейчас преподаешь, участвуешь в образовательном процессе, – я думаю, эта ситуация бы не возникла, все было бы гораздо проще.

Но в целом, на мой взгляд, сегодня и законодательство, и восприятие россиянами вопроса и харрасмента, и этих зависимых отношений еще далеко от идеала. Почему? Даже давайте возьмем ситуацию с отношениями психолога и того, кто приходит к нему консультироваться. В большинстве стран Европы, в США, в Канаде за сексуальную связь психолога со своим пациентом психолог лишается лицензии.

Константин Чуриков: Ну, все равно, Екатерина…

Екатерина Духина: Это зависимость. Нет, я все-таки возвращаюсь к ситуации с зависимостью. Понимаете?

Константин Чуриков: Да, согласен. Ну а в целом? Смотрите. В целом что меняется в конфигурации, когда они из разных сфер, но каким-то образом, не знаю, где-то в кафе, в баре познакомились? Ей 20, а ему уже хорошо за 60.

Екатерина Духина: Они не находятся в зависимом положении.

Константин Чуриков: Но все равно один опытнее. Извините, у него уже не только багаж знаний, а у него и деньги есть, у него и квартира есть. В общем, он для нее, как нам пишут, папик. В этой ситуации нормально?

Екатерина Духина: Однако он не может ей поставить двойку или пятерку на ближайшем зачете или экзамене.

Константин Чуриков: Да. Но от него зависит, грубо говоря, разместится ли она в этой общаге с непонятными соседями из разных стран либо она переедет в уютный особнячок.

Екатерина Духина: Это уже следующий шаг. Мы говорим сейчас про базу для отношений, фундамент. Вот вы пришли в какую-то среду. У одного человека есть возможность влиять на другого и делать так, чтобы он от него зависел. И он этим занимается. Дальше уже мы можем сейчас рассуждать, хотела ли эта студентка как-то продвинуться по своей образовательной лестнице быстрее, хотела ли она уехать из общаги. Здесь факт в том, что человек не только старше, но еще и человек, который руководил ее образовательным процессом, воспользовался ситуацией. Вот в чем вопрос.

Оксана Галькевич: И налицо наверняка какие-то методы психологического воздействия, которые все-таки были использованы.

Екатерина Духина: Преподаватель и студентка. Ну о чем здесь говорить?

Оксана Галькевич: Короче, Константин, мы с Екатериной хорошо понимаем, о чем говорим. Давайте Григория, мужчину, подключим.

Константин Чуриков: Константин вызывает Григория. Григорий, Ростов-на-Дону. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Григорий.

Зритель: Да, здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну рассказывайте. Как вы на это смотрите?

Зритель: Я смотрю на это так. Вообще эта ситуация, конечно, чудовищная. Все то, что произошло, чудовищно. Но я всего лишь хочу напомнить исторический факт, что в семьях русских, скажем так, может быть, даже до прихода христианства, считалось нормальным (а это были большие семьи), что первым с невесткой, которая приходит в семью, скажем так, жил глава семейства. И это не было ничем противоестественным.

Оксана Галькевич: Григорий, интересно, а откуда у вас такие познания глубокие семейной истории России?

Константин Чуриков: И папа как главный…

Зритель: Ну как сказать? Я долго живу, много читаю, много знаю.

Константин Чуриков: Григорий…

Оксана Галькевич: Смотрите, а есть еще и другая теория…

Константин Чуриков: Стоп, стоп!

Оксана Галькевич: …которая гласит о том, что среди простых людей… Кстати, эти профессоры опрошенные ее приводили, профессорский состав. Их знания давайте рассмотрим. Среди простых людей как раз выдавать замуж свою дочь за человека старше трех лет было нехорошо, говорили: «За старого выходит».

Зритель: Ключевое слово в ваших словах – «теория». Теория Дарвина…

Оксана Галькевич: Так и у вас же тоже теория.

Константин Чуриков: Секунду, секунду! Подождите. Мне вот что интересно, Григорий, смотрите. А если абстрагироваться от петербуржской этой истории, от этой трагедии, если абстрагироваться от того, что вы прочитали, от того, что связано с историей, вот ваше личное гражданское мнение сегодня какое? Когда такая огромная разница в возрасте, 30–40 лет, – это нормально?

Зритель: 30–40 лет, может быть, ненормально. Но 15–20 лично в моем жизненном опыте было.

Екатерина Духина: Григорий, а у вас жена младше?

Зритель: Нет, жена сейчас моего возраста.

Екатерина Духина: Понятно.

Константин Чуриков: Спасибо, Григорий.

Оксана Галькевич: То есть ваши отношения с девушками младше на 15–20 лет долго не продолжались. Я правильно понимаю? Ну, мы не знаем…

Зритель: Нет. Ну, три года, четыре года.

Оксана Галькевич: А вы заводил с целью создать семью или без цели создать семью?

Зритель: Создать ячейку.

Оксана Галькевич: Что-что?

Константин Чуриков: Ячейку общества создать.

