Медицинский кластер это – Медицинский кластер продвинет инновации в отрасли – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

Международный медицинский кластер / Проекты / Сайт Москвы

Расположение в ИЦ «Сколково» обеспечивает взаимодействие медиков с коллегами из других инновационных отраслей

  • Партнерство с информационным, физическим, биомедицинским кластерами ИЦ «Сколково»
  • Сотрудничество с резидентами ИЦ «Сколково» в области инновационных проектов
  • Комфортные условия для развития научно-исследовательской работы в важных для России направлениях

Современная транспортная инфраструктура Сколкова делает работу и жизнь медиков в иннограде комфортной, как в Москве

  • 17 минут от центра Москвы на железнодорожном экспрессе
  • Транспортно-пересадочный узел «Инновационный центр»
  • Перехватывающие парковки

160-ФЗ: отдельный федеральный закон создает в кластере особые условия

  • Иностранные клиники могут применять свои протоколы лечения и лекарства
  • Иностранным врачам не нужны квоты, разрешение на работу, подтверждение диплома в России

Проект в ИЦ «Сколково» медицинского технопарка

  • Научно-исследовательские лаборатории
  • Опытные производства
  • Центры трансфера технологий

Кластер что это такое, виды и для чего он нужен

Просмотрели: 83

Сегодня тема несколько специфическая. Мы будем выяснять что такое кластер. Что вообще означает это понятие и что оно означает в самых разнообразных профессиях и специальностях. Что бы узнать, что означает само понятие кластер, заглянем в Википедию. Там можно прочитать следующее:

Кластер, от англ. Cluster, что значит скопление, кисть, рой — это объединение нескольких однородных элементов, рассматриваемое как самостоятельная единица, обладающая определёнными свойствами

Простым языком – это несколько одинаковых предметов или явлений. Которые объединяются в группу по каким-то общим признакам. Например, таким кластером может являться группа компьютеров, которая объединена высокоскоростными каналами связи и представляет собой единый аппаратный ресурс.

Графическое изображения кластера

Составить кластер в принципе несложно. Достаточно ознакомиться с некоторыми примерами и все сразу станет понятно.

Что бы составить кластер берется некое ключевое слово, под которое подбираются понятия уже по категориям.

Графическое изображения кластера

Что же касается непосредственно примеров, то мы их сейчас и рассмотрим, причем из разных областей науки и техники.

Кластер в информатике, что это такое

Один из примеров кластера в информатике уже был приведен ранее. Это группа компьютеров, которая объединена высокоскоростными каналами связи и представляет собой единый аппаратный ресурс.

Кроме того, кластерами в информатике могут быть еще и сектора жесткого диска. Это будет являться физическим кластером. Он представляет собой логическую единицу хранения файла. Для того, чтобы файлы размещались компактно, существуют специальные файловые системы, например, FAT32. Здесь объем кластера равен 8 секторам или 4 килобайтам для диска любого объема.

Компьютерные кластеры бывают как высокопроизводительными, например, НРС (High Performance Clusters), так и высокой доступности — НАС (High Availability Clusters). В системе НАС повышение доступности сервисов достигается увеличением числа узлов кластера.

В целом, в информатике в кластер можно выделить любую систему, любое действие. Главное, чтобы элементы кластера были схожи между собой.

Кластер по информатике

Что такое кластер в экономике

В экономике понятие кластер включает в себя взаимозаменяемые элементы, относящиеся к самодостаточной локализованной сфере производства или услуг определённого направления.

Это может быть группа взаимосвязанных организаций, компаний, банков, учреждений образования, поставщиков продукции и комплектующих, научно-исследовательских институтов, которые сконцентрированы на некоторой территории, взаимодополняющие друг друга и усиливающие конкурентные преимущества отдельных компаний, а также всего кластера в целом.

Кластер в экономике

Понятие кластера в экономике было предложено в 1990 году американским экономистом М. Портером. Этим термином обозначалась группа конкурентоспособных смежных отраслей хозяйства страны. Причем компании, которые действуют в кластерных отраслях имеют тенденцию к географической концентрации. Поэтому современное определение кластера включает в себя следующее:

группа географически соседствующих, взаимосвязанных компаний и организаций, которые действуют в определённом секторе экономики и характеризуются общностью деятельности и взаимодополняющие друг друга

По своей сути, они являются не какой-то организацией, а всего на всего, определенной группой, в которую объединяются предприятия одного региона. Эти предприятия являются независимыми и конкурируют с остальными участниками кластера.

Такая форма объединения обладает достаточно высокими показателями конкуренции, кооперации и, само собой эффективностью экономики.

У кластера имеется свой центр, куда входит группа конкурирующих компаний данного кластера. Эта группа выпускает конечный продукт, который реализуется вне кластера.

Схема экономического кластера

Кластеры в экономике являются очень важным моментом, поскольку развивая сам кластер, тем самым развивается и экономика региона, повышается качество продукции.

Это связано с усилением конкуренции и более легкого доступа к новым технологиям. Кроме того, увеличивается занятость, повышается качество рабочей силы и, соответственно, повышается конкурентоспособность региона.

Пример кластера в истории

Занимаясь историей, можно составлять кластеры, которые помогут лучше понять изучаемую тему. Выделив ключевое слово, можно составить к нему несколько подходящих определений. В приведенной ниже схеме такое ключевое слово показано красным шрифтом.

Схема кластера в истории

В красных кружках определяем блоки второго уровня, от которых уже идут тематические определения.

Для кластера в истории основным определением является выделение смысловых единиц текста и их графическое оформление в определенном порядке.

Создавать кластеры при изучении истории можно на любую тему. Данная технология поможет понять изучаемую тему.

схема кластера в истории государств

Использование кластеров характерно в большей степени для школьного обучения.

Кластер в автомобилестроении и автомобиле — что это такое

По поводу кластера в автомобиле необходимо сделать несколько разъяснений. Дело в том, что понятие кластера характерно для отрасли автомобилестроения. Это уже экономика, т.е. кластер здесь – это группа расположенных на одной территории предприятий или организаций, связанных с автомобилестроением.

Например, в России сформировано три таких кластера. Это Приволжский, Центральный и Северо-западный. Они связаны с местом концентрации производств конечной продукции.

В свою очередь, в каждом из этих кластеров можно выделить свои кластерные единицы. Так, для Самарской области, структура автомобильного кластера будет выглядеть следующим образом:

структура кластера

Что же касается непосредственно автомобиля, то здесь также имеется такое понятие как кастер, которое некоторые путают со словом кластер. Связано это с такой технической характеристикой, как развал-схождение.

Здесь понятие кастер – это угол, под которым наклоняется ось поворота колеса по отношению к вертикали. Этот угол является важным параметром подвески автомобиля.

подвеска автомобиля

Если кастер небольшой, то сцепление колес с дорогой улучшается. При поездке по неровной дороге в гоночных автомобилях угол кастера уменьшается, а на ровной скоростной трассе – увеличивается.

Если показатель угла продольного смещения колес выходит за заводские стандарты, то это повышает риск поломки в ходовой части и в системе управления.

колёса автомобиля

Однако, если применить к автомобилю стандартное понятие кластера и использовать слово автомобиль в качестве ключевого, то можно составить что-то вроде такой схемы:

схема автомобильного кластера

Что такое промышленный кластер

Промышленный кластер, по своему аналогичен экономическому. Он также определяет группу связанных между собой организаций (компаний или корпораций). Они находятся на определенной территории и являются производителями определенной продукции или услуг.

Кроме того, промышленный кластер является формой пространственной и экономической организации хозяйственной деятельности, в которую входит группа производственных компаний. Эти компании территориально и экономически связаны между собой и имеют меж фирменное разделение труда.

Как уже говорилось, создание кластеров в промышленности несет ряд положительных качеств. Это помогает развитию производства. Поэтому у нас в стране уже начали подходить к созданию таких кластеров.

региональные кластеры

Наиболее ярким примером промышленного кластера являются Кремниевая долина в США, компания Airbus, компания Fujitsu Siemens Computers, Евразийский экономический союз.

Туристический кластер, что это

туристический кластер

Выяснив, что такое кластер, дать определение кластера в сфере туризма не составит больших сложностей.

Туристический кластер — это объединение организаций, предоставляющих услуги в сфере туризма

Все очень просто. Создание таких кластеров направлено, в первую очередь, на конкурентоспособность в этой сфере.

Основой является управляющая компания, которая регулирует работу туристических операторов, агентств по предоставлению туристических услуг, а также организаций, осуществляющих услуги по размещению гостей — отели, пансионаты, санатории и пр.

Если рассматривать этот кластер далее. То можно обнаружить такие подразделения, как компании по организации трансферта, предприятия питания (рестораны, кафе, бары и т. д.), места досуга и отдыха (парки, спортивные залы, площадки, кинотеатры), торговые точки с сувенирной продукцией.

Туристический кластер

Таким образом, более расширенное понятие туристского кластера будет выглядеть так:

Совокупность туристско-рекреационных особых экономических зон, созданных по решению правительства РФ и расположенных на одном или нескольких участках территории субъектов РФ и муниципальных образований, определяемых правительством РФ

Кластеры, по видам туристических ресурсов, делятся на водные (морской, речной, озерный), лесные, горные и смешанные. По видам туристских аттракторов они бывают музейные, развлекательные, спортивные, экологические, этнографические, санаторно-курортные и пр. кластеры.

По масштабу выделяют локальные, региональные, национальные и транснациональные кластеры.

Спортивный кластер

Спортивный кластер

Спортивный кластер – это группа спортивных объектов, которые создают больший спектр самых разнообразных возможностей для занятий спортом. Причем не только для профессиональных спортсменов, но и для обычных любителей спорта и физической культуры.

Спортивным кластером не обязательно должен быть ряд крупных сооружений. Скажем ледовый дворец, плавательный бассейн, футбольный стадион и пр. В такой кластер можно выделить комплекс небольших спортивных сооружений – площадок, объединенных на одной локальной территории.

спортивные площадки

Сюда может входить воркаут – занятия на турниках, урбан футбол – небольшие боксы для минифутбола, стритбол – уличный баскетбол, зоны бокса – площадки с боксерскими грушами, зона для настольного тенниса и для волейбола, беговая дорожка.

спортивные площадки

Такой кластер не только полезен, но и обладает наибольшей привлекательностью, поскольку объединяет на одной территории представителей разных спортивных направлений, а также дает возможность заниматься разными видами спорта.

Что такое медицинский кластер

Медицинские кластеры в настоящее время активно развиваются. Они включают в себя инновационную модель организации процесса оказания медицинской помощи, основанную на согласованных действиях по реализации профильного отбора, лечения, реабилитации и диспансерного наблюдения пациента.

Один из крупных, призванный объединить в себе все медицинские технологии – это международный медицинский кластер в Сколково.

медицинский кластер в Сколково

Такой кластер создается для развития деятельности по оказанию медицинской помощи, повышения её качества, а также содействию в разработке лекарственных препаратов, медицинских технологий и медицинских изделий. Сюда же входит и развитие образовательной деятельности, проведение научных исследований в сфере охраны здоровья.

Подобные кластеры создаются и в регионах. Например, достаточно эффективный создан в Кургане.

Курганский медицинский кластер

Еще один планируется создать на Кавказских минеральных водах. Идеей создания стали возможности этой еще с советских времен здравницы.

Будем надеяться, что создание таких крупный центров пойдет только на пользу.

Автор публикации

Курганский медицинский кластер Комментарии: 0Публикации: 220Регистрация: 13-12-2017

Приложение — Коммерсантъ Здравоохранение (110482)

Михаил Югай, генеральный директор Фонда международного медицинского кластера, управляющей компании Московского международного медицинского кластера (МММК), отмечает, что федеральный закон о МММК не только открывает возможности для входа на рынок для зарубежных клиник из стран ОЭСР, но и создает условия для переноса в Россию современных технологий и стандартов лечения.

МММК был создан по инициативе и при поддержке Правительства Москвы на основании принятого 29 июня 2015 года федерального закона N160-ФЗ «О международном медицинском кластере». Располагается на 57 га территории, арендованной у ИЦ «Сколково». Проект по созданию кластера реализует Фонд ММК, высшим органом управления которого является наблюдательный совет во главе с Мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Закон обеспечивает особую зону для развития бизнеса на территории кластера и предоставляет ряд преференций его участникам: на территории кластера признается разрешительная документация на медицинскую деятельность, лекарственные препараты, медицинские изделия и медицинские технологии, выданная уполномоченными органами государств-членов ОЭСР наравне с разрешительной документацией, выданной в Российской Федерации.  Кластер создан с целью развития Москвы в сфере здравоохранения: повышения качества медицинской помощи, содействия в разработке лекарств, медицинских технологий и медицинских изделий, развития образовательной деятельности и проведения научных исследований в сфере охраны здоровья на основе лучших мировых практик.

— Идея создания медицинского кластера возникла несколько лет назад. Однако активно она начала реализовываться в 2015 году, тогда же был принят Закон о МММК. Что послужило толчком к реализации проекта?

— Запрос на перестройку системы здравоохранения назрел довольно давно. В современных форматах оказания медицинской помощи в России заинтересованы и пациенты, и врачи, и государство. Еще задолго до принятия федерального закона стало понятно, что такой проект необходим, причем в форме кластера. В м

«Иностранные клиники приходят в кластер с социальной миссией»

О том, почему российской медицине нужны зарубежные технологии и что привлекает в Сколково ведущие иностранные клиники, РБК+ рассказал гендиректор Фонда Международного медицинского кластера (ММК) Ильдар Хайруллин.

Фото: Игнат Козлов для РБК+

— Насколько, по вашему мнению, в России прижилась система кластеров?

— Когда на одной территории начинают взаимодействовать организации из разных отраслей экономики для достижения определенной цели, это дает синергию, стимулирующую активное развитие, — примеров таких взаимодействий в мировой и российской практике довольно много.

По данным специалистов Российской кластерной обсерватории ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, на территории России существует 118 кластеров. Среди них есть специализирующиеся на сельском хозяйстве, фармацевтике, авиастроении, радиационных технологиях, информационных технологиях.

В сфере фармацевтики и медицины развивается 16 кластеров. Большинство из них находятся на ранней стадии организационного развития, что говорит о лишь зарождающемся понимании в нашей стране того, что кластер сейчас является наиболее эффективной формой экономического развития.

Если говорить о медицинских кластерах, то наш опыт совершенно уникален — медкластеров, аналогичных нашему, в России просто нет, хотя целый ряд регионов уже пытается запустить подобный проект.

На мой взгляд, целесообразно построить одну модель, изучить все возможности и риски при ее реализации, а потом экстраполировать этот опыт на другие территории.

— В вашем кластере могут работать иностранные специалисты без подтверждения дипломов, разрешено использование не зарегистрированных в России препаратов. Насколько это уникальные для нашей страны условия и трудно ли было их согласовать с регулятором?

— Условия, заложенные в федеральный закон № 160, регулирующий работу кластера, действительно уникальны, и они очень привлекательны как для наших участников, так и для инвесторов.

Во-первых, у нас могут работать только клиники из стран ОЭСР, при этом каждая клиника имеет право работать по тем стандартам, по которым она работает в своей собственной стране. Организации могут использовать медицинское оборудование и препараты, которые еще не зарегистрированы в России. Кроме этого, своих специалистов (врачей, медицинских сестер, менеджмент) участники могут приглашать на работу в кластере без численных ограничений и квот. Стоит сказать, что перечень стран ОЭСР ограничен — туда входят только страны с наиболее развитой экономикой и медицинскими технологиями.

— Фонд был создан в 2015 году. Чего удалось добиться за это время и какие главные результаты вы бы назвали?

— Самое главное — мы выстроили стратегию Международного медицинского кластера и четко понимаем, в каком направлении будем развиваться дальше. Создана управленческая и технологическая платформа, мы составили портрет наших потенциальных участников и инвесторов и переходим к этапу практической реализации задач кластера.

Первый наглядный результат — запуск израильского медицинского центра «Хадасса», который уже работает в медкластере. В течение этого года медцентр продолжил формировать кадровый состав клиники из лучших российских и израильских специалистов разных нозологий, в том числе в области комплексной диагностики состояния здоровья (чекапов), организовал консультации у ведущих специалистов материнской клиники (онкологов, онкогематологов, педиатров и т.д.). Благодаря высококвалифицированным врачам в клинике уже не раз уточняли правильный диагноз и корректировали тактику лечения.

На подходе реализация следующего этапа развития центра — в конце 2021 года будет запущен онкологический стационар, где будут проводиться многоступенчатое лечение и реабилитация с использованием лучших медицинских технологий.

Совместные с первым участником проекты не ограничиваются созданием филиала клиники: так, израильская клиника «Хадасса» вместе с Фондом ММК организует визиты ведущих специалистов из материнской клиники, которые не только консультируют пациентов, но еще читают лекции и дают мастер-классы. Кроме этого, за время работы команда кластера провела множество образовательных мероприятий, затрагивающих такие темы, как управление качеством, обучение, основанное на симуляции, сестринское образование, медицинский туризм и т.д.

Идут проектные работы по строительству французского реабилитационного центра Orpea, южнокорейского госпиталя Bundang, также на подходе подписание соглашения об участии в проекте со Страсбургским университетом.

Помимо этого мы планируем запустить многофункциональный медицинский центр площадью 35 тыс. кв. м, где разместятся клиники, для работы которых не требуются большие площади. Есть идея усилить его возможности, построив здесь же Центр ядерной медицины: мы ведем переговоры с потенциальными инвесторами и участниками этого проекта. Также активно развивается направление R&D: финский Biocity, один из крупнейших в Европе, и АФК «Система» планируют создать в ММК технопарки.

Идут также активные проектные работы по строительству апарт-отеля для пациентов ММК.

— Что привлекает в кластер иностранных инвесторов?

— Все зарубежные клиники приходят к нам с высокой социальной миссией — чтобы принести нам лучшие практики, технологии лечения, об этом говорят все участники проекта.

В ММК российские пациенты смогут обратиться в иностранные клиники напрямую, весь перечень услуг им будет оказан непосредственно в Москве. Также существует возможность организовывать консультации с головными клиниками с помощью телемедицинских технологий. Этот порядок мы уже отработали в «Хадассе».

Получить консультацию израильских специалистов можно и очно — «Хадасса» регулярно организует приезд к нам звезд медицины. Недавно центр посетили заместитель генерального директора клиники в Израиле Орен Леви и Полина Степенская, один из ведущих онкогематологов мира, заведующая отделением трансплантации костного мозга и иммунотерапии детей и взрослых. Во время их визита представители российских благотворительных фондов смогли провести переговоры о возможности привозить в наш центр детей со всей России на консультации к израильским врачам. Речь идет о тяжелобольных детях, везти их в Израиль или Москву — большая разница.

— Насколько важным направлением является образование для российских врачей, на решение каких кадровых вопросов вы нацелены в первую очередь?

— У зарубежных врачей, резидентов кластера, есть желание передать свои знания российским специалистам, в том числе врачам из дальних регионов, которые могут приехать в ММК и прослушать лекции, поучаствовать в семинарах и мастер-классах ведущих специалистов со всего мира. Все наши резиденты готовы предложить образовательные программы для российских врачей.

Огромный потенциал для развития имеет, в частности, сестринское дело. В нашей стране выстроена патерналистская модель взаимодействия между врачом и медсестрой, когда врач знает все, а медсестра должна просто делать то, что считает нужным врач. Для сравнения: за рубежом работает партнерская модель, согласно которой есть блок вопросов, за который отвечает врач, и блок вопросов, ответственность за который несет медсестра. Таким образом, средний медперсонал активно участвует в прогнозировании течения болезни, определении предоставляемой помощи и т.д.

Еще одно наше образовательное начинание — обучающие семинары для медицинских управленцев по медицинскому туризму, которые мы делаем совместно с Минздравом РФ. К примеру, первый семинар мы провели с участием корейских, израильских и японских коллег. Почему именно эти страны? К примеру, Южная Корея за короткий срок, всего 10–15 лет, построила очень качественную, высокотехнологичную медицину, а также объявила экспорт медуслуг госпрограммой и стала лидером в этом вопросе по ряду направлений.

Большой раздел в обучении у нас посвящен управленческим кадрам в здравоохранении. Нужно понимать, что при безграмотном управлении любая инфраструктура будет неэффективной. Например, последний раз профессиональный врач руководил американской Mayo Clinic (один из крупнейших частных медицинских и исследовательских центров мира. — РБК+) в 1936 году, после этого во главе клиники стояли только медицинские управленцы. Мы готовы предоставить свою площадку для трансфера управленческих компетенций с учетом того, что у нас есть опыт аккредитации лучших практик.

— На чем вы планируете сосредоточиться в будущем году?

— План на 2020 год — сформировать базовый портфель соглашений с участниками первой очереди кластера и подписать инвестиционные соглашения. А вообще, наша задача — чтобы в 2023 году все клиники-участники первой очереди распахнули свои двери для пациентов. 

Каким будет Международный медицинский кластер в Сколково

О том, филиалы каких зарубежных клиник могут открыться здесь, а также о специалистах и методах лечения рассказал генеральный директор Фонда Международного медицинского кластера Михаил Югай.

Михаил Югай.  Фото: Пресс-служба Фонда Международного медицинского кластера.

 

В Сколково создан Международный медицинский кластер, в котором уже через несколько лет будут работать порядка 10-15 клиник из Израиля, Кореи, Франции, США и других стран.

— Главной целью Международного медкластера Сколково является трансфер передовых медицинских практик и технологий, интеграция готовых эффективных моделей и решений в российские реалии, рассказывает Михаил Югай.

Кластер находится на территории особого правового регулирования – оно прописано в 160-ФЗ «О Международном кластере». Благодаря этому клиники из развитых стран ОЭСР – Организации экономического сотрудничества и развития – могут создавать в Москве точные, даже улучшенные копии, которые будут работать по своим протоколам, нанимать врачей-иностранцев и использовать медицинское оборудование и препараты, которые еще не зарегистрированы в России.

В клиниках предусмотрено до 30% зарубежных врачей, остальные – российские. Работая вместе, наши специалисты будут перенимать опыт у иностранных коллег. Также для российских специалистов планируются обучающие курсы, тренинги и стажировки.

Таким образом, Международный медицинский кластер позволит значительно развить систему здравоохранения в Москве и во всей России, вывести ее на новый качественный уровень.

Что уже реализовано в Медкластере Сколково

В сентябре 2018 года для пациентов открылась первая клиника – диагностический центр известной израильской клиники «Хадасса». Его основным направлением стал комплексный скрининг состояния здоровья и различные сложные медицинские случаи.

Пока поток пациентов только формируется, поэтому израильские специалисты работают с нашими докторами удаленно – они советуются, обсуждают нужные обследования, вырабатывают методы лечения. Как только клиника заработает в полную силу, иностранные врачи будут находиться здесь на постоянной основе.

В 2022 году откроется терапевтический корпус «Хадасса». Он будет специализироваться на лечении онкологических заболеваний.

Вторым участником кластера станет корейский госпиталь «Бундан»Сеульского национального университета. Это многофункциональный госпиталь, где будет представлен широкий спектр специализаций и медицинских услуг.

Особенность работы «Бундан» в том, что это полностью цифровой госпиталь. При этом все время врача посвящено пациенту.

Осуществить это позволяет уникальная ИТ-система. Материнский госпиталь, чья полная копия будет перенесена на территорию медкластера, работает на базе собственной цифровой медицинской информационной системы BESTCare (Bundang Hospital Electronic System for Total care), имеет свой электронный архив клинических данных, систему мобильной передачи биометрических данных (анализы и диагностика), систему поддержки принятия клинических решений, онлайн-систему управления ресурсами в режиме реального времени и систему управления взаимоотношений с пациентами.

Несмотря на то, что каждый день «Бундан» осуществляет около 6 тысяч амбулаторных приемов и 169 операций, в учреждении не используются бумажные носители. Отсутствие необходимости заполнять бумаги и более широкие полномочия среднего медперсонала позволяют провести полноценный качественный прием пациента за 3-5 минут.

Сейчас Smart Hospital of the Future «Бундан» в медкластере находится в стадии проектирования, его открытие запланировано на 2022 год.

Еще один будущий резидент кластера – французский реабилитационный центр «Клинеа» (входит в «Орпеа Груп», всемирно известный бренд в области геронтологии и реабилитации) – как раз специализируется на реабилитации. Для России это очень важное направление, которое пока слабо развито. Наши пациенты вместо реабилитационных центров занимают койко-место в больнице.

В центре высокотехнологичной реабилитации расположится стационар на 200 коек и амбулаторное отделение на 50 мест. Здесь будут принимать пациентов с онкологическими, кардиологическими заболеваниями, нарушением обмена веществ и другими.

В составе центра планируется открыть специализированную клинику спортивной медицины, а также осуществлять научную деятельность и обучать врачей, медсестер, фармацевтов и медицинских техников.

Всего 10-15 зарубежных клиник появится в медкластере Сколково

Есть строгая процедура отбора госпитальных операторов. Сначала клинику оценивает экспертный совет, в состав которого входят известные представители московской медицины и иностранные эксперты. Они определяют, насколько клиника перспективна и нужна городу, оценивают ее соответствие задачам кластера – это развитие отечественной медицины, подготовка высококвалифицированных кадров, проведение научных исследований. Последний компонент мы оцениваем, например, по инвестициям, которые клиника готова направить на научные исследования.

После этого заключение дает наблюдательный совет фонда кластера, который возглавляет мэр столицы и куда также входят представители правительства Москвы, правительства Российской Федерации, Министерства здравоохранения и Фонда «Сколково».

Что еще появится на территории медкластера

Здесь построят два апарт-отеля для сотрудников клиник с детьми, будет создана необходимая социальная инфраструктура – школа, детские сады.

Вторую часть кластера займет медицинский технопарк, включающий три «кита» проекта: медицинский университет, лаборатории и центры трансфера технологий, опытные производства. Благодаря научным исследованиям все время появляются новые технологии и решения, которые необходимо быстро внедрять как в систему обучения молодых врачей, так и в клиническую практику.

Образовательная часть будет управляться крупным иностранным образовательным оператором. В его компетенции –заключение партнерств с участниками международного кластера и российскими образовательными и медицинскими центрами.

Оператор укомплектует международный кадровый состав, будет отбирать студентов на коммерческой или грантовой основе, определит формат и программу обучения. Кроме обучения врачей, в функции оператора войдет реализация программы повышения квалификации.

Лечение по ОМС не предусмотрено

Пациентом любой клиники может стать каждый человек независимо от гражданства и места жительства. Однако клиники-участники не работают по ОМС. Есть всего три канала финансирования: ДМС, корпоративные договоры с компаниями и частные платежи и направления от благотворительных организаций.

Полностью медкластер Сколково планируют запустить до 2024 года.

    

Источник: gazetabiznes.ru

Медицинский кластер задает координаты здравоохранению » Медвестник

Модератор конференции – заместитель генерального директора Фонда Международного медицинского кластера по медицинеобъяснила название мероприятия так: «Наша жизнь – это многократное повторение процесса определения правильной системы координат. Во всем. И в медицине это, наверное, ничуть не менее важно, чем в космосе, поскольку за каждым действием в этой сфере – за количеством, за логистикой, за событием — стоит жизнь человека».

Она напомнила, что Израиль построил одну из наиболее эффективных систем здравоохранения в мире. «Израильская медицина славится своими инновационными технологиями и методиками. И входит в ТОП-3 стран, наиболее привлекательных для медицинских туристов. В этой стране за последние 15 лет удалось снизить смертность от сердечно-сосудистых заболеваний на 50%», – отметила .

Прежде чем представители израильской медицины начали рассказывать, что стоит за успехами их здравоохранения, своим опытом определения системы координат с участниками конференции поделился космонавт-испытатель отряда Центра подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина Александр Мисуркин, совершивший два космических полета к Международной космической станции. К первому он целенаправленно шел с 12 лет, несмотря на то, что друзья и коллеги считали его порой человеком не от мира сего. «Каждый определяет для себя рамки возможного и невозможного. Но важно, чтобы границы были как можно шире. Потому что, если ты сам себе скажешь, что это нереально, то никогда большой цели не достигнешь», – сказал он и пожелал присутствующим не ограничивать границы собственной вселенной, чтобы достичь как можно более существенных результатов в своей работе.

Александр Мисуркин

Открытые карты

Директор Департамента общей медицины Министерства здравоохранения Израиля, доктор Ливеант-Тауб Сигаль, рассказала, что ее подразделение курирует качество медицинских услуг во всех больницах страны, включая государственные и частные. Медучреждения в Израиле должны получать лицензию на осуществление деятельности еще до того, как они введены в эксплуатацию, а в процессе работы неукоснительно исполнять стандарты качества и безопасности, принятые на законодательном уровне.

Доктор Ливеант-Тауб Сигаль

Специалисты Минздрава инспектируют клиники 2-3 раза в год (количество инспекций определяется размером больницы). Наряду с плановыми проверками, например, в преддверии открытия нового отделения, возможны и незапланированные – ввиду каких-то непредвиденных обстоятельств. Инспектируется 35 сфер деятельности больниц (таких, как менеджмент, безопасность, инфраструктура, инфекции), причем этот список постоянно расширяется, так, недавно в контрольный перечень добавилась IT-безопасность клиник.

Существует контрольный список показателей для каждой инспектируемой сферы деятельности. Высший балл – это стандарт, к которому, по мнению медицинского регулятора, должны стремиться все клиники Израиля. При этом параметры контроля не держатся в секрете , все контрольные списки опубликованы на сайте Минздрава. Таким образом, учреждение имеет возможность подготовиться к проверке по заданным пунктам оценки. Результаты инспекции, включая рекомендации по исправлению выявленных недостатков, также публикуются на сайте ведомства и доступны всем заинтересованным лицам.

В системе здравоохранения страны применяется сертификация качества ISO International Organization for Standardization, однако, как отметила доктор Сигаль, она служит больше для оценки логистических параметров, а не клинических. Поэтому с 2007 г. больницы в Израиле начали проходить аккредитацию по стандарту JCI (Joint Commission International), а с 2012 г. эта процедура стала обязательной для получения клиникой лицензии. Для действующих больниц она пока добровольная, тем не менеесоответствие стандартам JCI подтвердили уже больше 30 медучреждений Израиля, то есть без аккредитации остались единицы.

Основная цель аккредитации – уменьшение опасности причинения вреда пациенту. Но это также стратегия, способствующая организации правильной работы клиники и повышающая вероятность достижения желаемых результатов. Она несет преимущества как для сотрудников (понятные рабочие процессы, четкое распределение обязанностей, расширение полномочий, сокращение сроков квалификации), так и для руководства (эффективные инструменты управления процессами, постоянные стандарты, маршрутизация процедур и снижение рисков, международное признание качества оказываемых услуг).

Аккредитация государственных больниц финансируется Минздравом Израиля. При этом международные стандарты адаптируются под законодательную базу государства.

И все же, несмотря на высокую степень ответственности и контроля, по словам доктора Сигаль, «мы не можем основываться только на результатах инспекций и аккредитации. Нужно вести постоянную работу в указанных направлениях». Поэтому на вопрос, как при внедрении высоких стандартов качества преодолеть сопротивление специалистов клиники и сделать их единомышленниками, она ответила, что эти изменения требуют большой работы. «Изменение культуры оказания медицинских услуг — это сизифов труд. Но, если государство ставит это в приоритет, то процесс происходит гораздо активнее. Врачебный персонал в Израиле тоже (как и в России. – Прим. ред.), как правило, менее открыт к изменениям. Но если руководство клиники понимает эти процессы и верит в них, то система качества будет реализовываться на всех уровнях», — подчеркнула представитель Минздрава Израиля.

Построение эффективной системы контроля качества медицинской помощи — приоритетная задача каждого государства, каждого учреждения и каждого специалиста. Это своего рода система координат, без которой невозможна качественная медицина, уверен генеральный директор Фонда Международного медицинского кластера .

Положиться на продвинутых

Следующий докладчик – генеральный директор Центра экспертизы и контроля качества медицинской помощи Минздрава России – рассказал, как эта задача решается в нашей стране. Он начал с того, что, когда три года назад перед российским здравоохранением встал вопрос разработки критериев качества медицинской деятельности не на популяционном, а на индивидуальном уровне, выяснилось, что параметров оценки в привязке к конкретному заболеванию в свободном доступе нет: это коммерческая, интеллектуальная собственность, которая инкорпорируется в лечебные учреждения, например в программных продуктах. Впрочем, российских специалистов это не сильно расстроило. По мнению Виталия Омельяновского, быстрое внедрение заимствованных критериев качества проблематично. «Просто перевести не получится. Потому что разная практика ведения пациентов, разное утвержденное финансирование и технологии, разные подходы и нормативное регулирование», – пояснил он.

Критерии качества для российской системы здравоохранения разработаны для групп заболеваний и среди них есть так называемые смысловые содержательные, временные и результирующие. «Приказ Минздрава России № 203 определил 231 группу критериев оценки качества медпомощи, по которым в ближайшее время должны будут начать работать эксперты страховых медицинских организаций. Фактически это некий чек-лист, по которому они должны выборочно проводить экспертизу качества медпомощи», – рассказал .

Он отметил, что внедрение этих критериев вызвало большое противодействие: «Врачи – одна из самых консервативных специальностей». Но признал, что существуют и объективные трудности: разные возможности оснащения медорганизаций, разные объемы финансирования, разные школы, подходы к ведению больных и законодательные противоречия. «Сумма этих факторов приводит к тому, что врачи не хотят внедрять критерии качества, следовать им. Тем не менее мы должны понимать, что в нашей системе регуляторики до последнего времени и сейчас еще существуют так называемые стандарты оказания медицинской помощи, по которым должны работать эксперты. Что намного сложнее, менее прозрачно и открывает путь к различным, в том числе коррупционным влияниям  при оценке качества медпомощи. И критерии качества – упрощенная процедура по сравнению с действующими стандартами – облегчат жизнь всем, кто вынужден их соблюдать», – уверен эксперт.  

По его мнению, продвинутые администраторы клиник не будут дожидаться, когда к ним придет эксперт СМО для оценки критериев качества и застанет врасплох. Имеющиеся параметры можно заблаговременно оцифровать и инкорпорировать в медицинские и лабораторные информационные системы организаций, что позволит иметь постоянный онлайн-контроль соответствия проводимых манипуляций критериям качества.

В зоне риска

После того, как слушателей конференции посвятили в планы регуляторов двух стран относительно систем контроля качества, слово было отдано специалистам, непосредственно обеспечивающим этот контроль. Директор сестринской службы и отдела по управлению рисками и контроля качества израильского медицинского центра «Ассута» Александр Консон рассказал о риск-менеджменте и безопасности пациентов в медицинской организации. Управлением рисками в медицине, по его словам, надо заниматься постоянно, на ежедневной основе. Причем не потому, что такова воля регулятора, а потому что это свидетельствует о культуре медорганизации.

Александр Консон

«Это направление в медицине достаточно молодо, об управлении рисками начали говорить только в конце XX века. Пациенты стали умнее, они получили доступ к интернету, к огромному массиву информации, касающейся нашей работы, технологий и процессов оказания медицинской помощи, регламентам и т.д. Возник кризис медицинской халатности. Количество изменений в этой области достигло критической массы. Пациенты стали понимать, что не всегда слова врача – золото, и решения медиков можно оспорить», – пояснил он.

Кроме того, по его словам, произошли значительные изменения в медицинской сфере, которые способствовали росту количества врачебных ошибок. Повысилась сложность профессии. В то же время юристы с каждым годом все больше внимания уделяют здравоохранению, как правило, становясь на сторону пациентов.

Медицинское сообщество должно отреагировало на эти изменения: в 1999 г. Национальный институт медицины США опубликовал отчет «Человеку свойственно ошибаться», поставив медицинские ошибки на пятое место в ряду причин смертности пациентов после ДТП, рака, СПИДа и сердечно-сосудистых заболеваний. По данным на тот период, до 100 тыс. пациентов в США умирали ежегодно от врачебных ошибок. Спустя 15 лет, в 2012–2016 гг., после сопоставления всех фактов количество жертв было увеличено почти до 300 тыс. 

«Система управления рисками находится в зародышевом состоянии, поэтому пока не можем говорить о каких-то конкретных результатах по уменьшению нежелательных случаев, – признал Александр Консон, отметив, что задача команды – выявление существующих или потенциальных рисков в медицинской системе, которые могут нанести вред пациентам, сотрудникам или организации, с целью принять меры для их снижения.

Если же ошибка или нежелательное событие уже произошли, действия должны быть направлены на минимизацию ущерба. Процесс управления рисками в данном случае будет включать реактивные мероприятия, направленные на минимизацию последствий инцидента или ошибки, и проактивные – направленные на предотвращение нежелательного инцидента, уточнил эксперт.

Он подчеркнул, что управление рисками ни в коем случае не подразумевает систему наказаний для членов команды. Упор должен делаться на тщательное исследование и анализ ошибки и разработку профилактических мер. Виноват не конкретный человек, а неправильно построенный процесс. И любой другой член команды, следуя этому процессу, может повторить ошибку. Такой подход стимулирует сотрудников отрыто сообщать о своих ошибках. «Отлаженная система управления рисками позволит клинике не только экономить деньги в перспективе, это добавит ей имиджа: в глазах общественности мы будем выглядеть, как люди, готовые нести ответственность за свои ошибки», – резюмировал Александр Консон.

Слушать сердцем

Заведующий отделением анестезиологии и интенсивной терапии медицинского центра «Сорока» (г. Беэр-Шева) Александр Злотник поднял больную для российского здравоохранения тему обеспеченности клиник средним медперсоналом. В главной больнице Южного округа Израиля, названной так в честь ее основателя профессора Моше Сороки, – 1200 коек. Центр проводит 35 тыс. операций в год и насчитывает 5,5 тыс. сотрудников, из них 700 врачей и 3,5 тыс. медсестер. Таким образом, если в России один реаниматолог приходится на 6 коек, а сестра на 3 койки, то в Израиле – и это четко регламентировано – одна медсестра в отделении реанимации должна обслуживать двух больных. То же в палатах интенсивной терапии.

Александр Злотник

При этом, как убедительно доказала в своем докладе супервайзер по сестринскому уходу Южного округа Министерства здравоохранения Израиля Клаудия Консон, междисциплинарный подход и высокая роль медсестры в системе стационарной медицинской помощи позволяет добиться максимально возможного улучшения или сохранения качества жизни пациента.

Стать медсестрой в Израиле очень сложно. Неудивительно, что те, кто после долгих лет учебы освоили эту профессию, обладают высоким уровнем квалификации и образования: среди них есть работники с несколькими академическими степенями, защитившие докторские диссертации. Однако главный навык медсестры, по мнению Клаудии Консон, – слушать сердцем пациентов и коллег.

Клаудия Консон

Исполнительный директор Ассоциации медицинских сестер России Валерий Самойленко полностью поддержал израильскую коллегу в том, что касается экономической выгоды от использования в национальной системе здравоохранения квалифицированного среднего медперсонала – обучить сопоставимое количество врачей обойдется существенно дороже и практически нереально. Он отметил, что ключевую роль медсестрам в современной реформированной системе здравоохранения отводит международное научное сообщество, а Всемирная организация здравоохранения рекомендует своим членам идти по этому пути для повышения качества медицинской помощи.

Валерий Самойленко

Эффективность сестринской помощи в клиниках исследовалась достаточно широко. Факты свидетельствуют, что обеспеченность медсестрами увеличивает выживаемость пациентов на 10%. И наоборот, риск смерти в больнице, где средняя рабочая нагрузка составила 6 пациентов на 1 медсестру, был на 14% выше, где нагрузка составляла 8 пациентов на сестру и более – риск смерти возрастал на 31%, привел цифры эксперт. Многие европейские страны активно внедряют в практику роль самостоятельно практикующей медсестры и передают этой категории медработников права на назначение лекарственных препаратов.

международный медкластер в Сколково станет территорией здоровья — Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

Порядка 10-15 зарубежных клиник заработают в медицинском кластере в Сколково в 2029 году. Россиянам не придется ехать за границу, чтобы получить качественное лечение сложных заболеваний. Первая клиника – филиал израильского госпиталя «Хадасса» (Hadassah) – уже работает, она открылась год назад. Проектируется еще несколько зданий.

Генеральный директор Фонда Международного медицинского кластера Михаил Югай в интервью порталу Стройкомплекса рассказал об итогах первого года работы филиала «Хадасса», а также о новых клиниках и проектах на территории медкластера.

– Как Вы оцениваете работу клиники «Хадасса» за год? Пользуется ли она популярностью у москвичей?

– Любая клиника завоевывает имя в медицине минимум пять лет. Поэтому «Хадасса» пока только набирает популярность. В первую очередь, она должна доказать пациентам, что имеет уникальные компетенции.

Сейчас в клинику часто приходят люди со сложными случаями, либо пациенты с несколькими заболеваниями, в которых нужно разбираться мультидисциплинарной команде врачей. У израильской «Хадасса» богатейший клинический опыт, что, несомненно, улучшает точность диагностики.

Зная, что в клинике работают, в том числе, иностранные врачи, пациенты обращаются в «Хадасса» за вторым мнением. Выздоровление больного находится не только в руках врачей, но и самого пациента, которому необходимо выбрать способ лечения – получение второго мнения позволяет избежать ошибки, получить максимально полную клиническую картину и сделать правильный выбор тактики лечения.

Кроме того, пациенты, приходя сюда, ожидают получить сервис высокого качества и получают его. Здание, в котором располагается клиника, не выглядит как больница, оно наполнено светом. Здесь вместо серых, давящих коридоров – светлые, полные воздуха пространства, а также вежливый, отзывчивый персонал.

– Как пациенты попадают в клинику?

– Многие уже знают про проект Международного медицинского кластера, мы ведем активную работу по его продвижению, информированию населения Москвы и в целом России. Рассказываем не только о наших планах, когда кластер заработает в полную силу, через несколько лет, но и о деятельности «Хадасса» и медицинских услугах, которые можно получить уже сейчас.

Также мы замечаем, что пациенты приходят за конкретными врачами. В «Хадасса» в Сколково сейчас ведут прием врачи из головной клиники, и пациенты приходят к ним как за первичными консультациями, так и те, кто раньше проходил лечение в Израиле (наблюдение).

Например, уже несколько раз приезжала вести прием известный онкогематолог, профессор Полина Степенская. Она руководит отделением трансплантологии костного мозга в израильской «Хадассе», специализируется на орфанных заболеваниях. В декабре этого года она приедет уже в третий раз принимать российских пациентов. Для них такой вариант удобен. Это дешевле, плюс не нужно лететь в другую страну, оплачивать дорогу и жилье.

– Какой главный итог первого года работы клиники?

– За время работы клиники мы отметили два важных момента. Во-первых, время показало, что иностранная клиника может работать в российских реалиях, с непростой нормативной базой, на все 100%, как у себя в стране. Это очень важный опыт. Федеральный закон 160-ФЗ работает и позволяет перенести в нашу страну опыт других стран.

Во-вторых, иностранные врачи приезжают к нам работать. Им интересна Москва как город, Россия как страна, им интересно передавать свой опыт и компетенции. Несколько раз в месяц к нам приезжают врачи из головной «Хадассы», и каждый их визит обязательно сопровождается лекцией.

Международный медкластер находится на территории особого правового регулирования – оно прописано в 160-ФЗ «О Международном кластере». Благодаря этому клиники из развитых стран ОЭСР – Организации экономического сотрудничества и развития – могут создавать в Москве точные, даже улучшенные копии, которые будут работать по своим протоколам, нанимать врачей-иностранцев и использовать медицинское оборудование и препараты, которые еще не зарегистрированы в России.

– Когда начнется строительство южнокорейской клиники «Бундан» и французской «Орпея»?

Сейчас мы находимся на стадии проектирования. Строительство начнется в 2020 году. Также заканчиваем переговоры с госпиталем Страсбургского университета.

Но не у каждой клиники на территории ММК будет отдельное здание. Во время переговоров с потенциальными участниками кластера мы поняли, что не всем нужны большие площади, кому-то вполне хватит 1-2 тыс. кв. метров. Для этого мы решили построить многофункциональный медицинский центр (ММЦ), где расположатся небольшие специализированные клиники.

Концепция центра, разработанная совместно с голландскими архитекторами, позволит быстро и недорого перепланировывать помещения, чтобы они могли стать базой для небольших клиник. Если им со временем потребуется увеличение площадей, они смогут расшириться. Кроме того, в центре можно организовать общий сервис, например, диагностику, оборудование для которой стоит очень дорого.

– Уже известно, какие клиники там смогут базироваться?

Мы ведем переговоры с несколькими подобными центрами и клиниками. В случае успешного прохождения экспертного и наблюдательного советов там расположится итальянский центр спортивной и восстановительной медицины VillaStuart. Он аккредитован Международной федерацией футболаFIFA и является одним из передовых в области спортивной медицины.

Его пациентами станут не только профессиональные спортсмены, но и люди, которые ведут спортивный образ жизни. Все знают, что любая активность иногда приводит к травмам, а у нас подобные компетенции в России исторически не сформированы. Пациенты этой клиники смогут быстрее восстанавливаться после операций. Так, одно из достижений центра – сокращение реабилитации при травме передних крестообразных связок с 6-9 месяцев до 4 месяцев.

 

– Что еще появится на территории медкластера в Сколково?

Мы хотим выйти за границы медицины. Смотрите, до попадания в клинику человек проходит большой путь, в процессе которого можно было предотвратить, не допустить заболевания – вести здоровый образ жизни, проходить своевременную диагностику и так далее.

Ведь как развивалась медицина? Сначала самой большой проблемой человечества были инфекционные заболевания, от которых умирали миллионы людей. Сейчас этот вопрос решен, и он не является большой проблемой. То же самое касается сердечно-сосудистых заболеваний и онкологии. Мы уже видим прогресс в этих областях.

Следующая задача медицины – это все, что касается работы мозга. Люди хотят жить не только долго, но и счастливо. Для этого необходимо хорошо видеть, слышать, разговаривать, думать. Новая задача отчасти идет от здорового образа жизни – это продление и улучшение когнитивных и мыслительных функций. Для этого создается много сервисов, которые уже работают для здорового человека, повышают его функциональные возможности, это среда, которая будет сохранять нормальное состояние человека. И мы хотим создать на территории медкластера в Сколково поддерживающую инфраструктуру для здоровья, чтобы человек не попадал в больницу. Это как рекреационные зоны, велосипедные дорожки и доступные площадки для тренировок, так и более серьезные изменения: Сколково планирует со временем запретить въезд на территорию для автомобилей, чтобы у людей была возможность дышать чистым воздухом.

Таким образом, у нас получится полный цикл – стремимся предотвратить заболевание, а если его не избежать – лечим.

 

Медкластер в Сколково создает проект «Управляй будущим»

 

В Сколково будут разрабатывать искусственный интеллект

 

Концепция клиники «Бундан» будет готова к октябрю

 

В Сколково построят филиал испанской клиники

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *