Антиэйджинг это – Чтобы тело и душа были молоды! Омоложение организма с помощью антивозрастной терапии в Новосибирске

Содержание

Антиэйджинг или вечная молодость

Буквально 100 лет назад, когда люди жили в среднем 40 лет, антиэйджинг мало кого волновал. На первом месте были другие проблемы: выжить бы, не умерев от голода или болезни.

С повышением уровня медицины и качества жизни растет и продолжительность жизни. По различным исследованиям жители развитых стран живут в среднем 70-80 лет. Интересны и другие данные.

Около 25% населения Швеции – люди старше 65 лет. В Великобритании 80% национального дохода производится поколением 1950-1960 годов. А в Италии скоро пенсионеров станет больше, чем активных работников.

С повышением государственных расходов на медицинское обслуживание появляется огромное количество клиник антиэйджинга и салонов красоты.

Клиники антиэйджинга предоставляют услуги по тестированию здоровья, разработке индивидуальной диеты и спортивной нагрузки. Индустрия красоты не отстает, пропагандируя различные инъекционные и аппаратные процедуры.

Все это хорошо, но в погоне за вечной молодостью люди забывают о базовых вещах. Мы пообщались с несколькими косметологами и врачами, чтобы собрать полезный материал об основах антиэйджинга.

Что такое антиэйджинг и какие плюсы

Антиэйджинг – это профилактика старения. Несмотря на то, что законы старения до сих пор не изучены настолько тщательно, насколько этого хотелось бы, есть основы, которые не заменят инъекции или БАДы.

Грамотный антиэйджинг почти не требует денег. Если речь не идет о решении конкретной проблемы, например, вылечить какой-то орган или избавиться от морщин, то все остальное можно делать самостоятельно.

info_outline

Начнем с того, что большинство теорий соглашаются: долголетие и здоровье обусловлено генетически в 30% случаев.

Независимо от того, относите вы себя к этим 30% счастливчикам с хорошими генами, у вас может быть или не быть два желания:

Желание отдавать деньги за сомнительный результат

Вряд ли кому-нибудь приятно зарабатывать деньги для того, чтобы ему продавали дорогие процедуры и косметику, которая не решает проблему глобально, а только, например, разглаживает морщины. Но даже деньги не главное.

Завышенные ожидания от себя и испорченное настроение куда важнее. За ваши деньги вам внушают, что в 25-30 лет пора делать уколы красоты, хотя для этого возраста достаточно подобрать хорошую косметику, высыпаться и заниматься спортом.

Потому что если вы не высыпаетесь, имеете много стрессов или депрессию, не занимаетесь спортом и едите все подряд, то инъекции вам не помогут.

Желание бороться с природой

Антиэйджинг способствовал тому, что в современном обществе установились высокие требования к внешности как женщин, так и мужчин.

Считается нормальным выглядеть на 10-20 лет моложе, а несоответствие этому негласному требованию – дурной тон и нежелание ухаживать за собой.

Однако ни собственные ожидания, ни навязанные идеалы не обязывают людей тратить огромное количество сил и переживаний на то, чтобы радовать окружающих своей красотой.

Вы вполне можете довериться природе, решив, что от естественных процессов никуда не денешься. Так сделала, например, Бриджит Бардо, которая даже не утруждает себя тем, чтобы покрасить седые волосы.

4 вещи, которые стоит знать об антиэйджинге

Если вы все же хотите выглядеть и чувствовать себя моложе паспортного возраста, достаточно придерживаться нескольких рекомендаций.

1. Ночной сон влияет на стволовые клетки и гормоны

С возрастом организм теряет способность приспосабливаться к различным жизненным ситуациям. Физиологически происходят такие процессы:

  • Замедляются процессы деления клеток.
  • Снижается способность тканей к самообновлению.
  • Нарушается иммунитет и обмен веществ.
  • Появляются сбои в работе сердечно-сосудистой и нервной систем.

info_outline

Ученые выяснили, что именно во время ночного сна (в идеале с 23:00 до 7:00) происходит восстановление организма за счет запасов стволовых клеток.

Восстановление затрагивает не только внутренние органы, но и кожу. Также ночью активнее работает и гормон мелатонин, который регулирует выработку остальных гормонов, нормализует обмен веществ и поддерживает иммунитет.

2. Еда и вода наполняют всем необходимым

Антиэйджинг предусматривает правильное питание. Это не значит, что нужно садиться на диету в 25 лет и сидеть на ней до конца своих дней. Достаточно предусмотреть следующее:

  • Меньше сахара. Просто есть меньше сахара и продуктов, которые его содержат. Продукты распада сахара ухудшают состояние кожи, сердца и сосудов. Кроме того, от избытка сахара полнеют.
  • Больше рыбы, морепродуктов, орехов и овощей. Все эти продукты содержат необходимые жиры, витамины, минералы и микроэлементы, которые отвечают за эластичность и упругость кожи.
  • Больше воды. Для обеспечения естественного увлажнения и обновления кожи необходимо выпивать не менее двух литров обычной воды в день. Лучше пить воду в первой половине дня.

3. Спорт приносит удовольствие и продлевает молодость

Ряд серьезных научных исследований показал: физические упражнения замедляют старение тела, мозга, омолаживают мышцы и кожу.

info_outline

Происходит вот что. Регулярные спортивные занятия улучшают состояние мышц, в том числе и тех, которые удерживают кожу от провисания.

Спорт также стимулирует кровообращение, что важно для питания кожи. Вот почему говорят, что спорт делает кожу более эластичной и увлажненной.

На самом деле, кожа получает тонус за счет укрепления мышц и насыщения кислородом.

Каким спортом заниматься, чтобы сохранить молодость? Лучше всего тот спорт, который доставляет вам удовольствие, не говоря уже о том, чтобы он не вызывал раздражение.

Например, вы можете ненавидеть бегать или плавать – тогда выберите йогу. А если скучно заниматься йогой – выберите аэробику.

4. Позитивный взгляд на жизнь

Всех долгожителей объединяет общая черта: они оптимистичны и увлечены каким-то делом.

Приятные впечатления не только улучшают настроение, но и молодят. Ученые-геронтологи считают, что любимая работа – один из важнейших факторов, продлевающих жизнь и повышающих ее качество.

Программа антиэйджинга должна включать в себя тренировку позитивного взгляда на жизнь. Стрессов всегда достаточно, чтобы испортить настроение даже самому оптимистичному человеку.

Именно поэтому говорится о тренировке. Позитивный взгляд на жизнь, легкое отношение к происходящему нужно тренировать и поддерживать.

«Антиэйджинг: взгляд гинеколога» — статья о здоровье

Елена Евгеньевна Александрова, акушер-гинеколог, специалист по антиэйджингу

Анти-эйдж медицина – что скрывается за этим термином?

Если взять дословный перевод, «антиэйджинг» – это антивозрастная медицина. Среди приверженцев этого направления в медицине существует две школы. Одни считают, что говорить об антиэйджинге можно, начиная с 45 лет. Что это именно тот возраст, когда человек осознанно делает все, чтобы поддержать свое здоровье. Здесь мы не говорим о долголетии, потому что у каждого есть свои определенные генетические особенности. Мы говорим об улучшении качества жизни и сохранении активности в современных условиях. А до 45 лет – речь идет о биохакинге. Это примерно то же самое: высокое качество жизни, но только в молодом возрасте. То есть с 18 лет человек уже должен понимать, что ему нужно сделать, чтобы сохранить свое здоровье. Человеку независимо от возраста важно быть в ресурсе, в достаточном состоянии здоровья, чтобы все успевать. Люди хотят быть здоровыми. Это одна школа. Представители другой школы говорят об антиэйджинге как о направлении в целом. Без возрастных разделений. Как о терапии, направленной, в первую очередь, на решение внутренних проблем организма, нормализацию работы органов независимо от возраста и предупреждение развития заболеваний.


Насколько антивозрастная медицина сейчас популярна? Как это работает в России? К какому врачу идти, если хочешь стать пациентом анти-эйдж медицины?

Грустно, но в России это направление активно развивается только в Москве: там можно найти целые центры по антиэйджингу и биохакингу. В Новосибирске есть пока только отдельные специалисты, найти которых можно или благодаря интернету, или через сарафанное радио. Обучение антиэйджингу в России не сертифицировано, оно не входит в формат нашего стандартного медицинского образования, нет отдельно выделенной специальности – анти-эйдж специалист. Например, я не могу себя позиционировать как акушер-гинеколог, врач анти-эйдж терапии. Нет этого в принципе. Распространение информации идет в основном через социальные сети. Люди, которые задумываются о своем здоровье, ищут информацию и обязательно ее находят.


Если мы говорим об антивозрастной терапии, первая ассоциация – это косметология. Антиэйджинг и косметология. Что их связывает?

Сталкиваясь с проблемой старения, женщина в первую очередь обращается к врачу-косметологу. За быстрым результатом. Именно поэтому направление антиэйджинга больше всего подхватили косметологи. Но медицина анти-эйдж – это не про «помазать» и «уколоть». Это работа изнутри. В анти-эйдж медицине упор делается не на внешние проблемы, а на выявление предрасположенности человека к разного рода патологиям и предупреждение их развития. Поэтому лечение всегда начинается с глубокой, комплексной диагностики – генетической и общей. А у нас, к сожалению, есть косметологи, которые вообще не врачи, они не имеют медицинского образования. И разобраться во внутренних проблемах пациента они не могут. Чем занимается косметология? Внешними проявлениями внутренних проблем. Задача специалиста антиэйджинга — не назначить кучу симптоматической терапии, а с помощью осмотра и обследования разобрать пациента по полочкам: все его проблемы, генетическую предрасположенность. Благодаря современной диагностике мы можем настроить таргет на конкретные данные пациента, учитывая его гормональный метаболизм, его систему детоксикации, подобрать прицельно тот препарат, который будет именно для него максимально эффективным и максимально безопасным. Поработать с образом жизни, а это очень важно в антиэйджинге. Здесь много аспектов: питание, физическая нагрузка, стресс-менеджмент. Потому что без этого ни одна наша терапия не сработает.


Как узкий специалист сможет быть специалистом по анти-эйдж терапии? Например, гастроэнтеролог. Он тоже будет назначать гормональную терапию?

Специалист антиэйджинга – это широкий специалист. Он в любом случае смотрит на пациента со всех сторон. Хотя я не гастроэнтеролог, но всегда оцениваю симптомы заболевания кишечника. Если подозреваю проблемы, то назначаю определенный спектр обследований и отправляю к узкому специалисту. Это не входит в мои полномочия как акушера-гинеколога, но это входит в мои полномочия как врача анти-эйдж терапии и врача интегративной медицины.


Разве это не странно? Может быть, специалистом должен быть врач общей направленности, например, терапевт? Который после осмотра отправляет пациента к узким специалистам?

К сожалению, обычный терапевт разбирается исключительно в болезнях. Антиэйджинг – это про другое. Приведу пример: приходит пациентка к кардиологу, тот назначает ей обследование. Выясняется, что у пациентки высокий уровень холестерина. Если врач не владеет антиэйджингом, он назначит ей препараты группы «статин». Если он анти-эйдж специалист, то понимает: 80% холестерина образуется в нашей печени, и только 20% мы получаем извне. Соответственно, печень для каких-то целей образует у женщины больше холестерина. Почему? Да потому что у ее снижение уровня половых гормонов, которые образуются из холестерина. В этом случае врач-кардиолог, который обладает знаниями антиэйджинга, просто направит пациентку к гинекологу, а та назначит ей гормональную заместительную терапию. Получается, что сегодня каждый врач, который хочет быть востребованным, должен обучиться основам анти-эйдж терапии.