Оксана Галькевич: А, ячейку.

Зритель: Ячейку общества так называемую.

Константин Чуриков: Спасибо, Григорий, за ваш звонок. У нас, к сожалению, катастрофически мало времени.

Оксана Галькевич: А так интересно!

Екатерина Духина: Очень! Только завелись.

Константин Чуриков: Как интересно! Давайте сейчас подведем итоги нашего SMS-голосования. 12% сказали, что старики с молодыми девушками – нормально. Соответственно, 88% говорят, что все-таки нет, что-то тут не то. 600 человек проголосовали за неполные 20 минут.

Оксана Галькевич: Знаете, интуитивно где-то внутри люди чувствуют, что что-то нехорошее, что-то здесь не то.

Екатерина Духина: Да, чем-то это пахнет не тем.

Оксана Галькевич: Екатерина, спасибо вам большое. В общем, мне кажется, не все успели глубоко обсудить, но вопросы важные поставили. Екатерина Духина, адвокат, эксперт по бракоразводным процессам и семейному праву, была у нас в студии.

Константин Чуриков: Мы к вам вернемся через 25 минут. Впереди выпуск новостей на ОТР. Оставайтесь с нами. Дальше тоже будет о чем поговорить.

Екатерина Духина: интервью с адвокатом о том, как выигрывать дела в суде

Человек в обычной жизни не ­часто сталкивается с судебным процессом. Все больше увлекательное кино или страшные рас­сказы знакомых. Вы бы сами как это оценили?

Как триллер, но только в самом начале фильма. Далее – ­исключительно детектив.

Сильный стресс начинается задолго до суда. Общение с полицией, приставами, бывшим мужем или женой, моими коллегами, наконец, – все это легко может напугать или просто вывести из равновесия. Когда клиент приходит в таком состоянии, самое важное – его стабилизировать.

И каков рецепт?

Дать ему ощущение уверенности.

Чтобы вместе найти правильное решение?

Решение должен искать адвокат. Вы же не говорите хирургу, как он ­должен делать операцию, при этом ­активно обсуждая ее результат. ­Очевидно, что именно его действия и поведение дают нам это чувство.

Уверенность и безопасность – это то, что клиенты ценят больше всего. Для адвоката это уже половина победы, потому что с вами клиент, который может давать нормальную, не искаженную стрессом информацию и ко­торый не будет мешать процессу.

Хорошо, все успокоились и пове­рили в дело. А что дальше?

Разработка стратегии (иногда с привлечением детектива). Подбор команды, которая специализируется в самых разных отраслях права. Редко бывает, что проблема может быть решена только одним специалистом.

Возвращаясь к теме кино и американским сериалам про адвокатов, насколько велика разница между адвокатами в России и США?

Я училась в Москве и в Калифорнии. В обед там идут кататься на серфе. У нас так не сделаешь. (Улыбается.)

То есть у нас учатся больше?

Не совсем так. Им свойственна узкая специализация. Начиная с третьего курса студенты углубленно изучают какую-то одну отрасль права и такого общего многостороннего образования, как у нас, уже не получают. Стратегов-­адвокатов в результате у них очень мало.

Из явных минусов – обязательство стучать на своих клиентов. Причем если адвокат этого не ­делает, то сам может угодить в тюрьму. Или по меньшей мере быть лишен­ным своей практики.

А как же адвокатская тайна?

Она не распространяется на налоговые преступления и преступления против государства. Не очень красиво, конечно. Но таков закон США. ­Российские адвокаты пока этого ­делать не обязаны.

Я веду дела в самых разных юрис­дикциях. Но в случае со Штатами задач намного больше. Прежде все­го контролировать все, что говорит ­клиент моим американским коллегам или передает в виде документов.

А сколько дел удается решить до суда?

Примерно треть. Может, чуть больше. Суд всегда оставляет место неопределенности. Я, конечно, понимаю, чего мы можем добиться, но лучше получить это до суда.

Часто бывает, что ожидания от суда не оправдались?

Очень редко. К тому же есть высшая инстанция. В моей практике немало случаев, когда дело доходило до Верховного суда, и не только в российской юрисдикции. Все сильно зависит от выбранной стратегии и команды. Мы даже успешно защищали права клиента на стадии исполнительного производства. Казалось бы, дело до нас уже проиграли, однако пространство для маневра есть всегда.

Что важнее: правильная стратегия или удача?

Вы верите в удачу в шахматах? И я нет. С другой стороны, верю в материализацию мысли. Но это опять же к вопросу о том, как мы формируем наше будущее. Улыбаемся ли мы ему, верим ли в него? Если ответ положительный, значит так и будет.


Как это работает?

Первый шаг – разработка стратеги­и (в том числе с ­привлечением детектив­а). Второй – подбор членов­ команд­ы. Редко бывает, что проблем­а клиента может быть решена­ только одним специалистом. Как правило, мы сталкиваемся с многопрофильными делами.

Фото: Евдокия Соболь

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *