Кирилл пшениснов пластический хирург – В ЕМС пластический хирург Кирилл Пшениснов впервые в России провел операцию липофилинга на клеточном уровне: новости клиники EMC

Содержание

Пшениснов Кирилл Павлович, пластический хирург ЕМС. Записаться на приём, задать вопрос.

Пшениснов Кирилл Павлович окончил с отличием Ярославский медицинский институт в 1982 году, в 1985 — аспирантуру при кафедре оперативной хирургии института. Обучался у академика РАМН проф. Ю.В. Новикова и лауреата премии Правительства РФ профессора В.К. Миначенко. В 1985 году успешно защитил кандидатскую диссертацию по совершенствованию аутовенозной пластики артерий. В 1992 году — защитил докторскую диссертацию по микрохирургической пластике тканей при повреждениях и их последствиях в ВМедА г. Санкт-Петербурга.

Кирилл Пшениснов имеет высшую квалификационную категорию врача-хирурга. Долгое время руководит клиникой пластической и реконструктивной хирургии ЕМС (Москва, Орловский переулок, дом 7), профессор кафедры пластической и реконструктивной хирургии, косметологии и клеточных технологий РНИМУ (Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н.И. Пирогова), профессор кафедры травматологии, ортопедии и ВПХ с курсом пластической хирургии ИПДО Ярославского государственного медицинского университета.

В 2011 году профессор Пшениснов назначен главным внештатным специалистом — пластическим хирургом Департамента здравоохранения и фармации Ярославской области.

Автор уникального российского учебника по пластической и реконструктивной хирургии.

Членство в профессиональных медицинских организациях

Национальный секретарь ISAPS в России. Учредитель и сертифицированный член РОПРЭХ. Член исполкома IPRAS, комитет защиты специальности «Пластическая хирургия». Председатель правления Северо-восточного некоммерческого партнерства пластических и К. П. Пшениснов с 1994 г. является учредителем и сертифицированным членом Совета Российского общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов (Москва, Россия). Председатель комитета по образованию ОПРЭХ.  Председатель правления Северо-восточного некоммерческого партнерства пластических и реконструктивных хирургов. Действительный член Международного общества эстетических пластических хирургов (ISAPS) с 2002 г., Международного общества по реконструктивной микрохирургии (WSRM) с 1996 г. Член-корреспондент американского общества пластических хирургов (ASPS) с 1996 г. Национальный секретарь ISAPS в России с 2015 года. Профессор К. П. Пшениснов — член редколлегий журналов «Пластическая хирургия и косметология», «Российская ринология»,  «Вопросы реконструктивной и пластической хирургии» и редакционных советов журналов «Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии», международного журнала «Aesthetic Plastic Surgery». Входит в совет иностранных обозревателей журнала «Plastic and Reconstructive Surgery» (США),  до 2012 года главный редактор журнала «Избранные вопросы пластической хирургии».

Сфера научных интересов

К. П. Пшениснов — автор более 300 научных работ, в т.ч. двух монографий. 30 из них опубликованы на английском языке в наиболее известных международных журналах по пластической хирургии, издаваемых в США и в странах Европы. Имеет 4 авторских свидетельства на изобретения новых способов хирургических операций, владеет тремя патентами на новые медицинские инструменты. Во время учебы в институте – Ленинский стипендиат. Лауреат премии Ленинского комсомола. Отмечен премиями в международных конкурсах научных работ, награжден дипломами и медалями Академии медицинских наук, Министерства Высшего образования. Лауреат национальной профессиональной премии «Золотой ланцет» в номинации «Признание» (2008).

В 2013 году награжден грамотой за содействие войскам правопорядка в проведении благотворительной акции ВВ МВД России.

Пшениснов Кирилл, Пластический хирург — отзывы, цены

Один из лучших пластических хирургов России, который активно сочетает практическую работу с научной и преподавательской деятельностью.

 

В своей работе профессор Пшениснов применяет лучшие достижения ведущих клиник эстетической медицины США. Выполняет полный спектр хирургических коррекций в области эстетической и реконструктивной медицины.

 

Заведующий курсом пластической хирургии факультета последипломного образования Ярославской государственной медицинской академии. Профессор кафедры пластической хирургии Российского Государственного Медицинского Университета (Москва).

 

Практическая деятельность
Первый российский хирург, который прошел полную обучающую программу Фонда пластической хирургии (PSEF), США. В течение нескольких лет стажировался в области пластической, реконструктивной и эстетической хирургии в США и странах Западной Европы. Работал с лучшими пластическими хирургами штатов Вермонт, Вирджиния, Миннесота, Пенсильвания, Северная Каролина.

 

Неоднократно выступал в качестве приглашённого профессора с лекциями, докладами и показательными операциями в США, Нидерландах, Франции, Италии, Германии, Австрии, Финляндии, Вьетнаме, Австралии, Бразилии, Марокко и др. странах.

 

Является учредителем и председателем комитета по образованию Российского общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов (Москва). Председатель правления Северо-восточного некоммерческого партнерства пластических и реконструктивных хирургов. Действительный член Международного общества эстетических пластических хирургов (ISAPS), Международного общества по реконструктивной микрохирургии (WSRM). Член-корреспондент Американского общества пластических хирургов (ASPS).

 

Научная деятельность
Профессор Пшениснов является главным редактором журнала «Избранные вопросы пластической хирургии», членом редколлегий журналов «Пластическая хирургия и косметология», Российская ринология» и «Вопросы реконструктивной и пластической хирургии», а также редколлегии международного журнала «Aesthetic Plastic Surgery». Входит в совет иностранных обозревателей журнала «Plastic and Reconstructive Surgery» (США).

 

Автор более 270 научных работ, в т.ч. двух монографий. 30 из них опубликованы на английском языке в ведущих международных журналах по пластической хирургии, издаваемых в США и в странах Западной Европы. Имеет 4 авторских свидетельства на изобретения новых способов хирургических операций, владеет тремя патентами на новые медицинские инструменты.

 

Стаж работы в хирургии с 1982 года.

 

Награды и достижения
Лауреат премии Ленинского комсомола. Отмечен премиями международных конкурсов научных работ, награжден дипломами и медалями Академии медицинских наук, Министерства Высшего образования. Лауреат национальной профессиональной премии «Золотой ланцет» в номинации «Признание».

2018 г. — лауреат бьюти-премии «Хрустальный лотос-2018®» в номинации «За вклад в развитие пластической хирургии в России».

Пластический хирург Пшениснов Кирилл Павлович стоимость и фото операции, отзывы

Биография и общая информация о пластическом хирурге


Научная деятельность

  • 1985 г. — аспирантура при кафедре оперативной хирургии Ярославского медицинского института.
  • 1985 г. — защитил кандидатскую диссертацию.
  • 1992 г. — защитил докторскую диссертацию.
  • Написал свыше 300 научных работ, в том числе 2 монографии.
  • Лауреат премии Ленинского комсомола. Отмечен премиями в международных конкурсах научных работ, награжден дипломами и медалями Академии медицинских наук, Министерства Высшего образования.
  • Лауреат национальной профессиональной премии «Золотой ланцет» в номинации «Признание» (2008).

Опыт работы

1993 г. — работал с ведущими специалистами в штатах Вермонт, Вирджиния, Миннесота, Пенсильвания, Северная Каролина. Клиника пластической хирургии и косметологии «Ланцетъ».

Заведующий курсом пластической хирургии факультета последипломного образования Ярославской государственной медицинской академии. Директор ярославского «Центра пластической хирургии» и руководитель отделения реконструктивной и пластической хирургии в госпитале ЕМС на ул. Щепкина (Москва).

Видео из операционной

Интервью с пластическим хирургом и видео о Пшениснов Кирилл Павлович


Отзывы пациентов

Другие пластические хирурги (228)


Комментарии

Напишите ваше мнение

Пластический хирург Кирилл Пшенисов откровенно о себе и своих принципах работы


Кирилл Павлович Пшениснов — талантливый пластический хирург. профессионал, который в самой неординарной ситуации может найти оптимальное решение. И человек, способный на настоящие поступки. «К&З» попросил доктора немного рассказать о себе.
Пшениснов-К.П.jpg

Об учебе и учительстве

Я учился в замечательной школе. Интересовался историей и даже задумывался о поступлении на исторический факультет. Но когда большинство моих одноклассников решили поступать в медицинский институт, чувство коллективизма во мне возобладало, и я тоже пошел в медицину. Класс у нас был хороший, и студентами мы стали тоже очень сильными. Хотелось не просто овладеть знаниями, но и сделать то, что никто до меня не делал. Еще на пятом курсе института я предложил инновационный метод пластики кровеносных сосудов.
Сегодня преподаю в двух медицинских вузах: в Москве читаю лекции во Втором медицинском университете, в Ярославле веду ординаторов, провожу показательные операции. Издал двухтомное руководство по пластической хирургии.
Помимо пластических операций, связанных с улучшением внешности пациента, я выполняю масштабные реконструктивные вмешательства, например, когда нужно заново сделать ухо пациенту с врожденной патологией, либо когда требуется восстановить подвижность парализованного лица или воссоздать молочную железу. При проведении подобных операций ткани берутся у пациента из одного места и трансплантируются в другое. Это многочасовые хирургические вмешательства (у меня были операции, которые длились и 19, и 24 часа), и, конечно, мне нужны помощники, другие врачи рядом. Опыт показывает, что в сложный момент полностью можно доверять только доктору, который вырос на твоих глазах, которого ты сам обучил всем тонкостям мастерства.

О деле жизни

Я приветствую медицинские династии. Моя мама, которая долгие годы проработала главным врачом-патологоанатомом Ярославской области, не одобряла моего решения поступать в медицинский. Переживала, что с этой профессией будет непросто идти по жизни.
Ответственность, конечно, колоссальная. Живем работой. Даже о рождении старшего сына я узнал, выйдя из операционной, после операции по пересадке мышцы на парализованное лицо. Мой младший сын сейчас учится в медицинском университете. Видя, с какой заинтересованностью он занимается, я надеюсь, что он пойдет по моим стопам, тоже станет хирургом. Горжусь тем, что он отличник. Стараюсь брать его с собой на международные конференции, но он не всегда соглашается ехать, не хочет пропускать занятия. Узнаю в нем себя.
Работа хирурга очень интересная (никогда бы не стал, например, терапевтом — люблю думать головой, но работать руками). По большому счету комфортнее всего хирург чувствует себя в операционной. Моя бы воля, находясь в клинике, вообще бы оттуда не выходил.

О гармонии тела и души

Есть хирурги, которые делают только носы или только грудь. Вероятно, в этом есть своя выгода: можно сделать много наблюдений, а это удобно для научной деятельности. Но мне нравится делать не какую-то разовую конкретную операцию, а работать с пациентами в течение долгого времени. К примеру, вчера на приеме была пациентка: четыре года назад я сделал ей ринопластику, два года назад — маммопластику; теперь пришел черед липосакции и абдоминопластики, чтобы убрать следы, оставленные третьей беременностью. Или в разговоре с другой пациенткой (выполнил ей пластику груди) выяснил, что я, оказывается, 20 лет назад оперировал ее мужа: у него в результате травмы пятки была раздавлена кость, и я микрохирургически пересадил ему кость из подвздошного гребня.
Пациент пластического хирурга — это человек, которому нужно изменить не только облик, важна и психоэмоциональная сфера. Можно получить отличный результат от операции, а пациент все равно останется неудовлетворенным, потому что у него трудности в семье, неприятности на работе… Нам очень важно, в каком настроении к нам приходят люди, умеют ли они радоваться жизни. Ведь мы, хотя и улучшаем им облик, этой радости заменить не можем!
В целом не существует четких критериев, кого оперировать, а кого нет: есть люди с серьезными психологическими проблемами, и тем не менее в результате они довольны операцией, а есть просто скандалисты с элементами потребительского экстремизма. 
Иногда необходимо отказывать пациенту в операции ввиду объективных причин. Правда в таких случаях некоторые пациенты говорят: «Все равно пойду и сделаю!» Идут к хирургам, которые за деньги делают все что угодно, вернее все, что умеют, и пациент получает осложнения… Операция должна быть безопасной! Мы все досконально просчитываем. Если факторы риска перевешивают, говорим «нет». Вот четыре краеугольных камня безопасности хирургического вмешательства: грамотный хирург, информированный пациент (у нас для пациентов разработаны подробные методические пособия), оснащенная клиника, выбор хирургом оптимальной операции для конкретного пациента. Есть обязанности у врача, и есть обязанности у пациента! Само хирургическое вмешательство — это 60 % успеха, остальные 40 % — неукоснительное соблюдение правил реабилитации. Например, ношение компрессионного белья.
Безусловно, мы ищем своих пациентов, с которыми у нас могут сложиться доверительные, партнерские отношения. Со многими из тех, кого оперировал, я потом дружу.

О том, что не все то золото, что блестит

Далеко не все хирурги хотят публичности. Она бывает даже вынужденной, ведь многие пациенты считают, что если вы где-то не засветились, то вы не профессионал. Но от пациентов многое скрыто…
Гламурность хирурга, ярко презентующего себя в Интернете, еще ничего не говорит о его профессионализме. Недавно объяснял женщине, пришедшей на консультацию: «Хорошие хирурги — они как белые грибы в лесу, их еще надо поискать, а плохие — они приметные, как мухоморы, но ядовитые».
У нас, конечно, есть проблемы в медицинском образовании, особенно если оно платное: вуз не отвечает за качество подготовки выпускников, нет независимой аккредитации хирургов.
В образовательном плане мне близка американская система (после защиты докторской диссертации в 1992 году Кирилл Павлович уехал на стажировку в США, выиграв конкурс среди 250 соискателей. — Прим. «К&З»). Лет десять назад в США даже был скандал — хотели ограничить занятость ординаторов 80 часами в неделю, ведь они работают не менее 100 (!) часов в неделю. Осваивают специальность. За своих ординаторов я отвечаю, опекаю их, как своих детей, наверное. Институт наставничества очень важен.
Также по американской модели я собираю у себя за городом коллег: приезжают 40 пластических хирургов — с женами, с детьми. И наши ординаторы тоже с нами. Программа — футбол, волейбол, рыбалка. И научная конференция. Так и должно быть.
С моим наставником — его давно уже нет с нами — я ходил в байдарочные походы, часто бывал у него дома. И когда мне предложили стать лауреатом премии Правительства РФ, я передал это право моему учителю, для него это было важнее, нужнее — по жизненным обстоятельствам…

О просвещении, которое надо нести в массы

Я возобновил издание журнала по реконструктивной хирургии для врачей смежных специальностей, чтобы было меньше небылиц. Например, у девочки сильно нависает веко, а офтальмолог утверждает, что нужно ждать полового созревания, чтобы сделать операцию. Это глупость. То же самое с ринопластикой: долгое время считалось, что до наступления пубертатного периода нельзя исправлять носовую перегородку. Но искривленная носовая перегородка — это затрудненное дыхание. Значит, страдает головной мозг, легкие, возникают проявления аденоидного лица… И кстати, наступление полового созревания задерживается.
Многие смежники не владеют этими знаниями. Поэтому я стараюсь довести информацию до общественности. Все, что знаю, я рассказываю.

Пластический хирург Пшениснов Кирилл Павлович — фото, видео, цены, отзывы

Пшениснов Кирилл Павлович — пластический хирург, доктор медицинских наук, профессор. Учредитель, председатель комитета по образованию Российского общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов (ОПРЭХ), учредитель Северо-восточного некоммерческого партнерства пластических и реконструктивных хирургов (СВНППРХ), член Международного общества эстетических пластических хирургов (ISAPS), член Международного общества по реконструктивной микрохирургии (WSRM), член Американского общества пластических хирургов (ASPS).

 

Хорошо эрудирован в различных вопросах реконструктивной микрохирургии, сосудистой хирургии, ортопедии и травматологии.

 

Работал с ведущими специалистами в штатах Вермонт, Вирджиния, Миннесота, Пенсильвания, Северная Каролина. Во время заграничных командировок как приглашенный профессор неоднократно выступал с лекциями и докладами, а также с показательными операциями (США, Нидерланды, Франция, Италия, Германия, Австрия, Финляндия, Вьетнам, Австралия, Бразилия, Марокко и др.).

 

Редактор журналов «Избранные вопросы пластической хирурги», «Пластическая хирургия и косметология», «Российская ринология», «Вопросы реконструктивной и пластической хирургии», «Aesthetic Plastic Surgery». Редактор учебного пособия «Курс пластической хирургии. Руководство для врачей».

 

Стаж работы с 1982 года.

 

Образование.

 

Закончил с отличием Ярославский медицинский институт в 1982 году, в 1985 — аспирантуру при кафедре оперативной хирургии института. Ученик академика РАМН проф. Ю.В. Новикова и лауреата премии Правительства РФ профессора В.К. Миначенко. В 1996 году, в этом составе, в условиях Клинической Больницы имени Соловьева Н.В. они впервые внедрили микрохирургические реконструктивные и восстановительные операции по аутотрансплантации лоскутов кровеносного снабжения , а также по пересадке и реплантации пальцев со стопы на кисть у больных с тяжелыми последствиями после повреждений, после резекций онкологии, в том числе у подростков и детей в различных областях тела.

 

В 1993 году первым из российских хирургов прошел полную программу обучения в Фонде пластической хирургии (PSEF), США.

 

Практическая деятельность.

 

Занимает должность заведующего курсом пластической хирургии факультета последипломного образования Ярославской государственной медицинской академии. 

 

Профессор кафедры пластической хирургии Российского Государственного Медицинского Университета (Москва). 

 

Директор ярославского «Центра пластической хирургии» и ведущий хирург клиники «Ланцетъ» (г. Москва).

 

Научная деятельность.

 

В 1985 году защитил кандидатскую диссертацию по совершенствованию аутовенозной пластики артерий.

 

В 1992 году  защитил докторскую по микрохирургической пластике тканей при повреждениях и их последствиях в ВМедА г. Санкт-Петербурга.

 

Автор более 270 научных работ, в т.ч. двух монографий. 30 из них опубликованы на английском языке в наиболее известных международных журналах по пластической хирургии, издаваемых в США и в странах Европы. 

 

Имеет 4 авторских свидетельства на изобретения новых способов хирургических операций, владеет тремя патентами на новые медицинские инструменты.

 

Награды.

 

Во время учебы в институте – Ленинский стипендиат. 

 

Лауреат премии Ленинского комсомола. 

 

Отмечен премиями в международных конкурсах научных работ, награжден дипломами и медалями Академии медицинских наук, Министерства Высшего образования. Лауреат национальной пофессиональной премии «Золотой ланцет» в номинации «Признание» (2008).

 

Пшениснов Кирилл Павлович о клинике EMC Щепкина — интервью

Пшениснов Кирилл ПавловичМы встретились с руководителем Клиники пластической и реконструктивной хирургии EMC (European Medical Center) на ул. Щепкина в Москве – профессором РНИМУ им. Пирогова, д.м.н., пластическим хирургом Пшенисновым Кириллом Павловичем и побеседовали о направлениях деятельности клиники, отличиях клиники EMC от других центров пластической хирургии.

— Кирилл Павлович, спасибо, что уделили нам время, давайте начнет с того, что расскажем нашим читателям как Вы начали свой путь в косметической хирургии?

В медицинский институт я поступил в возрасте 16 лет и сразу же пошел в студенческий научный кружок, на кафедру топографической анатомии оперативной хирургии, которая славилась экспериментальными операциями. Был 1977 год, мы внедряли микрохирургические операции: сшивание тонких сосудов, нервов, приживление и пересадка конечностей — все то, что сейчас активно применяется в практике врачей-хирургов.

В 1985 году я защитил кандидатскую диссертацию по пластике кровеносных сосудов при травмах. Однако, параллельно в это время, мы, используя эти самые сосуды, начали пересаживать ткани при их дефектах, опухолях и, опять же, при травмах. Все это именуется реконструктивной микрохирургией.

Постепенно в Россию стали приезжать иностранные специалисты. Помню, как мы с любопытством разглядывали результаты их операций по пересадке тканей. Но больше всего нас поразил тот факт, что никаких следов и уж тем более “тканевых заплат”, как у нас, не было видно. Мы думали, что они использовали какие-то косметические средства, вроде тонального крема, маскируя швы. А позже оказалось, что это такая техника наложения косметических швов, более аккуратная и тонкая. Позднее, и наши доктора стали ездить за рубеж. Тут и я решил после защиты диссертации, перенять опыт западных коллег, изучив при этом косметическую хирургию.

Осенью в 1992 году защитил докторскую диссертацию в Санкт-Петербурге. До этого, еще летом, отправил письма в 33 международно известные клиники. Ответы, разумеется, последовали. Однако, приглашение они высылать не торопились. Одни писали, что у них и своих хирургов достаточно, другие советовали учиться у коллег в России. Но один из ответов стал важным этапом в моей карьере — одна из клиник не пригласила меня, но рассказала о существовании специальной программы для иностранных докторов, так называемые, стипендии и гранты (scholarship, internship). Я принял участие в конкурсе. Меня выбрали среди 250 желающих по всему миру! Во время обучения опыт я получил колоссальный, ведь у меня была возможность заходить в операционные ко многим американским пластическим хирургам, что, к слову, категорически запрещалось остальным. Ординаторы должны были учиться только в своем институте. А я посетил три главных центра США и был первым из россиян, кто прошел обучение по этой программе. И вот с тех пор я практикую пластическую эстетическую хирургию.

Пшениснов Кирилл Павлович— Какие операции Вы чаще всего проводите?

Знаете, есть врачи, которые специализируются исключительно на одной операции, будь то ринопластика или увеличение груди. Нельзя сказать, плохо это или хорошо. Да, у них прекрасно все получается, они оттачивают свое мастерство и проводят по 4-5 таковых операций в день. А есть и многопрофильные доктора. Что лучше — вопрос спорный.

В совокупности эстетическая клиника EMC на Щепкина предоставляет широкий спектр услуг. Безусловно, есть и табу. Например, мы не занимаемся операциями по изменению пола. Что касается меня, то в основном я специализируюсь на ринопластике. Меня нередко приглашают за рубеж читать лекции по пластике носа, в связи с заинтересованностью иностранных коллег моими методиками.

— А пластику груди выполняете?

Да, это второе по значимости наше направление. И в отличие от других клиник, мы делаем то, что многие не практикуют. В частности, у нас самый большой опыт в стране по восстановлению молочной железы после удаления полиакриламидного геля. Как вы помните, такой способ увеличения груди практиковался в 80-90 годы.

Помимо всего прочего, последние 2 года мы активно используем американскую систему BRAVA для увеличения груди. Данная система является наружным экспандером, оказывающим мягкое трехмерное растягивающее воздействие на грудь. Таким образом, мы увеличиваем грудь без применения имплантов, но с применением липофилинга, при этом приживаемость пересаженных жировых клеток составляет около 90%. Такой результат обусловлен использованием наружного экспандера, который способствует увеличению кровеносных сосудов в грудной железе, а значит лучшему приживлению жировой ткани.

Удовлетворенность пациентов при таком методе выше, чем при других, потому как женщины сами участвуют в процессе.

— Как долго женщины “выращивают” грудь?

Все зависит от множества факторов: сколько тканей сохранилось после операции, если она оказалась неудачной, имеется ли складка под грудью, объем собственного жира и так далее. В среднем, это от 2 до 4 сеансов. Перед каждым сеансом пациентка в течение месяца носит эспандер в области груди для создания необходимого объема и последующей пересадки жира.

— В Ярославле у Вас своя клиника. Как часто там бываете?

В Ярославле я работал всю свою жизнь. Однако сейчас, в этом городе косметические операции не выполняю. Провожу только корректирующие процедуры тем, кого я уже там когда-то прооперировал. Остальную практику ведут доктора, которых мы подготовили за эти годы. С февраля 2013 года я начал сотрудничать с ЕМС. И сейчас работа сосредоточена именно здесь.

Emc на ул Щепкина МоскваEmc на ул Щепкина Москва внутри

— Кирилл Павлович, у Вас очень широкая научная и преподавательская деятельность. Вы сейчас больше преподаете или оперируете?

Все-таки, в первую очередь я — хирург, а не преподаватель. Поэтому выполняю операции чаще, чем читаю лекции. Особенно это актуально, когда есть понимание, что лучше тебя никто хирургическую услугу пациенту не окажет, какие бы способные ученики при этом не были.

Параллельно, отвечаю тем, кто обеспокоен подготовкой врачей у нас в стране. Незачем лукавить, проблемы, действительно, существуют. На сегодня, в России диплом пластического хирурга имеют около 3000 человек. Однако, их практические навыки никто не проверял, при этом они совершенно спокойно проводят операции. Некоторые из них даже называют себя моими учениками. Хотя я читал им лекции всего несколько раз. Учениками можно называть только тех, кто с тобой работал на протяжении долгого времени. Я считаю, что давно пора прекратить все эти краткосрочные курсы косметической хирургии. Для получения необходимых знаний и освоения навыков необходимо провести минимум 2 года в ординатуре.

— То есть, большую часть времени Вы работаете как пластический хирург?

Да, конечно. Что касается ординаторов, по-моему мнению, они должны больше половины своего времени проводить в операционной. А оставшееся время по их учебному расписанию — это лекции, семинары, занятия. В Ярославле в эти нормы я укладываюсь. А в Москве, в ЕМС коллектив преподавателей итак очень большой, я лишь выполняю лекционную нагрузку. Так что, больше 90% времени я провожу за операционным столом.

— Чем отличается клиника пластической и реконструктивной хирургии ЕМС на Щепкина от других центров косметической хирургии?

Структура отделений в ЕМС функционирует по европейским и американским стандартам. Главный принцип — это взаимодействие. Все специалисты из разных отделений работают вместе. Мы обеспечиваем не только эстетический прием, но и помогаем пациенту решить другие проблемы. В клинике ЕМС на Щепкина прием ведут врачи-урологи, гинекологи, проктологи, челюстно-лицевые хирурги, лор-врачи и многие другие.

То есть, если к нам обращается врач-маммолог и говорит, что ему надо удалить молочную железу, то мы делаем одномоментную операцию по замещению утраченной железы имплантами. Об этом другие хирурги могут только мечтать.

В клинике ЕМС на Щепкина есть все. В том числе и знаменитый робот да Винчи (da Vinci Robot) – хирургическая система для проведения высокоточных вмешательств. Кстати, с помощью него мы собираемся внедрить ряд новых операций в эстетической медицине.

Робот да Винчи

— На Ваш взгляд, уровень российской пластической хирургии сегодня выше или ниже относительно зарубежного?

— Уровень российских пластических хирургов оставляет желать лучшего. Поскольку я являюсь единственным в России членом исполкома Международной конфедерации пластической хирургии (IPRAS), данный вопрос я неоднократно поднимал на разных уровнях. Основная проблема заключается в том, что в России нет достаточного контроля качества тех врачей, которые самостоятельно практикуют. Институты заинтересованы в выполнении предписанных норм, для того, чтобы кафедра существовала. И, соответственно, они набирают людей, которых порой и близко нельзя подпускать к медицине.

А когда 5 лет назад появилась специальность пластической хирургии, то через полугодичные курсы нужно было обучить тех, кто уже занимается пластической хирургии. Порой получается так, что приходишь в группу, а там люди с недостаточным стажем.

По-хорошему, это должно регулироваться обществом пластических хирургов. Но оно, к сожалению, ушло немного в другом направлении. Это не профессиональное общество. Оно включает абсолютно всех, кто что-то делает в пластике. Столь несерьезный подход отличается от западноевропейского и американского, где на заседания ходят только специалисты, и смежникам не раздаривают знания.. Я уже несколько лет предлагаю ввести общественную, схожую с европейской, систему — после того, как человек получает диплом, через год его работы, он приглашается на экзамен со специальной комиссией независимых экспертов. Только уже не на теоретический, а практический.

— Кирилл Павлович, дайте пожалуйста напоследок рекомендации пациентам как не ошибиться с выбором хирурга?

Количество пластических хирургов огромно. И выбрать среди всего многообразия хорошего и высококвалифицированного специалиста — действительно не простая задача. Процесс этот, надо отметь, долгий, и как показывает статистика, из всех женщин, которые хотят увеличить грудь, до самой операции доходят лишь единицы. Проходит несколько лет, прежде чем они решаются.

Самый простой, но при этом, самый дельный совет — отдать предпочтение тому, кто работает под действующей лицензией, у кого хорошие результаты работ и хорошие рекомендации. Кроме этого, пациенту важно понять, что ни один хирург не хочет ему навредить. Каждый, на самом деле, заинтересован в хорошем результате. Не стоит бояться и затягивать процесс на долго. Поэтому, будьте смелей!

Спасибо, Кирилл Павлович, за интересную беседу! Желаем Вам успехов в столь ответственной работе.

г. Москва, ул. Щепкина, д. 35.
Тел.: +7 (495) 933-66-55

Пластический хирург Кирилл Пшениснов

Врачи, которые считают свою работу не просто профессией, а призванием, будут цениться всегда. Кирилл Павлович Пшениснов — один из таких врачей. Он пластический хирург с многолетним стажем, д.м.н., имеющий квалификацию в реконструктивной хирургии и травматологии. В интервью он рассказал о своих жизненных принципах, о том, что для него является главным в работе, о параметрах, определяющих человеческую красоту.

Корр.: Кирилл Павлович, за свою жизнь Вы работали не только пластическим хирургом. Я знаю, что Вы одно время занимались и реконструктивной хирургией, и травматологией. В чем отличие этих областей?

Кирилл Пшениснов: Хирургия спасает жизни, а пластическая — внешность. И то, и другое, безусловно, важно. Иногда после устранения самого небольшого недостатка в облике пациент чувствует себя счастливее, чем если бы ему собрали и срастили кости в раздробленной руке! Пластическая хирургия более… эмоциональна. Я называю ее хирургией личности. В моей практике были такие случаи, когда человек благодаря пластической операции полностью менял свою жизнь, отношение к себе. Так, один деловой человек просил исправить его нос, который был сломан. Из-за этой давней травмы его внешность не отвечала представлениям людей о бизнесмене, из-за чего на переговорах его часто принимали за охранника. Конечно, жить это не мешало, но и приятного тоже мало.

Чтобы быть хорошим пластическим хирургом, нужно быть психологом. Изменить что-то во внешности — это не сложно, голая техника. Но только психолог сможет тонко уловить нюансы и внести такие коррективы, которые помогут человеку измениться внутренне.

Корр.: Когда Вы решили уйти из общей хирургии в пластическую?

Кирилл Пшениснов: Так вышло, что еще в годы учебы в институте я посещал факультативы Юрия Васильевича Новикова, прекрасного хирурга и преподавателя. Он привил нам интерес к сложной реконструктивной хирургии. На его занятиях мы сшивали сосуды, пересаживали ткани тела, восстанавливали функции и целостность конечностей после травм. Это стало первым шагом на пути к пластической хирургии. Заинтересовавшись реконструктивной медициной, я не мог оставить без внимания и ее эстетическую сторону, ведь, как известно, пластическая хирургия включает в себя и то, и другое. После того как я защитил докторскую диссертацию, у меня появился шанс уехать на стажировку в США. И я им воспользовался. Заграница в начале90-хбыла единственной возможностью получить знания в области эстетической пластики, потому что в нашей стране о ней было известно еще очень мало. Когда мы оперировали первых пациентов здесь, в России, нам приходилось привозить инструменты с собой: у нас про такие технические приспособления даже не слышали. Помню, что первой моей пациенткой была женщина, которой я делал круговую подтяжку лица. Она похудела на 20 килограммов, из-за чего кожа повисла. Это была уже пластическая хирургия в чистом виде.

Коор.: Кирилл Павлович, что для Вас пластическая хирургия?

Кирилл Пшениснов: Это моя профессия, мое призвание, дело всей моей жизни. Как пластический хирург я занимаюсь тем, что меняю внешность человека, стараюсь сделать ее лучше. Врачи — они лечат людей, спасают их жизни в прямом смысле слова. А к эстетической медицине люди обращаются добровольно, веря и надеясь, что операция поможет им изменить жизнь, наладить отношения в семье, подняться по карьерной лестнице… Все это зависит только от человека, но, знаете, в моей практике были и такие случаи, когда после операции пациент расцветал, становясь другим человеком. И его жизнь действительно менялась в лучшую сторону!

Корр.: Люди приходят к Вам с объективными проблемами во внешности? Или есть те, кому операция не нужна?

Кирилл Пшениснов: Безусловно, есть небольшой процент людей с дисморфофобией — заболеванием психики, при котором человек становится несчастным из-за незначительного дефекта своей внешности, иногда надуманного. Таким людям операции я проводить не стану, потому что они все равно пройдут впустую: человек не сможет получить удовлетворения, каким бы прекрасным ни был результат. Однако большая часть тех, кто обращается ко мне за помощью, — люди со вполне конкретными проблемами. Приходя ко мне, они знают, что хотят в себе поменять и что они получат в итоге. Я с удовольствием помогу им стать еще красивее, чем они есть сейчас.

Бывают еще ситуации, когда человек просить сделать операцию, но она ему не нужна. Представьте, у него сбалансированные черты лица, пропорции. Любое оперативное вмешательство их испортит. Такому пациенту я тоже откажу, потому что мне нечем ему помочь: он не нуждается в моей помощи.

Корр.: Скажите, Вы сами определяете, что будет лучшим вариантом для человека? Или последнее слово остается за ним?

Кирилл Пшениснов: Решающее слово всегда за пациентом! Прося об операции, человек должен четко понимать, что и как он хочет в себе изменить. Я помогу ему определиться с тем, как исправить тот или иной дефект, могу посоветовать, но решать за него я не буду. За границей, во Франции, есть закон относительно этого. Там между консультацией и операцией должно пройти минимум две недели, которые даются человеку на размышление. За это время он может передумать или переосмыслить свое желание оперироваться. Иногда я думаю, что такой закон был бы уместен и в нашей стране.

Корр.: То есть даже если Вы видите, что человеку можно сделать еще какую-либо операцию, Вы этого не скажете?

Кирилл Пшениснов: Скорее всего нет. Есть риск, что человек зациклится на моих словах и заработает себе комплекс на этой почве. Если он не просит меня изменить конкретно эту часть тела или лица, то значит, она его устраивает. Мое видение здесь неуместно.

Корр.: Что для Вас красота? Как Вы ее понимаете?

Кирилл Пшениснов: Для меня красота — это гармония внешнего облика человека с его внутренним миром, естественность, доброта. Лицо человеку давно для того, чтобы выражать эмоции, а не быть безмолвной неподвижной маской. К сожалению, некоторые женщины забывают об этом, стремясь и в 50 лет быть девушками без единой морщинки на лице.

Я сужу о красоте человека не только по его внешнему виду, но и по внутреннему содержанию. Красивым должен быть не только облик, но и душа, поступки и мысли. Только таким образом можно достичь гармонии и истинной красоты.

Говоря о красоте как о результате операции, я подразумеваю максимальную естественность. Человек может страдать от своего чересчур большого носа и мечтать о маленьком. Ему будет казаться, что чем изящнее нос — тем красивее ему будет. Но это не так, потому что пропорции должны соблюдаться. Важно не то, какого размера будет нос, а то, как он будет выглядеть на конкретном человеке. Для пластики носа и в целом для пластики лица работает правило «золотого сечения», определяющее не только правильные, красивые пропорции, но и функциональную целесообразность. Нос должен гармонировать с формой и размером губ, с глазами, скулами, формой лица и еще десятком параметров, о которых обычный человек даже не задумывается, но его глаз подсознательно воспринимает эти пропорции, решая, какое лицо приятно, а какое — нет.

Корр.: Когда Вы делаете операции, Вы чувствуете себя больше врачом или художником?

Кирилл Пшениснов: Сложный вопрос. И ответ на него будет неоднозначным. Конечно, я оперирую не по шаблонам, у меня есть свое видение, я создаю человеку новый образ. Но в техническом плане проведение операции — это хирургическая профессия, мастерство. Пластическая хирургия — особая профессия, которая требует художественного видения, постоянного повышения квалификации и развития навыков, но при этом — точности в исполнении и академических фундаментальных знаний.

Есть среди моих коллег люди, которые считают себя больше творцами, вольными художниками человеческого тела. Их причисляют к богемным хирургам, к ним приходят люди, платят им огромные деньги за то, чтобы получить «внешность от N». Пациент по большей части не представляет, как он будет выглядеть, потому что хирург сделает так, как посчитает нужным, то есть на свой вкус. Для меня такой подход неприемлем, я работаю не для того, чтобы удовлетворять свои эстетические потребности, а для того, чтобы помогать людям.

Корр.: Кирилл Павлович, расскажите, пожалуйста, еще о пациентах или операциях, которые Вам чем-то запомнились.

Кирилл Пшениснов: В моей практике было много сложных случаев, были казусы… Ну вот, например, один из них. Сделали женщине операцию по установке имплантов (увеличение груди), а она через несколько дней после операции решила научиться летать на дельтаплане, представляете?! Стропы были неправильно закреплены, и импланты попросту… выдавило наружу. Она пришла ко мне за помощью, она ее получила. Думаете, на этом история благополучно закончилась? Нет! Моя активная пациентка занялась плаванием с аквалангом… как Вы понимаете, проблемы возникли снова.

Еще один случай, который врезался мне в память. Я делал реконструктивную операцию девочке из Украины. У нее врожденная аномалия: одна часть лица полностью парализована, а на теле не хватает одной молочной железы и нескольких ребер. Жить с таким сложно, и я всегда радуюсь, когда удается помочь человеку с его проблемой. Происходит не просто преображение, происходит чудо. Человек вырывается из плена своего несовершенного тела, у него появляется масса новых возможностей, перспектив… Как правило, люди, которые борются с такими недугами, очень сильны духом. Они стремятся к своей цели, они готовы сделать все, чтобы добиться ее. Такое заслуживает уважения и восхищения.

Корр.: Вы сказали про мотивацию пациентов. Она бывает разной?

Кирилл Пшениснов: Вы даже не представляете, насколько разной! Ко мне приходили люди, которым нужны операции по коррекции тела или лица, чтобы снова зажить полной жизнью. Их мало волнуют возможные шрамы, для них важно вернуть себе свое тело, выглядеть на свой возраст, не вызывать отрицательных эмоций или жалости у окружающих или у самих себя. Но иногда приходят мужья и приводят своих жен. Они готовы заплатить за то, чтобы превратить их в свой идеал и им по большому счету все равно, что эти женщины думают.

Есть еще мужчины, которые меняются ради себя, пытаются достичь мнимого совершенства. Они всегда недовольны результатом и всегда находят повод, чтобы повторить операцию или сделать новую. Таким людям я отказываю, потому что это бессмысленная трата моих сил и времени. Вместо исполнения чьи-то неумных капризов я могу помочь по-настоящему нуждающемуся человеку.

Корр.: Кирилл Павлович, Ваше имя широко известно в медицинских кругах. Наверняка это накладывает на Вас ответственность. Как Вы ощущаете себя в роли узнаваемого человека с именем?

Кирилл Пшениснов: Говоря откровенно, я никогда не считал и не считаю себя звездой хирургии. У меня есть знания, которые я получил благодаря своему желанию учиться; есть опыт и знания моих учителей, за что я всегда буду им благодарен. Когда я получал одну из первых своих профессиональных наград, медаль Министерства высшего образования, мои наставники дали мне прекрасный совет: не зазнаваться. Я помню об этом и обещаю, что никогда не стану почивать на лаврах и не позволю себе ценить себя неоправданно высоко.

Корр.: Работа пластического хирурга — непростой труд, требующий полной отдачи. У Вас остается время на что-то еще помимо работы?

Кирилл Пшениснов: Я преподаю и делаю это с огромным удовольствием. С не меньшим, чем то, которое я получаю при виде довольного человека после проведенной операции. Стараюсь распределять свои часы так, чтобы у меня оставалось время на все. Встаю в 6:30, с 8:00 до 8:30 у меня обход, потом совещание и с 9 часов — перевязки и осмотры. Дня три-четыре в неделю я оперирую, остальное время преподаю. По вечерам у меня тренажерный зал, а время с 9 до 10 вечера я посвящаю научной работе: пишу статьи, главы для книг, читаю. Хотелось бы больше времени посвящать отношениям с коллегами, семье, и я надеюсь, что однажды я к этому приду. Мы иногда ездим за границу не на конференции, а в отпуск, я и мои коллеги, с женами, с семьями. В таких поездках понимаешь, что отдых и человеческие отношения необходимы, чтобы не стоять на месте, а развиваться, получать новые эмоции, впечатления. Жизнь должна быть насыщенной, только тогда можно по-достоинству оценить ее.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о