А сейчас это обучение только по желанию врача? Нет директивы от Минздрава всем «доучиться» на анти-эйдж специалистов?

Как у нас Минздрав на это смотрит? Да, мы должны заниматься персонализированной превентивной (предупреждающей заболевания) медициной. Что касается антивозрастной медицины особых рекомендаций нет. Повысили пенсионный возраст — и все, а что с этим делать — никто не знает. Нам говорят, что медицина должна быть персонализированной, антивозрастной, но никаких стандартов, никаких инструментов, клинических рекомендаций, никаких официальных директив – ничего этого нет. В нашем обществе нет культуры обращаться к врачу за профилактикой. Конечно, популяризация антиэйджинга должна проводиться на государственном уровне.


А как же русский «авось»? Авось само рассосется. Разве будучи здоровым русский человек обратиться к врачу? Насколько в этом случае антиэйджинг жизнеспособен на почве российского менталитета?

А у нас есть абсолютно здоровые? Большинство из нас не могут адекватно оценить состояние своего здоровья. Что такое «я здоров»? Люди привыкают к своему состоянию, но это не равно здоровью. Обязательно есть какие-то симптомы, но мы просто не обращаем на них внимания. Человек пьет 5-6 чашек кофе не потому, что ему нравится его вкус. Он пьет их для того, чтобы оставаться в ресурсе, подстегивает свой организм. Потому что без кофе он не сможет выполнять свои ежедневные обязанности. Тогда откуда появилось это «я здоров»? Давайте посмотрим на показатели референсных значений в наших анализах: например, норма прогестерона начинается от нуля. Как это норма может быть равна нулю? Понятно, когда знаешь, как эти референсные значения создаются. Берут тысячу человек, отправляют в лабораторию, кто-то там из них выпил изрядно, у кого-то гипотиреоз, у кого-то сахарный диабет – в общем, куча различных состояний. Все они сдают анализы, а потом берут их результаты от самого плохого до самого хорошего – и вот он референс. И по этим усредненным показателям измеряют уровень нашего здоровья.


Чем отличается пациент, который готов к антиэйджингу, от обычного пациента?

Пациент, который не готов, говорит: у меня ничего не болит, зачем я пойду к врачу, с меня только вытрясут деньги. Заболит – тогда пойду. Антиэйджинг, как и вся персонализированная медицина, имеет одну особенность — партисипативность или «пациентововлеченность». Это очень важная вещь. И только вовлеченный пациент будет заниматься своим здоровьем и антиэйджингом. Антиэйджинг – это когда 80% результата зависит от пациента. Пациент должен по-настоящему захотеть другое качество жизни. Он должен сам найти информацию. Это люди, которые осознанно идут на это. То, что антиэйджинг – это медицина для богатых – миф. Это медицина осознанных.


Какие методы диагностики используются сегодня в анти-эйдж медицине?

Московские клиники предлагают новейшие методики и средства: тестирование маркеров оксидативного стресса, измерение теломер по технологии Q-FIS, тест на пищевую непереносимость (ALCAT test), тестирование мозговых нейротрансмиттеров и так далее.

Мы пользуемся smart диагностикой гормонального статуса, используем Иммунохелс – это как раз тестирование на пищевую непереносимость по уровню IgG в крови — BloodScan™ Test на 111 продуктов питания. Анализ позволяет установить — как иммунная система конкретного человека реагирует на различные продукты питания. На основании результата анализа формируется индивидуальная элиминационная диета, исключающая определенные продукты питания. Сейчас еще смотрим микробиоту кишечника по Осипову, назначаем генетические исследования, по которым можем узнать особенности метаболизма и системы детоксикации гормонов, метаболизма витаминов и микроэлементов, а также узнать о различных наследственных предрасположенностях и дефектах.

Но в любом случае во всей этой системе мы упираемся в образ жизни конкретного человека, пациента. Если он сам не изменит свой образ жизни, никакие анализы, никакая поддерживающая терапия не станут панацеей.


Такая ситуация: человек нашел информацию в интернете, пошел в лабораторию, сдал модный анализ, потом пришел к врачу, а тот просто не смог этот анализ расшифровать.

К сожалению, бывает и так. Сейчас специалистов по антиэйджингу, превентивной интегративной медицине можно по пальцам пересчитать. Врачи, придерживающиеся методов классической медицины, смотрят на нас как на секту.


Что сейчас реально на «пике», в тренде? Что нового в анти-эйдж медицине на сегодняшний день?

В гинекологии очень модно – пластика тазового дна. Но, если ее сделать как обычную косметическую процедуру, на качество жизни это почти не повлияет. Хотя объективно сексуальную жизнь изменит в лучшую сторону. Это опять симптоматическая терапия. Но при определенных состояниях, в определенном возрасте это действительно стоит сделать. Тут важно помнить и знать, что сам факт изменения функции тазовых органов зависит от уровня инсулина, от уровня стресса, от гормонального фона, потому что коллаген у нас образуется при достаточном количестве эстрогена. Нет эстрогена – нет коллагена. Организм – это совершеннейшая система. Если организму всего достаточно, он может сам все восстановить. Главное, дать ему верное направление, подсказать цель. В чем, собственно, и заключается суть антиэйджинга.

Поделиться

Поделиться

← Назад к списку

Антиэйджинг & Молодость как неистребимая привычка

«Антиэйджинг — новое и экстравагантное медицинское направление, для экстравагантных людей», — такое обобщенное мнение я услышала от разных людей, у которых выясняла: «Что они знают об антиэйджинге?».

В представлении большинства людей, места самого продвинутого антиэйджинга это — Лос-Анжелес и Нью-Йорк — столицы  инновационного омоложения. Здешний антиэйджинг гламурный, блестяще упакованный, в чем-то высокомерный, слегка циничный, во многом экспериментальный. В этой части мира все напоказ, динамично, сексуально, всеохватно, запредельно. Антивознастные технологии перестают быть чисто женской «страстью» и осваиваются мужчинами.

Взять хотя бы Рея Курцвейла (68 лет)— известного ученого, футуролога и технического директора Google, принимающего 100 разных таблеток в день, чтобы минимизировать негативные эффекты старения. В их числе: метформин, замедляющий старение и радикально уменьшающий риски заболеть раком; фосфадилхолин положительно сказывается на работе внутренних органов и делает кожу упругой, коэнзим Q10, а также био-идентичный заменитель мужского полового гормона тестостерона.  Кроме этого Рей сделал поистине экстравагантный шаг — заключил контракт с компанией Alcor Life Extension Foundation, которая в свое время заморозит его тело до того момента, пока не наступит радикальный прорыв в медицине, способный его оживить и омолодить уже на новом уровне.

Курцвейл не единственный поглотитель таких антиэйджинговых «коктейлей». Так, известный бизнесмен Питер Тиль (48 лет) официально заявил о намерении дожить до 120 лет. Для этого он ежедневно принимает гормон роста соматропин, занимается спортом, придерживается жесткой системы питания. А миллиардер Руперт Мердок (85 лет) также постоянно держит руку на пульсе новейших антиэйджинговых разработок, ведь в этом году он повел под венец новую жену.

При этом ученые предупреждают, что такая антиэйджинговая терапия —  по-прежнему высокий риск. Исследователи все еще ничего не могут сказать о побочных результатах такого омоложения. Тем не менее, мужская часть респектабельного западного мира привыкла рисковать. Мир большого бизнеса воспринимает риск как непременную часть успеха. Внешний антиэйджинговый лоск в XXI веке серьезно укрепляет статусность, чего не было в прошлые годы. Американцы достаточно экстравертно относится к своей ежедневной антиэйджинговой практике, открыто делятся нюансами, сверкают ослепительными улыбками, играют мышцами, демонстрируют «молодую» прыть. Что уж говорить о женской части!

Люди из «другой вселенной»

Но, есть радикально другой антиэйджинг. И он стопроцентный! При этом впечатляющий, но тихий, феноменальный, но скромный, чуть-чуть аскетичный и, и вы не поверите — любовный! Это антиэйджинг «потока»!

«И где такое «счастье» водится?» — с изумлением  спрашивает меня сотрудница влиятельного рейтингового агентства, где проводится опрос. Я пытаюсь отшутиться и вдруг замечаю, как в огромном open space повисает тишина — десятки пар глаз взяли меня на мушку, дела «замерли» — они в вопросе!

Молодые, амбициозные мужчины и женщины, которые ни перед чем не остановятся, чтобы быть лучшими во всем, и в плане долгой свежести также. Не просто так они вкладывают в свое развитие, в свой всесторонний апгрейд, чтобы быстро «отцвести», сойти типично по возрастному с карьерной дистанции, как предыдущие поколения. Я всего лишь употребила ключевое слово их ментального «языка», за которым стоит неуловимое и вожделенное состояние, антиэйджинг — только часть этого состояния. И я понимаю, что так просто они меня не отпустят.

Есть такое уникальное явление — когда «критическое количество» людей с определенными качествами собираются вместе и возникает мощный поток силы, который постоянно генерирует необычную среду. Этот поток силы преображает место, где эти люди живут. Такие потоки силы могут быть как разрушительными, так и созидательными.

В позитивном антиэйджинговом плане на земле есть несколько таких экстраординарных мест, где внутренние биологические часы людей подчиняются особенным ритмам, они идут по-другому. Я называю такие места — рафинированные пространства.

Здравствуй, Окинава!

«В 70 лет ты еще молод, в 80 — все еще молод,  90-летний возраст — пока не серьезно, а 100-летний юбилей — можно отмечать как серьезную отметку» — говорят на японском острове Окинава. Конечно, окинавцы, как и все люди стареют, но их программа старения сильно отличается даже от японцев, не говоря уже об остальном мире. Окинавцы стоят на первом месте в мире по продолжительности жизни. Здесь самая высокая в мире концентрация людей, перешагнувших столетний юбилей. К тому же они не почти не болеют. Болезнь Альцгеймера, инсульт, рак и другие болезни практически обходят их стороной. А физические и когнитивные способности 80-летних мало отличаются от 40-летних. Это касается и уровня эстрогена и тестостерона.

Что за этим стоит?

Климат (как допускают многие)! Он здесь «райский», как на рекламе «Баунти», белые пляжи, бирюзовое море… Но, ведь есть острова с не менее комфортным климатом, и побогаче Окинавы (на минуточку — до сих пор Окинава является самой бедной префектурой Японии) во всех отношениях. Взять те же американские Гаваи! Но на прекрасных Гаваях помимо океанических теплых волн, людей накрывают и «болезни богатых» — кардио-сосудистые, онкологические и другие болезни пресыщенной жизни. Статистика — вещь неумолимая.

Поэтому на Окинаву каждый год приезжает масса ученых с разных стран изучать феномен жизнелюбивых прабабушек и прадедушек, которые живут долго, самостоятельно и осмысленно. Здесь даже есть специальный департамент «по долгожителям», где на каждого человека заведено «антивозратсное дело», конечно с позитивным акцентом «героя» — история здоровья и другие особенности. Окинавцев это не напрягает, они рады помочь науке и собственно нам.

