Гечмен вальдек катерина – фото 2017 и новости с Екатериной фон Гечмен-Вальдек, личная жизнь Екатерины фон Гечмен-Вальдек и биография, сколько лет Екатерине фон Гечмен-Вальдек

Гечмен-Вальдек, Катерина — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Катери́на Ге́чмен-Ва́льдек (австр. Gecmen-Waldeck) (Урманче́ева Екатери́на Мура́товна) (род. 9 октября 1964 (1964-10-09)) — театральный и музыкальный менеджер, в прошлом киноактриса. Окончила ГИТИС (ныне — РАТИ). С 1985 года снималась в кино. В 1993 году Екатерина Урманчеева, по её словам, вышла замуж за австрийца Эрнста Гечмен-Вальдека и приняла его фамилию.

В официальной генеалогии европейских источников нигде не указывается о повторном официальном браке барона Эрнста Гечмен-Вальдека с гражданкой Урманчеевой. Информация о том, что Екатерина замужем за Гечмен-Вальдеком, основывается целиком на её собственном утверждении. Однако пара появляется вместе на официальных мероприятиях[1].

Некоторые информационные источники называют её Катериной фон Гечмен-Вальдек[2], в этом случае следует обратиться к исторической справке — с падением Австро-Венгрии новые революционные власти отменили австрийское дворянство. Закон об отмене дворянства (Adelsaufhebungsgesetz 1919) отменил все дворянские привилегии и титулы и даже приставки к фамилиям. Таким образом, никакой гражданин Австрии не мог иметь никаких дворянских титулов или даже частиц «von» и «zu» перед своей фамилией. К примеру, юридическое имя ныне здравствующего главы Дома Габсбургов, внука последнего австрийского Императора — просто Карл Габсбург. Точно так же, Фридрих фон Хайек (von Hayek) стал Фридрихом Хайеком, и Курт фон Шушнигг (von Schuschnigg) стал Куртом Шушниггом. Дворянские титулы и частицы «von» и «zu» официально более не существуют и не могут упоминаться в официальных целях.

  1. Мюзикл METRO (российская версия)
  2. Мюзикл Notre-Dame de Paris (российская версия)
  3. Мюзикл Roméo & Juliette (российская версия)
  4. Певец Алексей Воробьёв
  5. Фильм «Самоубийцы» (2012)
  6. Чужой дом / The House of Others (2016)
  1. 1985 — «Валентин и Валентина»
  2. 1987 — «Подданные революции» — Ася
  3. 1987 — «Поражение» — дежурная
  4. 1988 — «Артистка из Грибова» — Лидия
  5. 1988 — «Белая кость» — Стелла
  6. 1988 — «Публикация»
  7. 1989 — «Степан Сергеевич» — Ася
  8. 1989 — «В городе Сочи тёмные ночи» — брюнетка
  9. 1989 — «Зелёный огонь козы»
  10. 1989 — «Канун»
  11. 1989 — «Частный детектив, или Операция „Кооперация“» — герла
  12. 1990 — «Принц привидение» — Бияна
  13. 1991 — «Летучий голландец»
  14. 1991 — «Отель „Эдем“» — Надежда
  15. 1992-1994 — «Азбука любви»
  16. 1993 — «Ангелы смерти» — жена Йохана
  • ↑ Иностранный муж для звезды
  • ↑ «В прямом эфире радиостанции „Эхо Москвы“ продюсер мюзикла „Метро“ баронесса Катерина фон Гечмен-Вальдек». радиостанция «Эхо Москвы» от 17 Март 2001: «Наша сегодняшняя гостья австрийская баронесса русского происхождения Катерина фон Гечмен-Вальдек».
  • Барон Эрнст фон Гечмен-Вальдек: «Об убийстве думал трижды, но о разводе с Катей

    Замуж за аристократа — принца или барона — вполне понятная мечта русских Золушек. Но где с ними знакомятся? И всякий ли брак с «графьями» сулит сказочную жизнь?

    Мы встретились в Австрии, в родовом замке семьи фон Трапп, куда Катерина и ее муж барон Эрнст фон Гечмен-Вальдек пригласили участников мюзикла «Звуки музыки». Пока Катерина знакомила гостей с аристократическими обычаями, барон начищал капот своего кабриолета… Трудно было, глядя на него, не вспомнить давнюю историю. На одном из приемов в российском правительстве Эрнст заявил: «Вы должны дать мне Звезду Героя! Я женился на Катерине и спас от нее вашу страну. Хотя бы часть времени она куролесит на моей территории!»

    Но вообще-то Эрнст фон Гечмен-Вальдек — серьезный человек с хорошей, что называется, родословной. Крестный отец наследника империи «Хейнекен», в близком родстве с композитором, автором «Веселой вдовы» Францем Легаром. Дед Эрнста владел в Вене двумя театрами. А родной дядя — режиссер Эрнст Маришка, в 1950-е открывший Роми Шнайдер. До войны Гечмен-Вальдеки были совладельцами завода «Шкода»… А до знакомства с Катей Урманчеевой Эрнст был женат на французской принцессе де Бурбон-Парм, потомке Людовиков.

    На свадьбе каждому по бутылке водки

    — Наше знакомство с Катей — стечение немыслимых обстоятельств, — признается мне барон. — Рядом с Монте-Карло, в Эзе, на вилле, где в свое время встретились Грейс Келли и князь Монако Ренье, меня хотели познакомить с сестрой хозяйки дома в надежде обручить, но она опоздала на самолет. И… рядом со мной посадили Катерину. «Мамма миа!» — сказал я, впервые увидев ее.

    Катя: — Первое, что ты сказал: «Наконец хоть кто-то моложе 80!»

    Эрнст: — Я знал, что Катя остановилась у друзей неподалеку. И назавтра же заявился в гости. Началась ужасная гроза…

    Катя: — Он сказал, что у его антикварного «Ягуара» протекает крыша. Пришлось оставить его ночевать.

    Эрнст: — Не спалось. И я постучал к ней в дверь. Мы снова говорили до утра. Ничего в ту ночь не было, только разговоры!

    Катя: — А через год мы поженились…

    — Как вы решились на этот брак?

    Эрнст: — Не помню. Возможно, это Катя сделала мне предложение, а я дал согласие (смеется). На свадьбу из России привезли угощение: на каждого гостя по бутылке водки и тарелке икры, представляете? Музыка до пяти утра. Утром у всех слегка болела голова… (Вздыхает.) Но Катя умеет соответствовать любому обществу. Ее сразу приняли во всех домах. И знаете, за 18 лет жизни с ней я трижды думал об убийстве, но ни разу о разводе! (Cмеется.)

    — Баронесса могла бы жить поспокойнее, а Катя у вас как юла: продюсирует, мюзиклы ставит. Эти две жизни можно совмещать?

    Эрнст: — Я не отвечу. Сами догадайтесь, как я к этому отношусь.

    Катя: — В Австрии мы вместе 24 часа в сутки. В Москве удается вырваться в офис. Когда я ставила мюзиклы («Метро», «Нотр-Дам де Пари», «Ромео и Джульетта». — Ред.), муж сидел рядом. Конечно, ему комфортнее в Австрии, но он вынужден терпеть. Да, муж бесится, для него дико засыпать в три ночи. В австрийском доме мы ложимся спать в одиннадцать!

    — Вы говорите: «Муж бесится». Как это?

    Катя: — Самые страшные конфликты, до мордобоя, случаются у нас только из-за нашего правительства! Я перед мужем отвечаю за каждого нашего лидера, за каждый газовый конфликт с Украиной.

    «Я — БЫВШАЯ ПОДРУГА ВАШЕГО СУПРУГА»

    Катя: — Я жутко ревнивая, но про Эрнста знаю все, а он про меня. Понимаешь?

    — Понимаешь? Понимаешь? — копирует Эрнст Катю (он так и не выучил русский).

    Катя: — Ты не представляешь, сколько женщин в разных странах подходили ко мне со словами: «Здрасьте, я бывшая подруга вашего мужа!»

    — А как вышло, что детей Эрнста от первого брака воспитывали вы?

    Катя: — Он был женат на французской принцессе, она умерла в 42 года. И он воспитывал Татьяну и Винсента сам. Сложнее было с Татьяной. Девочке 14 лет было тяжело смириться с новой хозяйкой. Но я не борюсь с ней за первенство, так что все наладилось.

    — Что ты так долго рассказываешь? — перебивает Эрнст.

    — Говорю, что наши отношения за 18 лет ничуть не изменились.

    — То есть чем я меньше тебя вижу, тем они лучше? — приподнимает брови барон.

    — Еще я сказала, что, когда мы встретились, у тебя на голове не было ни одного седого волоса…

    — Разумеется! Все седые волосы из-за тебя! — смеется барон.

    — Только героическая русская женщина выстоит с тобой столько лет! — говорит Катя.

    — Только героический барон выдержит так долго с тобой в Москве!

    Как выйти замуж за принца

    Мы вспомнили еще нескольких русских девушек, отправившихся под венец с заграничным аристократом. Как им это удалось?

    Наталья Водянова (студентка из Нижнего Новгорода) и лорд Джастин Портман (британский аристократ, младший брат 10-го виконта Портмана).

    На вечеринке в Париже. Джастин подошел к русской фотомодели и… знакомство началось со ссоры. Но через год они поженились и прожили в браке 10 лет. Наталью успели прозвать «Золушкой нашего времени», Британия влюбилась в скромную и стильную русскую…

    Но вот Водянова и Портман заявили, что расстаются. Говорят, Наташа давно тянула семью на себе (как-никак в третьей сотне самых богатых в Британии). Детей — Лукаса, Виктора и дочь Неву — они планируют воспитывать вместе…

    В августе Наталья показала публике нового избранника — наследника модной империи Антуана Арно.

    Екатерина Десницкая, сирота из Луцка (ныне — украинский город), и сиамский принц Чакрапонга (второй сын короля-реформатора Рамы V).

    В 1905 году принц учился в России, в Пажеском корпусе. На приеме увидел Екатерину (она училась на курсах медсестер). Но после знакомства Катя уехала санитаркой на Русско-японскую войну. Чакрапонг дождался ее. В 1908-м у них родился сын, принц Чула… Но 13-летний брак завершился разводом: муж Кати увлекся 15-летней тайской принцессой. Она уехала в Шанхай и вышла за американского солдата.

    Белорусская официантка Наташа и шейх Дубая Саид аль-Мактум Бен-Мактум (наследник 16-миллиардного состояния).

    Шейх приехал в Минск на соревнования по стендовой стрельбе. И через месяц 19-летняя официантка, подавшая ему сок, стала его второй официальной женой. От первой жены у него пятеро детей. От Наташи пока один. Зовут ее теперь госпожа Аиша. Живет в элитном районе Дубая, а муж — отдельно от нее.

    Любовь Ступакова из подмосковной Черноголовки и Алек Вильденштейн, потомок династии антикваров, миллиардер.

    Она произвела на него впечатление во время модного показа. Он был старше на 30 лет, но ухаживал с юношеским пылом. В итоге они стали парой. В 2000 году он развелся с прежней женой Джослин — та отсудила у бывшего мужа несколько десятков миллионов долларов. Ради Любы Алек принял православную веру — в Елоховском соборе Москвы состоялось и крещение, и венчание. А потом обнаружилось, что у Алека рак… В 2008 году он умер.

    Катерина Гечмен-Вальдек (Екатерина Урманчеева) — биография, информация, личная жизнь, фото

    Катерина Гечмен-Вальдек

    Катерина Гечмен-Вальдек

    Катерина Гечмен-Вальдек (Katerina Gechmen-Valdek), урожденная Екатерина Муратовна Урманчеева. Родилась 9 октября 1964 года в Москве. Советская и российская актриса, театральный и музыкальный менеджер, продюсер.

    Екатерина Урманчеева, ныне широко известная как баронесса Катерина Гечмен-Вальдек, родилась 9 октября 1964 года в Москве.

    Отец — Мурат Урманчеев, был главой пресс-службы Академии наук СССР.

    Ее прадед основал Тифлисскую консерваторию. Дед был профессиональным виолончелистом.

    Детство Екатерины прошло в столице Чехии, где родители работали в международном журнале «Проблемы мира и социализма».

    Еще в школьные годы показала себя полиглотом — освоила английский, польский, чешский, немецкий и французский языки.

    В Москву вернулась в 16 лет, но проявила свободомыслие и вольнодумство, отказалась вступать в комсомол. Из-за этого ей пришлось сменить восемь школ. В юности, по ее словам, любила эпатаж в одежде: «В юные годы я, конечно, предельно экстравагантно одевалась. Когда я еще в 80-х ходила по Ялте в ботфортах черных, водители отвлекались и машины просто бились! Я ходила в ботфортах, в мини-юбках, в самых невероятных каких-то корсетах, причем если это входило в моду, а достать было невозможно, я сама все шила».

    В знак протеста устроилась уборщицей в Большой театр, в котором ее деду играл в оркестре.

    Окончила актерский факультет ГИТИСа, училась вместе с Алексеем Серебряковым и Дмитрием Певцовым.

    С 1985 года начала сниматься в кино, дебютировав в эпизоде фильма «Валентин и Валентина».

    Во второй половине 1980-х — начале 1990-х исполнила ряд второплановых ролей в кино. Актрису можно было видеть в лентах «Подданные революции», «Белая кость», «Артистка из Грибова», «Частный детектив, или Операция «Кооперация»», «В городе Сочи тёмные ночи», «Принц привидение», «Отель Эдем», «Азбука любви».

    Екатерина Урманчеева в фильме «Белая кость»

    Екатерина Урманчеева в фильме Белая кость

    Свою последнюю роль в кино исполнила в 1993 году в военной драме Юрия Озерова «Ангелы смерти». Лента представляет собой историю любви молодого сибирского парня-снайпера и девушки, волей случая ставшей жертвой знаменитого немецкого стрелка. Она сыграла жену Йохана (Регимантас Адомайтис) — немецкого барона, меткого стрелка, чемпиона Олимпийских игр, которого пытались призвать на фронт для того, чтобы он убил Иосифа Сталина.

    Екатерина Урманчеева в фильме «Ангелы смерти»

    Екатерина Урманчеева в фильме Ангелы смерти

    По словам Екатерины, к актерской профессии она никогда не относилась серьезно: «Я училась и начинала работать в самое неудачное для России время, — советское кино уже закончилось, а настоящее российское еще не началось. У меня никогда не было серьезных актерских амбиций».

    В 1993-м вышла замуж за австрийского барона и стала Катериной Гечмен-Вальдек.

    С 1998 года занялась продюсированием мюзиклов. Катерину Гечмен-Вальдек считают основателем жанра «мюзикл» в России. Она курировала первые российские мюзиклы — «Метро», «Нотр-Дам де Пари», «Ромео и Джульетта». Они с успехом шли на сцене Московского Театре оперетты.

    Сама она позже рассказывала: «Утром в августе 98-го я проснулась с мыслью: «Сейчас или никогда!» Притом, что времена в Росси были трудные для масштабных начинаний — страна только оживала после дефолта. Но у меня уже были единомышленники в этой «безумной затее», которые стали потом деловыми партнерами. А после того как мой муж просидел со мной на всех отборочных турах, просмотрев четыре тысячи кандидатов, сдался и он. Видя, сколько сил я вкладываю в проект своей мечты, он просто не мог не поддержать меня в этом. И когда я начинала с мюзиклом «Метро», мне, конечно, хотелось надеяться, что проект не будет экономически убыточным, хотя бы потому, что я вкладывала в это дело свои собственные деньги. Но моей главной задачей было показать, что мюзикл в России — это возможно. И сейчас уже смешно вспоминать, но мне тогда не хватало денег, и я продала одну из своих квартир в Москве».

    Мюзикл «Метро» получил две премии Национального театрального фестиваля «Золотая маска» и был номинирован на Государственную премию России. Катерина Гечмен-Вальдек несколько лет продюсировала певца и актера Алексея Воробьева.

    Баронесса Катерина Гечмен-Вальдек

    Баронесса Катерина Гечмен-Вальдек

    В 2013 году Екатерина Гечмен-Вальдек вошла в состав совета директоров банка «Экспресс-Кредит».

    В 2016 году выступила продюсером фильма «Чужой дом» производства России, Грузии, Испании и Хорватии. Социальная драма рассказывает о гражданской войне в Грузии.

    Личная жизнь Катерины Гечмен-Вальдек (Екатерины Урманчеевой):

    Муж — барон Эрнст-Алексис Гечмен-Вальдек. Его дед был владельцем театра «Ан дер Вин», в котором сегодня идут все венские мюзиклы, другой дед — одним из владельцев концерна «Шкода». Его дядя — знаменитый король оперетты Легар, одним из наследников авторских прав которого является Эрнст. Один из кузенов его матери — известный режиссер Маришка, открывший миру Роми Шнайдер.

    С Эрнстом она познакомилась на приеме у общих друзей 22 сентября 1993 года. В тот момент она снималась во Франции в картине Леонида Филатова «Любовные похождения Толика Парамонова» (позже работа над фильмом прервалась из-за болезни Филатова). На уик-энд из Парижа она уехала в Грас. Ее соседом за столом оказался Эрнст. Через несколько дней после званого ужина Екатерина получила приглашение на свадьбу принца Сайн-Видкенштайна — одного из близких друзей Эрнста. Она прилетела в Зальцбург, где Эрнст практически сразу сделал девушке предложение. Они около года встречались, затем она дала согласие.

    В 28 лет Екатерина вышла замуж за Эрнста Гечмен-Вальдека. Для нее это был первый брак, а для супруга — второй (первая жена Эрнста из рода Бурбонов, погибла в 42 года).

    Эрнст и Катерина воспитывают двух детей от первого брака барона — дочь Татьяну и сына Винсента.

    Катерина Гечмен-Вальдек и муж Эрнст Гечмен-Вальдек

    Катерина Гечмен-Вальдек и барон Эрнст Гечмен-Вальдек

    Катерина Гечмен-Вальдек и муж Эрнст Гечмен-Вальдек

    Вместе с супругом Катерина коллекционируют старинные машины. У них в гараже — «Ягуар» 1973 года (знаменитый e-type — 12-циллиндровая спортивная машина), «Шевроле-Корвет» 1953 года, «Мерседес 190» 1959 года и др. «Наши машины не имеют гламурной именной истории, но мы их очень любим. И я надеюсь, что сейчас, может быть, у них в именной истории прибавится то, что они принадлежали нам», — говорила Катерина Гечмен-Вальдек.

    Фильмография Екатерины Урманчеевой:

    1985 — Валентин и Валентина — эпизод
    1987 — Поражение — дежурная
    1987 — Подданные революции — Ася
    1988 — Публикация — эпизод
    1988 — Белая кость — Стелла
    1988 — Артистка из Грибова — Лидия, землячка из Грибова
    1989 — Частный детектив, или Операция «Кооперация» — «Клёвая герла»
    1989 — Степан Сергеич — Ася, подруга Виталия Игумнова
    1989 — Канун (короткометражный) — эпизод
    1989 — Зелёный огонь козы — эпизод (нет в титрах)
    1989 — В городе Сочи тёмные ночи — брюнетка
    1990 — Принц привидение — Бияна, подруга принцессы
    1990 — Московский полицейский Каминский («Le flic de Moscou» Crime sous hypnose) — Лолита
    1990 — Летучий голландец
    1991 — Отель Эдем — Надежда
    1992-1994 — Азбука любви
    1993 — Ангелы смерти — жена Йохана

    Продюсерские работы Екатерины Урманчеевой:

    2016 — Чужой дом (House of Others / სხვისი სახლი)






    «Из-за семейной трагедии мне пришлось отложить мечты о ребенке»

    Продюсер Катерина фон Гечмен-Вальдек привезла в Россию жанр бродвейского мюзикла. Она стояла у истоков знаменитых постановок «Метро» и «Нотр-Дам де Пари». В последние годы работала с актером и певцом Алексеем Воробьевым. Как девушка из Москвы стала австрийской баронессой 
    и почему только после 17 лет брака разрешила себе стать мамой, Катерина рассказала Ксении ПАДЕРИНОЙ.

     

    Июль 2011 года. Южный Тироль, Италия. Замок семьи фон Трапп


    — «Катя, спускайся скорее! Скоро пробьет семь!» — зовет муж, и я начинаю собираться к ужину. Опаздывать к столу здесь не принято — ни нам, гостям, ни тем более хозяевам.


    В мире, где вырос мой муж, завтраки, обеды и ужины проходят в строго назначенное, веками выверенное время. Ничто и никто в мире не может изменить эту традицию. И как нигде больше, понимаешь смысл поговорки «Война войной — а обед по расписанию».


    Я распахиваю шкаф, чтобы достать платье, и взгляд упирается в ярко-голубой дирндль — национальный костюм, в котором 17 лет назад я выходила замуж. Произношу эту цифру — и самой не верится. Кажется, словно это было вчера.


    Наша с Эрнстом свадьба состоялась в Австрии, и из России была приглашена только моя семья. Но мы с мужем договорились: в честь 10-летия со дня бракосочетания позовем всех друзей и закатим огромный праздник уже в России. Пообещали и вспомнили об этом, когда нашему браку было уже… лет 12! Так быстро пролетело время.


    Порой людям кажется, что моя жизнь — это волшебная сказка. Простая московская девушка вышла замуж за настоящего барона, поселилась в замке — и теперь у нее другая, совершенно фантастическая жизнь. С одной стороны, все это так, ведь я очень люблю своего мужа и все, что случилось со мной, — прекрасно. Но с другой — моя жизнь, как и жизнь каждого из нас, не была дорогой, устланной лепестками роз. Человеку, не выросшему в этом кругу, войти в него не так просто.


    Быть женой барона — это не привилегия, а ежедневный труд. И мне предстояло во многом разобраться, многое понять и ко многому привыкнуть. Я осознала это еще до свадьбы. В том числе и поэтому целый год думала: стоит ли мне выходить замуж за Эрнста?

     

    Фамилии оказались одинаковыми

    1994 год. Зальцбург, Австрия


    — «Ты выйдешь за меня?»


    Мы знакомы всего несколько месяцев, а он уже в который раз зовет меня под венец — удивительное дело. Эрнст — красивый, прекрасно воспитанный, веселый, с превосходным, каким-то уникальным чувством юмора. Но выйти замуж и остаться жить здесь, в Австрии, для меня — абсолютная перемена жизни. И я не знала — готова ли к этому.


    Осенью мы были на свадьбе его близких друзей, где я впервые окунулась в мир европейской аристократии. Эрнст пригласил меня на бракосочетание людей, имеющих прямое отношение к русской истории времен наполеоновской войны. Одним из главных генералов, воевавших вместе с Багратионом и Кутузовым, был принц Сайн-Витгенштейн. И именно его потомок женился в день моего рождения — 9 октября!


    Только потом я поняла, что для меня это были своего рода смотрины. Эрнст хотел, чтобы друзья и родственники оценили его выбор. По сути, я не имела права присутствовать на этом суаре, потому что не была официальной невестой Эрнста. Все вокруг, в том числе и невеста, были одеты в национальные австрийские костюмы, а при выходе из церкви молодых встречали оружейным залпом егеря. Эрнст по этому случаю тоже надел традиционные кожаные штаны — ледерхозен, доставшиеся по наследству. Носить новые кожаные штаны — почти дурной тон. В этой среде круто лишь то, что является свидетельством твоего происхождения.


    Если бы я выросла в этой части Европы, где светские журналы пишут не о жизни поп-звезд, а о жизни аристократии, наверно, я испытывала бы к этим людям понятный пиетет. Но для нас, жителей постсоветского пространства, принцы и принцессы были всегда только персонажами сказок, и всерьез осознать их реальность я не могла, поэтому никакой дистанции между нами не возникло. Теперь я знаю, что ее и не существует: эти люди сразу чувствуют тех, кто относится к ним с подобострастием, и мгновенно заносят в другую, не равную себе категорию. А если ты ведешь себя просто и с достоинством, то будешь своим в любом кругу.


    После той свадьбы Эрнст впервые предложил мне выйти за него. Я ответила, что подумаю. В семье моих родителей царила любовь, и себе я желала только того же. «Выходить замуж нужно один раз и навсегда», — считала я и взвешивала все за и против. Мне, выросшей среди высоток и городских огней, предстояло поселиться в горах, где за окнами бродят олени, в старинном доме, который до сих пор отапливается изразцовыми печами.


    Сегодня я с уверенностью могу сказать, что ни до, ни после встречи с Эрнстом я не видела человека, которого могла бы представить своим мужем. Наверно, это действительно судьба — ведь у нас с ним были практически одинаковые фамилии. Я — Урманчеева, а «урман» — это по-татарски «лес», а «вальд» — «лес» по-немецки.


    Когда же наконец, почти через год, я все-таки сказала ему да, Эрнст в свойственной ему манере решил пошутить. У нас были гости, и он в очередной раз задал мне вопрос о женитьбе, уже не надеясь на определенный ответ. А когда я вдруг согласилась, с невозмутимым лицом тут же повернулся к своему другу и произнес: «Вот видишь, все хотят за меня замуж! Что тут будешь делать?»

     

    Будущее сыну предсказал Нострадамус


    — В то время, когда мы встретились с Эрнстом, у него уже было двое детей от первого брака: старшая Татьяна и младший Винсент. Брак Эрнста с их мамой, принцессой Бурбон-Парм, распался пять лет назад, и он один воспитывал детей. Как шутливо объясняет муж, за последние 400 лет семья его бывшей жены, прямой наследницы французских королей, разучилась сама воспитывать своих детей — это тоже своего рода традиция.


    Самое забавное, что в свое время Нострадамус предсказал: последним королем Франции в ХХ веке, который спасет мир от третьей мировой войны, будет мальчик, рожденный в 1981 году от матери Бурбон. И такой мальчик только один — наш Винсент. Как видите, Нострадамус все-таки ошибался — монархии во Франции нет уже давным-давно. А этот мальчик — подданный Австрии.


    Мы сразу легко нашли общий язык с Татьяной и Винсентом. Но когда Эрнст и я поженились, 14-летняя Татьяна неожиданно приняла это в штыки. Она стала ревновать. Ведь превращение девушки отца в жену переводило Татьяну в категорию младшей хозяйки.


    Но прекрасное воспитание не позволяло ей вести себя некорректно по отношению ко мне. А вскоре это вообще прошло.


    Я всегда мечтала о собственных детях, но не могла себе этого позволить, потому что занималась детьми мужа. Нет, я не пыталась заменить маму. Я стала их другом, постаралась создать для них полноценную семью.


    Татьяна и Винсент безумно любили свою маму и не понимали, почему иногда она даже не звонила им в дни рождения. Нам с Эрнстом приходилось выкручиваться: мама же живет в Америке, у нее другое время, она звонила, но ночью… Особенно переживал маленький Винсент. И, глядя на его слезы, я понимала: с собственными детьми пока надо подождать. Если у нас с Эрнстом появится общий ребенок, мальчик подумает, что теперь он вообще никому не нужен.


    А потом случилось несчастье… Винсенту исполнилось 16 лет, когда он принял решение продолжать учебу в Монте-Карло. Однажды ночью в его квартире произошло короткое замыкание и начался пожар. Винсента чудом спасли. Это был настоящий кошмар: все тело мальчика было в ожогах, повезло только в одном — его лицо и волосы не пострадали. Врачи срочно доставили его в госпиталь, ввели в искусственную кому. Это делается для того, чтобы человек не умер от болевого шока. В итоге Винсент провел без сознания несколько месяцев. Что тогда пережил его отец и я — не описать словами.


    С того дня наша жизнь очень сильно изменилась. Я еще никогда об этом не рассказывала. Мы не спали круглые сутки, молили судьбу спасти Винсента. Я же при этом разрывалась на части: в Москве меня ждала работа, а я должна была находиться в Австрии, где моя помощь и поддержка нужны были мужу как никогда.


    Вы можете себе представить: красивый мальчик из хорошей семьи, с блестящим будущим, вдруг приходит в себя в больничной палате, обмотанный бинтами, как мумия? Повязки сняли, стало понятно, что надо заново учиться ходить…


    Сейчас, когда Винсент давно встал на ноги, когда мои большие проекты реализованы, когда мой «приемный сын» Леша Воробьев выращен и может лететь самостоятельно, мы с мужем наконец-то приступили к осуществлению нашей мечты о ребенке. Доверились врачам и ждем. Я уверена: у нас все получится.

     

    Лешу пора отпускать


    — Я не случайно назвала Лешу Воробьева своим «приемным сыном» — отношусь к нему именно так. Леша — не первый мой артист. Точно так же в свое время я носилась со Светой Светиковой и артистами «Нотр-Дама». Я помогала им найти работу, получить образование и устроиться в Москве. Я никогда не бросала своих. Но чем популярнее становится человек, тем больше журналисты придумывают истории, которые могут разжечь дополнительные страсти. И я считаю, что это обычные «издержки производства». К этому нельзя относиться всерьез. Тем более что наш шоу-бизнес основан на повсеместной лжи. Когда в прессе всерьез годами обсуждаются романы мужчин, которые на самом деле никогда не встречались с женщинами, то о чем тут можно говорить. Слыша истории, которые рассказывают за нашей спиной, мы с мужем только посмеиваемся.


    — «У моей жены за эти 17 лет настолько безупречная репутация, что ее уже давно пора подмочить», — любит шутить он.


    Я выходила замуж за Эрнста, уверенная в том, что этот брак — раз и навсегда. С тех пор мои убеждения не изменились.


    Мы проводим вместе гораздо больше времени, чем любая среднестатистическая семья. Ведь мы оба не ходим на работу в прикладном понимании этого слова. Все, что мы делаем, — мы делаем вместе. Вместе ходим в гости, вместе путешествуем, вместе ездим в Россию, и если я лечу в Москву на переговоры, съемки или фестиваль, он всегда рядом.


    Любят говорить, будто у нас гостевой брак: муж в Австрии, жена — в Москве. Наверно, людям трудно поверить, что у кого-то все может быть так хорошо, — это нечестно, в одни руки столько не дают! Но я объясню, откуда пошел этот стереотип. Вы видели хоть где-нибудь в журналах мои фотографии с мужем? Нет, никогда. А ведь он со мной всегда и везде, начиная со свадьбы Насти Макеевой и заканчивая церемонией «Серебряная калоша» и презентацией «Самоубийц» на «Кинотавре». Но журналисты никогда не печатают наши совместные фотографии! Может быть, это потому, что людям просто неинтересны «хорошие истории» — они не продаются. Видимо, когда баронесса 18 лет живет с бароном и счастлива — это скучно. Гораздо привлекательнее, если она ему изменяет. И вот это можно продать! Подобные издержки — о всего лишь плата за успех, мы с мужем оба понимаем это и относимся с большой долей иронии.


    Есть одна замечательная история, которую в свое время рассказал Николай Цискаридзе. Мы с Эрнстом с Колей очень дружим, и как-то на светской тусовке в присутствии Цискаридзе стали обсуждать мою семью. Мол, или барон уже давно Катерину бросил, или она его никому не показывает, потому что ей стыдно. На что Коля сказал, на мой взгляд, гениальную фразу: «Нет, девочки, она просто вас щадит!»


    Иногда я думаю о том, что, может быть, мне действительно дано очень много: любимая работа, замечательный муж, титул, дом, счастливая семья. И именно поэтому я должна делиться. Когда тебе что-то дается с лихвой — надо отдавать часть, чтобы ничего не растерять.


    Я считаю, что все в жизни находится в балансе и чем больше ты отдаешь,тем больше получаешь. И когда впервые столкнулась с талантливыми детьми, поняла, что буду растить эти таланты. С той минуты, когда я провела свой первый кастинг в мюзикл «Метро», отлично отдавала себе отчет, что теперь я отвечаю за этих ребят, потому что мы открыли перед ними другие горизонты. Невозможно дать им шанс выйти на сцену, а потом сказать спасибо — и захлопнуть дверь, потому что им будет просто некуда идти. Причем в этом нет никакой благотворительности — ребята сделали мне имя и принесли славу моим проектам, именно они выходили на сцену и пели так, что заставляли зрителей в зале плакать… И каков бы ни был мой продюсерский вклад, без них ничего бы не состоялось. А поющие ребята — это вообще особая порода людей. Как и любые талантливые дети, которые, к сожалению, сегодня в нашей стране никому не нужны. Подобная ситуация была с Сережей Романовичем, которого сейчас все знают по роли Юры Шатунова в «Ласковом мае» и одной из главных ролей в «Побеге» — сына Епифанцева. Если бы в свое время я не сказала продюсерам фильма, что мальчик может жить у меня, его бы не взяли в кино. И это несмотря на то, что он прошел пробы лучше всех. Зачем платить за жилье талантливому парню из Томска, лучше мы возьмем послабее, но из Москвы. К сожалению, здесь все устроено именно так.


    Я не хожу по улицам и не собираю талантливых детей, а работаю с теми, кого жизнь свела со мной в моих проектах. Выставляю своего рода кордон вокруг них, не даю их сломать, затоптать, даю им возможность состояться, выучиться и стать самостоятельными личностями. Стараюсь научить их главному: можно стать успешным, не поступаясь своими принципами. И в ту секунду, когда человек не только это понимает, но и способен так жить, он может действовать самостоятельно.


    Почему те немногие талантливые артисты, которым удается пробиться на верхушку российского шоу-бизнеса, часто становятся наркоманами и алкоголиками? Потому что, те тернии, через которые им пришлось пройти, не стоили того, что они в итоге получили. Оглядываясь назад, они осознают, чем они поступились, и понимают, что с этим невозможно жить дальше. Но те ребята, которые прошли нашу с ними совместную школу, никогда не будут ничем поступаться. И пусть их дорога к успеху получится гораздо длиннее, но и результат окажется совершенно иным.


    Леша Воробьев сегодня готов к самостоятельной жизни, и он это доказал. У него уже выросли крылья, и он может лететь из гнезда.

     

    У Эрнста была бурная молодость


    — Мой муж узнает в Воробьеве себя в молодости. То, как живет сейчас Леша, как искренне влюбляется каждый день, когда-то переживал и Эрнст. В конце концов, говорит он, наступит момент, когда все это количество отношений перейдет в качество.


    Мы с мужем встретились в тот момент, когда оба уже были готовы к настоящей ответственности друг за друга. И это первые отношения в моей жизни, которые совершенно не поменялись с течением времени. Так сложилось потому, что мы оба очень хорошо понимаем, какова ценность отношений и как важны они для нас обоих.


    Представьте шарик, наполненный газом, — ваша любовь. И вот вы протыкаете его иголкой — воздух выходит, и давление падает. Каждое эмоциональное увлечение, каждый роман на стороне — как укол иголкой, который наносит непоправимый урон. Вы же не хотите, чтобы ваш шарик лопнул. Это должно быть позицией. А когда она есть, то нет искушения. Это как выйти на другой уровень компьютерной игры.
    Точно так же человек по каким-то убеждениям не ест мясо. Он знает его вкус, но встал на позицию вегетарианства и ему нравится так жить. И он безумно уважает себя за то, что держится и не меняет своих убеждений.


    Когда-то я спросила друзей-поляков, которые считаются очень религиозной нацией: «Как вы думаете, папа римский действительно верит в Бога всерьез?» И мои умные друзья ответили: «Катя, вопрос не в том, верит он или нет, а это вопрос позиции человека. Понимаешь, есть такое принятое решение, и он его просто придерживается. Он занял позицию, что мир устроен именно так, и живет с ней». И вот это я понимаю!


    Есть еще одна причина, почему наши отношения с годами не изменились и вот уже столько времени мы поддерживаем тот же высокий градус отношений, — все дело в том, что у Эрнста ä ä фантастическое чувство юмора. Оно отличает не только моего мужа, но и вообще наши отношения в семье. У нас практически репризная манера говорить, мы все время перебрасываемся шутками, и некоторые люди, когда видят подобное, даже начинают нам завидовать. Благодаря этому наши отношения не становятся бытовыми, не теряют остроты. И поэтому, кстати, Леша Воробьев является абсолютно полноправным членом нашей семьи — он с нами на одной волне, у него такое же блистательное чувство юмора. Его будущей избраннице очень повезет с ним. Знаю это по себе: когда муж смотрит на мир с иронией и шутками, жить с таким человеком и легче, и интереснее.

     

    Швыряться деньгами — дурной тон


    — Муж очень страдает, когда мы вынуждены долго сидеть в Москве. Мы живем прямо за Пушкинским музеем, и он знает его залы уже наизусть, как и другие музеи Москвы. Он не любит ходить на тусовки, потому что там мало кто говорит по-английски, — и поэтому скучает. В Москве Эрнст очень тоскует по Австрии. Он не понимает, как можно променять весь этот потрясающий мир вокруг: горы и озера — на замкнутое пространство любой, даже самой просторной квартиры. Если мы приезжаем в Россию, я стараюсь как можно меньше его здесь держать и как можно быстрее закончить все дела, чтобы вернуться в Зальцбург.


    Муж-барон отличается от мужа-не-барона только тем, что люди его круга воспитываются в понимании того, что их положение в обществе дает дополнительные обязанности, а не права. И это иногда утомительно. Тебе хочется побыть дома, почитать книжку, полежать, а нельзя. Надо встать, привести себя в порядок и ехать в гости или принимать их у себя. Невозможно встать после ужина и уйти отдыхать, а надо сидеть и вести светскую беседу.


    Когда я только вышла замуж и еще не очень хорошо понимала, как здесь все устроено, меня потряс рассказ правнука знаменитого Франца-Фердинанда, убитого в Сараево. Он поведал, как его дядя во время войны, будучи австрийским офицером в момент аншлюса автоматически стал офицером вермахта. Еще до 1941 года, до нападения на Советский Союз, но уже во время войны в Европе, у дяди вдруг появилась возможность поехать на похороны какого-то родственника в Америку. Вся семья уговаривала его там остаться! И я спросила, остался ли он в Америке. «Нет, — ответили мне, — потому что он дал присягу». Тогда я поняла, что такое истинное понятие чести и долга. Меня это потрясло. В современном мире все очень изменилось: мы сейчас живем, руководствуясь здравым смыслом и обычной человеческой логикой. Мы рассуждаем так: «Конечно, надо бежать, ведь я против фашизма, я не поддерживаю этот режим, а потому не буду служить на его стороне». Но европейская знать поступает иначе, потому что она с молоком матери впитала знание о том, что такое ответственность и настоящая честь.


    Как-то раз мы ужинали в одной из таких семей, и после еды старший сын вдруг встал и, попросив его извинить, сказал, что ему пора на дежурство в больницу. «Я сотрудничаю с орденом Мальтийского креста», — пояснил он. Это абсолютно добровольная вещь, парень не получит ни отсрочки от армии, ни поблажек с налогами. Просто так 18-летний мальчик в 8 часов вечера поднимается и вместо того, чтобы пойти гулять с девушкой или посмотреть футбол, идет работать санитаром. Он сам для себя так решил, и никто не задает ему вопросы из серии «зачем?».


    Или другой пример. Каждый год группа молодежи везет паломников-инвалидов на поезде по святым местам Франции — это тоже организует Мальтийский крест. В пути инвалидам помогают волонтеры: одевают, кормят, на руках носят в туалет… И костяк волонтеров составляют дети европейской знати. Причем они тратят на поездку свои единственные каникулы. Они так поступают не потому, что им велели, а потому, что искренне уверены, что обязаны делать добро. Вот в этом их отличие от людей, которые работают на потребление. Они работают еще и на отдачу.


    При этом трудно сейчас представить себе детей из обеспеченных семей Москвы, которые бы так же проводили свое время. Когда мы даем детям все, мы лишаем их радости обладания чем бы то ни было, им совершенно не к чему стремиться.


    Мой муж — крестный отец Александра — старшего наследника семьи Хайнекен, выпускающего знаменитое голландское пиво. И вот лет 10 назад, когда ему исполнилось 16 лет, мы подарили ему галстук Hermes. И его отец сказал: «Запомни этот день, Александр, — и твой первый галстук Hermes». Эта семья может купить весь Hermes и еще Gucci в придачу. Но у мальчика был первый такой галстук, и его отец считал, что он должен отнестись к этому как к большому событию. А мы, живя по принципу «пусть у них будет все, чего не было у нас», лишаем своих детей возможности желать и радоваться чему-то.
    Я пыталась понять, как аристократы воспитывают своих детей, и пришла к очень неутешительному выводу: они их вообще почти не воспитывают, это делает атмосфера вокруг. В их окружении все едят ножом и вилкой каждый день, а не только тогда, когда в гости пришла какая-то тетя, никто не перебивает старших и не влезает в их разговор. Они видят, что мужчины встают, когда входит женщина, и все мальчики будут это делать — соблюдать стандарт поведения в доме. Они отдают себе отчет, что деньги семьи не имеют к ним никакого отношения, и их задача — доказать, что ты имеешь право ими распоряжаться. То, что ты из богатой семьи, — это не привелегия, а ответственность. В высших кругах не принято швыряться деньгами, демонстрировать богатство и кичиться им — это дурной тон. И дети это осознают.


    При этом они такие же дети, как и все остальные. Они точно так же слушают рэп и ходят в широких штанах. Но к ужину всегда спускаются в нормальных джинсах, в рубашке и свитере. Потом поднимаются наверх, надевают любимую одежду и идут тусоваться… Им не надо говорить: «Пойди переоденься! На кого ты похож?» Они отлично понимают, что уместно, а что нет. Это не значит, что во время переходного возраста в семье нет проблем, — они есть у всех. Дети могут быть в оппозиции к родителям, но они всегда будут соблюдать приличия.


    Я не раз слышала, как отпрыски аристократов с ужасом рассказывают о каких-то русских, которые, учась с ними в школе, по дороге из «Макдоналдса» купили себе кольцо за 15 тыс. долларов по кредитной карточке, которая была у них в кармане. Это вызывает презрение, в таких поступках нет ничего шикарного.
    Думаю, что причина такого поведения наших соотечественников — в каких-то комплексах и страхах. Надев дорогие вещи, украшения, купив эксклюзивную машину, мы пытаемся доказать, что мы чего-то стоим, с нами нужно считаться. А европейцы и так в любом человеке видят прежде всего личность, не зависимо от того, что на нем надето.


    Здесь на любом балу вы можете встретить какую-нибудь принцессу, которая будет держать в руках сумочку за 15 долларов из Accessorize, и при этом на девушке могут быть фамильные бриллианты стоимостью в несколько десятков тысяч долларов. Русские бы посмеялись, а ей все равно. Потому что она — это она, и не важно, какая сумочка у нее в руках.

     

    Настоящий аристократ знает себе цену


    — Аристократические дети, как правило, женятся друг на друге не из снобизма, а потому что они говорят «на одном языке» и воспринимают многие вещи одинаково. И им легко с теми, кто воспитан так же, как они. И войти в этот круг можно, только ничего из себя не строя.


    Я здесь стала своей только потому, что всегда относилась ко многим вещам с юмором и была достаточно космополитично настроена. До знакомства с Эрнстом я уже знала несколько языков, много путешествовала. Я выросла в семье российской элиты, у меня в роду солисты Большого театра, известные музыканты, папа был членом-корреспондентом Академии наук. И все равно я видела, какая пропасть между нами. Мне было интересно преодолевать ее.


    Как аристократы не обращают внимания на свои титулы и никогда не задирают носы, так и я не думаю о своей известности, отношусь к этому спокойно и понимаю всю эфемерность успеха. Возможно, причина в том, что каждый месяц, да еще и по нескольку раз я перехожу из состояния известного продюсера в состояние скромной жены своего мужа. Друзья моего мужа почти ничего не знают обо мне и о моей работе, для них я не звезда — и это замечательно.


    Забавно, но мое замужество породило в России огромную моду на титулы. Выяснилось, что почти все наши знаменитости — дворянского происхождения. Каждому хочется быть особенным, как-то выделиться. Но так поступают лишь те, кто не понимает, что означает титул в реальности. Они думают, что дворянство делает их лучше, но это не так, потому что кровь сама по себе не значит ничего, если принадлежность к благородному роду не подкреплена традициями. Вот мы свои традиции растеряли — и это очень грустно и горько.


    Возьмем даже Рождество. Мы недавно снова начали его отмечать, но разве это праздник? В Европе так встречают Рождество, что в воздухе аккумулируется атмосфера праздника. А мы так делать не умеем. Можно купить самую красивую елку, позвать самых нарядных гостей, но ощущения праздника нет, потому что мы не чувствуем его. У нас потеряна генетическая память нации — и это печально.


    Пытаться присвоить себе титул, называть себя аристократом — то же самое, что купить в переходе диплом о получении высшего образования. Ничего, кроме смеха и презрения, это не может вызывать. Поэтому истинные аристократы относятся к такого рода явлениям с большим сарказмом и иронией.
    Настоящий аристократ никогда не станет стараться казаться лучше, чем он есть, потому что он понимает собственную ценность. Ты не становишься другим от того, дворянского ты происхождения или нет. И если это понять, то остальное очень просто.

     

    Ксения ПАДЕРИНА, ООО «Теленеделя», Москва (специально для «ЗН»)

     

    Гечмен-Вальдек, Катерина — Википедия

    Материал из Википедии — свободной энциклопедии

    Катери́на Ге́чмен-Ва́льдек (австр. Gecmen-Waldeck) (Урманче́ева Екатери́на Мура́товна) (род. 9 октября 1964 (1964-10-09)) — театральный и музыкальный менеджер, в прошлом киноактриса. Окончила ГИТИС (ныне — РАТИ). С 1985 года снималась в кино. В 1993 году Екатерина Урманчеева, по её словам, вышла замуж за австрийца Эрнста Гечмен-Вальдека и приняла его фамилию.

    Историческая справка

    В официальной генеалогии европейских источников нигде не указывается о повторном официальном браке барона Эрнста Гечмен-Вальдека с гражданкой Урманчеевой. Информация о том, что Екатерина замужем за Гечмен-Вальдеком, основывается целиком на её собственном утверждении. Однако пара появляется вместе на официальных мероприятиях[1].

    Некоторые информационные источники называют её Катериной фон Гечмен-Вальдек[2], в этом случае следует обратиться к исторической справке — с падением Австро-Венгрии новые революционные власти отменили австрийское дворянство. Закон об отмене дворянства (Adelsaufhebungsgesetz 1919) отменил все дворянские привилегии и титулы и даже приставки к фамилиям. Таким образом, никакой гражданин Австрии не мог иметь никаких дворянских титулов или даже частиц «von» и «zu» перед своей фамилией. К примеру, юридическое имя ныне здравствующего главы Дома Габсбургов, внука последнего австрийского Императора — просто Карл Габсбург. Точно так же, Фридрих фон Хайек (von Hayek) стал Фридрихом Хайеком, и Курт фон Шушнигг (von Schuschnigg) стал Куртом Шушниггом. Дворянские титулы и частицы «von» и «zu» официально более не существуют и не могут упоминаться в официальных целях.

    Продюсерские проекты

    1. Мюзикл METRO (российская версия)
    2. Мюзикл Notre-Dame de Paris (российская версия)
    3. Мюзикл Roméo & Juliette (российская версия)
    4. Певец Алексей Воробьёв
    5. Фильм «Самоубийцы» (2012)
    6. Чужой дом / The House of Others (2016)

    Фильмография

    1. 1985 — «Валентин и Валентина»
    2. 1987 — «Подданные революции» — Ася
    3. 1987 — «Поражение» — дежурная
    4. 1988 — «Артистка из Грибова» — Лидия
    5. 1988 — «Белая кость» — Стелла
    6. 1988 — «Публикация»
    7. 1989 — «Степан Сергеевич» — Ася
    8. 1989 — «В городе Сочи тёмные ночи» — брюнетка
    9. 1989 — «Зелёный огонь козы»
    10. 1989 — «Канун»
    11. 1989 — «Частный детектив, или Операция „Кооперация“» — герла
    12. 1990 — «Принц привидение» — Бияна
    13. 1991 — «Летучий голландец»
    14. 1991 — «Отель „Эдем“» — Надежда
    15. 1992-1994 — «Азбука любви»
    16. 1993 — «Ангелы смерти» — жена Йохана

    Примечания

  • ↑ Иностранный муж для звезды
  • ↑ «В прямом эфире радиостанции „Эхо Москвы“ продюсер мюзикла „Метро“ баронесса Катерина фон Гечмен-Вальдек». радиостанция «Эхо Москвы» от 17 Март 2001: «Наша сегодняшняя гостья австрийская баронесса русского происхождения Катерина фон Гечмен-Вальдек».
  • Ссылки

    Гечмен Вальдек: ru_royalty — LiveJournal

    В дополнение к посту http://ru-royalty.livejournal.com/2446168.html

    В связи с уходом принцессы Иоланды Бурбон Пармской вспомнился интересный факт.

    Дочь Иоланды и Мишеля Бурбон Пармских принцесса Виктуар Бурбон Пармская была замужем за австрийским бароном Эрнстом Алексисом  фон Гечмен Вальдеком, хорошо известным у нас (особенно тем, кто интересуется отечественным шоубизом). После развода с Виктуар барон Эрнст познакомился с российской актрисой Екатериной Урманчеевой после чего и стал известен на просторах бывшего Союза.

                                                        кеп 3

    Как упоминалось в предыдущем посте у Мишеля и Иоланты было пятеро детей — два сына и три дочери. Судьбы двух дочерей сложились трагично. Принцесса Инес Бурбон Пармская ушла из жизни молодой ( смерть от передозировки наркотиков), оставив маленькую дочь. Судьба еще одной из дочерей Виктории сложилась тоже очень непросто.

    Принцесса Виктория Бурбон Пармская

    морошка

    в семнадцать лет вышла замуж за представителя австрийской аристократии барона Эрнста Алексиса фон Гечмен Вальдека.

    Барон Эрнст был хорошо известен в богемных кругах Европы. Он увлекался модельным бизнесом и фотографией, сам выступая в качестве модели мужской одежды

    припри2
    при3при4

    Эрнст был старше Виктории на 14 лет.

    Свадьба была во Франции, в Версале. В браке у супругов родилось двое детей Татьяна и Винсент

    дети

    Баронесса Татьяна фон Гечмен Вальдек

    гечмен

    Татьяна занимается дизайном, печатается в модных журналах по дизайну. Она замужем за Michael Berger-Sandhofer, австрийцем, одним из организаторов Зальцбургских фестивалей. У них два сына Александр и Бальтазар.

    бергер

    Барон Винсент фон Гечмен Вальдек

    от

    Винсенту сейчас 33 года, он занимается наследием семьи.

    Брак Виктории и Эрнста не сложился и в 1988 году они развелись. Виктория в 1995 году вышла замуж за Carlos Ernesto Rodriguez

    вар

    но счастье было недолгим : в 2001 году Виктория умерла от рака.

    А Эрнст в 1993 году познакомился с российской актрисой Екатериной Урманчеевой, как говорит легенда — на частной вечеринке

    рол

    Катерина не была Золушкой в полном понимании этого слова — ее родители принадлежали к бывшей советской элите, она росла за границей, потом  окончила ГИТИС в Москве, снималась в кино.

    Барон жил в городе Штробль, под Зальцбургом, он давно отошел в сторону от богемной жизни, но встретив Екатерину вновь погрузился в шоубизнес только уже в российский.

    кеп 2

    Екатерина занялась продюссированием мюзиклов и молодых дарований в России, а Эрнст хоть и продолжает жить в Австрии, часто приезжает в Россию чтобы поддержать Катю.

    кепцу.

    Гечмен-Вальдек, Катерина — Википедия

    Материал из Википедии — свободной энциклопедии

    Катери́на Ге́чмен-Ва́льдек (австр. Gecmen-Waldeck) (Урманче́ева Екатери́на Мура́товна) (род. 9 октября 1964 (1964-10-09)) — театральный и музыкальный менеджер, в прошлом киноактриса. Окончила ГИТИС (ныне — РАТИ). С 1985 года снималась в кино. В 1993 году Екатерина Урманчеева, по её словам, вышла замуж за австрийца Эрнста Гечмен-Вальдека и приняла его фамилию.

    Историческая справка

    В официальной генеалогии европейских источников нигде не указывается о повторном официальном браке барона Эрнста Гечмен-Вальдека с гражданкой Урманчеевой. Информация о том, что Екатерина замужем за Гечмен-Вальдеком, основывается целиком на её собственном утверждении. Однако пара появляется вместе на официальных мероприятиях[1].

    Некоторые информационные источники называют её Катериной фон Гечмен-Вальдек[2], в этом случае следует обратиться к исторической справке — с падением Австро-Венгрии новые революционные власти отменили австрийское дворянство. Закон об отмене дворянства (Adelsaufhebungsgesetz 1919) отменил все дворянские привилегии и титулы и даже приставки к фамилиям. Таким образом, никакой гражданин Австрии не мог иметь никаких дворянских титулов или даже частиц «von» и «zu» перед своей фамилией. К примеру, юридическое имя ныне здравствующего главы Дома Габсбургов, внука последнего австрийского Императора — просто Карл Габсбург. Точно так же, Фридрих фон Хайек (von Hayek) стал Фридрихом Хайеком, и Курт фон Шушнигг (von Schuschnigg) стал Куртом Шушниггом. Дворянские титулы и частицы «von» и «zu» официально более не существуют и не могут упоминаться в официальных целях.

    Видео по теме

    Продюсерские проекты

    1. Мюзикл METRO (российская версия)
    2. Мюзикл Notre-Dame de Paris (российская версия)
    3. Мюзикл Roméo & Juliette (российская версия)
    4. Певец Алексей Воробьёв
    5. Фильм «Самоубийцы» (2012)
    6. Чужой дом / The House of Others (2016)

    Фильмография

    1. 1985 — «Валентин и Валентина»
    2. 1987 — «Подданные революции» — Ася
    3. 1987 — «Поражение» — дежурная
    4. 1988 — «Артистка из Грибова» — Лидия
    5. 1988 — «Белая кость» — Стелла
    6. 1988 — «Публикация»
    7. 1989 — «Степан Сергеевич» — Ася
    8. 1989 — «В городе Сочи тёмные ночи» — брюнетка
    9. 1989 — «Зелёный огонь козы»
    10. 1989 — «Канун»
    11. 1989 — «Частный детектив, или Операция „Кооперация“» — герла
    12. 1990 — «Принц привидение» — Бияна
    13. 1991 — «Летучий голландец»
    14. 1991 — «Отель „Эдем“» — Надежда
    15. 1992-1994 — «Азбука любви»
    16. 1993 — «Ангелы смерти» — жена Йохана

    Примечания

  • ↑ Иностранный муж для звезды
  • ↑ «В прямом эфире радиостанции „Эхо Москвы“ продюсер мюзикла „Метро“ баронесса Катерина фон Гечмен-Вальдек». радиостанция «Эхо Москвы» от 17 Март 2001: «Наша сегодняшняя гостья австрийская баронесса русского происхождения Катерина фон Гечмен-Вальдек».
  • Ссылки

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о