Интервью яны трояновой – «Они летели поиграть. А тут жизнь»: Яна Троянова рассказала о закулисье съемок нового «Последнего героя»

«Господи, забери меня сейчас, а в следующей жизни сделай актрисой!»

Звезда сериала «Ольга» — об извилистом пути в профессию, простом рецепте семейной идиллии и дружбе с ящерицами.

Яна ТрояноваФото: Канал ТНТ

В сериале «Ольга» (ТНТ) Яна Троянова играет женщину, замученную бытом и неудачами в личной жизни. У нее двое детей от разных мужчин, малооплачиваемая работа, отец-алкоголик и никакого света в конце тоннеля. Актриса, известная по тяжелым драмам о жизни русской провинции, вдруг предстала в комедийном образе — жизнь Ольги не сахар, но, оказывается, океан даже этих проблем проще переплыть на лодке юмора.

— Яна, довольно неожиданно после блестящих работ в авторском кино увидеть вас в телевизоре. Страшно сказать — в сериале.

Я ТНТ с самого его основания как-то приняла для себя. Мы росли вместе. «Кококо» (фильм Авдотьи Смирновой о неожиданной дружбе разбитной провинциалки и рафинированной петербурженки. — Авт.) показало, что меня очень хорошо и простой зритель воспринимает, не «артхаусный». Мы с Васей (муж актрисы, драматург и режиссер Василий Сигарев. — Авт.) разговаривали об этом: все так складывается, что мне нужно начинать, как я с шуткой говорю, топтать тропу народную. Но я не видела, что под меня на ТВ есть.

— А звали?

— Все каналы до одного! Либо ведущей, либо в сериал, либо в телевизионный «полный метр». Я не решалась. Но однажды, только отснявшись в «Стране Оз» (новогодняя то ли драма, то ли комедия 2015 года. — Авт.), я получила это предложение. Материал оказался такой, что поняла: это только для меня. Есть такое ощущение от каждой роли — это я или не я.

— Сомнения не терзали? Все-таки одно дело — фестивальное кино, и совсем другое — телевидение.

— Изначально я даже не подумала о том, что существует формат канала, и канал этот развлекательный. Уже в первые дни съемки я поняла, что не справлюсь. Шли у нас разногласия с ребятами — я не понимала, чего от меня хотят. С агентом даже решили, что мне нужно уйти. Потом много общались с продюсерами, пытались найти компромисс — я не могла выполнять все то, что изначально у меня стали просить. У меня был шок, я ревела. Сомневалась, жалела, что согласилась, потому что поняла: я – не формат! Я не могу делать то, что так легко делают на этом канале. Но после переговоров мы договорились, что где-то дозированно будет Троянова, но где-то нужно пойти на уступки и следовать формату. Пока снимали первый сезон, продолжались непонимание и стычки. Не то что мы ругались — постоянно спорили. Менялись режиссеры. Ситуация была очень для меня лично тяжелая. Думаю, от меня и всей съемочной группе было тяжело. Они видели, что мучаюсь я. Я преодолела страшную ломку внутри себя. Постепенно я начинала соображать, что где-то нужно быть легче. Не то чтобы не глубоко… Нет, нужно быть глубокой, но не такой трагичной женщиной, которая одна тащит семью и страдает. Она не страдает! Она прет просто по жизни. Нужно было найти нужную фазу для себя. Ко второму сезону она была найдена.

— Что советовал муж?

— Он был всегда рядом. Я приходила домой, ревела, орала: «Они меня просят сделать по их, а я хочу по-своему!» Он говорит: «А в чем проблема? Сделай по их». Он не давал мне нюни распускать. Или, допустим, я кричу: «Я устаю. А еще это промо делать! Интервью давать!» А он: «А что ты орешь? Ты на себя работаешь». Он всегда давал такие четкие установки, что у меня не было никаких аргументов против. Если агент могла меня жалеть, звонить в компанию: «Яну там не обижайте!», то он говорил: «Сделай, как просят». Он мой самый главный друг и советчик. Но в какой-то момент ему сказала: «Да ты не меня поддерживаешь, ты их поддерживаешь!» А он: «Так они лучше знают, как к зрителю прийти». И точно: я понимала, что весь мой внутренний конфликт оттого, что я не понимаю, как к зрителю пробиться. И никак мне в голову не приходило, что и правда они лучше знают. Через Васю я их принимала, а не через себя.

— Ваша Ольга узнаваема лично для вас? Не казалась ли она карикатурой на тех людей, среди которых вы выросли?

— Абсолютно нет! Меня удивило, что правда жизни подана в комедийной форме. Я читала сценарий и продюсерам звонила: «Вы написали трагедию!» Для меня не было ничего карикатурного. Но когда ты это играешь, то видишь комедию. Это самое главное – над любой трудностью в жизни посмеяться.

— Вашей героине не везет с мужчинами. Стать счастливой одной никак нельзя?

— Можно, если ты очень наполненный человек. Самодостаточный. Вот я умела некоторые периоды жизни одна проводить. И я понимала: надо же, мне интересно с собой! Но это не у всех получается.

— Опирались ли вы на реальные образы?

— У меня такого жизненного опыта не было, но эту среду я хорошо знаю. Я никогда себя от нее не отделяла. Живут себе простые люди — работают, любят, рожают. У меня в Екатеринбурге есть подруга Наталья, мы дружим с пяти лет. Она одна свою семью тащит всю жизнь. Даже если у нее появлялись мужчины, в какой-то момент она понимала, что ей без него легче. И перла опять сама — дочери уже рожают, внуки пошли. Я очень много с нее беру, даже манеры. Я ее фотографирую, когда приезжаю в Екатеринбург! Потом показываю продюсерам, говорю: «вот мой референс» (киношный жаргон: образец, эталон. — Авт.). У меня теперь даже стрижка как у Натальи.

сериал Ольга
Став подростком, сын стал подкидывать Ольге проблем (на заднем плане сестра героини, потенциальный зять и дочь). Фото: Канал ТНТ

— Ольга вас мучила вне площадки?

— Я домой приходила Ольгой. Выбрасывала в сторону Сигарева фразы Ольгины. Это видели друзья и говорили: «Ну, ты вообще гроза, конечно». Ольга — грозная женщина, не давала покоя. После съемок я специально зафиксировала, когда она отпустила — за зиму, молодец, отскочила от меня. А потом я приступаю ко второму сезону. И в первый день подхожу к продюсерам: «Она вернулась?». Они говорят: «Бывает, ты в кадр Трояновой заходишь. А бывает — раз! — и Ольгин взгляд. Мы не понимаем, как ты это делаешь». А я тоже не понимаю. Персонажи мною крутят и вертят, как хотят. Если изначально я их приняла, то дальше они говорят: «Приняла? Теперь помалкивай!». Я не знаю, как я все это делаю. Знают они.

— От этого не бывает страшно?

— Иногда. Потому что ты никогда не знаешь, куда это тебе приведет. Я очень часто в задаю себе вопрос: а я-то какая? Профессия непростая. Она и жестокая, и больная. Я искренне и с любовью считаю, что актеры – все-таки больные люди. Некоторых искренне жаль, потому что они совсем растворяются в образах. Я все-таки каждый раз пытаюсь вернуться к Трояновой, потому что это мое обнуление. Обнулившись, я начинаю искать новый образ и наполняться.

— Многие зрительницы узнают в Ольге себя и будут плакать. А кто виноват, что женщина остается одна? Обстоятельства или она сама?

— Будут… Виновата неспособность женщины положиться на мужчину. Отсюда Создатель им будто говорит: «Не можешь ни на кого положиться – тащи сама». Женщины, на мой взгляд, этого не понимают. Они даже считают, что иной раз мужчина мешает. Ну, они это и получают… Но ведь стоит только на кого-то положиться, тебе становится намного легче. Я по себе сужу. Я положилась на своего мужчину — Василия, и он дал мне все, что нужно женщине. Спокойствие, защиту, надежность. Хотя до него я на мужчин не полагалась.

— Вы в Василии сразу увидели эту защиту?

— Наоборот — сначала думала, что с ним будет ненадежно. Пыталась все сама сделать. А потом увидела, насколько я дурочка. Мужик готов за меня нести ответственность! Готов для меня что-то создавать. Успокойся и положись на него. Это как подчиниться воле Бога. Но это самое сложное – кому-то препоручить свою жизнь. На самом-то деле мы бессильны в ней что-то сами делать. Нам только кажется – «я сама». Это заблуждение женщин. У меня мама, когда была подростком, на одном деревянном доме написала: «Я все сама!». На следующий день этот дом сгорел. Она всю жизнь это мне рассказывала. Ей была мощная подсказка: нет, не надо самой, ищи поддержку…. У кого-то это вера. А у женщин простых — мужчина. Но не умеют… Мы очень своевольные.

— Как два творческих человека пришли к семейной гармонии? Бог свел?

— Возможно, нас свел Бог. Но дальше это все было наших рук дело. Первые три года было очень тяжело. Мы очень долго принимали друг друга. Сейчас мы живем вместе уже более 14 лет. Благодаря совместному труду.

— А просто любви точно недостаточно?

— Нет, конечно. И страсти недостаточно. Мы все это проходили.

— При этом вы можете себе позволить не любить готовить.

— Он тоже какие-то вещи не любит делать, или у него есть сложности в характере — я это приняла. Все годами устаканивалось. Сейчас дома идиллия и комфорт.

— Речь ведь не идет о компромиссах, о попытках угадать желание партнера?

— Надо не угадывать, а принимать. Принять человека безусловно. Ты принимаешь или не принимаешь. Борьба и ломота в семьях, когда люди друг друга пытаются изменить, жены пилят мужиков… Мне жалко, что они жизнь на это тратят. Ты выбрала этого мужчину, или ты выбрал эту женщину. Насладитесь теперь этим! Надо всего лишь принять. Как просто звучит, и как невероятно сложно порой сделать. Я теперь дома наслаждаюсь. Тут статья вышла, ее очень смешно назвали: «Как Яна полюбила дом, но не полюбила домашнее хозяйство». Я, правда очень люблю свой дом, потому что благодаря мне самой, приняв этого мужика, я себе обеспечила полную свободу.

— Безграничную?

— Свобода внутренняя: я тебя принимаю таким, какой ты есть. Но в любой свободе есть ограничения. Я не могу не ночевать дома, допустим. Что я мужчине своему скажу?! А он принял, что не умеет у него баба готовить. Недавно я ему говорю: «Надо же, я ведь теперь совсем не готовлю». А он: «О, да! Раньше ты так готовила!». Мы хохочем каждый день.

Канал ТНТПомучившись три года, Василий и Яна пришли к полной семейной идиллии. Фото: Екатерина ЧЕСНОКОВА/РИА Новости

— В итоге готовит муж?

— Он готовит очень вкусно. Вот прямо сейчас у нас дома готовится гороховый суп на копченостях. У него там все сложно: какие-то свои рецепты, французские соусы к телятинам. Ему это нравится. Вообще, бабы, я хочу сказать, мы обязательно прорвемся. Но давайте все-таки не забывать, что мы слабые женщины. Страшно быть сильной женщиной, поверьте.

— В одной рецензии на фильм «Страна Оз», где вы сыграли главную роль, прозвучало, что «русский провинциальный характер — это отчаяние, агрессивность, уныние». Согласны?

— Там есть, конечно, мрачность. Но я не люблю чрезмерных обобщений. Там много доброго, большого и хорошего. Провинция разная. Просто Москва ее видит такой мрачной. Я — нет.

Я много людей потеряла. Мне нужно иной раз два дня, чтобы проехать по всем кладбищам

— Лет пять назад вы с мужем говорили в интервью, что ни в коем случае не переедете в Москву, потому что она вас испортит — не будет среды, которой вы питаетесь. А сейчас мы беседуем в кафе на Садовом кольце недалеко от вашей квартиры.

Тогда нам казалось, что это невозможно. И тогда мы были абсолютно правы. Но прошло время, Сигареву стало интересно жанровое кино. Для этого необязательно обитать в какой-то определенной среде. Для меня появился путь этой «народной тропы». И постепенно мы пришли к тому, что в Екатеринбурге нам уже нечем заняться. «Страна Оз» — это был такой трибьют этому городу. Спасибо за все, что он нам дал, мы пошли дальше. Это честно, без вот этого патриотизма «Ах, я с Урала! Буду жить только там».

— Когда бываете на родине, носите очки, чтобы поменьше узнавали?

— У меня нет дикой узнаваемости, чтобы это утомило. Да и Петербурге чаще узнают, чем в Екатеринбурге — в ресторане сижу, а шеф-повар уже шлет «комплимент». При этом к тебе никто не лезет. Там четко знают, что я – Яна. В Екатеринбурге могут сказать: «Ты же эта, с «Кококо», да?» Но и Екатеринбург меняется. Сейчас уже не подходят: «А можно я с тобой посижу, побухаю?». Я пугалась… В целом у меня нет напряжения. Я езжу на метро и живу как нормальный человек. А темные очки ношу, потому что я их обожаю. Я их коллекционирую.

— Какие чувства вас охватывают, когда вы приземляетесь в Екатеринбурге?

— Раньше я прилетала и говорила: «Здравствуй, мой Ёбург!» — у меня сердце колотилось. А сейчас наваливается уныние. Я много людей потеряла. Мне нужно иной раз два дня, чтобы проехаться по всем кладбищам. Единственное, я недавно была в Екатеринбурге и мы с родной сестрой ездили на могилу мамы. А кладбище рядом с поселком, где я родилась. Сестра предложила заехать. Я была уставшая, но согласилась: там мои сосны, с которыми я дружила с детства, хоть пообнимаюсь с ними. И пообнималась. Сестра фотографировала, я даже не заметила. Я приехала в Москву, она мне эти фотографии послала. И я прямо так удивилась: она мне мою силу прислала! Там мои сосны, там мой клочок земли, который мне дает небывалую силу.

— Вы не раз говорили, что всегда были в центре внимания, причем это была смесь зависти, негодования, осуждения…

— Даже ненависти. Иногда это было очень непросто, когда тебя изгоняли, допустим, в пионерском лагере из отряда. И ты не можешь играть с детьми. Я выросла в лесу и, конечно, находила себе забаву. У нас на Урале очень много ящериц. Это были мои подружки. Их берешь за хвост, а они его отсоединяют и убегают. И всю смену я драла хвосты этим ящерицам. Те, кто меня бойкотирует или не принимает… Это была их проблема, а не моя.

— То отношение к вам не переехало вместе с вами в Москву?

— Меня боятся. Кто-то боится подойти. Кто-то поработать. Мне даже режиссеры признавались, что уже держали телефон в руке, но так и не решились позвонить. Потому что характер вспыльчивый. Я могу ляпнуть. Ну это люди считают, что я ляпнула. А я считаю, что сказала так, как считаю нужным. При этом если кого-то люблю — я его залюблю прямо. Но могу и заненавидеть человека, который подлец. Конечно, я не очень удобный человек в тусовке. Но для сильных нормальный я человек. Они понимают, что происходит.

КококоВ фильме «Кококо» (2012) Яна Троянова и Анна Михалкова воплотили единство и борьбу противоположностей. Кадр из фильма

— У вас долго не получалось стать актрисой, одно время вы торговали на рынке. Как одолевали депрессию?

— Я не знаю, клянусь. Вера в себя была, а бывало, уходила. Вдруг наступали моменты сомнения или желания умереть. Но каждый раз я возвращалась к своим путеводным звездам. С детства это были мощные актрисы: Алла Борисовна, Гурченко, Русланова. Когда я на экране видела их лица, говорила: «Нельзя сдаваться». Ну формально я себе это все говорила. Внутри что-то щелкало опять.

— Вам не казалось, что череда неприятностей — расплата за настоящую судьбу, которая вот-вот случится?

— Вам не казалось, что череда неприятностей — расплата за настоящую судьбу, которая вот-вот случится?

— Раньше не приходило в голову. Наоборот, я спрашивала: почему так все тяжело дается? Казалось, что уже никогда не будет того, о чем я с детства мечтала: стать артисткой. Создатель не пустил меня в кино в раннем возрасте, как мне мечталось. А я детям завидовала, которые уже снимаются. Они рассказывали в интервью, что к ним режиссеры просто подошли на улице. И я сразу одевалась и шла на улицу. Но ко мне никто не подходил. Теперь понимаю: может, это и хорошо было? Меня очень быстро бы занесло в звездную болезнь, я не простой такой ребенок была. У меня откуда-то еще гонор был. Он бы меня сломал. Бывало так, что я думала: «Господи, забери меня сейчас, а в следующей жизни сделай актрисой!». То есть уже доходило до какого-то безумия. Я уже очень зрелая пришла в кино, отсюда нет звездных болезней. Мне нравится, что я сохраняю в себе меня: простую, где-то не простую. Где-то и гонор все еще остался, и сложный характер. Все есть. Но нет безумия, когда: «А-а-а-а! Я стала звездой, я сейчас вас всех нагну». И нету желания встретиться с людьми, кто обижал меня раньше. У меня есть прощение ко всему.

— И к себе?

— И к себе, и к окружающим, и к родителям. И есть теперь благодарность ко всему и всем. Что все в жизни было правильно.

— Вам есть о чем жалеть?

— Есть слова, которые никуда не уберешь. Они сказаны. Люди ушли, для которых я уже ничего не могу сделать. Я знаю, что нельзя жалеть ни о чем. Но я слабый человек. И есть вещи, которые всю жизнь теперь со мной будут. Это «мертвая зона» во мне, навсегда.


Личное дело

Яна Троянова родилась в поселке на окраине Свердловска. Мать воспитывала двух дочерей одна. С детства мечтала стать актрисой, но окончила философский факультет. Позже поступила в театральный, работала в театрах Екатеринбурга. Познакомившись с драматургом Василием Сигаревым, который собирался снимать кино как режиссер, ушла и из института, и из театров. Впервые в кино сыграла в 36 и сразу получила приз за лучшую женскую роль на «Кинотавре». Это была драма Сигарева «Волчок» (2009) по его же сценарию, во многом основанная на рассказах Трояновой о ее детстве. Также исполнила главные роли в картинах «Жить» (2012), «Кококо» (2012), «Небесные жены луговых мари» (2012), «Страна Оз» (2015).

«Ольга»
Понедельник — четверг/с 5 сентября, ТНТ

Интервью с актрисой Яной Трояновой

  • Новости
  • Мода
  • Отношения
  • Гороскоп
  • Красота
  • Здоровье
  • Звезды
  • Стиль жизни
  • Психология
  • Конкурсы
  • COSMO-ПУТЕШЕСТВИЕ
  • Видео
  • Блог редакции
  • Спецпроекты
  • Контакты
  • Гороскоп совместимости
  • Камасутра
  • Счётчик калорий
  • Калькулятор веса

Откровения Яны Трояновой: самоубийство сына, борьба с алкоголизмом и съемки в «Последнем герое»

Яна Троянова

Яна Троянова // Фото: Пресс-служба

Яна Троянова признается — мечтала испытать себя на необитаемом острове с тех времен, когда на Первом канале только начинали показывать «Последний герой». Но тогда телеведущая не успела пройти кастинг из-за репетиций в театре. «В этот день мне назначили репетицию в театре — «Черное молоко» Сигарева. Мы тогда еще с ним не знакомы были. И я себе спокойно сказала: «Ты не идешь на кастинг, ты идешь в театр». Всемирно известный драматург дал мне главную роль — не пойти на репетицию к Сигареву было бы тупо», — вспоминает звезда.

Когда руководство канала «ТВ-3» предложили ей роль ведущей, она с радостью согласилась. На острова актриса отправилась с мужем Василием Сигаревым и собакой, не желая надолго расставаться с семьей. И, хотя перевоз животного вызвал немало проблем, создатели реалити-шоу все же пошли на уступки звезде. Своего верного друга Троянова называет ангелом-хранителем, потому не могла улететь без него. Много лет назад именно благодарю любимой собаке Яна завязала с алкоголем.

«Когда я летела на Филиппины, авиакомпания не разрешила взять ее с собой на борт. Мне сообщили, что ее примут в багажное отделение, но там не будет воздуха, и она умрет. Я сказала: «Слышь, ты как со мной разговариваешь, ты про кого мне сейчас сказала слово умрет?» Конечно, у меня сразу ор начался, истерика, и я сказала, что лечу обратно в Россию. Продакшн тут же поднял вопрос с вертолетом», — призналась Троянова.

Яна Троянова и ее любимая собака

Яна Троянова и ее любимая собака // Фото: Instagram

А вот самой Яне руководство решило не предъявлять никаких требований, полностью доверившись ее профессионализму.

«Сейчас появилась информация, что я специально худела к проекту, что якобы это было условием от канала. Если бы канал мне поставил такое условие, я развернулась бы и ушла без сожаления. Нельзя никому ставить условия», — поделилась Троянова.

По словам Трояновой, на Филиппинах между участниками съемочного процесса зачастую возникали конфликты. А на вопрос «зачем она согласилась сниматься» честно отвечает: хотела показать как меняется человек в тяжелых условиях.

«Сложно сохранять жесткость, когда каждый день видишь голодных людей, которым приходится жить в невыносимых условиях, да еще и каждый день выходить на испытания, — но я очень старалась. Когда перелом происходил, участники со злостью кричали и ненавидели друг друга — в такие моменты мне ужасно хотелось домой. Несколько раз я даже ревела — не при них, конечно. Мне то просто жалко их было, то был порыв взять лодку и жратву им отвезти — остров экстрасенсов совсем близко от моего, — но они об этом не знали. Однажды я все-таки разревелась при них: в день, когда участникам показывали видеосообщения от близких. Раньше такое меня бы не растрогало — пришлось отворачиваться, чтобы они ничего не заметили.

В тот момент я увидела прекрасные лица, настоящие, без тех самых масок, которые я их призывала скинуть. Им было похрен, что они голодные, что они на острове, — они просто хотели к своим близким», — вспоминает Яна.

Яна Троянова была жесткой с участниками

Яна Троянова была жесткой с участниками // Фото: Пресс-служба

На счету актрисы — не один десяток ролей, но наибольшую известность ей принес сериал «Ольга» и картина «Кококо». О работе в последней она до сих пор говорит с трудом. «Съемки начались буквально через полгода после того, как не стало моего сына. Я умоляла перенести проект — не получилось. Я уступила, потому что поняла, что это мой шанс не спиться. Если честно, я даже не помню, как делала эту роль. Помню только Аню Михалкову и Васю Сигарева, которые меня из рук в руки передавали», — признается актриса.

Троянова долгое время скрывала, что сын покончил с собой, не находя в себе силы заявить об этом во всеуслышание. Все изменил случайный диалог с другом. «Мы долго скрывали, что сын повесился. Меня пугало, что будет, когда все об этом узнают. Пока один мой друг не сказал мне: «Ты сейчас летишь на «Кинотавр», где на пресс-конференции у тебя могут спросить: «Яна, а правда, что у вас сын повесился?». А ты скажешь: «Да». Я тогда [офигела] от такого решения. А потом подумала: «А ведь он и правда повесился, что я буду выкручиваться-то?», — вспоминает звезда.

Сын Яны Трояновой покончил с собой из чувства вины

С тех пор интервью Трояновой стали откровеннее. Она больше не боялась открыто рассказывать «о своих проблемах, пороках, несчастье, счастье, ничего не придумывая и не желая казаться правильной — как это обычно делают актеры».

«Мне достался жестокий мир, и, чтобы в нем выжить, мне пришлось обрастать броней. А если у меня получалось что-то в жизни преодолеть, я всегда делилась своим опытом через интервью. Смерть ребенка, бухач, предательство мужчины — обо всем этом нужно говорить — для людей, которые нас смотрят», — считает Яна.

Яна счастлива в браке с Василием Сигаревым

Яна счастлива в браке с Василием Сигаревым // Фото: Instagram

Несмотря на жизненные испытания, Троянова не хочет вести себя, как ее героиня Ольга — быть безотказной, тащить на себе всю семью и гробить себя во благо других. «У меня тоже была семья — сейчас ее нет, — я тоже делала попытки ей помочь, пыталась заткнуть какие-то дыры деньгами. Но очень быстро пришла к мысли: «Да какого хрена? Какого хрена они на моем горбу катаются, почему я должна сгибаться и жить ради них?» Мне как раз тогда очень карьеры хотелось», — делится актриса.

Яна также подчеркивает, что не копировала образ Ольги с мамы, с которой у нее были тяжелые отношения. «Мама была эгоисткой, жила как хотела. Это была очень свободная женщина, но ее свобода оказалась разрушительной — она от нее озверела и все в своей жизни разрушила. Мама пронеслась мимо всего: мимо любви, мимо семьи. Она только перед смертью остановилась и сказала нам с сестрой: «Ой, девки, вы ж мои девки!» А мы с Леной ей: «Мам, сейчас уже не надо, мы уже выросли». Я родилась с непониманием, почему меня не любят мои близкие. Как я только ни добивалась у матери любви. Помню, мне три года, она лежит загорает на пляже, а собираю медуз и тащу их на берег. Ко мне уже люди подходят, говорят: «Слышь, девочка, иди нахрен отсюда». А я собираю — потому что мама из-за медуз не купается. Что делает ребенок? Решает достать всех медуз! Я пробивалась к ее любви, как танк!» — рассказала звезда в интервью «Медузе».

Яна не боится остаться без работы, как некоторые ее коллеги

Яна не боится остаться без работы, как некоторые ее коллеги // Фото: Instagram

Интервью с режиссером Василием Сигаревым и актрисой Яной Трояновой: Культура: Lenta.ru

30 августа в прокат выходит драма Василия Сигарева «Жить». Фильм собран из трех историй о людях, переживающих потерю близких. Одну из главных героинь картины сыграла жена Сигарева, актриса Яна Троянова, снимавшаяся и в предыдущей работе режиссера — выпущенной в 2009 году ленте «Волчок». В июне 2012 года фильм «Жить» удостоился двух призов на фестивале «Кинотавр» — за режиссуру и операторскую работу.

Перед выходом нового фильма в прокат (достаточно ограниченный — на экраны выпустят всего 45 копий) Сигарев и Троянова поговорили с «Лентой.ру» о разнице между лентами «Жить» и «Волчок», страхе, потенциальных зрителях и чернухе в кино.

Лента.ру: Давайте начнем с «Волчка». Вы перед показом фильма «Жить» сказали, что предыдущую ленту делали вслепую, на ощупь. В чем это проявлялось?

Василий Сигарев: В том, что я прихожу в кино буквально с улицы, и начинаю снимать. Естественно, я не совсем понимаю, что может работать, что не может, как это смонтируется. Тут даже не в знании дело, я знал про монтаж какие-то вещи, книжки читал. Это именно опыт дает настоящее понимание того, что ты делаешь. Поэтому работа над «Волчком» и «Жить» — это небо и земля.

Но вы же драматург, у вас были, наверно, примерные представления о том, что и как на зрителя действует.

В.С.: Драматург, он все-таки пишет за столом. В кино все по-другому маленько. Снимаешь короткими кадрами, их нужно потом во что-то собрать еще. Когда я увидел первую сборку «Волчка», у меня первая реакция была такая: «Это сериал». Но в конечном итоге я фильмом доволен — просто мы его рождали уже потом на монтаже, из всего отснятого материала сделали кино. И там была такая вещь: первая неделя съемок — ее я полностью вырезал и переснял за один день. Когда уже был монтаж, я понял, что это вообще не про то, да еще и по качеству там плохо все было. Я просто попросил у продюсера один день, переписал сценарий и за один день пересняли целую неделю съемок.

«Жить» мне было профессионально легче гораздо снимать, потому что я понимал, что за чем будет следовать, как-то в голове все складывалось.

Вы видели короткометражку Ролана Быкова 1990 года «Я сюда больше никогда не вернусь (Люба)»?

В.С.: Да, видел, видел. Мне очень нравится это кино.

Мне кажется, что Быков за десять минут изложил все то же самое, о чем вы в «Волчке» полтора часа рассказываете. Ваш фильм не о том же разве?

В.С.: Ну… для меня нет. Для меня это разные какие-то истории, потому что в «Любе» я вообще не увидел истории матери. Ее десять секунд показывают, она что-то орет, в принципе для меня этот персонаж не раскрыт. А «Волчок» все-таки больше про мать, а не про девочку история.

То есть они в принципе находятся в каком-то балансе, потому что это такое столкновение. В «Любе» этого столкновения нет.

Кадр из фильма "Жить"

Кадр из фильма «Жить»

Lenta.ru

Давайте к фильму «Жить» перейдем. Вы говорили, что вам на съемочной площадке было страшно, почему?

В.С.: Это Троянова, наверное, сказала.

Яна Троянова: Сигарев мне предлагал: «Представь, что меня не стало, как ты теперь будешь». Я отказалась, сказала — нет. Я просто представила, что в этом мире я одна теперь, и это состояние стало для меня страшным. Это, оказывается, так страшно. И никто не слышит, а ты просишь, ты кричишь, ты нажимаешь кнопки, а там никто не отвечает… Это состояние — бывало, во время съемок я его теряла, ко мне подходил Сигарев и тихонечко говорил: «Нет состояния». Тогда я удалялась от съемочной группы подальше, опять оставалась одна. Бывало, по вечерам выходила в лес, одна, прям по сугробам ходила, прям далеко от гостиницы, в темноте, и вот пыталась представить, что все, нет никого, я одна.

В.С.: Мне страшно так не было. Один момент разве что, когда мы снимали в автобусе эти муляжи (эпизод с детскими похоронами — прим. «Ленты.ру»), и мы ездили очень маленькой группой: оператор, я, звукорежиссер, три актера. В какой-то момент у меня возникло такое ощущение, что мы уже переступаем черту. Черту дозволенного — что можно показывать, что нельзя. Потом мы вернулись на базу, а база у нас была на кладбище. А там еще одну сцену нужно было снимать, и в автобусе у нас остались лежать муляжи в гробах. Это настоящий автобус был ритуальный, катафалк. И зашел один человек из ритуальной службы, который все видел уже в жизни. Я видел, как он вздрогнул и выскочил из автобуса. И вот тогда я подумал, что надо маленько поаккуратнее с этим.

На самом деле я считаю, что не все можно показывать. Что-то нужно оставлять за кадром. Это дело вкуса какого-то, есть переход за эту границу вкусовую.

Мне кажется, из трех историй, рассказанных в фильме «Жить», одна явно является центральной — и это как раз линия с участием Трояновой. Вы специально ее выделили?

В.С.: Для меня тоже, конечно, история Гришки (героини Трояновой, прим. «Ленты.ру») и Антона — это центральная история. Потому что, во-первых, она как бы и доходит до самого конца, и в ней основной посыл фильма и содержится. Кроме того, она мне сама по себе ближе. Когда сценарий делаешь, все-таки подсознательно развиваешь в первую очередь тебе самому более близкое.

Яна, вы в двух фильмах Василия снялись, какая вам самой роль ближе? И в чем вообще разница заключалась с точки зрения актерской работы?

Я.Т.: Разница огромная. Когда играешь человека безответственного — в роли так легко и хорошо находиться, ты такой свободный. Ты, естественно, заблуждаешься, что ты свободный — ты раб, на самом деле, многих обстоятельств и собственно своего характера, то есть жизнь-то все равно не удалась у матери в «Волчке».

А вот Гришке я пожелала бы, чтобы жизнь удалась все-таки, потому что она прошла испытание. И я сама также прошла испытание во время съемок, испытание очень тяжелое. Поэтому для меня эти роли абсолютно разные, но при этом я их одинаково люблю — именно за то, что они разные. В «Волчке» — нечеловек, а в «Жить» — человек.

То есть получается, что нечеловека играть проще, чем человека?

Я.Т.: Да, да. Причем особенно сложно играть просто человека. Нужно, чтобы на нем судьба читалась, а судьба у простых людей очень разная, на самом деле — разный опыт, ситуации, среда и так далее. Меня даже спрашивают: «А почему вы не хотите сыграть интеллигенцию?» А я говорю: «Вы знаете, чтобы сыграть профессора, ума как раз не надо, а вот чтобы сыграть просто девку с улицы, нужно включить все свое воображение, создать ей судьбу. Профессора можно на штампах отбомбить».

Вы также у Смирновой недавно снимались в «Кококо», можете рассказать об этом опыте?

Я.Т.: Есть такая точка зрения — «Ну, у Дуни же было намного легче!” А что значит легче? Какая разница, у Дуни или у Сигарева. Если ты относишься серьезно к профессии и создаешь роль, то это в любом случае труд. Другое дело, кого ты играешь. Мы с вами уже вычислили, что нечеловека играть проще, а человека сложней — ну так вот, в «Кококо» у Ани (Михалковой, прим. «Ленты.ру») роль сложнее. У нее есть драматургическая кривая. А у моей героини ее не было, это такой паровоз — прет сквозь фильм, и все ей, как с гуся вода! То есть в этом смысле, может, легче было, а все остальное… Все равно вкалываешь, все равно какие-то срывы были.

У вас есть представления о том, кто является потенциальным зрителем фильма «Жить»? То есть 45 копий, на которых лента в прокат выходит, это немного, но все же…

В.С.: Ну, на фон Триера-то ходят. Может, наши зрители — это те же люди. Для меня «Жить» — такое нишевое кино. Вот есть люди, которые не ходят на попкорновое кино. Необходимо и для них тоже что-то снимать, потому что иначе они останутся ни с чем, нечего им будет смотреть. Их немного, этих людей, конечно.

Кадр из фильма "Жить"

Кадр из фильма «Жить»

Lenta.ru

Хорошо, а в чем же тогда, по-вашему, причина фестивального успеха «Волчка» и «Жить»? В частности, первый фильм в 2009 году на «Кинотавре» получил три премии, второй в этом году там же отметили наградами.

В.С.: Вообще, там разное жюри было, поэтому никакого секрета нет, видимо. Наверное, хорошее кино. (Троянова смеется.)

Тогда такой вопрос. Некие молодые кинематографисты относительно недавно написали обращение к Михалкову. Там речь шла, в частности, о том, что чернуха в кино надоела, но на фестивалях именно такие фильмы собирают призы. Мне кажется, это был камень в ваш огород в том числе.

В.С.: Молодым кинематографистам хорошо ответила Разбежкина, когда была дискуссия по поводу этого письма. Колодец не может быть наполовину разрушен, как некоторые себе возомнили. Защитники этого письма говорили: «Вы будете снимать колодец с разрушенной стороны, а мы — с целой стороны». Они так пытаются залакировать действительность, а это самый страшный путь, который только может быть в искусстве. Потому что если ты любишь свою родину, ты пытаешься ее изменить, а не показать с той стороны, где она чуть-чуть получше выглядит. Флаг им в руки, наверное, пусть снимают свое какое-то кино с целой стороны колодца. А по поводу того, что якобы существует черное или светлое кино какое-то, я хочу вот что сказать: кино может быть плохое или хорошее, никаких других градаций у него не должно существовать.

Вы что теперь снимать собираетесь?

В.С.: Комедию. Сценария пока нет, есть задумка. Уже смешно? Комедия Василия Сигарева.

Яна Троянова в комедии вашей тоже снимется?

В.С.: Да, конечно.

мы бы хотели такую маму!»

На экраны возвращается самая прямолинейная и стрессоустойчивая мать страны — Ольга Терентьева из сериала «Ольга». Исполнительница главной роли Яна Троянова уверена, что второй сезон проекта сделан гораздо глубже и тоньше. Ведь в нем поднимается главный для русской женщины вопрос: жить ради семьи или наконец ради себя? Журналу «Телепрограмма» Яна Троянова четкого ответа по этому поводу не дала, зато расшифровала фирменное мамино слово «закрутка» и объяснила, почему тащит на себе миссию Родины-матери в российском кино.

«Миллионы семей живут так, как Ольга»

— Перед выходом второго сезона сериала есть ли тревога в душе? Что если хуже получилось?

— Конечно, есть. Выход второго сезона — всегда опасность. Потому что всегда на горизонте маячит вопрос: а получится ли? А вдруг не так? А что если слабее? Но! Мои ощущения такие — мы сработали лучше и глубже. Сериал «Ольга» — по-прежнему комедия острых ситуаций или даже трюков, но моя линия стала более драматичной и насыщенной. Я проживаю судьбу женщины, которая должна быть стойкой и всегда голосовать в пользу семьи, переступая через себя. Для меня это открытие. Ольга стала главным рассказчиком о судьбе матери и материнстве вообще. Поэтому волнение как перед премьерой, но есть ощущение, что сезон получился сильнее.

— Насколько это вообще комедийные ситуации? Иногда складывается ощущение, что на экране не актеры, а персонажи из соседнего подъезда.

— Так и есть. Я прекрасно понимаю, как живет наша страна. И не считаю, что мы играем инопланетян. Терентьевы — типичная российская семья. Для меня лично, для моей жизни такие ситуации нетипичны. Но в целом ничего удивительного нет. Это особенности национального характера. Миллионы семей живут подобным образом.

— Ловили себя на мысли, что главная героиня похожа на вас?

— Не могу сказать, что похожа. Скорее так: «Ольга» научила меня восхищаться такими женщинами. Сейчас мужчины, видимо, уступили позиции, раз такие семьи — норма. Женщина тащит на себе все проблемы, даже если есть муж. Ольга всегда спешит решить проблемы. И, кстати, это большой вопрос — надо ли это. Когда я читала сценарий второго сезона, у меня случился шок, я даже заплакала. Настолько она торопится помочь всем, так сильно разрывается и приносит себя в жертву, портит себе жизнь, что оторопь берет. А надо ли это ей? А семье? Правильно ли это? Если дочь создает семью, надо давать шанс попробовать самим. Оля не дает такого шанса. И все проблемы берет на себя. Да, за этим интересно наблюдать. Уверена, зритель будет сопереживать.

Яна Троянова, сериал ОльгаЯна в жизни очень отличается от своей героини Ольги, но у зрителя складывается впечатление, что она такая и есть — простая и прямолинейная. фото: Канал ТНТ

— Но и вы тоже знакомы с проблемами не понаслышке. И тоже переживали тяжелые удары — сначала трагически погиб сын, а перед началом съемок «Ольги» не стало мамы. Тем не менее вы нашли силы продолжать путь и не очерствели сердцем. Что помогало вам в трудные минуты?

— Любовь. Взгляните на мою героиню — что бы ни происходило с ее близкими, она никого не бросает. Любит каждого из них. Все отношения строятся на этом. Она старается помогать, защищать и оберегать. Не думает, откуда взять силы. Просто идет и делает. Силы дает любовь. Так и в жизни. Человек слаб, если он не любит. И наоборот.

Силы дает любовь. Так и в жизни. Человек слаб, если не любит. И наоборот

— Герои сериала, как и большинство россиян, выживают. За счет чего?

— Я бы не называла это словом «выживать». Хотя со стороны так и кажется. Но это стиль жизни такой. Норма. Моя мама использовала слова «закрутка» и «выкрутиться». Это чисто наше, российское. «У меня закрутка, сейчас я ее решу». Этому я научилась у мамы. Если вдруг начинается «закрутка» в жизни, я предпочитаю отойти в сторону и посмотреть, как это раскрутится. Но люди, как правило, торопятся побыстрее все исправить.

— Советские фильмы подарили нам массу образов сильных и волевых женщин. Достаточно вспомнить картины «Крылья» Ларисы Шепитько, «Слово для защиты» Вадима Абдрашитова, «Москва слезам не верит» Владимира Меньшова… Сейчас они исчезли. Почему, время такое?

— Абсолютно правильно. Мне это тоже интересно. Вот мне уже приклеивают образ Родины-матери — я же называю его «наша баба». Сначала критики анализировали фильмы Сигарева на этот счет. И моя героиня была *** (девушкой с пониженной социальной ответственностью. — Авт.), потом не знала, куда приткнуться, потом молчала и терпела… То есть у Родины-матери есть несколько воплощений и лиц. Но не было акцента на силе, как у Ольги. Все-таки Родина-мать — это женщина с мечом. Я не продумывала этот момент, так сложилось. Только потом поймала себя на мысли, что, скорее всего, такой запрос был у зрителя. Потому что, как вы сказали, фильмов о сильных женщинах у нас нет. В кинематографе давно все занято мужчинами. Хотя время совсем другое — сейчас женщины часто тащат на себе и семью, и проблемы.

Василий СигаревВ фильме «Страна ОЗ», который снял Василий Сигарев, у героини Трояновой была собака. После съемок режиссер подарил Яне такого же песика, актриса назвала его Эми в честь певицы Эми Уайнхаус. Фото: instagram.com

— Вы следите за отзывами зрителей? Ваших героинь понимают, принимают?

— После фильма «Кококо» мне писали со всей России и даже из-за границы. Мне писали, что настоящей русской женщины на экране очень не хватало (в «Кококо» актриса сыграла нагловатую провинциалку, приехавшую в Петербург. — Авт.). И когда сериал «Ольга» пришел ко мне в дом, я действительно подумала: кто, если не я? Пафосно, но честно! Ведь моя задача — служить зрителю до конца. И зритель получил то, что хотел. Волевую, местами одинокую, сильную разведенную женщину, которая тащит семью на себе. Я считаю, что моя работа такая. Не пальцы гнуть и становиться известной, а служить зрителю. Ждали? Я выполнила свой долг, как бы пафосно это ни звучало. Я еще предлагала Ольгу раком наделить, чтобы она его победила. Представляете, сколько женщин по всей России, которые борются с этим недугом, нуждаются в поддержке? А разведенки, а матери-одиночки? Я знаю, что такая героиня очень нужна людям.

— Одиноким женщинам?

— Что удивительно, любят ее не только женщины, но и мужчины. И дети даже! Мне ведь дети пишут. И знаете что? «Мы бы хотели такую маму». Что тут можно сказать? Это победа. За такое я благодарю Бога.

«Не стремлюсь выбраться из сложной ситуации — жду благоприятного момента»

— «Есть актеры, понятные, как холодильник, — от них есть польза, но нет тепла. И загадки в таких актерах нет: их включают — они работают. А есть иные — неясные, как день или как ночь. Но ты вдруг понимаешь, что не наблюдаешь за ними, а живешь в том мире, который они создают». Эти слова Валентин Гафт писал давно, но как будто о вас сейчас. В чем метод вашей работы?

— Честно могу сказать, что никогда не знаю, что за роль получится. Соглашаюсь работать, только если роль инфицирует меня и проникает в сердце через каждую клеточку. Это для меня тайна. Я не математик — действую интуитивно. И как слепой котенок, каждый раз иду в неизвестность. Почти всегда страшно, но куда-то да выруливаю. Не очень верю, что сама по себе что-то делаю. Скорее всего, я — проводник. И ведет меня небесная сила. Иногда думаю, глядя на профессиональных коллег из театра: «Я вообще не актриса». А они мне отвечают: «Зато мы вот так, как ты, не можем». Значит, есть в этом что-то.

Василий Сигарев, Яна ТРОЯНОВА, на отдыхе, ловят рыбуВ редкие свободные дни Яна и Василий могут выбраться из суеты и отправиться, к примеру, на рыбалку. Фото: Лиза ЛАРИНА/PhotoXPress.ru

— Ваш муж — режиссер Василий Сигарев. Дома рабочий процесс продолжается?

— Конечно! Обычно он видит по мне, надо или нет. Готова я или нет. Вася знает меня лучше меня. Он говорит: «Если чувствуешь, то делай». И еще мне нравится его формулировка «этого еще не было». Это хорошо! Потому что самый большой страх любого актера — мысль о том, что я больше ничего не могу. Мы никогда не знаем, что в нас есть. Вася знает, что мне надо. Не то, что я хочу. А то, что надо. Понимаете? Большая разница! Хочется много чего, а вот надо ли?

— Значит, доверяете безоговорочно.

— Абсолютно! И не только роли. Могу доверить ему все, что происходит в моей жизни. Вася — самый главный человек в моей жизни. Я доверяю ему больше, чем себе.

— Из чего состоит ваша жизнь помимо работы?

— В перерыве между первым и вторым сезонами «Ольги» случилось так, что ни одна из предложенных ролей меня не заинтересовала. Поэтому я занималась домашними делами. Окончательно переехали в Москву и заселились в собственную квартиру. Теперь мы москвичи, лимита и все такое (смеется). Раньше мы только приезжали работать.

— К Москве привыкли окончательно?

— Мы же много лет жили между Екатеринбургом и Москвой, так что привыкание шло постепенно. Первое время, как только мы заканчивали фильм в столице, сразу же бежали в родной Екатеринбург отдыхать. Потому что московский ритм просто сносил. Я всегда была выжата как лимон. И в какой-то момент, в том числе после печальных событий, произошедших в моей семье, я приехала в Москву и поняла, что всё, я успокоилась. И потом я рассмотрела, какая Москва красавица. Тогда сказала Васе: «Теперь мы можем остаться. В Екатеринбург меня уже не тянет». Повторюсь, я ничего не форсирую и искусственно не создаю. Поэтому дождалась момента, когда переезд стал возможным, когда я полюбила Москву, и только потом мы переехали. Хотя многие разводили руками: «Вы чего еще не в Москве?» Потому что не время. Всегда и во всем надо ждать благоприятного периода — ситуация, проблема или важное решение.

Яна ТРОЯНОВА, в 3 года, в 19 летЭти кадры откопали фанаты актрисы: Яне в платочке 3 года, а в песцовой шапке — уже 19 лет. Фото: instagram.com

— Город — это злая сила?

— Зависит от выбора человека. Москва хлебосольная. Она дает возможности, и каждый использует их как хочет. Конечно, здесь можно заработать много денег разными способами. Но как ты себя после этого будешь чувствовать? За все приходит расплата. Я веду себя очень аккуратно и деликатно. Мой друг-режиссер говорит: «Деньги путают». Потому я сижу на *** (пятой точке. — Авт.) ровно. И жду своих ролей. В нашей профессии смирение необходимо. Наградой потом бывает качественно и глубоко сделанная работа. Это важно! Я очень серьезно к этому отношусь.

— После премьеры сериала отпуск планируете?

— Конечно, хотелось бы. Моя мечта — слетать в Исландию на несколько деньков. Вообще хочется чаще посещать места силы. Еще была задумка съездить на Байкал, но Василий пока занят. А мне как верной боевой подруге надо ждать. Пока он не закончит работу, я должна ждать.

— О каких проявлениях личности Яны Трояновой мы не знаем?

— Меня увлекает много чего. Правда, картины и музыку не пишу, как многие. Интересуют вещи, которые, скажем так, признают не все. Например, духовные практики. Называю это «тонкий план» (конечно, делаю это аккуратно и осторожно), узнаю много нового, практикую. Вдаваться в подробности не могу, это слишком личное. Но могу сказать, что интересуют меня вещи не совсем земные — более тонкие и странные.

«Ольга»
Понедельник — четверг/20.00, ТНТ


Личное дело

Яна Троянова родилась в поселке на окраине Свердловска. Окончила философский факультет УГУ. Училась в Екатеринбургском театральном институте. Исполнила главные роли в картинах «Волчок» (2009) — приз «Кинотавра» за лучшую женскую роль, «Жить» (2012), «Кококо» (2012), «Небесные жены луговых мари» (2012), «Страна ОЗ» (2015). Замужем за драматургом и режиссером Василием Сигаревым.

Яна Троянова рассказала об алкоголизме и самоубийстве сына

 Яна Троянова рассказала об алкоголизме и самоубийстве сына

Актриса Яна Троянова рассказала о своей жизни и проекте «Последний герой».

Яна Троянова признается — мечтала испытать себя на необитаемом острове с тех времен, когда на Первом канале только начинали показывать «Последний герой». Но тогда телеведущая не успела пройти кастинг из-за репетиций в театре. «В этот день мне назначили репетицию в театре — «Черное молоко» Сигарева. Мы тогда еще с ним не знакомы были. И я себе спокойно сказала: «Ты не идешь на кастинг, ты идешь в театр». Всемирно известный драматург дал мне главную роль — не пойти на репетицию к Сигареву было бы тупо», — вспоминает звезда.

Когда руководство канала «ТВ-3» предложили ей роль ведущей, она с радостью согласилась. На острова актриса отправилась с мужем Василием Сигаревым и собакой, не желая надолго расставаться с семьей. И, хотя перевоз животного вызвал немало проблем, создатели реалити-шоу все же пошли на уступки звезде. Своего верного друга Троянова называет ангелом-хранителем, потому не могла улететь без него. Много лет назад именно благодарю любимой собаке Яна завязала с алкоголем.

Яна Троянова Яна Троянова

«Когда я летела на Филиппины, авиакомпания не разрешила взять ее с собой на борт. Мне сообщили, что ее примут в багажное отделение, но там не будет воздуха, и она умрет. Я сказала: «Слышь, ты как со мной разговариваешь, ты про кого мне сейчас сказала слово умрет?» Конечно, у меня сразу ор начался, истерика, и я сказала, что лечу обратно в Россию. Продакшн тут же поднял вопрос с вертолетом», — призналась Троянова.
 
А вот самой Яне руководство решило не предъявлять никаких требований, полностью доверившись ее профессионализму.

«Сейчас появилась информация, что я специально худела к проекту, что якобы это было условием от канала. Если бы канал мне поставил такое условие, я развернулась бы и ушла без сожаления. Нельзя никому ставить условия», — поделилась Троянова.

По словам Трояновой, на Филиппинах между участниками съемочного процесса зачастую возникали конфликты. А на вопрос «зачем она согласилась сниматься» честно отвечает: хотела показать как меняется человек в тяжелых условиях.

Яна Троянова Яна Троянова

«Сложно сохранять жесткость, когда каждый день видишь голодных людей, которым приходится жить в невыносимых условиях, да еще и каждый день выходить на испытания, — но я очень старалась. Когда перелом происходил, участники со злостью кричали и ненавидели друг друга — в такие моменты мне ужасно хотелось домой. Несколько раз я даже ревела — не при них, конечно. Мне то просто жалко их было, то был порыв взять лодку и жратву им отвезти — остров экстрасенсов совсем близко от моего, — но они об этом не знали. Однажды я все-таки разревелась при них: в день, когда участникам показывали видеосообщения от близких. Раньше такое меня бы не растрогало — пришлось отворачиваться, чтобы они ничего не заметили.
В тот момент я увидела прекрасные лица, настоящие, без тех самых масок, которые я их призывала скинуть. Им было похрен, что они голодные, что они на острове, — они просто хотели к своим близким», — вспоминает Яна.
 
На счету актрисы — не один десяток ролей, но наибольшую известность ей принес сериал «Ольга» и картина «Кококо». О работе в последней она до сих пор говорит с трудом. «Съемки начались буквально через полгода после того, как не стало моего сына. Я умоляла перенести проект — не получилось. Я уступила, потому что поняла, что это мой шанс не спиться. Если честно, я даже не помню, как делала эту роль. Помню только Аню Михалкову и Васю Сигарева, которые меня из рук в руки передавали», — признается актриса.

Яна Троянова Яна Троянова

Троянова долгое время скрывала, что сын покончил с собой, не находя в себе силы заявить об этом во всеуслышание. Все изменил случайный диалог с другом. «Мы долго скрывали, что сын повесился. Меня пугало, что будет, когда все об этом узнают. Пока один мой друг не сказал мне: «Ты сейчас летишь на «Кинотавр», где на пресс-конференции у тебя могут спросить: «Яна, а правда, что у вас сын повесился?». А ты скажешь: «Да». Я тогда [офигела] от такого решения. А потом подумала: «А ведь он и правда повесился, что я буду выкручиваться-то?», — вспоминает звезда.

С тех пор интервью Трояновой стали откровеннее. Она больше не боялась открыто рассказывать «о своих проблемах, пороках, несчастье, счастье, ничего не придумывая и не желая казаться правильной — как это обычно делают актеры».
«Мне достался жестокий мир, и, чтобы в нем выжить, мне пришлось обрастать броней. А если у меня получалось что-то в жизни преодолеть, я всегда делилась своим опытом через интервью. Смерть ребенка, бухач, предательство мужчины — обо всем этом нужно говорить — для людей, которые нас смотрят», — считает Яна.

Яна Троянова Яна Троянова

Несмотря на жизненные испытания, Троянова не хочет вести себя, как ее героиня Ольга — быть безотказной, тащить на себе всю семью и гробить себя во благо других. «У меня тоже была семья — сейчас ее нет, — я тоже делала попытки ей помочь, пыталась заткнуть какие-то дыры деньгами. Но очень быстро пришла к мысли: «Да какого хрена? Какого хрена они на моем горбу катаются, почему я должна сгибаться и жить ради них?» Мне как раз тогда очень карьеры хотелось», — делится актриса.

Яна также подчеркивает, что не копировала образ Ольги с мамы, с которой у нее были тяжелые отношения. «Мама была эгоисткой, жила как хотела. Это была очень свободная женщина, но ее свобода оказалась разрушительной — она от нее озверела и все в своей жизни разрушила. Мама пронеслась мимо всего: мимо любви, мимо семьи. Она только перед смертью остановилась и сказала нам с сестрой: «Ой, девки, вы ж мои девки!» А мы с Леной ей: «Мам, сейчас уже не надо, мы уже выросли». Я родилась с непониманием, почему меня не любят мои близкие. Как я только ни добивалась у матери любви. Помню, мне три года, она лежит загорает на пляже, а собираю медуз и тащу их на берег. Ко мне уже люди подходят, говорят: «Слышь, девочка, иди нахрен отсюда». А я собираю — потому что мама из-за медуз не купается. Что делает ребенок? Решает достать всех медуз! Я пробивалась к ее любви, как танк!» — рассказала звезда в интервью «Медузе».

Для своего зрителя я должна правильно стареть – Интервью – Материалы сайта – Сноб

СВы всегда говорите, что долго отходите от съемок в кино. Как вы живете с ролью в сериале «Ольга»? На телевидении только что стартовал первый сезон, а уже идет съемка второго.

Некоторые актрисы мне говорят, что в сериалах почти все то же самое, что в кино. Но так могут говорить только те, кто мало снимался в авторском кино до начала работы в сериалах. В авторском кино так: ты как будто изо всех сил нырнул под воду или взлетел в небо, а потом выныриваешь или рушишься на землю и думаешь: все, сделала что могла, совершила такой бросок. Потом ты опустошаешься, расстаешься с образом, чтобы наполниться чем-то новым. А после съемок сезона сериала ты не можешь своего персонажа оставить, отдалиться от него. Когда я соглашалась на этот сериал, я думала, что он будет коротенький, и не предполагала, что история, в которой все крутится вокруг одной героини, может быть такой долгой. Мне полугода между съемками не хватило, хоть я отдыхала как бабушка: ездила в санаторий в Ессентуки. Но все это время я не могла Ольгу из себя выпустить, чтобы потом, с возобновлением работы, опять не искать образ.

СПока мы разговариваем с вами, вы чувствуете в себе свою героиню?

Да. Она где-то у меня вот тут, на гландах — я разговариваю, как она, и немножко от этого устаю. Но не чисто как она. Сейчас во мне есть и неусидчивая Троянова, которая хочет срочно покурить и убежать, и Оля. Она иногда выскакивает из меня, как черт из табакерки, я делаю выпады в ее духе, например, вдруг могла начать орать… Я себя так дома-то не веду — мой муж Вася Сигарев подофигел от этого. Формат телеканала к тому же не позволяет птицей взлетать, потому что это такая коробка: прыжок вверх — бум — головой ударился. Но радует, что я наконец вышла к широкому зрителю. Я к этому очень долго готовилась. До «Ольги» я к сериалам, в которых мне предлагали сниматься, не прикасалась: читала название или первую страницу и отметала.

СА почему тут вдруг решили согласиться?

Во-первых, героине, как и мне, 43 года. Я уже не могу играть девчушечек, для своего зрителя я должна правильно стареть, а не молодиться. Также ко мне пришло понимание того, что во мне есть характер, который нужен зрителю. Если он у тебя, Троянова, есть, так что ты жадничаешь — отдай его! Я уже была готова замутить сериал, потому что я люблю сериалы — американские, британские. Не хватало только хорошего канала и материала, а тут пазл и сложился: ТНТ я с самого начала смотрю. С командой Good Story Media — ребятами, которые делают «Ольгу», — мне очень повезло. Это не какие-то толстопузы, которые думают, где бы денег распилить, а люди, которые очень горят своей работой и за нее переживают.

САндрей Архангельский в «Коммерсанте» заметил, что в семье героини Ольги никто, кроме нее, не работает, но при этом все умудряются выживать за счет зарплаты педикюрши, и сетовал, что в постсоветской киноиндустрии тема заработков и выживания не отрефлексирована.

Ой, сейчас мне все про Архангельского говорят. Да жизни он не знает просто. Не знает, что русская баба, которая работает хоть педикюршей, хоть уборщицей, будет крутиться, занимать-перезанимать, но вести хозяйство. Я это знаю по своей маме, которая имела небольшую зарплату, работала машинисткой, получала десять копеек за страницу и кормила двух дочерей. Так мы были лучше всех одеты во дворе, и у нас дома не стояла дебильная «стенка», а были какие-то современные навороты. У мамы просто был вкус и то, что она называла возможностью перекручиваться: перезанимать, закидывать что-то в ломбард. В Советском Союзе все умели так перекручиваться, да и сейчас. Сейчас вся страна еще и в кредиты залезла.

СВы живучая, как Ольга?

Нет. Видишь, сижу ною, что я устала. А Оля никогда так не ноет. Я не перекручиваюсь, потому что не люблю занимать деньги. Быт — это не мое. В молодости я была счастлива, когда у меня с утра была возможность выкурить сигаретку. Потом я подсела на кофе, теперь мне с утра обязательно нужны сигаретка с кофе, с хорошим — кенийским. Запросы растут, но не в диких объемах. Вот мне сорок три — у меня только-только появилась квартира в Москве, у нас с Васей — и то это его заслуга. А мне никогда ничего не надо.

СКстати, вы после переезда в Москву из Екатеринбурга продаете свою машину. Будете здесь в метро ездить?

Да я всегда здесь на метро езжу. Считаю, что, если в метро спустится Алла Борисовна, ее никто здесь не узнает. Если ты не корчишь из себя никого и спокойно, в обычной одежде, заходишь в метро, то к тебе никто и не пристает. Моя мама-хохмачка говорила: «Я могу с бичевкой на улице спокойно встать и перекурить». У нас с ней всегда был простой подход к жизни, мы понимали, что чем выше взлетаешь, тем больнее потом падать. Поэтому я не собираюсь играть в звездность и недоступность.

СОльга близка к тому, какой, по-вашему, должна быть женщина?

Может, Ольга себе представляет, какой надо быть женщиной, но она почему-то на себя плюет. А я — нет, несмотря на то что я всегда была мужиковатой. Я не очень люблю за собой следить, мне проще напялить капюшон, очки и поскакать. Сигарев мне делает замечания: «Ты почему не подкрасилась? Тебя же на улице узнают». А мне пофиг, пусть меня узнают ненакрашенной. Но я все же ближе к настоящей женщине, чем Ольга, потому что я, в отличие от нее, научилась, точнее, учусь жить с мужчиной.

СПри этом вы так органично во многих фильмах выставляете мужиков за дверь…

Моя мама так выставляла мужиков. Иногда с балкона выбрасывала. Будит меня однажды, говорит: «Янка, вставай, пойдем этого козла вышвыривать», — и я, маленькая, вставала и помогала ей тащить. Я это люблю до сих пор. На днях в отеле в Екатеринбурге ко мне постучался мальчик из рум-сервиса, завтрак привез. А я в одном полотенце стояла и сказала, что спрячусь за дверь ванной. Так он завтрак завез, потом встал этак важно посреди номера и говорит: «В каком фильме нынче снимаетесь?» Я ему ка-а-ак: «А ну-ка вышел на хрррен!» Вот это Ольга во мне проснулась, а у нее — мамины интонации. Это была не я. Знаешь, мне часто журналисты говорят: «У вас всегда одно амплуа». Можешь мне объяснить, что они имеют в виду? Неужели они не видят, что Ольга и Ленка Шабадинова из «Страны Оз», например, разные люди? В них общее только то, что их Троянова делает в предлагаемых обстоятельствах. Евстигнеев и Янковский тоже оставались Евстигнеевым и Янковским, только, как сказал Меньшиков, Янковский просто перетекал из костюма в костюм, выливался из свитера и вливался в костюм Мюнхгаузена. Актеры и должны быть такими. А мне в Екатеринбурге одна говорит: «Нет, вы же должны меняться!» Я вообще никому ничего не должна. У меня есть характер, который кому-то нужен и который используют.С

Сериал «Ольга» выходит на телеканале ТНТ с понедельника по четверг в 20.00 и доступен для просмотра на сайте tnt-online.ru.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о