Баронесса екатерина фон гечмен вальдек: Катерина Гечмен-Вальдек — Австрийская Баронесса – Гечмен-Вальдек, Катерина — Википедия

Гечмен-Вальдек, Катерина — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Катери́на Ге́чмен-Ва́льдек (австр. Gecmen-Waldeck) (Урманче́ева Екатери́на Мура́товна) (род. 9 октября 1964 (1964-10-09)) — театральный и музыкальный менеджер, в прошлом киноактриса. Окончила ГИТИС (ныне — РАТИ). С 1985 года снималась в кино. В 1993 году Екатерина Урманчеева, по её словам, вышла замуж за австрийца Эрнста Гечмен-Вальдека и приняла его фамилию.

Историческая справка

В официальной генеалогии европейских источников нигде не указывается о повторном официальном браке барона Эрнста Гечмен-Вальдека с гражданкой Урманчеевой. Информация о том, что Екатерина замужем за Гечмен-Вальдеком, основывается целиком на её собственном утверждении. Однако пара появляется вместе на официальных мероприятиях[1].

Некоторые информационные источники называют её Катериной фон Гечмен-Вальдек[2], в этом случае следует обратиться к исторической справке — с падением Австро-Венгрии новые революционные власти отменили австрийское дворянство. Закон об отмене дворянства (Adelsaufhebungsgesetz 1919) отменил все дворянские привилегии и титулы и даже приставки к фамилиям. Таким образом, никакой гражданин Австрии не мог иметь никаких дворянских титулов или даже частиц «von» и «zu» перед своей фамилией. К примеру, юридическое имя ныне здравствующего главы Дома Габсбургов, внука последнего австрийского Императора — просто Карл Габсбург. Точно так же, Фридрих фон Хайек (von Hayek) стал Фридрихом Хайеком, и Курт фон Шушнигг (von Schuschnigg) стал Куртом Шушниггом. Дворянские титулы и частицы «von» и «zu» официально более не существуют и не могут упоминаться в официальных целях.

Продюсерские проекты

  1. Мюзикл METRO (российская версия)
  2. Мюзикл Notre-Dame de Paris (российская версия)
  3. Мюзикл Roméo & Juliette (российская версия)
  4. Певец Алексей Воробьёв
  5. Фильм «Самоубийцы» (2012)
  6. Чужой дом / The House of Others (2016)

Фильмография

  1. 1985 — «Валентин и Валентина»
  2. 1987 — «Подданные революции» —
    Ася
  3. 1987 — «Поражение» — дежурная
  4. 1988 — «Артистка из Грибова» — Лидия
  5. 1988 — «Белая кость» — Стелла
  6. 1988 — «Публикация»
  7. 1989 — «Степан Сергеевич» — Ася
  8. 1989 — «В городе Сочи тёмные ночи» — брюнетка
  9. 1989 — «Зелёный огонь козы»
  10. 1989 — «Канун»
  11. 1989 — «Частный детектив, или Операция „Кооперация“» — герла
  12. 1990 — «Принц привидение» — Бияна
  13. 1991 — «Летучий голландец»
  14. 1991 — «Отель „Эдем“» — Надежда
  15. 1992-1994 — «Азбука любви»
  16. 1993 — «Ангелы смерти» — жена Йохана

Примечания

  • ↑ Иностранный муж для звезды
  • ↑ «В прямом эфире радиостанции „Эхо Москвы“ продюсер мюзикла „Метро“ баронесса Катерина фон Гечмен-Вальдек». радиостанция «Эхо Москвы» от 17 Март 2001: «Наша сегодняшняя гостья австрийская баронесса русского происхождения Катерина фон Гечмен-Вальдек».
  • Ссылки

    Продюсер Воробьева: Если бы Леша показал писю, Лазареву пришлось бы покончить с собой!

    «Он тут уже пере…л весь Дюссельдорф!» — уверяет Екатерина фон Гечмен-Вальдек

    «Он тут уже пере…л весь Дюссельдорф!» — уверяет Екатерина фон Гечмен-Вальдек

    Весьма неожиданную реакцию у некоторой части нашего шоу-бизнеса вызвало успешное выступление в полуфинале конкурса «Евровидение-2011» в Дюссельдорфе российского участника Алексея ВОРОБЬЕВА. Вместо того, чтобы порадоваться за представителя своей страны и высказать ему поддержку, коллеги принялись на чем свет костерить его в популярном Интернет-блоге «Twitter». Поводом для этого послужили прозвучавшие в прямом эфире радостные крики Воробьева при объявлении результатов полуфинала: «Это Россия! Это Россия, бл..ь! Иди сюда, бл..ь! Смотри в глаза, бл..ь!»

    — Ну, это ваще не лезет ни в какие ворота, — одним из первых возмутился ви-джей MTV Артем Королев. — Это не эмоции, а проявление невоспитанности, и это очень некрасиво. Есть еще такое слово, как ответственность. И если Леша этого не понимает, то значит, он пока не готов к этому.

    Алексей ВОРОБЬЕВ со своим продюсером Екатериной фон ГЕЧМЕН-ВАЛЬДЕК. Фото: entertainment.ru.msn.com

    — Что можно сказать после этого… – поддержала Королева экс-продюсер Земфиры Анастасия Калманович. — Вывезли парня из деревни. Но вот деревню из хлопчика вывезти не получилось. Воробьев — дешевое деревенское быдло.

    — Нда, никогда не была слишком хорошего мнения о Воробьеве, — продолжила телеведущая Анфиса Чехова. — Но его поведение на «Евровидении» показало, что я была слишком хорошего о нем мнения. Поэтому буду болеть за Украину. Возможно, я и патриот, но Родина меня не спросила, за кого я хочу болеть.

    Но больше всех изгалялся певец Сергей Лазарев, который в 2008 году сам пытался попасть на «Евровидение», но в отборочном туре занял лишь 4-ое место:

    — Думаю, это будет самый запоминающийся хит от Воробьева, представляющего нашу культурную страну. Поперло нутро. К сожалению. А можно было просто писю показать. Тоже вариант, чтобы запомниться. Или поссать в камеру. Это я к тому, что многие пишут, что он как русский поступил. Просто он мнит из себя Элвиса Пресли, а он Леха Воробьев. И тут он это продемонстрировал. Вот и все! Он не победит. Ладно! Парень переволновался. Не будем докапываться! Не суди да не судим будешь!

    Алексей ВОРОБЬЕВ

    Алексей ВОРОБЬЕВ

    Акиньшина задолбала

    Ознакомившись с этими высказываниями, Алексей Воробьев в долгу не остался и в ответ наехал на Лазарева:

    — Благодарствую тебе, Лазербой, за поддержку! Я смотрю, у тебя тут прям дар прозрения открылся, Ванга! Кто победит — не подскажешь? Ты просто не понимаешь, какая это ответственность и как я нервничал. И я не знал, что камера пишет звук. Понял, осел? Я ненавижу одну черту в людях, когда они гнобят своих, потому что сам никогда своих в обиду не даю. Ты чем после всего говна в мой адрес библейские заповеди выписывать, лучше убедись, что ты не «глазливый». А то твои попытки меня сглазить че-то мне не нравятся. Ты ж вроде мне победы желал, а тут такое. Как прикажешь все это понимать?

    Лазарев, видимо, не ожидал, что его высказывания попадутся на глаза Воробьеву, и сразу же пошел на попятную:

    — Леха! Готов отвечать за каждое свое слово. Выступил отлично. Мы комментировали на «Love Radio», болели. С «Россия, бл..ь!» — перебор. Насчет победы — я не глажу… я ругаю… Как во время экзаменов, знаешь? Мой прогноз – Топ-5. И это о-о-очень круто.

    Алексей ВОРОБЬЕВ

    Алексей ВОРОБЬЕВ

    Эту некрасивую перебранку «Экспресс газете» прокомментировала продюсер Алексея Воробьева – баронесса Екатерина фон Гечмен-Вальдек.

    — Наш прекрасный шоу-бизнес просто привык к марионеточным фигурам, — объяснила она. — У нас есть или какие-то выхолощенные Лазаревы, или абсолютно наркоманские ох…рки, которые ходят в темных очках и все про себя скрывают. Поэтому они так ох…ли, когда услышали нормальную эмоциональную реакцию нормального русского человека. Лазарев написал, что из Леши поперло простолюдинское нутро. А Леша на самом деле гордится тем, что он плебейского происхождения, что он плоть от плоти своего народа – простой русский мужик. Можно называть его «валенком», «деревней». Но, когда агентство Рейтер называет его «первой интернейшнл-звездой из России», какое имеет значение, как его называют при этом местечковые звезды?! Они могут спокойно засунуть свои слова себе в жопу. Я просто горжусь Лешей. Миссию по подъему имиджа России он выполнил на 250 процентов. Все в один голос говорят, что никто и никогда не видел на «Евровидении» такого ох…ного русского артиста. У него на пресс-конференциях собирается в три раза больше людей, чем у других участников. От Леши здесь настолько все ох…вают, что готовы простить ему все. На голосование, правда, это никак не влияет. Все равно с помощью жюри вытягивают тех, кого нужно. Но нам это по х…! А что касается предложения Лазарева «показать писю»… Если бы Леша показал, Лазареву и не только ему вообще пришлось бы покончить с собой. Про Лешу и так здесь ходят легенды. За время «Евровидения» он уже пере…л весь Дюссельдорф. А как же его подруга

    Оксана Акиньшина? Леша с ней расстался. Она его страшно за…вала. Он круглые сутки метался, часами говорил на чужом языке, раздавая интервью. Это все было дико тяжело. А девушка начинала по телефону высказывать ему претензии: «Почему ты мне не позвонил, когда вышел со сцены?». «Бл..ь, я не мог, — объяснял ей Леша. — Меня поволокли в пресс-центр. На мне висели люди». «Нет, ты должен был позвонить мне», — настаивала она. В итоге Леша всего этого не выдержал…

    Алексей ВОРОБЬЕВ

    Алексей ВОРОБЬЕВ

    Герои прошедших дней — Уголок настоящего человека — LiveJournal


    В начале 2000-х годов появилась

    в светской жизни Москвы загадочная женщина – Катерина Гечмен-Вальдек. Она позиционировала себя как баронесса, якобы этот титул достался ей вместе с фамилией мужа – австрийского барона Эрнста фон Гечмен-Вальдек. На самом деле к этому времени в Австрии  уже давно ( со времен падения Австро-венгерской республики) были упразднены все звания фонов и баронов, и муж Катерины — просто Гечмен-Вальдек.
    Есть еще одна маленькая, но существенная,  деталь — в официальной генеалогии европейских источников нигде не указывается о повторном официальном браке   Эрнста Гечмен-Вальдека с гражданкой Урманчеевой,  в Ассоциации австрийской Знати (V.E.O.) она не зарегистрирована. (по данным http://news.bcm.ru )
    Катерина вообще отличалась буйной фантазией, которая пригодилась ей, когда она начала раскручивать свои мюзиклы, и, особенно, Алексея Воробьева, певца, которого Катерина подхватила на телевизионном конкурсе «Секрет успеха». Он занял третье место, а она участвовала в конкурсе как член жюри. Каких только легенд и знатных  любовных историй напридумывала продюсерша, чтобы Леша выбился в звезды первой величины! Небезосновательно  многие журналисты подозревали, что и история с автокатастрофой в Америке – выдумка, которая служила этим же целям.

    Вообще, в биографии этой женщины, размещенных на страницах разных изданий, масса несоответствий. Они начинаются с момента знакомства Катерины с тем самым бароном, который на самом деле оказался вовсе не бароном. Кто-то утверждает, что они познакомились в Ницце на приеме, кто-то – на дне рождении друзей, куда Катя попала случайно, но некоторые источники утверждают, что Екатерина Урманчеева встретила будущего мужа в гостинице «Космос», где часто тусовалась с подружками.
    Но как бы там ни было, она бросила карьеру актрисы ( недолго снималась в фильмах в небольших ролях) и уехала в Австрию. Эрнст к тому времени разошелся с первой женой – принцессой Викторией Бурбон Пармской ( да-да, именно так – его женой была дочь настоящих  правителей пармского герцогства). В том браке родились двое детей. У Катерины и Эрнста совместных детей нет.
    После скандала с автокатастрофой, в которую то ли попал, то ли нет подопечный «баронессы» Алексей Воробьев, имя Катерины как-то потихоньку исчезло со страниц СМИ, а ее прелестное личико перестало появляться на экранах ТВ. Про сегодняшнюю жизнь Кати Урманчеевой найти мне ничего не удалось.
    Кто знает – пусть расскажет.

    На фото: вверху — с любимым проектом, с  Алексеем Воробьевым.
    С мужем -«бароном».

    Дворянское гнездо — Архив — WomanHit.ru

    Баронесса Катерина фон Гечмен-Вальдек всегда много путешествовала. Она не может долго находиться на одном месте. Сейчас живет на три дома, на три страны. Мы побывали в ее московской квартире.

    Баронесса Катерина фон Гечмен-Вальдек всегда много путешествовала. Она не может долго находиться на одном месте. Сейчас живет на три дома, на три страны. Мы побывали в ее московской квартире.

    Еще будучи Катей Урманчеевой, дочкой главы пресс-службы АН СССР, будущая баронесса долгое время жила с родителями в Праге (отец работал в редакции журнала «Проблемы мира и социализма»). Русская красавица с примесью татарской крови выросла среди латиноамериканских террористов. Ее друзьями были беженцы из Парагвая, Уругвая, Чили… Затем вернулась в Россию, закончила богемный ГИТИС. За два первых десятилетия своей сознательной жизни успела объехать весь мир.

    Со своим супругом, бароном Эрнстом Алексисом фон Гечмен-Вальдек, Катерина познакомилась в доме старшей сестры принца Монако, куда ее позвали на ужин друзья родителей. Уже на следующий день после вечеринки барон вновь встретился с молодой актрисой и сделал ей предложение. Катерина целый год (!) думала и наконец согласилась. «В меня было влюблено пол-Москвы, но я никогда не выбирала красивых мужчин — они редко бывают яркими личностями. И то, что моим мужем стал один из самых известных красавцев Европы, — чистая случайность. Я девять лет замужем и каждый день, просыпаясь, думаю: «Какое счастье, что встретила Эрнста!»

    Три дома интернациональной четы Гечмен-Вальдек находятся в России, Монако и Австрии. Барон коллекционирует предметы старины и произведения искусства. «Про австрийский дом в горной деревне под Зальцбургом я шучу: у нас все старинное, включая моего мужа, — и все функционирует. На самом деле, дом уникален, он мог бы быть музеем австрийского дворянского быта XIX века. Шторам сто с лишним лет, будильникам — тоже, отопление — до сих пор печное, гигантский умывальник 1922 года — самое современное, что есть в доме. Добавить что-то новое не просто, из-за того что не существует больше свободного сантиметра стены, куда можно было бы повесить, например, картину». В этом доме Катерина часто носит национальные костюмы, которых у нее множество, тем более что у австрийцев так принято.

    Самый «светский» дом находится в Монте-Карло, где искрится, словно шампанское в свете люстр баккара, гламурно-голливудская кукольная жизнь. Здесь хранится еще одно бесценное собрание барона, с юности коллекционирующего антикварные автомобили. Когда Катерина захотела привезти себе из Флориды первую классическую машину — ярко-красный Corvette 53-го года, «муж устроил безобразную сцену, сказав, что это автомобиль для Микки Мауса и что во мне наконец-то проявилась русская сущность». Его пришлось немного обмануть, и Corvette оказался в результате… одной из любимых машин барона.

    И, наконец, московская квартира на Кропоткинской — в центре огромного мегаполиса, где бизнес делается 24 часа в сутки, где все в диком темпе, нон-стоп, с горящими глазами. Именно в Москве Катерина проводит большую часть времени, потому что здесь набирают обороты популярности два ее детища — мюзиклы «Метро» и «Собор Парижской богоматери». «Я мечтала жить как цветок, забота о котором целиком лежит на другом человеке. Мой муж был готов дать мне это, но было поздно: мы встретились в тот момент, когда я уже привыкла все делать сама».

    Умом женщину не понять, особенно русскую. Сбежавшая от моря и гор в промозглую Москву, Катерина фон Гечмен-Вальдек вновь готовит премьеру: в следующем году на московской сцене будет поставлен мюзикл «Ромео и Джульетта».

    Гечмен-Вальдек, Катерина — Википедия. Что такое Гечмен-Вальдек, Катерина

    Материал из Википедии — свободной энциклопедии

    Катери́на Ге́чмен-Ва́льдек (австр. Gecmen-Waldeck) (Урманче́ева Екатери́на Мура́товна) (род. 9 октября 1964 (1964-10-09)) — театральный и музыкальный менеджер, в прошлом киноактриса. Окончила ГИТИС (ныне — РАТИ). С 1985 года снималась в кино. В 1993 году Екатерина Урманчеева, по её словам, вышла замуж за австрийца Эрнста Гечмен-Вальдека и приняла его фамилию.

    Историческая справка

    В официальной генеалогии европейских источников нигде не указывается о повторном официальном браке барона Эрнста Гечмен-Вальдека с гражданкой Урманчеевой. Информация о том, что Екатерина замужем за Гечмен-Вальдеком, основывается целиком на её собственном утверждении. Однако пара появляется вместе на официальных мероприятиях[1].

    Некоторые информационные источники называют её Катериной фон Гечмен-Вальдек[2], в этом случае следует обратиться к исторической справке — с падением Австро-Венгрии новые революционные власти отменили австрийское дворянство. Закон об отмене дворянства (Adelsaufhebungsgesetz 1919) отменил все дворянские привилегии и титулы и даже приставки к фамилиям. Таким образом, никакой гражданин Австрии не мог иметь никаких дворянских титулов или даже частиц «von» и «zu» перед своей фамилией. К примеру, юридическое имя ныне здравствующего главы Дома Габсбургов, внука последнего австрийского Императора — просто Карл Габсбург. Точно так же, Фридрих фон Хайек (von Hayek) стал Фридрихом Хайеком, и Курт фон Шушнигг (von Schuschnigg) стал Куртом Шушниггом. Дворянские титулы и частицы «von» и «zu» официально более не существуют и не могут упоминаться в официальных целях.

    Продюсерские проекты

    1. Мюзикл METRO (российская версия)
    2. Мюзикл Notre-Dame de Paris (российская версия)
    3. Мюзикл Roméo & Juliette (российская версия)
    4. Певец Алексей Воробьёв
    5. Фильм «Самоубийцы» (2012)
    6. Чужой дом / The House of Others (2016)

    Фильмография

    1. 1985 — «Валентин и Валентина»
    2. 1987 — «Подданные революции» — Ася
    3. 1987 — «Поражение» — дежурная
    4. 1988 — «Артистка из Грибова» — Лидия
    5. 1988 — «Белая кость» — Стелла
    6. 1988 — «Публикация»
    7. 1989 — «Степан Сергеевич» — Ася
    8. 1989 — «В городе Сочи тёмные ночи» — брюнетка
    9. 1989 — «Зелёный огонь козы»
    10. 1989 — «Канун»
    11. 1989 — «Частный детектив, или Операция „Кооперация“» — герла
    12. 1990 — «Принц привидение» — Бияна
    13. 1991 — «Летучий голландец»
    14. 1991 — «Отель „Эдем“» — Надежда
    15. 1992-1994 — «Азбука любви»
    16. 1993 — «Ангелы смерти» — жена Йохана

    Примечания

  • ↑ Иностранный муж для звезды
  • ↑ «В прямом эфире радиостанции „Эхо Москвы“ продюсер мюзикла „Метро“ баронесса Катерина фон Гечмен-Вальдек». радиостанция «Эхо Москвы» от 17 Март 2001: «Наша сегодняшняя гостья австрийская баронесса русского происхождения Катерина фон Гечмен-Вальдек».
  • Ссылки

    Баронесса русского мюзикла / Акцент / Независимая газета

    21 мая у подъездов театра «Московская оперетта» царил ажиотаж. Творческий коллектив «Метро Энтертейнмент» отмечал годовщину постановки мюзикла «Нотр-Дам де Пари». К этому событию ребята подготовили грандиозный музыкальный капустник. На сцене боролось за место под солнцем целое семейство Квазимодо во главе с Квазимамой, капитан Феб признавался в нездоровой любви к настоятелю храма Фролло, три Эсмеральды сражались за свою «настоящесть». И повсюду — в партере, в фойе, на сцене рядом с актерами — мелькала воздушная фигурка изящной молодой женщины. Это был настоящий праздник продюсера. Катерина Урманчеева, ставшая баронессой фон Гечмен-Вальдек, всегда шла наперекор житейским обстоятельствам. Она не хотела подчиняться канонам советской школьной дисциплины, не желала вступать в комсомол, бравировала своим вольномыслием. И для полного эпатажа мыла беломраморную лестницу Большого театра, в котором работало несколько поколений ее предков.

    Продюсер на сцене иногда выглядит как звезда.
    Фото из архива Катерины фон Гечмен-Вальдек

    -В 1999 году вы начинали на голом месте. Сегодня мюзиклы плодятся как грибы после дождя. Не боитесь конкуренции?

    — Конкурентов у нас нет. Есть коллеги. Мы все делаем общее дело, и чем больше хороших мюзиклов в Москве, тем лучше для становления этого жанра. К тому же мы считаем, что конкуренция в высшей степени полезна, потому что заставляет всех работать лучше. Наша задача — удержать высокую планку, самими же установленную.

    Сейчас мы собираемся ставить «Ромео и Джульетту» и семейный мюзикл «Питер Пэн», где все роли будут играть дети.

    — Почему вы обратились к форме мюзикла? У вас был собственный опыт участия в подобных проектах?

    — Работая над постановкой «Метро», мы в последнюю очередь думали о коммерческой стороне, потому что отдавали себе отчет в том, что это инвестиция в будущее. Это новая ниша в театральном процессе, новый рынок в шоу-бизнесе, и от нас зависит — состоится ли мюзикл в России как жанр или нет. Мы не видели в «Метро» коммерческой составляющей, и то, что спектакль оказался прибыльным, явилось неожиданностью.

    Мы абсолютно не были уверены, что вложенные средства вернутся, и шли на это сознательно. Но, как это ни парадоксально, концентрируясь именно на творческой составляющей, вы лишний раз убеждаетесь в том, что именно это и гарантирует вам коммерческий успех. Ведь любой настоящий творческий успех может быть выражен денежным эквивалентом. Если же вы заостряете внимание на коммерции, проседает та самая составляющая, которая в итоге и гарантирует вам этот успех. К счастью, я и мои партнеры можем позволить себе заниматься тем, что прежде всего доставляет нам творческую радость, и не думать об извлечении прибыли во что бы то ни стало. Это и позволяет нам в первую очередь заботиться о качестве.

    Если говорить о моей причастности к музыке, то я из традиционно музыкальной семьи. Мой дедушка — народный артист, солист оркестра Большого театра, бабушка всю жизнь пела на сцене. Что касается моего актерского прошлого, то актер — это в первую очередь инструмент. А в жизни каждого человека наступает момент, когда он уже не может быть просто инструментом. То, что я делаю сейчас, творчески несравнимо объемней. Мое присутствие на сцене — в этих ребятах, и нет большего удовольствия, чем в их достижениях видеть результаты своего труда.

    — Можно ли утверждать, что с успехом, выпавшим на долю «Метро» и «Нотр-Дам де Пари», в России возникла школа российского мюзикла? Чем она отличается от американской или, скажем, французской?

    — То, что произошло в Москве в последний год второго тысячелетия, на мой взгляд, поставило нас на рубеж, на котором может решиться, станет ли Россия признанным центром мирового мюзикла, сумеет ли она сказать свое слово в этом виде искусства. И самое главное в том, что ответ на этот вопрос полностью зависит от нас.

    Опыт постановки «Метро» и «Нотр-Дама» показал, что совсем не случайно русские версии сами авторы признают лучшими. Встретившись на сцене, две традиции — жесткая европейская технология (с профессиональным мастерством артистов мюзикла), которой мы овладели, и русская театральная традиция (с ее загадочной душой) — дали такой градус существования на сцене, который немыслим ни в одной другой стране мира. И, овладев этим языком и решив создать свои собственные оригинальные постановки, мы можем выйти на несколько иной виток развития жанра в целом, придать ему иное сценическое качество.