Как живут? Не типично для современного скоростного и высокотехнологичного мира. Беспрецендентый антиэйджинг окинавцев укладывается в пять фишек:

  • Очень-очень здоровое питание
  • «Танцующее» время
  • Безстрессовость
  • Физическая активность
  • Для чего я просыпаюсь каждое утро. Это не имеет перевода и не укладывается в наше «цель жизни», но наиболее близкое.
  • Братство. Это не имеет перевода,

 Как они тасуют фишки?

 Начнем с последней

 Фишка Икигай — повод подняться утром с постели. Даже у 105-й леди есть свой икигай — ее сила, тонус и высокий интерес к жизни. Одни встают, чтобы марафоны бегать, другие — чтобы праправнуков нянчить, а кем-то движет ответственность и гордость за то, что он или она самый старший в роду или в деревне. Она стала гордостью и нашей семьи, и всей деревни и теперь чувствует, что должна жить дальше, хотя часто сильно устает”.

Фишка «Стресс здесь не живет». Например, сезонные разрушительные ураганы для окинавцев — сущий пустяк: «Ну и что! Ведь и раньше так было!» — их неизменная реакция. Не говоря уже о частых землетересениях.

Жизнь здесь течет куда спокойнее, чем где быто ни было. Чтобы продлить жизнь, сюда бегут японские дауншифтеры. Престарелые окинавцы, по его словам, живут с ощущением того, что в их жизни есть смысл, и это, возможно, предотвращает стрессы и развитие таких заболеваний, как гипертония.

Фишка «Моя медицинская еда». В диалекте существует принцип питания «гасаи» — еда как лекарство. Для окинавцев «хорошо» поесть не значит отведать каких-либо деликатесов, а съесть именно тот традиционный набор продуктов, который, как они считают, максимально полезен для организма. Принцип этот зародился еще в глубокой древности, когда уровень медицины был настолько низок, что только потребляемая пища могла помочь предотвратить болезни и увеличить жизненную активность. Пять главных участников окинавской трапезы: горькая дыня – гойя, соевый творог тофу, лапша соба, сладкий картофель имо и приготовленная особым образом свинина. Главные блюда – чампуру – обжаренная на раскаленной сковородке смесь овощей, тофу и все той же свинины и толстая, в отличии от токийской, лапша соба с обязательным куском копченого бекона. Другим фактором долголетия может быть диета, в которой очень мало жиров. “В трапезе, состоящей из полной тарелки овощей (выращенных здесь же), соевого творога тофу, супа мисо и небольшой порции рыбы или мяса, меньше калорий, чем в самом маленьком гамбургере, – говорит коллега Вилкокса Макото Судзуки. – Кроме того, там гораздо больше полезных веществ”. Вдобавок, многие окинавцы, родившиеся до Второй мировой войны, никогда не были склонны к перееданию. Они до сих пор придерживаются конфуцианского правила “Хара хати бу”: “Ешь, пока твой желудок не наполнится на восемьдесят процентов”. Огими сладкий картофель, он составлял основу любого блюда.
Однако ее ежедневные привычки, освященные традициями, не изменились: утренняя молитва, чай в компании подруг, семейный обед, послеобеденный сон, час общения с подругами на закате, а перед тем, как отойти ко сну, – чашечка саке, настоянной на полыни. “Это помогает мне заснуть” – объясняет она.
Рацион окинавцев в разы питательнее, чем наш. В их диалекте есть слово «кусуимун», переводится как «медицинская еда». Доминируют: водоросли и соя. Очень популярен горький пупырчатый кабачок гоя (у нас больше известный как момордика), который во время готовки теряет горечь, но сохраняет массу полезных веществ. По словам окинавцев — «он лечит все!». Вяленые кальмары. Оладьи из местного сладкого картофеля имо. Имо — это альфа и омега окинавской кухни, основной источник углеводов. Сахар только тростниковый и в чрезвычайно небольших количествах. Традиционная закуска  — сукугарасу — кусочек тофу с соленым мальком пестряка. Суп с рыбным фаршем и вермишелью. Мороженое из картофеля имо — полезная сладость

Типичный ужин: суп мисо, моченые коренья, редька, вермишель соба, водоросли модзуку и т.д.

Никогда не найдете: молочные продукты. Мясо в виде исключения только по великим праздникам, чаще рыба. Две трети калорий местные жители получают из углеводов, а углеводы до недавнего времени — в основном из имо с его низким гликемическим индексом. Белки — самая малость.

Из-за стола выходят с легким ощущение «можно было-бы еще…» — идеальная современная рекомендация врачей. А ведь на Окинаве этой культуре умеренности массу лет!

Ученые отмечают: если снизить на треть число калорий, то жизнь можно удлинить почти на столько же. Идея не новая, но окинавцы — ее доказательство!

Фишка «юимару». Означает добросердечное и дружеское совместное действо. Если понаблюдать со стороны на юимару, среднестатистическому европейцу покажется что он умер и попал на небеса.

На Окинаве царит абсолютная атмосфера взаимопомощи и любви, которая генерирует поток силы для радости жизни в преклонном возрасте. Например, для окинавцев всех возрастов, в том числе и преклонного — очень уважительная причина пойти на школьный стадион поболеть за чужих детей на соревнованиях. Далее, каждый окинавец вносит небольшой взнос в муниципалитет на общие дела. Это могут быть танцы, занятия по икебане, дизайну, фотографии и т.п. Третий возраст  позволяет попробовать много интересного. А еще здесь есть «моаи» — регулярные сходки-посиделки в кругу друзей и соседей, чтобы порадовать друг друга, утешить или разделить проблему. Каждый приносит немного денег. Сегодня, например, кому-то нужен новый холодильник, а на следующем «моаи» определят другого получателя такой помощи и так по кругу. При этом помогающие радуются не меньше, чем те, кому помогают.

Окинавские пляжи радикально отличаются от турецких, египетских или среднеземноморских, а уж маямских и подавно.  Никаких лежаков, прибрежных ресторанов и прочей инфраструктуры цивилизованного отдыха. Люди приходит к морю только для того чтобы отдохнуть душой и пообщаться с природой.

И да, «третий возраст» здесь имеет свои непременные романтические истории. Никого не удивит, если 95 летняя бабушка, повздорив со своими домочадцами, сбежит в соседний город к своему другу. Или зачастит в  парфюмерный магазин поизучать новинки. Так что же это за такая таинственная программа биологических часов заложена в здешних жителях? Лишь за пару лет до кончины окинацы-долгожители в ускоренном порядке проходят через этапы старения с их неприглядными сторонами.

Любопытно!

Если вы еще не устали, фото наших героев. «Парни» любящие риски!

Руперт Мердок (85 лет) и Джерри Холл (60 лет). (Фото 2016 года). Джерри — бывшая модель и гражданская жена Микки Джагера, мама четырех взрослых детей. Примечательно, что Руперт предпочел старшую Холл младшей экс-жене Венди Денг (47 лет).

 

Рей Курцвел. Масштаб его личности зашкаливает. Можно сказать — человек-титан. Смотрит и предсказывает будущее с научной точки зрения. Признается, что до 35 лет игнорировал здоровье, пока не узнал, что нездоровым образом жизни спровоцировал диабета 2-го типа. С того времени придерживается определенного образа жизни, включая питание. Его подход — очень агрессивная атака синтетических препаратов. Раньше Курцвейл каждый день принимал 250 добавок, от восьми до десяти чашек алкальной минеральной воды, десять чашек зеленого чая и несколько бокалов красного вина в неделю, чтобы перепрограммировать свою биохимию. Позднее одумался, пересмотрел свои взгляды и сократил количество таблеток до 150. С юности счастливо и глубоко женат на большой умнице Соне Фостер — докторе по психологии в Гарвардской медицинской школе. У них двое взрослый сыновей.

Антиэйджинг и генетические исследования — УЦМС Лечение за рубежом

Антиэйджинг и генетические исследования

Антиэйджинг и генетические исследования
 
Антиэйджинг и генетические исследования

 

Anti-ageing – модное слово, которое чаще всего ассоциируется с косметическими процедурами. В действительности же – это целое направление медицины,  цель которого – продлить людям здоровую, активную жизнь до генетически обусловленного срока в 100-120 лет. Такую фантастическую, на первый взгляд, задачу поставили перед собой западные биологи, генетики, иммунологи, геронтологи и врачи, объединившись в 90-х годах прошлого века в Ассоциацию антиэйджинговой медицины.

Сегодня ассоциация антивозрастной медицины объединяет десятки тысяч специалистов, разделяющих мнение, что процесс старения может быть замедлен и даже остановлен. Убеждение медиков основано на документально подтвержденных данных исследований и лабораторных экспериментов. За последнее время ученым удалось увеличить продолжительность жизни лабораторных крыс и мышей вдвое. Кроме того, специалисты выявили ген, ответственный за продолжительность жизни земляных червей, и увеличили срок их жизни в пять раз.

Как работает Anti-ageing

По данным обширных современных исследований, 90% недомоганий, проявляющихся у взрослых людей, связано именно с возрастными факторами. В основном, это болезни сердца, опухолевые заболевания, сахарный диабет, гипертония, остеопороз, полиартрит, глаукома, болезнь Альцгеймера и другие недуги. Важнейшей целью биомедицинских исследований во всем мире является увеличение продолжительности жизни и сохранение активного долголетия.

Антивозрастная медицина, или Anti-ageing медицина – одна из наиболее современных клинических медицинских специализаций, отражающая принципиально новый подход к здоровью человека, основными принципами которого являются предотвращение заболеваний, связанных с возрастом, с помощью своевременной диагностики и различных методов коррекции.

В арсенал антивозрастной медицины традиционно входят использование биоидентичной гормонозаместительной терапии, применяемой по результатам анализа крови и при наличии клинических признаков гормональной дисфункции; очищающих и витаминных препаратов; ряд методик изменения стиля жизни пациентов, начиная от диеты и заканчивая физической нагрузкой; различные психологические практики.

Кроме того, сегодня существуют молекулярно-генетические тесты, которые с точностью выявляют предрасположенность к той или иной болезни и помогают разработать оптимальный жизненный план в соответствии с индивидуальными биологическими потребностями человека.

Клиники антистарения в Европе

Наша компания работает только с ведущими и опытными европейскими врачами-специалистами в области антивозрастной медицины. Все они постоянные участники международных медицинских конгрессов, их методики имеют научно-доказательную базу и отличные результаты. Наши клиенты высоко оценили эффект терапии антистаренияотзывы можно почитать на нашем сайте.

По статистическим данным, возраст 80% социально активных и успешных людей в России от 40 до 50 лет. Это период, когда вопрос сохранения молодости и дееспособности стоит особенно остро. Надо учитывать, что продолжительность жизни в России меньше, чем на Западе, а это значит, что россиянам заботиться о своем здоровье нужно начинать как можно раньше. Для многих людей Anti-ageing медицина дает возможность насладиться плодами своего труда и успеха. Вырастив детей, они могут продолжать оставаться молодыми, энергичными, сексуальными и оптимистичными.

10 правил антиэйджинга

Медицина красоты

Елена Женина:

В эфире программа «Anti-age медицина». С вами я, Елена Женина, а гостья моей сегодняшней программы – Титель Юлия, главный врач и управляющий партнер клиники антиэйджинга «Пятый элемент». Говорить мы сегодня будем на нашу любимую тему – об антиэйджинге и о 10 правилах, которые Юля сама разработала, написала книгу и сегодня она нам их озвучит.

Юлия Титель:

Добрый день, Лена! Я очень рада тебя видеть и очень рада присутствовать в студии. Опять мы затрагиваем мою любимую тему –антиэйджинг. Проходят годы, а работа идет, но, благодаря работе, я смогла структурировать всё, что мы делаем, для того чтобы людям было удобно пользоваться. Я создала систему «10 правил антиэйджинга». Это своего рода roadmap – что делать и с чего начинать, для того чтобы делать правильно по отношению в самому себе и по отношению к членам своей семьи, когда мы выступаем как гиды и как кураторы процесса здорового образа жизни или управления своим здоровьем. Подвигла меня на это, конечно же, моя пациентская база – люди, которые постоянно обращаются в клинику и которые уже живут в этом направлении. Они постоянно задают вопросы, которые их беспокоят, и, чтобы их систематизировать, я села и написала…

Елена Женина:

…основные правила, которые помогают нам оставаться здоровыми, красивыми и улучшать качество жизни.

Юлия Титель:

Да, основные моменты. Я могу их озвучить, это не секрет, я их постоянно выставляю, публикую, и вызываю, наверное, достаточно много эмоций, потому что люди имеют большой интерес к теме. Они уже что-то пробовали и, конечно, они смотрят: что они делали так, что делали не так и что они пропустили. Задают очень много достаточно грамотных вопросов. Я вижу, что потребитель достаточно информирован, источников информации много. Люди начинают вокруг себя собирать достаточно большой пул информации для того, чтобы управлять своей жизнью и своим здоровьем.

Елена Женина:

Потому что мы, наконец-то, пришли к тому, что мы сами ответственны за свое здоровье. Нет волшебной таблетки, которая бы нам помогла стать здоровыми, стать счастливыми, стать активными. Какая бы таблетка ни была, любое действие таблетки заканчивается. Для того чтобы поддерживать себя в определенном состоянии, мы, действительно, должны что-то делать сами. Что мы должны делать?

Юлия Титель:

Итак, что мы должны делать? Конечно же, антиэйджинг – это зона превентивной медицины, это состояние, когда ты чувствуешь себя здоровым и не хочешь его упускать. Для любого клинического признака, для любого клинического синдрома и симптома требуются годы, для того чтобы он проявился. Эти годы мы живем в определенной биохимической ошибке или ошибке, которую уже совершили по отношению к себе, и клетка на неё отреагировала. Мы можем исправить ошибку и можем признать; если мы понимаем процессы, мы можем ими управлять.

С чего мы начинаем? Конечно же, любой антиэйджинг начинается с чек-апа. Любой. Мы привыкли к медицинскому чек-апу, то есть когда мы проверяем функциональную активность и способность всех органов, тканей, и смотрим в целом, как функционирует организм. Превентивный чек-ап, или антиэйдж чек-ап немножко другой и может начинаться даже с генетики, для того чтобы понимать вообще, какие риски запрограммированы в организме и как не встретиться с ними. Это очень важно, потому что мы должны понимать, какой уровень чек-апа мы тогда разрабатываем для данного пациента.

Елена Женина:

Юля, а как выглядит генетический анализ?

Юлия Титель:

Сейчас на рынке очень много генетики, проводится очень много генетических анализов. У нас существует деление. Есть популистическая генетика, или развлекательная генетика. К ней относятся методы биочипирования и метод ПЦР – тогда, когда мы вычленяем главные гены или гены-кандидаты по тем или иным состояниям, и уже определяем мутации в этих генах. И та, и другая генетика, в общем-то, высокоинформативная. На генетике, которая основана на ПЦР-реакциях, мы можем уже делать медицинские заключения. Это очень важный момент. Мы можем отследить. К примеру, при определенных реакциях или при определенных состояниях происходит реализация признака. Мы говорим об эпигенентике. Не о моногенном состоянии – не то, что мы уже проявили как заболевание, когда еще находились внутриутробно в процессе развития (эмбриогенеза), а уже тогда, когда мы уже реализовали все признаки, выросли как особь.

Елена Женина:

И набрали что-то в процессе жизни.

Юлия Титель:

Да, фенотипически проявились. Дальше на нас влияет внешняя среда, и мы начинаем проявлять тот или иной признак или вызывать ту или иную активность генов, или, так называемую, экспрессию генов. Тогда уже реализуется проявление той информации, которая в нас заложена. Эпигенетические данные достаточно интересные и с ними можно работать, ими можно управлять. Но, наверное, самый простой способ понимания, как происходит. К примеру, у нас заложены поломки в генах, вызывающие морбидное ожирение. Мы можем его как проявить, так и не проявить. Если мы нарушаем определенную систему питания, спорта, режима и так далее, не следим за своим здоровьем, не препятствуем тем или иным путям реализации, то мы можем проявить это заболевание. Но, если мы владеем информацией, мы понимаем, по какому пути может произойти реализация признака, то мы можем поставить барьеры. Мы можем осознанно начать управлять этим состоянием.

Итак, чек-ап. Мы начинаем чаще всего с генетики. Кто не может себе позволить генетику, конечно, мы делаем более развернутые фенотипические исследования. Здесь очень интересный момент, он тоже отличается от классической медицины. Мы смотрим очень тонкие составляющие: маркеры крови, мочи, других биологических жидкостей. Мы вычленяем такие процессы, как оксидативный стресс. Для нас это очень важно. Мы смотрим насыщение витаминами, минералами, омега-3, омега-6 полиненасыщенные жирные кислоты. Мы смотрим баланс аминокислот в целом, то есть проводим достаточно полноценные исследования.

Мы сами ответственны за свое здоровье. Нет волшебной таблетки, которая бы помогла нам стать здоровыми, счастливыми, активными.

Елена Женина:

Я хочу еще сделать акцент на том, что вы смотрите не только референсные значения по анализу, который у вас есть, но и корреляцию этих значений по отношению друг другу. Тоже очень важный момент, и не все это делают.

Юлия Титель:

Да, это очень интересный момент. В этом как раз и заключается весь смысл превентивной медицины. Что такое «референсные значения»? Это среднепопуляционные значения, за рамки которых в состоянии практической нормы организм не выходит. Но у каждого человека может быть своя норма. Это раз. Еще может быть норма взаимодействия или взаимоотношения тех или иных маркеров. К примеру, мы смотрим оксидативный стресс. Там есть состояние перекисного окисления липидов, есть состояние общей нагрузки. Если вдруг один из параметров стремится к нижней границе, а другой параметр стремится к верхней, – мы видим колоссальный разрыв. Он говорит уже о том, что клетка находится в дисбалансе. Она не справляется со свободно-радикальным окислением, уже не может балансировать в состоянии нормальной физиологии, еще немножечко – и может произойти срыв. Такие состояния обычно мы ловим, они для нас очень важны.

Кстати, ты задала мне очень интересный вопрос, я как раз хотела тебе привести пример. Если мы получаем, к примеру, анализы зарубежных докторов, мы видим всегда спектрограмму, видим цветовую палитру в каждом маркере, мы видим курсор, который стремится к нижней границе, к высокой границе. Они определяют еще процентную ставку. Очень удобно считывать такой анализ, потому что врачу уже понятно…

Елена Женина:

…на что обратить внимание и где есть проблемные места.

Юлия Титель:

Да, и какой процент от нормы уже занят. На этих тонких значениях мы и пытаемся работать, для того чтобы сдвинуть. Победа в 20 % – для нас уже огромный выигрыш. Точно так же мы относим к витамину D3. Мы с тобой говорили уже о том, что витамина D3 не должно быть меньше 60 %. А что такое 60 %, когда у тебя референсные значения в единицах? Как это всё просчитать, как всё вычислить, соотнести? Мы получаем огромное количество маркеров. Мы смотрим и гормоны, точно так же, как и классические врачи, но мы смотрим всю палитру стероидных гормонов. Плюс, мы смотрим пути выведения гормонов, по какому пути происходит выделение тех или иных метаболитов, как происходит биотрансформация в целом. Для нас это очень важные моменты. Мы понимаем, как мы можем управлять этими процессами и что мы можем дать пациенту. У него запущен процесс, когда мы приступаем уже к медикаментозному лечению или коррекции, или идёт процесс, когда мы можем еще выровнять режимом жизни и здоровым образом жизни, или уже идут другие фазы, которые мы не пропускаем? В целом, человек получает некое обоснование, от 50 до 450 маркеров, их сопоставление, обоснование, анализ и взаимодействие.

Елена Женина:

Юля, задам вопрос, который задают многие пациенты: а оно нам надо? Вот такое огромное количество показателей? Без них возможно оценить адекватную ситуацию с организмом или нет?

Юлия Титель:

Очень хороший вопрос. Очень хороший вопрос. Я обожаю такие вопросы! Вначале надо разобраться: а вам лично для чего это надо? Что мы хотим получить от жизни? Мы хотим просто нестись по жизни, прошел день – и слава богу? Тоже система. Тоже система знаний, ценностей, взаимодействия с внешним миром и, в принципе, позиция жизни. Второй момент: хотим ли мы жить качественно? Тогда, что для нас качество? Хотим ли мы жить долго, красиво и качественно? Чем для нас являются эти понятия? Или мы хотим в какой-то период жизни прийти в состояние здорового тела, или тела, которым мы можем управлять? Вопросы достаточно глубокие, и надо определиться, как мы идем. К примеру, я для себя определила, что я бы не хотела быть нагрузкой для своих детей.

Елена Женина:

Мне кажется, никто не хочет быть нагрузкой для своих детей.

Юлия Титель:

Вот. Если я так определила, значит, я предполагаю, что и в 60, и в 80, и в 90 лет я должна управлять своим здоровьем и своим телом.

Елена Женина:

То есть ты должна быть здорова, активна, в твердом уме, в здравой памяти и сама себя обслуживать.

Юлия Титель:

Да. Я хочу сделать сейчас все от меня зависящее, для того чтобы я не сказала в том возрасте, что я что-то пропустила. Но это мой личный выбор. У каждого человека он свой. Он должен решить. Может быть, именно поэтому я пытаюсь, занимаюсь спортом, преодолеваю разные нагрузки, я пробую себя на разные элементы выносливости, адаптации, активности. Я не боюсь их, хотя в детстве меня считали достаточно слабым ребенком, и, в общем-то, я была абсолютно не спортивного телосложения.

Елена Женина:

Это осознанный подход к своему здоровью, к своей жизни, к своему будущему, когда ты не просто смотришь, а уже реагируешь на проблему, которая у тебя есть сейчас, когда ты планируешь свою дальнейшую жизнь и пытаешься смоделировать свое здоровье.

Юлия Титель:

Этот принцип мне более близкий, я его понимаю, он мне конгруэнтен. Именно из-за того, что я имею такие же принципы, я хочу дать что-то людям, основываясь на базе фундаментальной медицины, которую мы с тобой прошли. Не секрет, что каждый врач имеет, минимум, 9 лет образования и еще огромное количество практики.

Елена Женина:

Это постоянное получение знаний, потому что все знания со временем видоизменяются, появляются новые данные, проводятся новые исследования и набирается новая база. Ты даже на некоторые вопросы начинаешь смотреть под другим углом.

Юлия Титель:

Помнишь, когда нас с тобой учили генетике, нам говорили, что генетика – это приговор, что всё, полученное с генами, изменить нельзя?

Елена Женина:

На сегодняшний день мы имеем совсем другую картину.

Юлия Титель:

15 лет прошло, да, и мы с тобой понимаем, что такое эпигенетика, мы понимаем систему управления признаками или систему управления проявлениями этих признаков. Это очень интересно. Вообще, я считаю, что осознанная жизнь – это последний тренд, тренд во всем. В бизнесе – осознанное управление организациями, осознанный рост карьеры, осознанное понимание того, куда мы ведем наш коллектив, или наших сотрудников, или группу людей, которые нам подчиняются, то есть мы осознанно взаимодействуем с каждым человеком. Этот термин стал качественным и прижился у нас. Точно так же ― осознанное управление здоровьем; вначале мы должны осознать, что мы имеем, получить систему управления и пойти дальше. Если мы продолжим, перейдем сразу ко второму пункту: как управлять своей жизнью и понимать, куда мы идем.

Мы с тобой проговорили о чек-апе, или вначале познать материал, с которым мы пришли в ту точку, откуда начали осознанное управление своей жизнью и своим здоровьем. Мы получили материал. Что делать дальше? Конечно, без доктора что-то сделать невозможно. Доктор дает развернутый план. Что такое развернутый план? Это система анализа, который провел доктор вместе с вами. Анализ того, как вы жили до этого, что вы делали, какие получили позитивные и негативные моменты, что вам мешает идти дальше и как с этим работать. Дальше вы получаете определенную систему ценностей. Если в результате чек-апа получилось так, что нужны лечебные меры – их нужно пройти, для того чтобы немножко поменять свою позицию. Если же все было прекрасно, но вы понимаете, что что-то в своей жизни сделали не так, начинается реструктуризация образа жизни.

Мы уже привыкли, и нас СМИ приучило к тому, что реструктуризация образа жизни, или здоровый образ жизни, начинается с питания и спорта. Для нас это уже всё – два флажка, две цели, к которым мы идем. Но не так всё просто. Всё намного глубже. Начинать надо с режима дня. Я об этом говорила, наверное, 8 лет своей практики как врач антиэйдж медицины и как дерматокосметолог в рамках приема по дерматокосметологии. Совсем недавно, в 2017 году наконец-то были открыты молекулярные механизмы управления циркадными ритмами и выдана Нобелевская премия, что сразу облегчило и мою трансляторную позицию.

Елена Женина:

У тебя наконец-то появилась доказательная база.

Юлия Титель:

Да. Мне стало легче об этом говорить, потому что люди благодаря открытию услышали, что такое циркадные ритмы. Циркадные ритмы – это смена дня и ночи на территории, на которой вы живете, в соответствии с биоритмами, которые происходят в окружающей среде. О чем это говорит? Когда светит солнце – у нас день, и мы активны. Мы существа дневной активности. Когда у нас наступает ночь и светит луна, мы должны спать.

Циркадные ритмы – это биоритмы ваши и окружающей среды, их смена в соответствии со сменой дня и ночи на территории, где вы живёте.

Елена Женина:

Когда у нас наступает ночь, Юля?

Юлия Титель:

Очень интересно. У нас понятия немного сместились. Раньше ночь наступала с приходом темноты. Сейчас мы остановились на том, что 24:00 – это наступление нового дня, а лечь мы должны в том дне, в котором проснулись. Это основное золотое правило. Почему мы говорим так, и особенно это актуально для Москвы? Потому что Москва – это город 24/7, он живет постоянно. Мало какие города в мире имеют такую невероятную динамическую активность.

Елена Женина:

Постоянный свет, постоянные звуки, постоянное движение. Это тоже все влияет на то, когда заканчивается активный день.

Юлия Титель:

Присутствие гаджетов в нашей жизни. Наличие дневной и ночной смены на работе. Огромное количество предприятий работает в ночь. Если раньше это были различные очень важные объекты, то на сегодняшний день это и рестораны, и кафе, и магазины, и аэропорты, вокзалы, и огромное количество народа работают ночью, мы даже об этом не знаем и не задумываемся. Здесь, наверное, основной момент, когда наступает точка Х – изменение биоритмов. Была проведена работа в Санкт-Петербурге, тогда еще был Ленинград, изучали работниц швейной фабрики. Эта работа описана. Я могу рассказать моменты, которые меня заинтересовали. Там рассматривали с точки зрения развития онкологии, но меня заинтересовал еще один вывод. Женщины, которые работали в ночную смену, в свои 35 лет имели состояние и функциональность организма, соответствующее женщинам, которые работали в дневную смену в возрасте 55 лет, то есть присутствовал убыстренный темп старения.

Елена Женина:

Износ организма происходит быстрее.

Юлия Титель:

Связано это с огромным количеством биохимических процессов. Одним из основных регуляторов является мелатонин, также серотонин, дофамин и другие нейромедиаторы. Связь с нейромедиаторами является одной из самых прочных и отождествленных с ускоренными темпами старения. Таким образом, если мы не хотим быстро стареть, если мы выбираем осознанное управление своим здоровьем и качеством жизни, то мы должны ложиться, самое позднее, в 23:30.

Елена Женина:

А в 23:59 можно?

Юлия Титель:

Нет, не успеешь уснуть.

Елена Женина:

Я успею.

Юлия Титель:

Успеешь? Но я не очень люблю это время. Более благоприятное, конечно, 22:30. Вообще прекрасно! Или в 23:00. На сегодняшний день такой закон. Мы успеваем уснуть, успеваем адаптироваться ко сну, к ночному времени, успеваем войти в фазу активного синтеза мелатонина. С точки зрения антиэйджинга самый мощный регулятор оксидативной защиты, антиоксидантной защиты организма – это мелатонин. Ничего мощнее придумать невозможно.

Елена Женина:

Юлечка, а его можно пить, чтобы компенсировать недостаток?

Юлия Титель:

Это второй уровень управления здоровьем. Но я за то, чтобы мы использовали свой собственный ресурс. Если нам дано вырабатывать – лучше вырабатывать. Иначе нам очень много чего в жизни придется пить. Сделать что-то для себя лично, чтобы это улучшало и усиливало тебя, ― я считаю это верхом совершенного, правильного управления здоровьем. Если это возможно сделать ― давайте, научимся делать. Ничего сложного нет. Я всегда даю очень легкие инструменты для управления циркадными ритмами, хотя, на самом деле, эта система достаточно тяжелая, и мы уже привыкли к определенным стереотипам, которые нарушают нашу физиологическую циркадность. Наверное, здесь самый большой урон организму ведет желание доработать, поработать, взять телефон, войти во все мессенджеры, ответить на все письма, взять компьютер, написать все инструкции.

Елена Женина:

Я сама вчера к экзамену готовилась перед сном.

Юлия Титель:

Вот она, настоящая жизнь. Здесь необходимо усилие воли. Я всегда пациентам говорю: усилием воли в 8 часов вечера вы закончили работать. Пусть все привыкнут, что в 8 часов вечера вы закончили работать. Отключите всё и займитесь собой, оставьте время для себя. Мне говорят: «А что же тогда делать?» Есть на ночь нельзя. Гаджеты нельзя. Что тогда делать? Можно читать, пройтись. У меня были очень осознанные пациенты, даже купили собаку, для того чтобы она потенцировала их выходить вечером, чтобы появилась дополнительная ответственность и не было возможности отказать.

Елена Женина:

А как ты относишься к вечерним занятиям спортом? Это полезно или неполезно?

Юлия Титель:

Мы исследовали нервную систему у пациентов. У 30 % пациентов нервная система организована таким образом, что они отвечают адекватно и хорошо на физические нагрузки после 5 часов вечера. Это для меня было неожиданностью.

Елена Женина:

А после восьми?

Юлия Титель:

Такую корреляцию мы не проводили, но можно будет посмотреть. Пока не проводили. Очень интересно, потому что для меня это было открытием. Я всегда всем рекомендовала до 15:00 пройти все физические нагрузки. Но оказалось, что есть и такой тип нервной системы, который адекватно реагирует на физнагрузки. Тут нужно отметить, какого рода могут быть нагрузки? Конечно же, не бег.

Елена Женина:

И не силовые, наверное? Больше стретчинговые?

Юлия Титель:

Стретчинг, легкое кардио. К примеру, нордик волкинг. Почему нет? Если этому человеку подходит такая нагрузка, то почему нет? То есть мы должны помнить, что 30 % таких людей присутствует. Мы не говорим «пациенты», потому что мы сейчас говорим в целом о популяции. 30 % людей таких присутствует, поэтому на них надо тоже обращать внимание. Обычно они интуитивно понимают. Описывая спорт, я не писала циркадность по спорту, потому что здесь нужны, всё-таки, индивидуальные данные пациента. Циркадность, выстроенная в соответствии со сменой дня и ночи – я ее описываю, я ее ввожу в определенные правила. Я даю очень простые инструменты управления. Мы говорим о малой сомнологии, когда нарушена гигиена сна. Процессы можно выправить, в среднем, за три недели постоянного выполнения определенных правил, они позволяют нам выправить эти моменты.

Елена Женина:

Основные правила мы с тобой сказали.

Юлия Титель:

Да. Начинаем с циркадных ритмов для реструктуризации здорового образа жизни. Дальше, конечно же, идет «Питание» и «Питьевой режим», 2 правила.

Елена Женина:

Все-таки, те самые 2-2,5 литра выпивать необходимо?

Юлия Титель:

Я не пишу «2,0–2,5 л». Я всегда пишу, что меньше 1 л нельзя. Почему меньше 1 литра нельзя? Потому что у нас на выделения уходит с мочой где-то 500 мл, на выделения с потом тоже 500 мл. То есть, хотя бы для того чтобы восстановить баланс. Я не взяла сюда слюноотделение, которое мы иногда сплевываем. Я не взяла сюда слезоотделение. Я не включала сюда данные по выделению из носа и так далее, и тому подобное. То есть мы эти выделения сейчас даже и не рассматриваем. А еще в выдыхаемом воздухе содержится вода. То есть 1 л для компенсации потерь с потовыделением и мочевыделением. Два процесса – минимум.

Елена Женина:

Мы сейчас с тобой говорим о чистой воде, которую нужно выпивать? Не чай, не кофе, не компот. Чистая вода?

Юлия Титель:

Чистая вода обязательно. Почему я этот пункт, кстати, вынесла отдельно? Он у меня не слеплен с питанием ни в коем случае. Потому что с точки зрения антиэйджинга первый орган, который стареет… Ты знаешь, какой первый орган у нас стареет?

Елена Женина:

Мозг?

Юлия Титель:

Почки. Считается, что почки у нас стареют самыми первыми. Для того чтобы почки работали, для того чтобы мы оценивали правильно, что у нас всё достаточно хорошо, у нас должен быть баланс между потребляемой и выделяемой жидкостью, а утренняя моча должна быть светло-соломенного цвета и без запаха. Как только частота появления темной мочи, появления запаха начинает учащаться, и у вас уже практически нет периодов, когда моча светлая ― первый звонок. Никаких болезней ещё нет, ничего не присутствует. Идите к урологу, идите к терапевту. Идите к специалисту антиэйджинг-медицины.

Елена Женина:

Это очень важный момент. Хорошо, что ты об этом сказала, потому что, я думаю, что многие, может быть, и замечают, но не предпринимают никаких шагов.

Юлия Титель:

Конечно. Ничего же не болит. Мы должны помнить, что для проявления заболевания от начала изменения биохимии, от начала изменения состояния и качества клетки у нас проходит от 2 до 5 лет. Молчаливый период, когда мы можем что-то сделать превентивно, достаточно малыми, абсолютно малыми методологиями и достаточно хорошо выровнять организм, для того чтобы он опять встал на свою дорогу здорового, качественного образа жизни.

Следующее правило – «Спорт». Спорт я отношу к одной из очень хороших программ повышения адаптации и выносливости. Здесь есть ключевой момент, и не зря для меня как основное правило. Пятое правило. В общем, что такое жизнь? Жизнь – это адаптация. Ты живешь тогда, когда быстро адаптируешься, когда механизмы твоей адаптации настолько разработаны, настолько активны, что, перемещаясь из одной среды в другую, из одной области в другую, ты не испытываешь дискомфорта.

Елена Женина:

Но ты сейчас говоришь и о физиологической адаптации, и о психологической, верно?

Юлия Титель:

Да. Но психологическую адаптацию я поставила одним из последних пунктов. Он называется «Развитие личности». Очень большой пункт, я его специально оставила последним, но не как закрывающее, а наоборот, открывающее. То есть, если бы ты не была развитой личностью, ты никогда бы не занималась управлением здоровьем, у тебя другие позиции были бы актуализированы.

Заниматься управлением своим здоровьем может только развитая личность. Для неразвитой личности более актуальны другие вопросы, другие сферы жизни.

Елена Женина:

Круг замкнулся, получается.

Юлия Титель:

Да, именно для развитого человека. Развитие с точки зрения понимания законов ― постоянное стремление оценить законы, понять, активно участвовать в жизни. Это процесс бесконечный, у него нет конца.

Елена Женина:

То, что постоянно тебя заводит, то, что тебе дает драйв и интерес к жизни.

Юлия Титель:

Мотивирует, да.

Елена Женина:

Что же лежит между психологической и физиологической адаптацией?

Юлия Титель:

Здесь очень интересный пласт. Но мы с тобой не успеем его раскрыть, поэтому я, наверное, только обозначу основные моменты.

После «Спорта» я оставила «Ритм и правила» ― пункт, который, наверное, мало кому известен. Я считаю, что только ритм и правила способствуют выведению нас на другой уровень развития. Мы тратим с тобой столько же энергии, сил и возможностей сделать что-то не так для своего организма, сколько сил, энергии и возможностей для того чтобы усилить свой организм, сделать для него что-то хорошее, для того чтобы уйти от старых стереотипов. Старые стереотипы – то, что нам бабушки всегда говорили: «Ешь до конца в тарелке», «Еду в тарелке оставлять нельзя». Старый стереотип, который на сегодняшний день абсолютно изжил себя, мы от него должны избавиться. Мы его, во-первых, должны ликвидировать. Во-вторых, мы должны заменить на новое правило. Новое правило мы должны повторять минимум 21 день – тогда оно перейдёт в новый стереотип. Для того чтобы он ужился, прижился, у нас должно пройти полгода, а для того чтобы он стал нашим, цельным, конгруэнтным для нас, должен пройти год.

Елена Женина:

То есть, в течение года мы должны вырабатывать привычку, которая заместит, то, что было для нас некомфортным и неполезным?

Юлия Титель:

Конечно. Опять же, осознание, что приносило нам не пользу. Мы это считали из наших анализов, когда делали чек-ап. Мы на это посмотрели, оценили этот период жизни, проанализировали его, поняли, что этот стереотип надо заменить на другой; создали новый стереотип, попробовали его в 21 день, отработали инструментарий и навык, потом стали его повторять постоянно, 6 месяцев, и потом он стал нашим, конгруэнтным нам.

Елена Женина:

У тебя не 10 правил антиэйджинга, а дорожная карта здоровья.

Юлия Титель:

Я про это говорю. Но я очень попыталась всё как-то систематизировать, раскрыть. Очень много всего. На самом деле, ты и сама знаешь, это тонны научной информации и практического опыта. Я могу сказать, что меня подвигли к этому мои пациенты, которые имеют успех. К примеру, у меня есть пациент 75 лет. Я обожаю смотреть и слушать, что он говорит. Это человек, у которого постоянно одно и то же правило. Он в одно и то же время встает, в одно и то же время ложится, утро начинает обязательно с зарядки. У него от 10 до 45 минут собственный комплекс упражнений. Он делает обливание, контрастный душ, мы скажем так. То есть гигиена и так далее. Он питается в одно и то же время, ест определенные продукты, соблюдает питьевой режим.

Елена Женина:

Тот самый ритм и правила, о которых ты сейчас говорила?

Юлия Титель:

Да.

Елена Женина:

Что еще мы с тобой не назвали?

Юлия Титель:

Мы не назвали очень интересное. Я хотела бы обратить внимание на 3 пункта. «Детокс и ревитализация», но сюда я отношу всё. Многие считают детокс маркетинговым понятием. Нет. Я к нему отношусь очень по-генетически. Я сюда добавила очень интересный пункт «Жизнь в паре». Его, наверное, очень многие воспринимают курьезно, но, на самом деле, для мужчин он наиболее актуален, потому что у мужчины пролонгация жизни, со слов Онищенко, ― 9 лет и 7 месяцев по сравнению с неженатым мужчиной. Я добавила сюда «Развитие личности», считаю его очень важным моментом. Почему? Потому что наш мозг –уникальный инструмент, который управляет всем. Я думаю, что медицина XXII века будет не только медициной психосоматики, а будет медицина управления своим сознанием и подсознанием. На сегодняшний день известно, что мы реализуем потенциал мозга на 5 % в среднем, а 95 % – это подсознательное. Тут всегда встает вопрос, что первично. Это очень интересные процессы. Я думаю, что это очень большой вопрос, который будет стоять у нас впереди и который мы будем раскрывать. Все остальные правила, конечно, мы можем с тобой всегда обсудить.

Елена Женина:

Я думаю, что мы с тобой сделаем ряд программ по этим правилам. В каждой программе по 2 правила обязательно подробно разберем и расскажем, что нужно делать и как двигаться.

Юлия Титель:

Отлично!

Елена Женина:

Напоминаю, что в гостях у нас была Юлия Титель. Говорили мы о 10 правилах антиэйджинга, или о дорожной карте здоровья, как я ее назвала сейчас в программе. Будьте здоровы, будьте счастливы, будьте осознанны, любите себя, живите долго и качественно! До свидания!

Антиэйджинг: мифы и реальность — vechnayamolodost.ru

Население планеты стареет, причем динамика старения приобретает угрожающие размеры, прежде всего, в развитых странах, производящих три четверти валового мирового продукта. Уже сегодня четверть населения Швеции старше 65 лет, а среди тех, кто родился в 2000 году, половина, по оценке Лауры Фратильони, директора центра антивозрастных исследований при Каролинском институте в Стокгольме, доживет до 100 лет. В Великобритании около 80 процентов национального дохода производится бэби-бумерами – теми, кто родился в 1946-64 годах, а в Италии уже к 2030 году пенсионеров станет больше, чем активных работников. Старение населения приводит к увеличению расходов на медобслуживание, ведь с возрастом увеличивается риск кардиоваскулярных и онкологических заболеваний, болезни Альцгеймера. 

«Лечение стареющего общества требует триллионы долларов, и в дальнейшем эти затраты будут только увеличиваться», – считает профессор-геронтолог Джей Стюарт Ольшаньски из Школы общественного здоровья при университете Чикаго. Еще одна тенденция, связанная со старением населения в развитых странах – стремительный рост рынка так называемой «антиэджинг-медицины» – многочисленных коммерческих технологий, обещающих нам замедлить возрастные изменения. Для этого якобы достаточно пройти тестирование в антивозрастной клинике, провести ряд процедур, включить в свой рацион определенные пищевые добавки (БАДы).

Корреспондент Радио Свобода разобралась, стоит ли антиэйдж-медицина такого рода на прочном научном фундаменте или это просто желание нажиться на страхе каждого перед неизбежной старостью.

Теории старения

Прежде всего, мы до сих пор не до конца понимаем причины и механизмы старения живых организмов, в том числе, человека. На этот счет существует несколько соперничающих теорий, хотя все они, по словам Лауры Фратильони, взаимосвязаны. Под старением в самом общем смысле можно понимать уменьшающуюся с возрастом способность организма приспосабливаться к различным жизненным ситуациям. Это сопровождается замедлением процесса деления клеток, снижением способности тканей к самообновлению, нарушением обмена веществ, сбоям в работе сердечнососудистой и нервной систем.

Согласно достаточно общепринятой точке зрения, на 30-35 процентов долголетие обусловлено генетически. Соответственно, и старение связано с генетическими факторами: например, это могут быть запрограммированные изменения экспрессии генов, которые включаются или выключаются в определенный момент жизни. Еще одной причиной, или, скорее, фактором старения может быть постепенный отказ иммунной системы – организм при этом более подвержен инфекционным заболеваниям, аутоиммунным процессам, опухолям и все хуже восстанавливается в результате воздействий внешней среды.

Эндокринная теория предполагает, что старение связано с гормональными изменениями (и, соответственно, восполнение в организме необходимых гормонов может его замедлить). Согласно еще одной точке зрения, старение определяет скорость утилизации кислорода в клетках. Некоторые специалисты уверены, что в могилу нас сводят свободные радикалы. Отчасти более обоснованная гипотеза связывает старение с теломерами – специальными участками на концах молекул ДНК, которые укорачиваются при каждом делении клетки.

Другими словами, по всей видимости, старение мало похоже на грипп, от которого можно вылечиться противовирусными препаратами – это сложнейший процесс, на который влияет множество сложных биохимических факторов. Хотя в последние два десятилетия поиск «таблетки от старости» – одно из самых популярных и богатых направлений биологических исследований, пока сложно рассчитывать, что мы сможем излечиться от старости с помощью одного-единственного лекарства. Как не можем и от похмелья.

Любопытно, что часть перспективных работ в направлении способов замедления старения сталкиваются с тем, что кандидаты в эффективные препараты одновременно повышают риск развития онкологических заболеваний – как это происходит в исследованиях, на основе эпигенетического или антиоксидативного подхода. Это даже заставило некоторых специалистов сделать предположение, что между старением и раком есть своеобразная взаимосвязь, trade off: замедление первого повышает риск второго и наоборот. Может быть, для этого есть эволюционное объяснение? Впрочем, другие ученые уверены, что такого рода связи между старением и онкологическими заболеваниями все же нет: в частности, в исследовании группы датских ученых под руководством Кааре Христенсен были изучены более 8 тысяч однояйцовых близнецов, статистика показала, что долголетие как раз предполагает генетически обусловленный низкий риск заболеваний раком.

Методики антивозрастной медицины: мифы и реальность

Итак, таблетка от старости – пока лишь мечта, возможно, недостижимая. Но это не мешает процветать клиникам «антивозрастной медицины», которые если и не гарантируют прямо вечную молодость, но довольно прозрачно намекают, что она вполне возможна. Какие же технологии предлагаются в этом сегменте рынка услуг, и что думают о них специалисты доказательной медицины?

Обследование с целью определения биологического возраста отдельных органов организма

Это звучит заманчиво: выяснить, какой из жизненно-важных органов состарится раньше и что можно предпринять, чтобы старение замедлить. Например, паспортный возраст пациента может расходиться с биологическим возрастом сердца, которое у сорокалетнего может соответствовать состоянию 55-летнего. И тогда вам предпишут, каким образом поддержать сердце. Однако профессор медицины Лаура Фратильони из Karolinska Institutet, Стокгольм, Aging Research Center, относится к этому подходу весьма скептически: «научным подтверждением, что медицина располагает хорошими маркерами для проведения подобных исследований, мы не располагаем», – говорит она.