    В Европе и Америке очень высок страх коммерческой ошибки, люди предпочитают делать безопасные ремейки или чисто развлекательные и потому успешные спектакли типа «Мама миа». Мы же не боимся экспериментировать, и если нам удастся научиться создавать свои собственные масштабные спектакли, они могут оказаться настоящим театральным явлением мирового уровня.

    Если при этом в процессе формирования и становления русского мюзикла примут участие такие мастера, как Януш Юзефович, соединяющий в себе западный профессионализм и славянскую театральную традицию, он может стать для России тем же, кем двести лет назад стал для нее французский балетмейстер Петипа.

    — Какое место в вашей жизни занимает семья? Ведь вы — деловая женщина, продюсер.

    — Для меня нет ничего важнее семьи. Потому что моя семья — это не только муж, это целый клан, ведь я из очень дружной семьи. Это смешно, но мой муж, выросший без матери (она умерла, когда ему был год), ревнует меня только к моей семье. У него не было в жизни таких отношений с близкими, и он не может понять, как, находясь в любой стране мира, я непременно каждый вечер должна звонить маме и бабушке. Причем бабушка не ляжет спать, пока не услышит от меня, что я дома. Иначе будет волноваться.

    Действительно, моя семья — именно клан, это, пожалуй, единственные люди, на которых я всегда могу полностью положиться, на кого могу рассчитывать в жизни. И всем, что я умею, я обязана моей семье. Поэтому вполне естественно, что муж стал ее частью, так же как я — частью его семьи. Те семейные традиции, с которыми мне пришлось столкнуться, выйдя замуж за Эрнста, резко отличаются от того, к чему приучены мы. Но мне они очень понятны, потому что тот уклад, которым живут эти люди, — тоже клан, только в общеевропейских масштабах.

    Имея за плечами два таких дружных и спаянных клана, я всегда знаю, что у меня надежный тыл. Мощный тыл — глубоко эшелонированный, как говорят военные стратеги, — благодаря которому я уверена, что любое мое начинание будет понято и поддержано. Первые союзники в моих самых смелых начинаниях всегда два ближайших мне человека — муж Эрнст и брат Эльдар, который всегда был примером для подражания и предметом гордости. Совсем недавно брат дал мне новый повод для гордости — вместе с прославленным мореплавателем Федором Конюховым пересек Атлантический океан.

    — Ваш муж, барон Эрнст фон Гечмен-Вальдек, потомок классика оперетты и хорошо разбирается в музыкальном театре. Как он воспринял ваше безумное по тем временам желание «швырнуть деньги на ветер» неустойчивого российского шоу-бизнеса?

    — Семья моего мужа связана с историей европейской культуры. Его дед был владельцем театра «Ан дер Вин». Дядя — известный режиссер Маришка, открывший миру Роми Шнайдер в роли императрицы Сиси. Он также наследник авторских прав Легара. И есть некая забавная закономерность в том, что в театре «Московская оперетта» одновременно идут наши мюзиклы и «Веселая вдова» Легара!

    Мой муж безумно влюблен в «Метро», он сидел вместе с нами на всех отборочных турах, ни слова не понимая по-русски, и до сих пор рассказывает о том, как это происходило. У него есть свои любимцы, он обожает Теону и Кети Дольниковых, Свету Светикову, с огромным вниманием следит, как развиваются их карьеры. Когда у Теки был первый сольный концерт в Доме литератора, приуроченный к присуждению ей премии «Триумф», Эрнст специально прилетел в Москву.

    Эрнст поддерживал меня с первой же минуты, так как видел, что я вкладываю в проект всю душу, а ведь самое главное в деле, которое ты затеваешь, не в результате, а в пути к его достижению. Кроме того, он убежден, что нужно уметь не только зарабатывать деньги, но и тратить их.

    — Вы москвичка, относительно недавно ставшая иностранкой, и потому вам легче судить об изменениях в облике и в светской жизни столицы.

    — Так как я живу в Австрии, а работаю в Москве, этаким вахтовым методом, у меня нет времени посещать московские светские мероприятия. Для того чтобы я пошла куда-то, мероприятие должно быть связано с именами близких мне людей или друзей. У меня нет времени и амбиций, чтобы людей посмотреть и себя показать. Мне гораздо интереснее за кулисами Театра оперетты.

    Что касается Москвы, то, на мой взгляд, она изменилась настолько, что ее просто не узнать. Я выросла в Праге и, вернувшись с родителями в Москву, непрерывно рыдала: меня встретил серый, мрачный, очень недружелюбный город. Сегодня, когда я езжу по делам, охватывает гордость за мой родной город — чистый, нарядный, богатый и красивый! На сегодняшний день, как мне кажется, Москва, пожалуй, один из самых модных городов в мире, и по уровню развлечений она смело может конкурировать с самыми крупными европейскими столицами. И в этом есть и наша заслуга, ведь теперь в Москве можно сходить и на мюзикл. И это замечательно!

    Комментарии для элемента не найдены.

    Катерина Гечмен-Вальдек: «Молодёжь сегодня живёт в другом темпе и смотрит другое кино»

    Катерина Гечмен-Вальдек: «Молодёжь сегодня живёт в другом темпе и смотрит другое кино»

    В ноябре 2015 года на Днях российского кино в Праге Катерина Гечмен-Вальдек представляла российско-итальянскую картину «Вставай и бейся». Наш корреспондент Татьяна Малькова побеседовала с Катериной Гечмен-Вальдек в один из её приездов в Прагу.

    ВСТАВКА: Катерина Гечмен-Вальдек (урождённая Екатерина Урманчеева) – российский театральный, музыкальный и кинопродюсер. Окончила ГИТИС, снялась в 15 кинофильмах, продюсер российских версий мюзиклов «Метро», «Нотр-Дам Де Пари», «Ромео и Джульетта», кинофильмов «Самоубийцы», «Вставай и бейся!», «Чужой дом» и других. Является совладельцем компании «Лига Продакшн», занимающейся деятельностью в сфере кинематографа. Владеет несколькими европейскими языками. Замужем за австрийским гражданином Эрнстом Гечмен-Вальдек, представителем дворянского рода баронов фон Гечмен-Вальдек. Катерина хотя и родилась в Москве, значительную часть своего детства провела в Праге, где работали её родители. Здесь она впитала любовь к европейской культуре, в том числе и музыкальной. Видимо, поэтому после того, как Катерина получила актёрское образование и состоялась как актриса, её интерес переключился на мюзиклы. Именно она фактически открыла этот популярный жанр для России. Сейчас Катерина чаще выступает в роли кинопродюсера.

    Катерина, Вы находитесь в городе, в котором практически выросли. Как Вы ощущаете себя в Праге, в Чехии?

    Я действительно выросла здесь, и, несмотря на мою национальную принадлежность и чувство гордости за мою страну, я ощущаю себя гражданином мира. В первую очередь, гражданином Европы, ведь последние 23 года я фактически живу и в Австрии, на родине моего мужа. А приезд в Прагу для меня – это возвращение домой.

    Вы привозили в Прагу российско-итальянскую картину «Вставай и бейся». Это копродукционный фильм. Считаете, что у копродукционного кино большие перспективы?

    Мой партнёр в компании «Лига Продакшн» Надежда Горшкова, так же как и я, много лет живёт в Европе, и мы смотрим на кино как на инструмент интеграции. Копродукционное кино – это колоссальный ресурс для национального, политического, социального единения. Это не значит, что надо снимать политизированное кино. Это значит, что надо воспользоваться отсутствием границ в современном мире для того, чтобы создавать художественный продукт, где коллективный многонациональный талант даст наивысший результат. И мне кажется, что сейчас только от нас самих зависит, как распорядится той спиралью, по которой идёт современная история.

    Расскажите, пожалуйста, подробнее о картине «Вставай и бейся».

    В этой российско-итальянской картине рассказана флорентийская история, основанная на старинной традиции игры в мяч, сохранившейся до наших дней. Эта жестокая средневековая игра, представляющая собой смесь регби и боёв без правил. Но на фоне экстремальных отношений настоящих мужчин мы рассказываем о жизни: о сегодняшней Европе, об отношениях людей и национальностей, любви, ненависти, дружбе и предательстве. В картине занято и несколько российских актёров: одну из главных ролей сыграл Алексей Воробьёв. Он также стал режиссером монтажа и написал к нашему фильму всю музыку, за исключением одной классической арии в исполнении Лучано Паваротти. Ещё до выхода в прокат картина получила множество призов, в том числе один за лучшую режиссуру и три за музыку к фильму. Хочется надеяться, что картина выйдет в прокат и в Чехии.


    Конечно, в нашем разговоре нельзя не коснуться Алексея Воробьёва, продюсером которого вы стали в его 17 лет. Это благодаря Вашим стараниям он добился сегодняшнего успеха?

    Когда речь идёт о таком таланте, нам, продюсерам, отводится лишь роль старшего наставника, который может направлять и давать возможность учиться и развиваться. Когда его американского педагога спросили, как Алексею удалось восстановиться после обширного инсульта, полученного в результате автомобильной аварии и делать то, что он делает сейчас, этот 70-летний наставник многих голливудских звезд, в том числе Бенисио Дель Торо, ответил: «Не спрашивайте у Сальери, как функционирует Моцарт!»

    Мне посчастливилось лишь этот талант заметить и дать Алексею возможность развиваться и учиться с юных лет. Хочу сказать, что талант такого уровня появляется нечасто и ещё реже – вместе с таким трудолюбием. Вместо того чтобы колесить по стране с концертами, как многие его коллеги, он, уже начав активно сниматься в кино, пошёл учиться в Школу-студию МХАТ, потом продолжил обучение уже в Америке, и сейчас мы видим результаты этого труда.