Анализ состояния эндокринной системы

Распространенная услуга – комплексная превентивная диагностика гормонов, которая делается по анализу слюны. При этом определяется уровень кортизола, гормона DHEA (показатель андро-синтетической деятельности надпочечников), мелатонина (нехватка вызывает бессонницу, утомляемость, депрессию), и других гормонов. Тесты показывают, как меняется уровень гормонов в течение дня и, как часто заявляют в антивозрастных клиниках, помогают индивидуально подобрать гормональное лечение, например, с помощью кремов с микродозами био-идентичных гормонов или даже гормональных пластырей, предположительно, дополняющих эндокринную систему пациента. К этому часто предлагается прибавить лечение гормоном роста (HGH) и инсулиноподобным ростовым фактором (IGF-1).

Однако, как отмечает Синтия Пирсон, директор американской Национальной сети женского здоровья, такие кремы и пластыри не сертифицированы как лекарственные средства, не прошли клинические исследования на предмет побочных эффектов, и никто точно не знает, к примеру, «каким должен быть уровень гормонов в менопаузу». Это отношение разделяют и другие эксперты. Лаура Фратильони советует относиться к гормональной «терапии» очень осторожно, поскольку эффективность этих методик не подтверждается наукой – «удивительных» историй отдельных пациенток, помолодевших на 20 лет и делящихся опытом на сайтах антивозрастных клиник, недостаточно.

С Фратильони солидарна София Мильман, руководитель исследования, проведенного на базе колледжа имени Альберта Эйнштейна в Нью Йорке, касающегося исследований потенциальной пользы восполнения дефицита гормона роста. Ученый выяснили, что низкий уровень гормона роста у пожилых людей как раз наоборот может снижать риск возрастных заболеваний. «Гормон роста помогает метаболизму жиров и разглаживает кожу, однако подобный «голливудский тип долголетия» никак не поможет здоровью людей старшего возраста и стратегии антиэйджинга в целом», – говорит София Мильман.

«Голливудские коктейли молодости»

Вам могут предложить что-нибудь вроде экстракта плаценты овцы – это фирменное средство омоложения одной очень популярной среди состоятельных клиентов швейцарской клиники в Монтро. Утверждается, что средство действенно, потому что «содержит стволовые клетки». Комментарий Фратольони краток: «Необходимо больше исследований, результаты далеки от внедрения».

Тестирование маркеров оксидативного стресса

Вас будут убеждать, что таким образом можно определить вашу склонность к онкологическим заболеваниям. А вот что говорит Лаура Фратильони: «То, что оксидативный стресс вызывает рак – пока не более, чем гипотеза. В то же время у нас есть убедительное научное подтверждение таких специфических факторов риска как курение, чрезмерное употребление алкоголя, ожирение, малоподвижный образ жизни, нездоровая диета. Эти факторы сильно коррелируют с так называемыми возрастными заболеваниями: раком, кардиоваскулярными заболеваниями, деменцией», – уверена специалист. Фрательони не рекомендует проводить и мониторинг свободных радикалов по анализу крови, поскольку рано делать на основе результатов какие-либо заключения – необходимо больше научных исследований.

Тест на пищевую непереносимость (ALCAT test)

Это – распространенный на рынке «метод иммуннологического исследования для получения достоверной картины индивидуальной непереносимости продуктов питания». В теории он измеряет активность антител плазмы крови в ответ на отдельные продукты питания и химические вещества. В клиниках тестируется около 300 видов продуктов питания, и в результате пациент получает инструкции, от каких продуктов ему следует вообще отказаться, чем питаться умеренно, а что можно есть без ограничений.

Но научная состоятельность этого метода не подтверждена, он не может рассматриваться как часть терапевтической диагностики для лечащего врача. «Впрочем, если результаты теста убедят человека задуматься о диете и получить в дальнейшем консультацию у специалиста- диетолога, то это поможет снизить риск некоторых возрастных заболеваний. например, диабета», – иронизирует Иван Мах, президент чешской ассоциации диетологов. Он считает, что роль питания в профилактике раковых заболеваний недооценивается.

Тестирование мозговых нейротрансмиттеров

Уровень нейротрансмитеров (допамина, серотонина, гамма-аминомасляной кислоты, ацетилхолина и других) можно измерить по анализу крови и мочи. Нейротрансмиттеры играют важный роль в работе нервной системы, в том числе мозга, и врачи антиэйджинга, уверяют, что их уровень с возрастом снижается, что отражается на нашей производительности, настроении, семейных отношениях. Однако, специалисты доказательной медицины уверены: полагать, что анализ утренней мочи отражает картину происходящего в коре головного мозга, более чем наивно. По результатам анализа врач в антивозрастной клинике предложит вам пищевые добавки и соответствующую диету, с помощью которых обнаруженный дефицит можно будет восполнить. «Это наверняка повысит продажи производителей БАДов и принесет дивиденды клинике, торгующей добавками, но о научно доказанной эффективности этой методики говорить не приходится», – комментирует Лаура Фратильони.

Измерение теломер по технологии Q-FISH

Очередной тренд: в некоторых антивозрастных клиниках этот весьма дорогостоящий тест советуют делать ежегодно. Лаура Фратильони не спорит, что теломеры могут иметь отношение к старению, однако призывает относиться и к самому анализу и к следующей за ним терапии с осторожностью: «Пока что релевантны только исследования. Технология далека от массового внедрения», – считает она.

Это, конечно, далеко не полный список. Можно вспомнить еще терапию chelation, с помощью которой из организма выводятся тяжелые металлы – в действительности эффективность подхода не доказана, а результаты исследований далеки от внедрения в клиническую практику. А как обстоит дело с волшебными антивозрастными БАДами? Ведь экстракт папоротника из центральной Америки Polypodium Leucotomos якобы предохраняет кожу от ультрафиолетового излучения, а ресвератрол (природный фитоалексин) – оказывает противоопухолевое, противовоспалительное действие. Оказывается, клинические испытания полезности ресвератрола на человеке вообще не проводились (хотя на мышах было доказано, что этот фитоалексин продлевает жизнь). Для того, чтобы удостовериться в эффективности этого средства, нужно больше исследований, эти добавки далеки от клинического внедрения как, впрочем, и большинство других из длинного списка рекомендуемых клиниками антиэйджинга. Лаура Фратильони не верит ни в папоротник, ни в другие биодобавки.

Желаемое выдается за действительное

«В настоящий момент единственные подтвержденные наукой рекомендации, как прожить дольше и оставаться здоровым, – это поведенческие факторы, здоровый образ жизни как минимум, начиная со среднего возраста (отказ от курения, умеренное употребление алкоголя, низкокалорийная диета, богатая антиоксидантами, ежедневный режим физической активности), снижение риска кардиоваскулярных заболеваний, увеличение резервов мозга (ментальный фитнес, физическая и социальная стимуляция, позитивное мышление)», – заключает Фратильони. Таким образом, практически все рекомендуемые и применяемые антивозрастными клиниками методики на самом деле далеки от массового внедрения, и пациенты, сами того не ведая, становятся подопытными кроликами.

В то же время, профессор Петр Федичев, сторонник программируемой теории старения, компания которого занимается биотехнологиями, считает, что изменения образа жизни может, в принципе, увеличить продолжительность жизни индивидуума лет на пять, но к радикальному увеличению не приведет. Петр Федичев верит в репрограммирование «кода старения», однако в ближайшем будущем человеку вряд ли стоит ожидать прорыва – репрограммировать ученые пока учатся только лабораторных животных.

Профессор-геронтолог Джей Ольшански из школы публичного здоровья университета в Чикаго не удивляется, что интерес к антивозрастной медицине постоянно растет, однако считает ее эффективность пока чисто гипотетической. По мнению Ольшански, рынок антиэйджинга – чистое надувательство, хотя есть и перспективные разработки, как, например, биомаркеры некоторых онкологических заболеваний или, возможно, анализ теломер. Со временем, когда будет накоплен больший опыт клинических исследований, это может принести пользу и в медицинской практике.

«В действительности мы говорим об управлении старением, и этого можно достичь объединенными усилиями био-геронтологов, специалистов традиционной, превентивной и предиктивной медицины, биологии, генетики и других направлений, представители которых ищут резервы жизнедеятельности организма человека», – констатирует Джей Ольшански.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru

28.10.2015

Антиэйджинг: мифы и реальность

Население планеты стареет, причем динамика старения приобретает угрожающие размеры, прежде всего, в развитых странах, производящих три четверти валового мирового продукта. Уже сегодня четверть населения Швеции старше 65 лет, а среди тех, кто родился в 2000 году, половина, по оценке Лауры Фратильони, директора центра антивозрастных исследований при Каролинском институте в Стокгольме, доживет до 100 лет. В Великобритании около 80 процентов национального дохода производится бэби-бумерами – теми, кто родился в 1946-64 годах, а в Италии уже к 2030 году пенсионеров станет больше, чем активных работников. Старение населения приводит к увеличению расходов на медобслуживание, ведь с возрастом увеличивается риск кардиоваскулярных и онкологических заболеваний, болезни Альцгеймера.

«Лечение стареющего общества требует триллионы долларов, и в дальнейшем эти затраты будут только увеличиваться», – считает профессор-геронтолог Джей Стюарт Ольшаньски из Школы общественного здоровья при университете Чикаго. Еще одна тенденция, связанная со старением населения в развитых странах, – стремительный рост рынка так называемой «антиэджинг-медицины» – многочисленных коммерческих технологий, обещающих нам замедлить возрастные изменения. Для этого якобы достаточно пройти тестирование в антивозрастной клинике, провести ряд процедур, включить в свой рацион определенные пищевые добавки (БАДы).

Корреспондент Радио Свобода разобралась, стоит ли антиэйдж-медицина такого рода на прочном научном фундаменте или это просто желание нажиться на страхе каждого перед неизбежной старостью.

Теории старения

Согласно достаточно общепринятой точке зрения, на 30-35 процентов долголетие обусловлено генетически

Прежде всего, мы до сих пор не до конца понимаем причины и механизмы старения живых организмов, в том числе человека. На этот счет существует несколько соперничающих теорий, хотя все они, по словам Лауры Фратильони, взаимосвязаны. Под старением в самом общем смысле можно понимать уменьшающуюся с возрастом способность организма приспосабливаться к различным жизненным ситуациям. Это сопровождается замедлением процесса деления клеток, снижением способности тканей к самообновлению, нарушением обмена веществ, сбоям в работе сердечно-сосудистой и нервной систем.

Согласно достаточно общепринятой точке зрения, на 30-35 процентов долголетие обусловлено генетически. Соответственно, и старение связано с генетическими факторами: например, это могут быть запрограммированные изменения экспрессии генов, которые включаются или выключаются в определенный момент жизни. Еще одной причиной, или, скорее, фактором старения может быть постепенный отказ иммунной системы – организм при этом более подвержен инфекционным заболеваниям, аутоиммунным процессам, опухолям и все хуже восстанавливается в результате воздействий внешней среды.

Некоторые специалисты уверены, что в могилу нас сводят свободные радикалы

Эндокринная теория предполагает, что старение связано с гормональными изменениями (и, соответственно, восполнение в организме необходимых гормонов может его замедлить). Согласно еще одной точке зрения, старение определяет скорость утилизации кислорода в клетках. Некоторые специалисты уверены, что в могилу нас сводят свободные радикалы. Отчасти более обоснованная гипотеза связывает старение с теломерами – специальными участками на концах молекул ДНК, которые укорачиваются при каждом делении клетки.

Другими словами, по всей видимости, старение мало похоже на грипп, от которого можно вылечиться антибиотиками, – это сложнейший процесс, на который влияет множество сложных биохимических факторов. Хотя в последние два десятилетия поиск «таблетки от старости» – одно из самых популярных и богатых направлений биологических исследований, пока сложно рассчитывать, что мы сможем излечиться от старости с помощью одного-единственного лекарства. Как не можем и от похмелья.

Долголетие как раз предполагает генетически обусловленный низкий риск заболеваний раком

Любопытно, что часть перспективных работ в направлении способов замедления старения сталкиваются с тем, что кандидаты в эффективные препараты одновременно повышают риск развития онкологических заболеваний – как это происходит в исследованиях, на основе эпигенетического или антиоксидативного подхода. Это даже заставило некоторых специалистов сделать предположение, что между старением и раком есть своеобразная взаимосвязь, trade off: замедление первого повышает риск второго, и наоборот. Может быть, для этого есть эволюционное объяснение? Впрочем, другие ученые уверены, что такого рода связи между старением и онкологическими заболеваниями все же нет: в частности, в исследовании группы датских ученых под руководством Кааре Христенсен были изучены более 8 тысяч однояйцевых близнецов, статистика показала, что долголетие как раз предполагает генетически обусловленный низкий риск заболеваний раком.

Методики антивозрастной медицины: мифы и реальность

Необходимо больше исследований, результаты далеки от внедрения

Итак, таблетка от старости – пока лишь мечта, возможно, недостижимая. Но это не мешает процветать клиникам «антивозрастной медицины», которые если и не гарантируют прямо вечную молодость, но довольно прозрачно намекают, что она вполне возможна. Какие же технологии предлагаются в этом сегменте рынка услуг и что думают о них специалисты доказательной медицины?

Обследование с целью определения биологического возраста отдельных органов организма

Это звучит заманчиво: выяснить, какой из жизненно важных органов состарится раньше и что можно предпринять, чтобы старение замедлить. Например, паспортный возраст пациента может расходиться с биологическим возрастом сердца, которое у сорокалетнего может соответствовать состоянию 55-летнего. И тогда вам предпишут, каким образом поддержать сердце. Однако профессор медицины Лаура Фратильони из Karolinska Institutet, Стокгольм, Aging Research Center, относится к этому подходу весьма скептически: «Научным подтверждением, что медицина имеет хорошие маркеры для проведения подобных исследований, мы не располагаем», – говорит она.

Анализ состояния эндокринной системы

Распространенная услуга – комплексная превентивная диагностика гормонов, которая делается по анализу слюны. При этом определяется уровень кортизола, гормона DHEA (показатель андро-синтетической деятельности надпочечников), мелатонина (нехватка вызывает бессонницу, утомляемость, депрессию) и других гормонов. Тесты показывают, как меняется уровень гормонов в течение дня и, как часто заявляют в антивозрастных клиниках, помогают индивидуально подобрать гормональное лечение, например, с помощью кремов с микродозами биоидентичных гормонов или даже гормональных пластырей, предположительно, дополняющих эндокринную систему пациента. К этому часто предлагается прибавить лечение гормоном роста (HGH) и инсулиноподобным ростовым фактором (IGF-1).

«Удивительных» историй отдельных пациенток, помолодевших на 20 лет и делящихся опытом на сайтах антивозрастных клиник, недостаточно

Однако, как отмечает Синтия Пирсон, директор американской Национальной сети женского здоровья, такие кремы и пластыри не сертифицированы как лекарственные средства, не прошли клинические исследования на предмет побочных эффектов, и никто точно не знает, к примеру, «каким должен быть уровень гормонов в менопаузу». Это отношение разделяют и другие эксперты. Лаура Фратильони советует относиться к гормональной «терапии» очень осторожно, поскольку эффективность этих методик не подтверждается наукой – «удивительных» историй отдельных пациенток, помолодевших на 20 лет и делящихся опытом на сайтах антивозрастных клиник, недостаточно.

С Фратильони солидарна София Мильман, руководитель исследования, проведенного на базе колледжа имени Альберта Эйнштейна в Нью-Йорке, касающегося исследований потенциальной пользы восполнения дефицита гормона роста. Ученый выяснили, что низкий уровень гормона роста у пожилых людей как раз, наоборот, может снижать риск возрастных заболеваний. «Гормон роста помогает метаболизму жиров и разглаживает кожу, однако подобный «голливудский тип долголетия» никак не поможет здоровью людей старшего возраста и стратегии антиэйджинга в целом», – говорит София Мильман.

«Голливудские коктейли молодости»

Вам могут предложить что-нибудь вроде экстракта плаценты овцы – это фирменное средство омоложения одной очень популярной среди состоятельных клиентов швейцарской клиники в Монтро. Утверждается, что средство действенно, потому что «содержит стволовые клетки». Комментарий Фратильони краток: «Необходимо больше исследований, результаты далеки от внедрения».

Тестирование маркеров оксидативного стресса

У нас есть убедительное научное подтверждение таких специфических факторов риска как курение, чрезмерное употребление алкоголя, ожирение

Вас будут убеждать, что таким образом можно определить вашу склонность к онкологическим заболеваниям. А вот что говорит Лаура Фратильони: «То, что оксидативный стресс вызывает рак – пока не более чем гипотеза. В то же время у нас есть убедительное научное подтверждение таких специфических факторов риска, как курение, чрезмерное употребление алкоголя, ожирение, малоподвижный образ жизни, нездоровая диета. Эти факторы сильно коррелируют с так называемыми возрастными заболеваниями: раком, кардиоваскулярными заболеваниями, деменцией», – уверена специалист. Фратильони не рекомендует проводить и мониторинг свободных радикалов по анализу крови, поскольку рано делать на основе результатов какие-либо заключения – необходимо больше научных исследований.

Тест на пищевую непереносимость (ALCAT test)

Это – распространенный на рынке «метод иммунологического исследования для получения достоверной картины индивидуальной непереносимости продуктов питания». В теории он измеряет активность антител плазмы крови в ответ на отдельные продукты питания и химические вещества. В клиниках тестируется около 300 видов продуктов питания, и в результате пациент получает инструкции, от каких продуктов ему следует вообще отказаться, чем питаться умеренно, а что можно есть без ограничений.

Роль питания в профилактике раковых заболеваний недооценивается

Но научная состоятельность этого метода не подтверждена, он не может рассматриваться как часть терапевтической диагностики для лечащего врача. «Впрочем, если результаты теста убедят человека задуматься о диете и получить в дальнейшем консультацию у специалиста-диетолога, то это поможет снизить риск некоторых возрастных заболеваний, например диабета», – иронизирует Иван Мах, президент чешской ассоциации диетологов. Он считает, что роль питания в профилактике раковых заболеваний недооценивается.

Тестирование мозговых нейротрансмиттеров

Это наверняка повысит продажи производителей БАДов и принесет дивиденды клинике, торгующей добавками

Уровень нейротрансмиттеров (допамина, серотонина, гамма-аминомасляной кислоты, ацетилхолина и других) можно измерить по анализу крови и мочи. Нейротрансмиттеры играют важную роль в работе нервной системы, в том числе мозга, и врачи антиэйджинга уверяют, что их уровень с возрастом снижается, что отражается на нашей производительности, настроении, семейных отношениях. Однако специалисты доказательной медицины уверены: полагать, что анализ утренней мочи отражает картину происходящего в коре головного мозга, более чем наивно. По результатам анализа врач в антивозрастной клинике предложит вам пищевые добавки и соответствующую диету, с помощью которых обнаруженный дефицит можно будет восполнить. «Это наверняка повысит продажи производителей БАДов и принесет дивиденды клинике, торгующей добавками, но о научно доказанной эффективности этой методики говорить не приходится», – комментирует Лаура Фратильони.

Измерение теломер по технологии Q-FISH

Очередной тренд: в некоторых антивозрастных клиниках этот весьма дорогостоящий тест советуют делать ежегодно. Лаура Фратильони не спорит, что теломеры могут иметь отношение к старению, однако призывает относиться и к самому анализу, и к следующей за ним терапии с осторожностью: «Пока что релевантны только исследования. Технология далека от массового внедрения», – считает она.

Это, конечно, далеко не полный список. Можно вспомнить еще терапию chelation, с помощью которой из организма выводятся тяжелые металлы, – в действительности эффективность подхода не доказана, а результаты исследований далеки от внедрения в клиническую практику. А как обстоит дело с волшебными антивозрастными БАДами? Ведь экстракт папоротника из Центральной Америки Polypodium Leucotomos якобы предохраняет кожу от ультрафиолетового излучения, а ресвератрол (природный фитоалексин) – оказывает противоопухолевое, противовоспалительное действие. Оказывается, клинические испытания полезности ресвератрола на человеке вообще не проводились (хотя на мышах было доказано, что этот фитоалексин продлевает жизнь). Для того, чтобы удостовериться в эффективности этого средства, нужно больше исследований, эти добавки далеки от клинического внедрения, как, впрочем, и большинство других из длинного списка рекомендуемых клиниками антиэйджинга. Лаура Фратильони не верит ни в папоротник, ни в другие биодобавки.

Желаемое выдается за действительное

Практически все рекомендуемые и применяемые антивозрастными клиниками методики на самом деле далеки от массового внедрения

«В настоящий момент единственные подтвержденные наукой рекомендации, как прожить дольше и оставаться здоровым, – это поведенческие факторы, здоровый образ жизни как минимум, начиная со среднего возраста (отказ от курения, умеренное употребление алкоголя, низкокалорийная диета, богатая антиоксидантами, ежедневный режим физической активности), снижение риска кардиоваскулярных заболеваний, увеличение резервов мозга (ментальный фитнес, физическая и социальная стимуляция, позитивное мышление)», – заключает Фратильони. Таким образом, практически все рекомендуемые и применяемые антивозрастными клиниками методики на самом деле далеки от массового внедрения, и пациенты, сами того не ведая, становятся подопытными кроликами.

В то же время профессор Петр Федичев, сторонник программируемой теории старения, компания которого занимается биотехнологиями, считает, что изменение образа жизни может, в принципе, увеличить продолжительность жизни индивидуума лет на пять, но к радикальному увеличению не приведет. Петр Федичев верит в репрограммирование «кода старения», однако в ближайшем будущем человеку вряд ли стоит ожидать прорыва – репрограммировать ученые пока учатся только лабораторных животных.

Рынок антиэйджинга – чистое надувательство, хотя есть и перспективные разработки

Профессор-геронтолог Джей Ольшански из школы публичного здоровья университета в Чикаго не удивляется, что интерес к антивозрастной медицине постоянно растет, однако считает ее эффективность пока чисто гипотетической. По мнению Ольшански, рынок антиэйджинга – чистое надувательство, хотя есть и перспективные разработки, как, например, биомаркеры некоторых онкологических заболеваний или, возможно, анализ теломер. Со временем, когда будет накоплен больший опыт клинических исследований, это может принести пользу и в медицинской практике.

«В действительности мы говорим об управлении старением, и этого можно достичь объединенными усилиями биогеронтологов, специалистов традиционной, превентивной и предиктивной медицины, биологии, генетики и других направлений, представители которых ищут резервы жизнедеятельности организма человека», – констатирует Джей Ольшански.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о