    Козерог по гороскопу, Алексей, как и я, не приемлет дилетантизм, и когда чем-то занимается, то стремится стать профессионалом, вгрызается до самой глубины. Сегодня он автор музыки к множеству фильмов, отмеченный призами. Его короткометражный режиссёрский дебют «Папа» получил 11 премий на американских и европейских кинофестивалях. Но тому, что он умеет сейчас: снимать, монтировать, делать оркестровки и писать симфоническую музыку к кино – я научить бы не смогла. Я не умею и десятой доли того, что он делает как профессионал. И уже нередко сама обращаюсь к нему за советом. И поэтому, как «пожилая мать», могу им только гордиться.

     

    Но вернёмся к копродукционному кино. Копродукция не сулит смерть национальному кинематографу?

    Ни в коем случае. Копродукция и национальный кинематограф существуют параллельно и не могут заменить друг друга. Создание копродукции возможно только на уровне киноматериала, который шире, чем локальный менталитет. Ты не сможешь сделать копродукционную комедию, шутки в которой будут понятны зрителям только одной страны. Поэтому всегда будет существовать кино сугубо национальное, которое эксплуатирует национальную тематику. Но как кино бывает только двух видов – хорошее и плохое, так и национальное, и копродукционное кино может быть как хорошим, так и плохим. Правда, у копродукции больше шансов стать «хорошим кино», потому что она всегда делается международной командой профессионалов и апеллирует к универсальным темам. Эти «позывные» должны быть понятны многим культурам.

    Если говорить об экономике кинопроизводства, то когда ты делаешь российскую картину, то это продукт, который выходит для 3% мировой зрительской аудитории, а создавая копродукционное кино, ты заведомо выходишь на более широкий рынок. Если это копродукция с американцами, то это уже 93% мирового рынка, если, как в нашем случае, с европейской страной – то это 10-15%. То есть то же количество усилий и денег, вложенное в копродукционное кинопроизводство, «выходит» на гораздо больший зрительский сегмент.

     

    Некоторые критики современного российского кинематографа считают, что мы утрачиваем национальные кинотрадиции и снимаем фильмы в голливудской манере. В качестве примера называют «Севастополь», который был также представлен на Днях российского кино в Праге…

    Мир изменился – изменилась и молодёжь. Она существует в другом темпе и смотрит другое кино. Если мы хотим снимать для нового поколения, которое нуждается в проектах, формирующих сознание, то для того, чтобы молодежь их не отторгала и смотрела не только «Гарри Поттера», но и фильмы про «Севастополь», то фильмы должны быть сняты по голливудским стандартам. Такие «позывные» молодёжи понятны, и она будет готова переварить этот продукт и впитать то, что он в себе несёт.

    Современное кино, как и музыка, не может быть консервативным. Это не опера и не балет – жанры, которые, даже претерпевая изменения, остаются в традиционных рамках. Кино же обязано ориентироваться на сегодняшние запросы, иначе оно не получит отклика, не будет понято и станет практически бессмысленным. Если мы хотим, чтобы массовая культура была высокого качества, то умение рассказать историю должно ориентироваться на современные стандарты.

    У Вас в работе уже есть новые проекты?

    Наш следующий проект – это снятый в копродукции с Грузией, Испанией и Хорватией жёсткий, тяжёлый, арт-хаусный проект «Чужой дом». Это художественный фильм, рассказывающий о беженцах, которые приходят в чужие ещё тёплые дома людей, которые были вынуждены их покинуть. В фильме поднимаются вопросы этики и морали, которые сегодня ещё более актуальны, чем тогда, когда мы начинали снимать эту картину.

    Когда этот сценарий попал к нам в руки, мы сразу поняли, что эту историю нельзя рассказывать с одного ракурса, локально, с точки зрения грузинского, русского или украинского народа. Мы решили, что это должно быть антивоенное кино, история о том, чего не может быть – не должно быть! – в современном мире. Для этого мы собрали по-настоящему «олимпийскую» актерскую команду. У нас есть Бранко Джурич, снявшийся в оскароносном фильме о войне в Боснии «Ничья земля», у нас есть грузинские, абхазские, армянские, азербайджанские, русские актёры. Все наши актёры – представители всех тех стран, которые в XXI веке имеют историческое и политическое право такую историю рассказывать.

    Подчеркну, что картина поддержана Министерством культуры России и Министерством культуры Грузии, а «Вставай и бейся» была поддержана итальянским Министерством культуры и российским Фондом кино. А это значит, что на подобные темы говорить нужно, и этот разговор зрителям интересен. Главное – говорить языком искусства. Это, на мой взгляд, единственный способ сегодня решать возникшие в мире подобные проблемы. Надеемся, в 2016 году мы привезём эту картину в Прагу.

    У Вас в Праге ведь были деловые переговоры?

    У нас здесь работают друзья, представители американской компании Lake shore Entertainment, которые снимают на студии «Баррандов» пятую часть мирового блокбастера Underworld, и мы надеемся, что здесь будут и российские проекты, во всяком случае, мы всё для этого делаем.

    Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №14/358

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *