Почему мы спим: Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновиденияхТекст – Зачем мы спим: как сделать сон качественным и забыть о бессоннице

Зачем мы спим: как сделать сон качественным и забыть о бессоннице

Сон – важная часть жизни каждого человека, занимающая около ее трети. Что же происходит с нами, когда мы спим? До середины прошлого века считалось, что сон – это просто период бездействия нашего тела и головного мозга. Но на самом деле оказалось, что во время сна головной мозг выполняет работу. Он ведет подготовку, необходимую для дальнейшего полноценного функционирования днем. От ее качества зависит наше самочувствие, физическая и умственная активность, да и качество жизни в целом. Отмечаем Всемирный день сна материалом врача-невролога Светланы Ковалевой, специалиста Центра здоровья Verba Mayr.

Солдат спит – служба идет

А вы знали, что пока мы спим, в головном мозге чередуется повторение двух циклов работы? Это так называемые фазы сна:

  • фаза медленного сна (фаза глубокого сна, nonREM – non-rapid eye movement, «нет быстрого движения глаз»)
  • фаза быстрого сна («быстрое движение глаз», REM)

Давайте узнаем, что же происходит с нами во время этих фаз. Устраивайтесь поудобнее, мы погружаемся в сон.

Фаза медленного сна

Эту фазу ученые поделили на 4 стадии.

Первая стадия – переход от бодрствования к засыпанию. Вы ощущаете дремотное состояние, расслабление, происходит уменьшение частоты ваших сердечных сокращений и дыхательных движений. Вы можете увидеть яркие зрительные образы, так называемые гипнагогические картины. Именно такие образы служили источником вдохновения для некоторых великих художников, например, для Сальвадора Дали. Иногда люди в фазе медленного сна находят идеи решения той или иной проблемы.

Вторая стадия – неглубокий сон. Во время этой стадии замедление частоты сердечных сокращений продолжается, дыхание также становится более редким и глубоким, мышцы расслабляются, немного снижается температура тела.

Третья стадия – глубокий сон, она достаточно короткая, быстро переходит в четвертую стадию.

Четвертая стадия сна или дельта-сон. Эту фазу назвали по преобладающему виду электрической активности головного мозга на ЭЭГ (электроэнцефалограмме).

Фаза быстрого движения глаз

Этот этап сна называют также парадоксальной фазой, так как электроволновая активность головного мозга в идентична состоянию бодрствования. Тем не менее, мышечный тонус в эту фазу значительно уменьшается: все тело расслаблено и неподвижно, только глазные яблоки совершают быстрые ритмичные движения.

Во время фазы быстрого сна мозг работает: происходит обмен информацией между различными отделами мозга, усвоение и переработка информации, полученной за день. Сон в эту фазу, с точки зрения психологии, обеспечивает защитную реакцию человека – происходит взаимовлияние сознания и подсознания. Именно на эту фазу приходится наибольшее количество ярких красочных сновидений, активное изучение которых начал основоположник теории психоанализа Зигмунд Фрейд.

Также во время быстрого сна меняется деятельность вегетативной нервной системы:

  • Увеличивается частота сердечных сокращений.
  • Повышается или падает артериальное давление.
  • Усиливается мозговоой кровоток.
  • Увеличивается секреция кортизола, альдостерона, половых гормонов.

Фазы чередуются, повторяясь в течение всего времени сна. При этом уменьшается количество времени глубокого сна, увеличивается доля быстрого сна. За ночь обычно происходит смена 4-5 циклов.

Сон – жизненная необходимость

Человеку необходимо спать примерно раз в 24 часа. Это вызвано циклическими колебаниями биологических часов в зависимости от времени суток – циркадными ритмами

. Циркадные ритмы регулируют жизнедеятельность всего организма. Они обеспечивают саморегуляцию, динамическое равновесие и адаптацию в биологических системах. Эти ритмы имеют генетическую природу и тесно связаны с внешними факторами окружающей среды.

Когда наступает ночь и становится темно, в шишковидном теле головного мозга увеличивается выработка мелатонина – «гормона сна». Но если на сетчатку глаза попадает свет, выработка мелатонина уменьшается. Помимо естественного уровня освещенности существует еще не до конца изученный механизм влияния на выработку мелатонина электромагнитного излучения. Солнечно-суточные вариации геомагнитного поля и суточные вариации электрического поля атмосферы Земли (геомагнитные бури) могут вызывать нарушение сна. Помимо циркадного ритма, процессом засыпания управляет накопившаяся усталость. Как при недостатке пищи мы испытываем голод, так и при переутомлении мы испытываем потребность во сне. Но чувство голода мы можем контролировать и сдерживать себя, не набрасываясь на пищу. А вот контролировать процесс засыпания гораздо сложнее. При сильном переутомлении можно заснуть, например, за рулем или на лекции. Также могут быть эпизоды «микросна», когда мозг отключается на 1-2 секунды, глаза при этом могут быть открыты. Этот механизм засыпания называют ритмоводителем сна, и он может быть не связан с циркадным ритмом.

Так почему же сон так важен?

Сон очень важен для правильной работы мозга. Во сне запускаются процессы нейропластичности: если мы слишком мало спим, то снижается способность нейронов перерабатывать и усваивать информацию. Также исследователи считают, что во время сна происходит восстановление повреждений в нейронах. Из них выводятся вредные продукты обмена веществ, накопившиеся в течение дня, что происходит менее эффективно, когда мозг не спит. С этим связано увеличение количества приступов при мигрени или эпилепсии, вызванными нарушениями сна.

Но не только мозг – все тело также нуждается в достаточном количестве сна. Нарушения сна вызывают:

  • Обострение гипертонической болезни и ишемической болезни сердца.
  • Снижение функции иммунной системы.
  • Замедление обмена веществ.

Доказано, что бессонная ночь может вызывать повышение уровня глюкозы в крови даже у людей, не страдающих сахарным диабетом.

Как бороться с бессонницей: советы и рекомендации

Что делать, если сон нарушен?

Во-первых, вы не одиноки: бессонницей страдает в среднем около 20% населения земного шара, а среди людей пожилого возраста эта цифра достигает 50-60%. Во-вторых, бессонница – это не самостоятельное заболевание, существует множество причин для нарушения сна. Если бессонница длится более 3 недель, желательно обратиться за помощью к врачу-сомнологу и пройти диагностику сна.

Если бессонница случается эпизодически, вам могут помочь следующие советы.

  • Соблюдайте гигиену сна!

Очень важно, чтобы ваша спальня была удобной и уютной для вас. Для эффективной выработки мелатонина необходимо занавесить окно плотными шторами. Если вы используете ночник – свет должен быть очень мягким, неярким.

Нельзя пользоваться перед сном телефоном и планшетом – синий и зеленый спектр излучения от их экранов нейтрализует мелатонин. Если отказаться от гаджетов невозможно, можно (но нежелательно), использовать специальные экранные фильтры.

Не менее важна хорошая шумоизоляция: в спальне не должно быть никаких раздражающих вас звуков. Если вам некомфортно засыпать в полной тишине, включите специальные записи «белого шума» или звуков природы. В комнате должно быть немного прохладно, но не холодно при оптимальной влажности воздуха 50-60%. Чрезмерная сухость воздуха, особенно в многоквартирных домах с началом отопительного сезона, приводит к пересыханию кожи и слизистых оболочек.

Ваша постель должна быть достаточно широкой и удобной, а матрац следует выбирать индивидуально: кому-то нравится мягкий, а кому-то – жесткий. Если вы спите вдвоем, и ваши потребности не совпадают, вы можете приобрести матрац, имеющий половинки с разной жесткостью. При покупке матраца в магазине лучше полежать на нем на спине и на боку 10-15 минут и выбрать наиболее комфортный.

Отдавайте предпочтение экологичным наполнителям: латекс, холофайбер, мемориформ, техногель, гречневая шелуха. В таких наполнителях не заводятся пылевые клещи и пухоеды, которые вызывают аллергию. Если вы проснулись с головной болью или болью в шее, значит вам необходимо приобрести ортопедическую подушку.

Подбирайте одеяло в зависимости от сезона. Под ним не должно быть ни жарко, ни холодно. Оно должно быть изготовлено из натуральных впитывающих влагу материалов, как и постельное белье.

Что еще способствует улучшению сна?

  • Соблюдение режима сна

Необходимо нормальной секреции мелатонина. Он обеспечивает ход наших «биологических часов». Желательно ложиться и вставать примерно в одно и то же время. Даже в выходные. Лучшее время для сна – с 22:00 до 6:00.

  • Сокращение времени сна

Если систематически заводить будильник на более ранний подъем, сохраняя время отхода ко сну, можно добиться улучшения глубины и эффективности сна. Мозгу для восстановления достаточно 6-8 часов. Сон длительностью 10-12 часов более поверхностный, мозг не успевает восстановить свою эффективность.

  • Выделите отдельное «время для беспокойства»

Если от тревожных мыслей нет покоя, психологи советуют выделить «время для беспокойства» – каждый день в строго назначенное время. Обдумайте и запишите все тревожащие вас мысли и ситуации, но строго в течение 30 минут. Но не меньше! Занервничали раньше срока? Запишите повод и отложите обдумывание до назначенного часа.

Перед сном сфокусируйтесь на положительных вещах. Можно попросить психолога разработать для вас аутотренинг. Хорошо помогает визуализация того места, где вам наиболее комфортно и спокойно.

  • Физическая нагрузка днем

Особенно это касается физических нагрузок. Лучшее время для физической активности – с 17 до 20 часов. За 1,5 часа до сна лучше прекратить тренировки. Также днем необходимо больше гулять на улице или хотя бы почаще смотреть в окно.

  • Сокращение (или даже исключение) употребления стимуляторов

Отказ от шоколада, чая, кофе, курения, алкоголя и энергетиков значительно улучшит сон.

  • Не ложитесь спать с переполненным желудком

Прием пищи должен быть не позже, чем за 3-4 часа до сна. Но в то же время нельзя ложится спать голодным. На ужин можно съесть небольшое количество нежирного мяса (рыбы) и отварных (тушеных) овощей.

  • Ритуал отхода ко сну

Перед сном желательно выработать определенный алгоритм действий. Например, прием теплой ванны, массаж, прослушивание спокойной музыки, упражнения из йога-нидра настроят вас на спокойный и качественный сон.

Одна-две бессонные ночи не влияют серьезно на функции головного мозга, у нашего организма есть определенный запас прочности. Если не удалось заснуть, лучше встать и спокойно отдохнуть в кресле, почитать любимую книгу, просмотреть фильм или послушать музыку, чем отчаянно ворочаться всю ночь. Главное – не испытывать чувства вины за «нарушение режима».

  • Успокаивающие отвары или настои из трав (валериана, мята, мелисса, пустырник и т.п.) или БАД на их основе.

Эти средства требуют системного приема, а не только на ночь. Не обладая снотворным эффектом, они снижают возбудимость нервной системы, нивелируя реакцию на стрессовые ситуации в течение дня. Вечером они обеспечивают расслабление, что улучшает сон. Их следует принимать курсами, несколько раз в день, не менее 3-4 недель. Индивидуальные рекомендации вам назначит лечащий врач, при необходимости он также может посоветовать прием препаратов с мелатонином или глицином.

При выраженных нарушениях сна необходима консультация врача-сомнолога, потому что под маской «бессонницы» могут скрываться серьезные заболевания, возможно, потребуется помощь врачей других специальностей – психотерапевта, невролога, ЛОР-врача, кардиолога.


Благодарим Центр здоровья Verba Mayr за проведенную конференцию «Хроническая усталость:
медицинский диагноз или нехватка мотивации?» и предоставленный материал.

Читайте статьи, смотрите прямые эфиры и участвуйте в розыгрышах в нашем Инстаграм-аккаунте
Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. В случае проблем со здоровьем не занимайтесь самолечением, проконсультируйтесь с врачом.

Почему мы спим? – ответы на главные вопросы

Совместно с сайтом «LookAtMe» мы запустили спецпроект, в котором просим наших ученых ответить на довольно простые, на первый взгляд, но спорные вопросы читателей. Для вас мы выбрали самые интересные ответы экспертов ПостНауки.

Людям свойственен сон, поскольку это заложено в наших генах. Смысл сна лежит в отдыхе, который наш организм получает в это время. Однако чем больше мы занимаемся исследованием сна, тем больше открывается тайн, касающихся работы мозга.

Сон — состояние очень сложное. Во время сна мозг не останавливает свою активность. Внутри сна происходят очень важные ритмические 90-минутные циклы. Каждый из этих циклов состоит из постепенного, медленного погружения в более глубокий сон, а затем резкого перехода в фазу сновидений — так называемый быстрый или парадоксальный сон. В окончании фазы быстрого сна цикл либо завершается, и мы просыпаемся, либо начинается новый цикл. Структура мозга человека такова, что в первую половину ночи преобладает глубокий медленноволновой сон, а к утру усиливается быстрая фаза сна. Другими словами, сны снятся под утро. Как предполагают учёные, с быстрым сном связаны многие заболевания. Большинство смертей, инсультов и инфарктов происходят под утро, как раз тогда, когда наступает стадия парадоксального сна.

Если во времена Павлова, в первой половине XX века, считалось, что сон — универсальный лечебный фактор, что он всегда полезен, то сейчас мы знаем, что это далеко не всегда верно. Наоборот, при многих заболеваниях сон бывает и вреден, и опасен. Иногда нужно стараться его сокращать или дробить. Например, при депрессивных заболеваниях сон — это фактор, усиливающий депрессию. Лишение сна — один из способов вывода человека из этого состояния. Этот факт был открыт в сомнологии сравнительно недавно.

Почему такое состояние появилось в процессе эволюции — загадка. Кроме теплокровных животных (млекопитающих и птиц), ни у кого из живых существ этих форм сна нет. У хладнокровных позвоночных и беспозвоночных период сна монотонный. Однако по ряду признаков форма сна с разными фазами очень древняя. Скорее всего, такая форма сна даёт какое-то преимущество для выживания, поскольку она закрепилась в ходе эволюции. Но в чём заключается это преимущество — до сих пор совершенно непонятно.

Было много опытов с помещением человека в изолированное пространство, в котором круглые сутки поддерживалось монотонное, неяркое освещение. У испытуемого нет часов, и он теряет контроль над освещением. Внутренние ритмы его организма начинают течь свободно, они не запускаются внешними факторами. Такой эксперимент показывает, что наши биологические часы за 24 часа не успевают совершить полный оборот. В ходе эксперимента у тестируемого смещается субъективный ход времени. Тем не менее желание сна у него остаётся и чередуется через определённые интервалы, поддерживаемые нашими внутренними часами.

Каждое утро, когда мы открываем шторы, свет попадает нам на глаза, наши часы перезапускаются, переводятся. Именно поэтому вставать затемно очень вредно. Если человек после такого просыпания садится за руль, он легко может попасть в аварию. Однако есть люди, которые легко переносят раннее вставание или лишение сна в течение одной ночи. Сейчас генетику людей, которые легко переносят ночные бдения, активно изучают в Америке, чтобы привлечь их к ответственным работам, связанным с общественными дежурствами (медработники, представители спецслужб, операторы, диспетчеры в аэропортах и другие).

как и зачем мы спим?

Сегодня мы будем говорить не о расстройствах сна, а о его устройстве в норме сон и о некоторых моментах, на которых может базироваться стратегия улучшения собственного сна и получения от него максимальной выгоды.

Но сначала нужно разобраться: для чего вообще нужен сон? Что об этом говорят ученые? На самом деле, этот вопрос до сих пор не так хорошо изучен, как нам хотелось бы, пусть мы и знаем о нем намного больше, чем раньше, благодаря появлению новых методов исследования.

Например, мы можем увидеть, как у живой мыши во время сна работают клетки мозга. Для этого в ее черепе прорезается окошко, на которое нацеливается очень чувствительный микроскоп. Введенные заранее гены обеспечивают люминесценцию — свечение определенных клеток мозга при попадании на них света определенного спектра, так что ученый может наблюдать, как работают в состоянии сна, например, дофаминовые или другие рецепторы.

Как известно, сон имеет быструю и медленную фазу. Медленный сон — это та фаза, когда на энцефалограмме преобладают медленные волны, которым соответствует более медленная электрическая активность, чем свойственна человеку в состоянии бодрствования. Именно на него приходится большая часть сна.

В течение этого времени, как считается, происходит физическое восстановление. В клетках накапливается аденозинтрифосфорная кислота — аккумулятор энергии для почти всех клеточных реакций. Именно во время медленного сна в организме увеличивается ее количество. К слову, для доказательства этого факта было загублено большое количество лабораторных мышек: чтобы проверить, так ли это, их убивали либо в медленном сне, либо во время бодрствования, и сравнивали количество АТФ в клетках определенной зоны мозга. 

Вторая фаза сна — быстрая. Она занимает значительно меньше времени, но тоже очень важна. В первую очередь, для психических процессов. Этот сон называют быстрым, поскольку он ассоциируется с быстрыми движениями глаз спящего.

Считается, что именно в эту фазу человек видит сновидения. Тут есть маленький анекдот. Родилась такая гипотеза, когда исследователи записывали поведение глазных яблок спящего, и в какой-то момент насчитали в течение весьма небольшого времени целых 23 резких, стремительных движения. Проснувшись, пациент рассказал, что видел сон о том, как наблюдал за своими друзьями, играющими в пинг-понг. Этот случай получил название «Сон о пинг-понге». Отсюда, собственно, и идея, что, когда у человека во сне двигаются глаза, эти движения отражают ни что иное, как наблюдение за сюжетом сновидений.

Пока мы спим быстрым сном, мозг продолжает обрабатывать информацию, полученную нами за день.

Эта фаза очень важна с точки зрения психической защиты. Еще в начале века Зигмунд Фрейд выдвинул теория, что сон со сновидениями — это путь к познанию бессознательного. Он был убежден: изучая рассказы пациентов об их сновидениях, мы можем понять, что именно тревожит человека. Следуя этой идее, можно сказать, что обычно самые болезненные проблемы, с которыми мы не можем справиться, бодрствуя, уходят в подсознание, а стало быть, через изучение сновидений можно понять истинную причину, к примеру, невроза или другого сложного психического расстройства.

В сновидении, по мысли Фрейда, в символическом виде, то есть опосредованно, через какие-то образы, которые для каждого человека индивидуальны, мы можем получить ту информацию, которую сознание вытеснило, посчитав ее «нежелательной».

Кроме того, быстрый сон обладает очищающей от эмоциональных наслоений функцией. Есть хорошая фраза: «Утро вечера мудренее». Откуда взялось это поверье? На самом деле, это бытовое наблюдение. Мы знаем, что вечером, когда мы сталкиваемся с какой-то проблемой, она зачастую кажется совершенно безнадежной, неразрешимой. Но, просыпаясь утром, мы неожиданно все-таки находим пути ее решения.

Верно это и в когнитивном смысле. Пока мы спим быстрым сном, мозг продолжает обрабатывать информацию, полученную нами за день. Известны случаи, когда ученые решали задачу, над которой бились днем, просто увидев ее во сне.

Как-то раз исследователи провели такой опыт: испытуемым было предложено найти выход из очень запутанного виртуального лабиринта. Сперва с заданием не справился ни один студент. Но на следующий день те студенты, которым тот же лабиринт приснился ночью, в бодрствовании сумели без труда решить эту сложную головоломку.

Впрочем, мы не до конца знаем, какие тут срабатывают механизмы и как именно сны облегчают нам решение сложных когнитивных задач. Можно лишь сказать, что в этом вопросе стоит учитывать один очень важный момент. Как верно замечают физиологи, достоверно мы можем зафиксировать лишь факт сновидения, но не его содержание. Нельзя измерить то, чего не существует. Содержание сна нам может рассказать только сам человек и только в тот момент, когда он уже проснулся. Уже в бодрствовании он не только изливает на нас поток информации, который несет на себе следы интерпретаций, связывающих в единый сюжет те фрагменты, которые ему удалось запомнить, но зачастую и перевирает его содержание.

Сон — это сказки, которые мозг рассказывает сам себе, опираясь на опыт и впечатления человека, испытанные им накануне. Во время быстрого сна включается определенный центр, который находится в стволе мозга, возбуждающий так называемые «следы памяти».

Дело в том, что когда мы что-то запоминаем, учимся, между нейронами образуются связи, своеобразные цепочки, по которым бегают нервные импульсы, это и есть те самые «следы». Чтобы что-то выучить, запомнить некое событие или образ, человеческому мозгу нужно сформировать несколько сотен или тысяч следов. А пока мы спим — в тот момент, когда включается «генератор сна» и электрические импульсы растормаживаются — эти следы активизируются. Причем происходит это, судя по всему, в произвольном порядке. То один след памяти растормаживается, то другой, то третий.

Именно поэтому во сне мы можем увидеть замечательный берег моря, где мы отдыхали когда-то много лет назад, и тут же событие, пережитое нами только вчера. Все эти обрывки складываются в причудливый калейдоскоп, смешиваются. Порождая порой самые причудливые сюжеты.

Механика сна

Для того чтобы мозг погрузился в состояние сна, нужно, чтобы центры сна подчинили его себе целиком. Всего этих центров четыре — в разных отделах мозга, но есть в нем еще и восемь центров бодрствования. Которые не дают ему заснуть. Эти центры борются между собой, и, как правило, центры бодрствования побеждают. Почему? Потому что на их стороне в этой битве сражаются еще и внутренние часы.

Внутренние часы — это не просто какое-то красивое слово, метафора, это конкретная группа нейронов, которая находится в области гипоталамуса. Там обмен веществ зациклен таким образом, что все химические реакции повторяются ровно через 24 часа. Так что работают они как некий хронометр, от которого отсчитывается внутреннее время во всем организме.

При этом наши внутренние часы каждый день немного подстраиваются, «подводятся», получая информацию об уровне освещенности. То есть каждый день они немножко, когда первые лучи света вообще — даже не солнца — попадают на сетчатку глаза, сдвигают свой цикл, чтобы соответствовать астрономическому времени.

Когда на улице светло, внутренние часы помогают центрам бодрствования удерживать контроль над центрами сна. Но если на улице становится темно, они, теряя такую поддержку, становятся настолько слабы, что центры сна перехватывают инициативу и побеждают.

Почему, чем дольше мы не спим, тем больше нам хочется спать? Но при этом мы не можем восполнить потраченное без сна ночное время. Есть модель, которая объясняет и это.

Сон — это сказки, которые мозг рассказывает сам себе, опираясь на опыт и впечатления человека, испытанные им накануне.

Почему возникает в определенное время состояние сонливости? Например, в 23 часа? Здесь играет роль взаимодействие двух мозговых процессов. Один процесс — это мозговая активность, которая синусоидально изменяется в течение суток. Утром мы еще немного заторможенные, вялые, к обеду разгуливаемся, более эффективно работаем, после обеда нам хочется работать уже меньше, а вечером и вовсе тянет прилечь. За это, собственно, и отвечают внутренние часы.

Второй процесс — мозговая усталость. Она определяется накоплением в организме аденозина. Аденозин — это нуклеозид, химическое вещество, которое не является гормоном, но тем не менее имеет к нему свои чувствительные рецепторы в нервной системе. Чем больше аденозина вырабатывается во время бодрствования, тем больше человек хочет спать.

К вечеру аденозина в нервной системе становится настолько много, что не заснуть человеку становится очень сложно. К тому же времени мозговая активность — та синусоида, о которой мы говорили выше — достигает своей нижней точки. Возникают идеальные условия для засыпания. Если мы ляжем в этот момент и закроем глаза, то быстро уснем. В любой другой момент сделать это будет куда сложнее.

Если эти два процесса синхронизировать, человек сталкивается с определенными нарушениями сна. Именно поэтому мы не можем выспаться после ночного дежурства. Если мы всю ночь проработали — или провеселились, если речь идет не о дежурстве, а о дискотеке — то у нас к утру очень много накопилось усталости, то есть аденозина. Но внутренние часы не позволяют мозгу снизить активность. Она, наоборот, идет на подъем.

Как только мы засыпаем, аденозин начинает инактивироваться и очень быстро снижается до минимальных значений, но мозговая активность продолжает усиливаться и к обеду достигает своего максимума. В итоге через четыре часа мы все равно просыпаемся недовольными, разбитыми, но заснуть уже не можем. Таков закон природы.

Многие знают: если пересилить эти тяжелые утренние часы, перетерпеть вовсе без сна, какое-то время можно даже неплохо работать и функционировать. При этом человека охватывает некое странное возбуждение. Это связано как раз с тем, что утром мозговая активность повысилась, центры бодрствования задавили центры сна и заново включили мозг на полную.

Ничем хорошим, впрочем, такая перезагрузка организму не светит. Особенно если случается она на регулярной основе. Научными методами ученые доказали три очень важных последствия такого недосыпания: у людей, которые спят по 5 часов и меньше, в 1,6 раза повышается риск развития артериальной гипертонии. Все люди, которые спят меньше 7 часов, имеют повышенный риск развития сахарного диабета. И, в-третьих, у таких людей заметно ухудшается иммунитет.

Многие на себе ощущали: если не поспишь несколько ночей, интенсивно работая, появляются всякие болячки, насморки. Все это неспроста! В свое время исследователи провели элегантный эксперимент на здоровых добровольцах. Взяли молодых людей — 137 студентов — и в нос им закапали аденовирусную инфекцию, чтобы вызвать ОРВИ. Заболели из них только те, кто длительное время до этого не высыпался.

Сон по частям и впрок

Есть несколько интересных предрассудков, касающихся сна. Во-первых, миф о Леонардо да Винчи, который якобы спал полтора часа в сутки. Что, собственно, и позволило ему стать человеком эффективным и успешным.

Леонардо был гением эпохи Возрождения и действительно во многих областях преуспел. Он нарисовал Мону Лизу, создал великолепный атлас человеческого тела, рисовал чертежи вертолетов, скафандров и прочих чудесных вещей, играл на лире, изваял иконную статую. Но связано ли это со сном?

По легенде, гений спал по 15 минут каждые 4 часа. Так что всего на сон в сутки у него уходило лишь 1,5 часа. Но когда ученые стали заниматься этим вопросом, оказалось, что никто из исследователей творчества Леонардо не знает о такой его замечательной способности. Откуда материализовалась сия легенда — неизвестно. Физиологи, тем не менее, поставили ряд экспериментов, чтобы узнать, работает ли такой режим и можно ли выжить с такими нагрузками — оказалось, что нет.

Второй миф касается уже не художников, а политика. Считается, что Уинстон Черчилль спал очень много и именно поэтому был исключительно успешен в политической жизни. Но перед тем как мы выясним, можно ли выспаться впрок, стоит оговориться относительно кейса Леонардо.

Большинство людей, чтобы чувствовать себя хорошо в течение длительного времени, спят по 7,5—8,5 часов.

Если не привязываться к цифре в 1,5 часа, в целом такой дробный сон, какой приписывали художнику, имеет право на существование. В 1989 году, чтобы повторить подвиг Леонардо, некий художник Франческо Джост перешел с монофазного сна один раз в сутки на полифазный. Он спал сперва 3 раза в сутки, потом 4 раза, пока не вышел наконец на режим сна 6 раз в день и смог прожить в таком режиме 48 часов.

По словам художника, чувствовал он себя нормально и выполнял все свои творческие задачи, хотя такая жизнь и оказалось весьма скучной. Оказывается, значительно сократить свое время сна, не ухудшив когнитивные функции, можно. И если не впадать в крайности, то, как показано в последних работах на эту тему, двухразовый сон — по три часа за раз — позволяет сократить время, которое мы тратим на то, чтобы лежать в постели.

Моделью того, насколько вообще можно урезать сон, стали трансатлантические одиночные гонки на яхтах. Если матрос спит, лодка оказывается в опасности, она может стать бортом к волне и перевернуться, так что любой спортсмен, принимающий участие в такой регате, старается минимизировать время сна.

Как оказалось, даже самые лучшие из яхтсменов не могут спать меньше пяти часов в сутки. Это минимум сна, который позволяет человеку достаточно долго и успешно функционировать и при этом сохранять ясность мысли и четкую координацию движений.

В естественных условиях продолжительность сна каждого животного зависит от его вида. Летучие мыши, которые висят под потолком, спят почти все время — по 20 часов в сутки. А меньше всех спят лошадь и корова. Чем быстрее обмен веществ, тем больше требуется живому организму времени на сон. Чтобы восполнить энергетические запасы.

Большинство людей, чтобы чувствовать себя хорошо в течение длительного времени, спят по 7,5—8,5 часов. Скорее всего, именно в этом промежутке и находится оптимальное время, необходимое для того, чтобы сон замечательным образом реализовал возложенные на него функции.

Если человек спит меньше или спит больше на регулярной основе, а не только пару дней во время гонки, показатели здоровья у него снижаются. И тут мы можем вспомнить второй миф. Миф о Черчилле.

Впрочем, альтернативные привычному режимы сна действительно могут сказываться на организме благотворно. Профессор Левин, очень известный специалист по сну, всегда любил говорить, что нельзя в жизни сделать три вещи: впрок наесться, налюбиться и наспаться. И в случае со сном ошибался.

Последние исследования доказали: если вы не высыпались всю неделю, но проспали на выходных по 12 часов, этого может оказаться достаточным, чтобы восстановить баланс в вашем организме. Восполнять нехватку сна полезно. Причем мы можем как задним числом восполнить дефицит сна, так и заранее запастись сном, то есть спать намеренно больше, если знаем, что в ближайшие дни выспаться по-человечески нам не удастся.

Вместо послесловия

Известно, что более глубокие и поверхностные фазы сна за ночь повторяются несколько раз. Причем самый освежающий сон, позволяющий нам эффективно восстанавливаться, приходится на первую часть этого цикла. Именно на этом основана концепция полифазного сна, о которой мы говорили раньше.

Сокращая общее время сна за счет менее эффективной фазы, мы способны, если ложимся спать ненадолго, но несколько раз в день, высыпаться так же хорошо, как если бы спали по 8 часов за один раз. Как устроены такие циклы — можно рассчитать для каждого конкретного человека. И на основе этого составить персональный график сна.

На выходе из каждого полуторачасового цикла, как правило, легче всего проснуться, поэтому, если мы ложимся спать в 23 часа, легкое пробуждение без будильника может произойти через 1,5 часа, через 3 часа, через 4,5 часа, через 6 часов, через 7,5 часов. Но не через 2, 4, 5 или 9.

Все люди, которые спят меньше 7 часов, имеют повышенный риск развития сахарного диабета. У таких людей заметно ухудшается иммунитет.

Таким образом, полифазный сон, если мы хотим перейти на него, должен длиться порциями, которые будут ориентироваться на первый, а не на второй ряд цифр. Персональный же график нам понадобится, поскольку цикл сна равен полутора часам далеко не у всех. У кого-то он равен 1,25 часа, у кого-то — 1,35 часа.

Тот же механизм работает, если мы собираемся спать один раз, но не уверены, сколько времени, чтобы выспаться, нужно лично нам. Правда, в этом случае, чтобы ответить на такой вопрос, необязательно обращаться к специалистам. Достаточно, если мы хотим добиться идеала утреннего пробуждения, несколько дней ложиться в одно и то же время и не ставить будильник, дожидаясь того момента, пока утром проснемся сами. Естественным образом мы проснемся как раз тогда, когда у нас закончится предыдущий цикл. Это лучший способ определить время утреннего пробуждения — и дальше исходить из него.

Почему человек спит?

Анна Хоружая
«Популярная механика» №8, 2015

Почему человек спит?Почему человек спит?

Вы просыпаетесь, сладко потягиваетесь в мягкой постели, встаете и видите через огромное окно солнце, встающее над гладью океана, белоснежный песок пляжа и пальмы. Сквозь открытую дверь лоджии дует свежий морской бриз и доносится шум прибоя. Вы пьете ароматный свежемолотый кофе, выходите из дверей двухэтажной виллы, садитесь в салон автомобиля с вздыбившимся конем на капоте, поворачиваете ключ и под благородный рокот двигателя V8… окончательно просыпаетесь от звона будильника.

Снова коварный мозг заставил нас поверить в реальность происходящего. Но как он это делает? Как ухитряется заставить человека пролежать почти без движения семь и более часов, показывая при этом интереснейшие блокбастеры с захватывающим сюжетом? Причина этого — сложнейшие биохимические процессы, в которых принимают участие не одна и не две структуры мозга, а целая сеть. Как же происходит взаимодействие и «переключение» бодрствования на сон? Как развивается сон и когда приходят сновидения? Почему иногда, просыпаясь от звонка будильника, мы чувствуем себя способными свернуть горы, а иногда раздраженно готовы крушить все вокруг?

Сквозь пелену времен

Сомнология — наука, изучающая сон, — появилась сравнительно недавно, ибо возраст первых фундаментальных исследований в области «царства Морфея» не превышает 120 лет. До этого сну придавалось мистическое значение, как пограничному состоянию между жизнью и смертью. Аристотель говорил: «Сон, по-видимому, принадлежит по своей природе к такого рода состояниям, как, например, пограничное между жизнью и не жизнью, и спящий и не существует вполне, и существует». Великий врач древности Гиппократ полагал, что сон возникает в результате оттока крови и тепла от головы во внутренние области тела. Это объяснение владело умами европейских ученых и принималось на веру почти две тысячи лет. В одном Гиппократ был прав: причины погружения человека в мир сновидений нужно было искать в голове.

И вот наступил ХХ век. В Германии в клинику профессора Штрюмпеля поступает больной, частично потерявший в результате травмы зрение и слух, — оглох на одно ухо и ослеп на один глаз. Врачи подметили, что, когда оба оставшихся «окна в мир» закрывали, больной засыпал. Знаменитый физиолог Павлов заинтересовался этими наблюдениями и решил провести подобные эксперименты на своих любимых подопечных — собаках. Он установил, что если исключить постоянный приток импульсов от органов чувств в кору больших полушарий, то наступает сон. Ученый исследовал также и воздействия монотонных раздражителей, многократно повторяя легкие прикосновения к коже бедра задней лапы. Они практически всегда усыпляли животных, и это дало исследователю право полагать, что сон представляет собой широко распространившееся по коре больших полушарий условное торможение, которое призвано защищать мозг собак от чрезмерно частых повторений какого-либо раздражения.

Следующим шагом на пути преодоления тайн сна стало появление метода электроэнцефалографии (ЭЭГ). В 1905 году немецкий физиолог Ганс Бергер впервые зарегистрировал у человека, находящегося в спокойном состоянии с закрытыми глазами, синусоидальные колебания электрического потенциала с частотой 8−11 Гц, наиболее выраженные в затылочных областях головного мозга. Эти колебания получили название альфа-ритма.

В 1930 годах ситуация еще немного прояснилась: ученые, перерезав ствол мозга кошки на уровне среднего мозга, вызвали у животного кому — состояние, подобное сну. При этом на кошачьем ЭЭГ наблюдались медленные электрические колебания, которые позднее получили название «сонные веретена» (рисунок напоминал перевернутое набок веретено). Когда же мозг перерезали на уровне первых шейных сегментов, отделяя спинной мозг от головного, удалось получить так называемый препарат бодрствующего мозга: кошка следила глазами за движущимися перед ней объектами, а ЭЭГ показывала колебания с частотой 14−30 Гц (бета-ритм). Стало ясно, что в мозгу животных есть разные структуры — ответственные за засыпание и ответственные за пробуждение.

Центр бодрости

Структуры мозгового ствола кошки, отвечающие за состояние бодрствования, описали еще в конце XIX века Владимир Бехтерев и Сантьяго Рамон-и-Кахаль, которые увидели рассеянное скопление нейронов, пронизанное нервными волокнами, в середине ствола мозга. А вот зачем нужна эта формация, итальянский нейробиолог Джузеппе Моруцци и американский нейролог Хорас Мэгун установили только во второй половине ХХ века. Они назвали эту структуру ретикулярной формацией («ретикула» на латыни означает «сеть»). Именно в мозговом стволе располагаются ядра, которые концентрируют в себе все импульсы от чувствительных рецепторов, идущие в мозг. Длинные отростки (аксоны) нейронов ретикулярной формации соединены с корой больших полушарий и с нейронами спинного мозга. В саму ретикулярную формацию также идут нервные волокна от коры и от спинного мозга, так что образуется сложная система с обратной связью. Сигналы от ретикулярной формации (ретикулярный разряд) запускают механизмы бодрствования в коре головного мозга, а кора в свою очередь управляет состоянием ретикулярной формации.

Ларец со сном

В 1990 году на экраны вышел фильм «Пробуждение», снятый по одноименной книге мемуаров известного психиатра Оливера Сакса. Он рассказывает о странной группе из 80 пожилых пациентов, вот уже более 40 лет страдающих от неизвестной болезни, напоминающей аутизм или болезнь Паркинсона. Пациенты Сакса были последними остававшимися в живых жертвами загадочной эпидемии, внезапно начавшейся в Европе зимой 1916−1917 годов, перекинувшейся затем на весь мир и унесшей в период после Первой мировой войны жизни 5 млн человек. Заболевшие погружались во внезапную апатию и страдали от высокой температуры, нарушений зрения и галлюцинаций. Затем болезнь переходила в хроническую форму и сопровождалась огромным количеством разнообразных клинических проявлений. Но у всех форм была одна общая черта — расстройство сна. Этот факт показался интересным венскому неврологу барону Константину фон Экономо. Он обнаружил, что одни больные спят слишком много, неделями, месяцами, просыпаясь лишь для того, чтобы попить и поесть, тогда как другие полностью теряли сон. На вскрытиях ученый обнаруживал похожую анатомическую картину: на определенном участке промежуточного мозга у пациентов наблюдалась массовое отмирание нервных клеток.

Этот участок мозга называется гипоталамусом, так как расположен под таламусом — областью мозга, перераспределяющей сигналы от органов чувств. Если бы мы могли вставить указательный палец прямо в голову на уровне переносицы, то уперлись бы именно в ту ямку, где он разместился, — «турецкое седло». Гипоталамус — один из важнейших центров, управляющих вегетативной нервной системой, регулирует, в частности, температуру тела, кровяное давление, аппетит, сексуальную потребность и жажду. Всего этого Экономо, разумеется, не знал. Однако он заподозрил, что здесь должен находиться центр, управляющий сном. «Видимо, — заключил исследователь, — эти клетки делают что-то, благодаря чему мы засыпаем».

Сейчас благодаря исследованиям Клифорда Сейпера из Гарвардского университета в Бостоне стало известно, что в гипоталамусе действительно есть специальный участок, который активизируется при засыпании, — вентролатеральная преоптическая область (ВЛПО). Аксоны нейронов из ВЛПО идут вниз, в области, которые поддерживают бодрствование. И наоборот, чтобы не дать нам заснуть, центру бодрости нужно иметь связь с гипоталамусом, так что нервные волокна идут и снизу вверх.

Сейпер и его коллеги сделали следующий вывод: клетки в передней части гипоталамуса представляют собой центр засыпания, который с помощью своих аксонов подавляет центры бодрствования в стволе мозга, включающем средний мозг и мост мозга. Этот процесс в конечном счете приводит к засыпанию. «Возможно, это и есть ключ ко всему механизму, который через гипоталамус управляет состоянием сна и бодрствования», — писал невролог. Так в 2005 году появилась современная концепция сна, которую Сейпер опубликовал в своей статье в журнале Nature. Согласно этой концепции, вся «сонная система» представляет собой сеть из нескольких взаимосвязанных между собой узлов, переключающихся особым образом в определенные моменты времени и регулирующих сон и бодрствование.

Мозговое противоборство

Первая часть общей системы «сон-бодрствование» — тормозящая система. Это ВЛПО в переднем гипоталамусе, от которой к системе бодрствования направляется волна торможения, и это приводит к переводу мозга в «спящий режим». С точки зрения биохимии главной «тормозной жидкостью» системы является гамма-аминомасляная кислота (ГАМК). Воздействуя на специальные рецепторы, она подавляет активность нейронов. ГАМК-рецепторы — это канал в мембране клетки, окруженный большими белковыми молекулами, которые могут менять свою пространственную структуру (условно говоря, «разворачиваться» или «сворачиваться»). При связывании ГАМК с рецепторами просвет канала увеличивается, через него проходит больше ионов хлора, что приводит к снижению электропроводимости мембраны клетки — делает ее менее чувствительной к электрическим воздействиям. А это приводит к угнетению импульсной активности — клетка «снижает обороты» с резвого «галопа» до спокойного «шага».

Вторая часть системы — это система возбуждения, которая базируется на восьми нервных узлах, образующих два параллельных пучка. По ним волны возбуждения проводятся к коре больших полушарий. Один пучок начинается в ретикулярной формации (это ствол головного мозга), другой — в так называемом синем пятне (Locus coeruleus). Находящиеся здесь клетки вырабатывают бóльшую часть всего имеющегося в мозге возбуждающего нейромедиатора норадреналина. Область отвечает за возникновение страха и паники, а также за значительную часть нашего возбуждения.

Есть и другие нейромедиаторы (дофамин, серотонин и другие), но они связаны с иными процессами в мозгу. Тем не менее существует еще один специфический сонный нейромедиатор. В боковом (латеральном) гипоталамусе находится несколько десятков тысяч нервных клеток, вырабатывающих особый нейромедиатор орексин (гипокретин). Это вещество биохимики выделили только в 1998 году. Если орексина слишком мало или если в мозгу не хватает соответствующих ему молекул-рецепторов, возникает редкая болезнь — нарколепсия, которая характеризуется внезапными приступами сонливости и засыпания.

Почему человек спит?Почему человек спит?

День, ночь — сутки прочь

Однако это только часть механизма сна. Как и вся живая природа, люди живут в соответствии с собственными внутренними ритмами, которые завязаны на циклы смены дня и ночи. Есть время, когда человек предрасположен ко сну, а есть время для активной работы. У организма есть «биологические часы» — мелатонинергическая система. Главные игроки в ней — супрахиазмальные ядра гипоталамуса и шишковидное тело (эпифиз), находящиеся в промежуточном отделе мозга.

Когда на сетчатку глаза попадает свет, информация об этом идет в супрахиазмальные ядра гипоталамуса (малые часы), и потом, пройдя длинный путь, попадает в шишковидное тело, или так называемый третий глаз, который служит очень многим животным, к примеру рептилиям и птицам, детектором уровня освещенности. У человека в процессе эволюции большие полушария мозга значительно увеличились, закрыв эпифиз, и он потерял связь со светом. Пришлось природе «придумывать» весь этот сложный и существующий ныне путь регуляции синтеза «сонного» гормона.

В эпифизе производится мелатонин — гормон ночи и темноты. Когда вечером снижается уровень освещенности, начинается выработка мелатонина, передающего клеткам сигнал об «окончании рабочего дня». Основная его функция — тормозное воздействие на супрахиазмальные ядра, через которые осуществляется активация систем бодрствования.

Этот процесс можно сравнить с работой термостата, поддерживающего в холодильнике определенную температуру. Чем дольше мы живем активной жизнью, тем с большей силой центр засыпания испытывает потребность щелкнуть переключателем на сон. Чем дольше мы спим, тем меньше потребность в сне, так что в какой-то момент система бодрствования берет верх, и мы просыпаемся и чувствуем, что выспались. Такая модель регуляции называется двухфакторной, и разработал ее в 1982 году заведующий отделением психофармакологии и сомнологии Цюрихского университета Александр Борбели. Согласно ей наша потребность в сне в определенный момент времени есть результат взаимодействия хронобиологических и гомеостатических (поддерживающих внутреннее равновесие) факторов. Эти компоненты ученый назвал процессом S и процессом С. Процесс S — гомеостатическая составляющая потребности в сне, а процесс С — влияние внутренних часов, главная задача которых — оставить для долгого сна именно ночь.

Начало и продолжительность сна регулируются сложными физиологическими процессами, среди которых выделяют два основных — гомеостатическая потребность во сне (так называемый процесс S, <i>стрелки вниз</i>) и внутренние часы (процесс С, <i>стрелки вверх</i> на рисунке). <i>Желтой линией</i> показана «сумма» этих двух процессов

«Процесс S, напротив, напоминает песочные часы, — говорит Борбели. — Во время бодрствования песок пересыпается сверху в нижний сосуд, при засыпании часы переворачиваются». Поэтому для ощущения хорошего отдыха важно не только то, сколько времени подряд мы проспали, но и то, сколько времени мы потратили в течение дня, чтобы сформировать составляющую S. А это имеет неплохое практическое применение, известное многим: если вы знаете, что в ближайшую ночь вам не удастся выспаться, можно попробовать поспать заранее в середине предыдущего дня. И тогда вы будете чувствовать себя намного лучше.

И это только поверхностный взгляд на систему, ответственную за сон. Как говорит сомнолог из Регенсбурга Юрген Цулли, «сон — это не покой, это другое бодрствование».

Сеть регуляции сна функционирует как триггер без промежуточных положений. Такой механизм возможен благодаря взаимной блокировке центров засыпания и пробуждения. Как только одна из сторон получает преимущество, вся система моментально переходит в противоположное состояние. Чтобы она не переключалась поминутно туда-обратно, орексин возбуждает все центры бодрствования, не подавляя при этом центр сна. Этот небольшой дисбаланс осложняет переключение как раз настолько, чтобы мы относительно редко переходили от сна к бодрствованию и наоборот. Для перехода ко сну необходимо, чтобы система возбуждения ослабла, а активность центра сна усилилась. Этот медленный процесс знаком каждому как постепенно нарастающее утомление.

Рассел Фостер: Почему мы спим?

Сегодня я хотел бы поговорить об одной из моих любимых тем — о неврологии сна.

Этот звук — (Будильник) — ах, работает — этот звук ужасно, ужасно знаком большинству из нас. Конечно, это звук будильника. Этот чудовищный, отвратительный звук останавливает наиважнейший поведенческий опыт, который у нас есть, — наш сон. Если вы — среднестатический человек, 36% своей жизни вы проводите во сне. Это значит, если вы доживаете до 90 лет, 32 года будут потрачены на сон.

Эти 32 года говорят нам о том, что сон на каком-то уровне важен. При этом большинство из нас особо не задумывается о сне. Мы отказываемся от него. Мы просто не думаем о сне. Сегодня я собираюсь изменить ваши взгляды, изменить ваши представления и мнения о сне. И путешествие, в которое я хочу вас взять, надо начать с возвращения в прошлое.

«Наслаждайся медовой росой дремоты». Догадаетесь, кто это сказал? Юлий Цезарь Шекспира. Да, позвольте привести еще пару цитат. «О сон, о милый сон! Хранитель наш, чем я тебя вспугнул?» Опять Шекспир, не скажу откуда, шотландская пьеса. В то же время: «Сон, словно золотая цепь, соединяющая здоровье и наше тело». Невероятно поэтично, Томас Деккер, еще один елизаветинский драматург.

Но если мы перепрыгнем на 400 лет вперед, настроения по поводу сна несколько меняются. Это Томас Эдисон, начало 20-го века. «Сон — это преступная трата времени, наследие наших пещерных времен». Бах. Если мы обратимся к 1980 году, кто-то из вас может вспомнить, как Маргарет Тэтчер приписывали слова: «Сон для тряпок». И, конечно, тот одиозный — как его звали? — как сказал одиозный Гордон Гекко из «Уолл-Стрит»: «Деньги никогда не спят».

Что мы сделали со сном в ХХ-ом веке? Конечно, мы используем лампочку Эдисона, чтобы завоевать ночь, чтобы оккупировать темноту, и в процессе этой оккупации мы относились ко сну почти как к заболеванию. Мы относились к нему как к врагу. В лучшем случае, мне кажется, мы соглашаемся с необходимостью сна, в худшем, возможно, многие из нас считают сон заболеванием, которое необходимо вылечить. Наше невежество по поводу сна на самом деле достаточно велико.

Почему? Почему мы отказываемся от сна в наших мыслях? Потому что вы ничего не делаете, пока спите, как кажется. Вы не едите. Вы не пьете. Не занимаетесь сексом. Большинство из нас по крайней мере. Из это следует — простите — что это пустая трата времени, верно? Неверно. На самом деле сон — это невероятно важная часть нашей биологии, и неврологи начинают объяснять, почему он так важен. Давайте обратимся к мозгу.

Вот у нас есть мозг. Его пожертвовал один социолог, сказавший, что не знает, что это такое и как это использовать, так что — простите — так что я взял его. Не думаю, что они заметили. Хорошо.

Я хочу сказать, что, когда вы погружаетесь в сон, эта штука не отключается. На самом деле некоторые области мозга становятся более активными во время сна, чем во время бодрствования. Еще одна очень важная вещь о сне: его вызывает не какая-то конкретная структура в мозге, а в какой-то степени сам организм. Если мы перевернем мозг — мне нравится вот этот фрагмент спинного мозга — мы увидим гипоталамус, а под ним множество интересных структур, и не последняя из них — биологические часы. Биологические часы говорят нам, когда надо бодрствовать и когда надо спать. Эта структура взаимодействует с множеством остальных областей гипоталамуса, латеральным гипоталамусом, вентролатеральным предоптическим ядром. Все они связаны между собой, все они посылают проекции вниз к стволу мозга. Затем он передает сигнал дальше, воздействуя на кору мозга, вот эту удивительную морщинистую штуку, вместе с нейромедиаторами, которые поддерживают нас в состоянии бодрствования и обеспечивают работу нашего сознания. Сон приходит в результате множества различных взаимодействий в мозге. По сути дела, сон приходит и уходит в результате ряда взаимодействий именно здесь.

Итак. К чему мы идем? Мы сказали, что сон сложен и занимает 32 года нашей жизни. Но что я не объяснил, так это для чего он нужен. Почему мы спим? Вас, конечно, не удивит, что у нас, ученых, нет единой точки зрения. Существуют десятки различных идей по поводу того, почему мы спим, я собираюсь выделить среди них три.

Первая идея — это идея восстановления, в какой-то мере она интуитивна. Все, что мы потратили за день, мы восстанавливаем, заменяем, заполняем за ночь. В качестве объяснения эта идея идет от Аристотеля, так что ей больше 2 300 лет. Она входила и выходила из моды. Это модно сейчас, потому что выяснилось, что в мозгу множество генов включаются в работу только во время сна, эти гены ассоциируются с восстановлением и каналами метаболического обмена. Так что есть хорошие доказательства этой гипотезы.

Как на счет энергосбережения? Опять же, скорее интуитивная идея. Вы спите, чтобы сохранить калории. Когда вы занимаетесь расчетами, это не особо чувствуется. Если взять человека, который проспал всю ночь, или бодрствовал, но при этом не перемещался, сон сэкономит ему около 110 калорий. Это равно одной булке хот-дога. Я могу сказать, что хот-дог — это довольно скудное возмещения для такого сложного и энергоемкого процесса как сон. Так что я меньше доверяю идее энергосбережения.

Но третья идея меня очень привлекает — это обработка данных мозга и консолидация памяти. Мы выяснили, что после того, как вы попытались выучить задание, и вы привыкли пренебрегать сном, способность выучить задание разрушается. Она действительно сильно ослабляется. Так что сон и укрепление памяти также очень важны. Однако это не только формирование воспоминаний для дальнейшего воспроизведения. Что действительно удивительно, наша способность приходить к решениям сложных проблем значительно улучшается от ночного сна. Ученые подсчитали, что она дает тройное преимущество. Ночной сон улучшает наши творческие способности. В это время происходит то, что в мозге те нервные и синаптические связи, которые важны, связываются и усиливаются, в то время как те, которые менее важны, затухают и теряют значимость.

Итак, у нас есть три объяснения того, почему мы спим. Я думаю, важно понимать, что детали могут варьироваться, и, вероятно, мы спим по целому ряду причин. Но сон это не привилегия. Это не та вещь, к которой можно относиться небрежно. Мне кажется, ко сну стали относиться, словно к повышению класса от «эконом» до «бизнес», если можно так сказать. Это даже не повышение до первого класса от «эконом». Важно понимать, что, если вы не спите, вы не летаете. Вы просто никогда не попадете на самолёт. Удивительно в нашем современном обществе то, что нам всем ужасно не хватает сна.

Давайте обратимся к потере сна. Огромная часть общества лишена сна, давайте взглянем на наш измеритель уровня сна. Данные говорят, что в 50-е большинство из нас получало около 8 часов сна за ночь. Сегодня мы спим на полтора-два часа меньше каждую ночь, так что мы в команде «шесть с половиной часов каждую ночь». С подростками ситуация еще хуже. Для полноценной работы мозга им необходимо девять часов сна, многие из них во время учебы получают только пять часов сна. Этого просто недостаточно. Теперь обратимся к другим членам общества, пожилым людям. Если вы пожилой, ваша способность продолжительно спать несколько ослаблена, многие спят, опять же, меньше 5 часов за ночь. Ночная рабочая смена. Работа по сменам исключительна, пожалуй, это только 20% рабочего населения, и биологически часы не подстраиваются под нужды тех, кто работает ночью. Они живут по тем же циклам свет-темнота, как и большинство из нас. Когда несчастный работник ночной смены идет домой, чтобы постараться поспать днем, ужасно уставший, биологические часы говорят: «Подъем. В это время надо бодрствовать». Качество сна, который вы получаете как работник ночной смены, обычно очень низкое, опять же это около 5 часов сна. Конечно, десятки миллионов людей страдают от смены часовых поясов. Кто страдает он смены часовых поясов? Вот это да, потрясающе. Спасибо вам большое, что вы не заснули, потому что именно это нужно вашему мозгу.

Одна из вещей, которыми занимается мозг, – это микросон. Это непроизвольные засыпания, и вы не можете их существенно контролировать. Микросны могут привести к неловкости, но также могут привести и к смерти. Было подсчитано, что 31% водителей заснут за рулем как минимум один раз в жизни, в США статистика ошеломляет: 100 000 аварий на трассах произошли по причине усталости, потери бдительности и засыпания. Сто тысяч в год. Это невероятно. На другом уровне ужасов мы обращаемся к чудовищной аварии на Чернобыле и на космическом шатле Challenger, который мы так трагически потеряли. Расследования произошедшего показали, что неверная оценка ситуации в результате ночных смен, потери бдительности и усталость были не последней причиной этих бедствий.

Когда вы устали, когда вам не хватает сна, у вас ослабляется память и творческий потенциал, повышается импульсивность, и в целом оценка ситуации ухудшается. Но, друзья мои, на самом деле все еще хуже.

Если ваш мозг устал, он сильно хочет заполучить что-либо, чтобы проснуться. Наркотики, стимуляторы. Кофеин представляет стимулятор номер один во всем западном мире. Большую часть дня мы работаем на кофеине, и если вы еще и капризны, то на никотине. Конечно, когда вы подстегиваете режим бодрствования такими стимуляторами, в 11 часов вечера мозг говорит себе: «На самом деле, мне надо уснуть в скором времени. Что же мне делать, если я излишне возбужден?» Конечно, так вы прибегаете к алкоголю. Алкоголь, ненадолго, один-два раза, чтобы несколько успокоить вас, может быть полезен. Он действительно может облегчить процесс засыпания. Но вы должны понимать, что алкоголь обеспечивает не сон, а биологическую имитацию сна. Он успокаивает вас. Так что на самом деле он приносит вред некоторым нейронным процессам, которые происходят во время консолидации и восстановления памяти. Так что это кратковременное точечное средство, только ради Бога, не пристраститесь к алкоголю как к средству для засыпания каждую ночь.

Недостаток сна также связан с набором веса. Если каждую ночь вы спите пять часов и менее, есть 50%-я вероятность предрасположенности к ожирению. Какая связь? Предполагается, что недостаток сна повышает уровень выработки грелина, гормона голода. Грелин вырабатывается. Попадает в мозг. Мозг говорит: «Мне нужны углеводы». И тогда он начинает требовать углеводы и в особенности сахар. Так что существует связь между усталостью и метаболической предрасположенностью к набору веса.

Стресс. Усталые люди очень подвержены стрессу. Одно из последствий стресса, конечно, — ухудшение памяти, о чем я совсем недавно упоминал. Но стресс — это гораздо больше. Если у вас внезапный стресс, не сильно страшно, но если стресс постоянный, вызывающий потерю сна, тогда это страшно. Постоянный стресс ведет к ослаблению иммунитета, усталые люди более склонны ко всем инфекциям. Есть очень хорошие исследования, показывающие, что работники ночной смены более подвержены заболеванию раком. Повышенный уровень стресса выбрасывает глюкозу в кровь. Глюкоза начинает доминировать в сосудистой системе, и по сути вы получаете непереносимость глюкозы. То есть диабет второго типа. Из-за стресса повышается уровень сердечно-сосудистых заболеваний как результат повышенного давления. Существует целый ряд вещей, связанных с недостатком сна, более серьезные, чем небольшие нарушения мозговой деятельности, с чем связывают большинство людей недостаток сна.

В этом месте выступления хорошо было бы поинтересоваться, как вы считаете, в целом вы получаете достаточно сна? Давайте быстро поднимем руки. Кто чувствует, что получает достаточно сна? Ого. Это впечатляет. Хорошо. Мы поговорим об этом позже, о том, какие у вас приемы.

Большинство из вас, конечно, задаются вопросом: «Как мне понять, получаю ли я достаточно сна?» Это не аэрокосмическая динамика. Если вам нужен будильник, чтобы утром встать с постели, если вы долго не можете себя поднять, если вам нужны стимуляторы, если вы сварливы, если вы раздражительны, если ваши коллеги говорят, что вы выглядите уставшими и раздраженными, то, вероятно, у вас недостаток сна. Послушайте их. Послушайте себя.

Что вам делать? Что ж — это может показаться обидным — сон для чайников: превратите вашу спальню в рай для сна. Прежде всего, необходимо сделать ее как можно темнее и немного прохладной. Очень важно. Уменьшите количество света как минимум за полчаса до сна. Свет повышает уровень бдительности и ведет к отсрочке сна. Что делает большинство из нас перед сном? Мы стоим в сильно освещенной ванной, смотрим в зеркало и чистим зубы. Это самое худшее из того, что мы можем сделать перед сном. Отключите мобильные. Выключите компьютеры. Отключите все те вещи, которые могут взволновать мозг. Постарайтесь поздно не пить кофе, лучше всего не пить его после обеда. Мы поговорили об уменьшении освещения перед сном, но свет утром — это очень хороший способ настроить свои биологические часы на цикл день-ночь. Ищите свет по утрам. В основном, слушайте себя. Успокойтесь. Занимайтесь теми вещами, которые вас расслабляют, которые создают медовую росу дремоты.

Итак. Это факты. Как насчет мифов?

Подростки ленивые. Нет. Бедняги. У них биологическая предрасположенность поздно ложиться и поздно вставать, так что пожалейте их.

Нам необходимо восемь часов сна за ночь. В среднем. Кому-то надо больше. Кому-то — меньше. Вам надо прислушиваться к своему организму. Вам надо столько или больше? Все так просто.

Пожилым людям нужно меньше сна. Неправда. Потребности во сне с возрастом не снижаются. Сон разрушается и становится менее крепким, но потребности в нем не снижаются.

Четвертый миф говорит о том, что кто рано ложится и рано встает, здоровье, богатство и ум наживет. Это неправда на очень многих уровнях. Нет данных о том, что рано просыпаясь и рано отправляясь спать, вы вообще повысите благосостояние. Разницы в социально-экономическом статусе нет. По моему опыту, разница между жаворонками и совами только в том, что те, кто встает рано утром, ужасные задаваки.

Напоследок, в эти последние минуты, я хочу сменить тему и поговорить о некоторых совершенно новых, выдающихся исследованиях нейробиологии, о связи психического здоровья, психических заболеваний и нарушений сна. Уже 130 лет как известно, что серьезные психические заболевания всегда сопровождаются нарушениями сна, но этот факт повсеместно игнорируется. В 1970-х годах, когда люди снова об этом вспомнили, они заявляли: «Конечно, пациенты страдают нарушениями сна при шизофрении, потому что они принимают нейролептики. Нейролептические препараты вызывают проблемы со сном». Так был проигнорирован тот факт, что за сто лет до этого нарушения сна диагностировались раньше, чем начинался прием нейролептиков.

Что происходит в итоге? Множество групп, некоторые группы ученых изучают такие состояния, как депрессия, шизофрения и БАР [биполярное аффективное расстройство], и то, что происходит при этом с точки зрения нарушений сна. Мы провели большое исследование по шизофрении в прошлом году, данные были невероятными. Лица, страдающие шизофренией, по большей части бодрствовали в течение ночи и спали в течение дня. Другие группы вообще не показали зависимости от 24-часового цикла. Их сон был полностью разрушен. Некоторые не могли регулировать свой сон в зависимости от цикла день-ночь. Каждый раз они просыпались позже, и позже, и позже. Сон был разрушен.

Что происходит? Действительно невероятные новости состоят в том, что психические заболевания и сон не просто находятся в зависимости, они физически связаны между собой в мозге. Нейронные сети располагают вас к нормальному сну, дают вам нормальный сон, и те, которые дают вам психическое здоровье, накладываются друг на друга. Как это доказать? Была доказана важность генетики в вопросе нормального сна. Когда имеются мутации, изменения, появляется предрасположенность к психическим заболеваниям. В прошлом году мы опубликовали исследование: гены, связанные с шизофренией, при мутациях также разрушают сон. Мы получили доказательство прямой связи этих двух систем.

За этим исследованием последовала другая работа. Во-первых, нарушения сна предшествуют некоторым видам психических расстройств. Мы доказали, что молодые люди, которые находятся в высокой зоне риска заболевания БАР, страдают нарушениями сна еще до клинического диагноза БАР. Еще мы получили данные, что нарушения сна могут также усугубить, ухудшить состояние психического заболевания. Мой коллега Дэн Фриман использовал ряд веществ, чтобы стабилизировать сон и снизить степень паранойи этих людей на 50%.

Итак, что нам делать? В связи с этим вопросом у нас есть потрясающие выводы. Если говорить о нейробиологии, понимая работу этих двух систем, мы действительно начинаем разбираться, как сон и психические заболевания появляются и регулируются в мозге. Во-вторых, если мы будем рассматривать сон и нарушения сна как ранние тревожные симптомы, тогда у нас появляется шанс вмешаться. Если мы будем знать, что эти люди уязвимы, раннее вмешательство становится возможным. В-третьих, мне кажется, это самое интересное, мы можем рассматривать центры сна в мозге как новые терапевтические объекты. Стабилизируя сон тех лиц, которые уязвимы, мы однозначно можем сделать их здоровее, но также и облегчить некоторые ужасные симптомы психического заболевания.

Позвольте мне закончить. Я начал с того, что попросил относиться ко сну серьезно. Наше отношение ко сну очень сильно отличается, начиная с доиндустриальной эпохи, когда мы были практически завернуты в одеяло. Мы интуитивно понимали важность сна. И это не какая-нибудь чепуха. Это прагматичное следствие хорошего здоровья. Хороший сон улучшает сосредоточенность, внимание решительность, творческую активность, общительность и здоровье. Сон снижает подверженность смене настроения, ваш стресс, раздражительность и импульсивность, склонность к алкоголю и наркотикам. В завершение я скажу, что понимание неврологии сна действительно сообщает нам о том, как стоит рассматривать некоторые психические заболевания, и позволяет найти новые способы лечения этих изнурительных состояний.

Джим Бутчер, писатель фэнтези, сказал: «Сон — это Бог. Идите и помолитесь». Я только могу порекомендовать вам сделать то же самое.

Перевод: Анастасия Гурова
Редактор: Ольга Дмитроченкова

Источник

психология сна, что происходит когда мы спим, почему люди спят.


Психология сна. Что происходит, когда мы спим? Почему люди спят?

Если предположить, что средняя продолжительность жизни человека составляет 67 лет, то в состоянии сна, он проведет 208 тысяч часов и это немного больше 20 лет в спящем состоянии — 33% всей жизни. Это при условии, что вы будете спать, 8 часов в сутки. Эти цифры приблизительны, но даже учитывая все неточности они впечатляют.
1/3 своей жизни мы жертвуем на сон, и для этого должны быть веские причины? Зачем люди столько спят, и что произойдет, если ( теоретически) мы откажемся от сна…

Что происходит, когда мы спим?

Существует всего 5 стадий сна. Что же происходит на каждом этапе:


Сон, как описано вначале, составляет значительную часть нашей жизни. Если вы посмотрите на изображение выше, вы можете увидеть циклы, через который проходит человек во время сна. В среднем человек завершает три цикла сна в одну ночь. Все зависит от состояния вашего собственного тела, количество циклов может варьироваться от одного до четырех или пяти.
Прежде чем объяснить, что происходит на каждом этапе, стоит, объяснить , как происходит процесс тестирования сна. Наблюдая за электрическими импульсами в головном мозге, можно определить, на какой стадии, находится человек во время сна. Пять различных этапов провоцируют различные мозговые волны. Важно понимать эти мозговые волны для того чтобы оценить, что происходит на каждом из этапов.

Рассмотрим следующую диаграмму:

Теперь подробнее:

Этап 0 – сонливость
Очень часто этот этап не включают в диаграммы. Это этап, когда человек все полностью осознает, но чувствует сонливость.

Этап 1 – очень легкий сон ( дремота) — состояние человека находящегося в плену Грёз, мечтаний. На этом этапе мысли находятся в блуждающем состоянии. Мозговые волны , состоят главным образом из тета волн, а иногда и альфа волн.

Этап 2 – легкий сон. На этой стадии мозговая активность меняется незначительно. Вершины волны становятся выше и немного больше случайных. Иногда происходят резкие и внезапные всплески активности которые называются (K-комплексы), именно они приводят к возникновению блестящих идей. . На 2 этапе Пульс замедляется и температура тела слегка понижается.

Этап 3 и 4 – это состояния глубокого сна и очень глубокого сна.
Мозговые волны во время этих этапов, намного выше но их частотность намного ниже. В стадии 3 около 25% от мозговых волн — это дельта волны (а остальную часть составляют тета волны). На 4 стадии разбудить кого-то, очень сложно , но если вам все же удастся разбудить несчастного, он будут очень раздражен и недоволен. На этой стадии, кровоток в мозге уменьшается, именно на этом этапе происходит восстановление организма и затраченной человеком энергии в течении дня.

этап 5 REM сон — это время ярких сновидений. На этом этапе тело человека парализовано. Мозговые волны состоят из бета волн, которые также присутствуют когда человек только просыпается. Мозг очень активен. Состояние характеризуется быстрыми движениями глаз, а иногда и мышечными судорогами. Если человек проснется на этом этапе, он с вероятностью в 100% сможет отчетливо рассказать о своих сновидениях.

Почему люди спят?
В психологии, существует ряд теорий относительно того, почему мы спим:
Нам нужно время, чтобы восстановиться и «перезагрузиться» сон это источник энергии.
Исследования показывают, что рост и развития происходит во время сна.
Сон необходим для объединения информации полученной человеком в течении дня. Без сна, мы не способны обрабатывать и запоминать нужное количество информации. Нам нужно спать, чтобы остаться в хорошем настроении. Без сна люди становятся раздражительными и неадекватными .

Что произойдет, если мы не будем спать?
Изучая психологию сна, с помощью крыс, учёными было обнаружено, что нехватка сна фактически может привести к летальному исходу. Но, если за подопытного взять человека, то у него сперва замедлится речь и реакция , после он прекратит реагировать на любые эмоциональные стимулы. Если же человек лишен сна, очень долго, он будут погружён в «микро сон», состояние , при котором мозг отключается на 5-10 секунд, а затем » включается снова «. Это очень опасно, и если у человека, острая нехватка сна, могут начаться галлюцинации. Мозг отчаянно будет пытается войти в состояние сна. В конечном итоге человек может не выжить…

Спите спокойно и приятных вам сновидений!

читайте продолжение: Психология сна, сны и сновидения, теории сна.

источник для написания статьи:Психология сна. Что происходит, когда мы спим? Почему люди спят?( интернет.)

«Я понял, что многие комфортные вещи портят нам сон». Обзор книги «Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях»

Уче­ные про­дол­жа­ют ис­сле­до­вать ме­ха­низ­мы сна и его вли­я­ние на ор­га­низм и пси­хи­ку че­ло­ве­ка. В кни­ге «За­чем мы спим. На­у­ка о сне и сно­ви­де­ни­ях» нев­ро­лог и уче­ный Мэттью Уо­л­кер раз­мыш­ля­ет на тему по­след­них ис­сле­до­ва­ний это­го фе­но­ме­на: кто та­кая «бес­сон­ная эли­та», как ра­бо­та­ет ноч­ная те­ра­пия сно­ви­де­ний и мож­но ли их кон­тро­ли­ро­вать. Тех­ни­че­ский ди­рек­тор «Мела» и «Цеха» Ми­ха­ил Ел­фи­мов в по­пыт­ке нор­ма­ли­зо­вать свой гра­фик про­чи­тал эту кни­гу, а по­сле — пе­ре­ска­зал са­мые ин­те­рес­ные ее мо­мен­ты.

Вы бу­де­те сме­ять­ся, но ко­гда я на­чал чи­тать кни­гу, вдруг по­нял, что со­вер­шен­но при­вык боль­шин­ство дней крайне пло­хо вы­сы­пать­ся. Уже и не пом­ню, ко­гда проснул­ся бод­рым, при­е­хал в офис и да­вай ра­бо­тать. Я ре­шил по­про­бо­вать сле­до­вать ре­ко­мен­да­ци­ям кни­ги, в част­но­сти ста­биль­но ло­жить­ся спать до часу ночи (а не как обыч­но — око­ло 3:00), не упо­треб­лять ко­фе­ин по­сле при­мер­но 16:00, ис­хо­дя из пе­ри­о­да по­лу­вы­ве­де­ния 5-7 ча­сов (обыч­но фи­га­чу чай или кофе весь день), ну и вста­вать как толь­ко проснул­ся (не под­да­вать­ся вот это­му «да за­чем мне во­об­ще вста­вать, жизнь гов­но»).

Спу­стя два ме­ся­ца я по­нял, что мно­гие ком­форт­ные вещи, ко­то­рые де­ла­ют нас счаст­ли­вы­ми, ока­зы­ва­ет­ся, пор­тят нам сон:

  • Весь день пить чай или кофе: ко­фе­ин бло­ки­ру­ет ре­цеп­то­ры аде­но­зи­на, ко­то­рый на­кап­ли­ва­ет­ся в ор­га­низ­ме в те­че­ние дня и по­том по­мо­га­ет за­снуть ве­че­ром.
  • Ту­пить в мо­ни­тор: си­ние от­тен­ки осо­бен­но сни­жа­ют вы­ра­бот­ку ме­ла­то­ни­на, ко­то­рый от­ве­ча­ет за цир­кад­ный ритм.
  • Пе­ред сном вы­пить бо­кал вина: ал­ко­голь уби­ва­ет быст­рую фазу сна, ко­то­рая в том чис­ле от­ве­ча­ет за пе­ре­нос ин­фор­ма­ции в дол­го­вре­мен­ную па­мять.
  • Спать под тёп­лым оде­я­лом: сни­жа­ет вы­ра­бот­ку ме­ла­то­ни­на.

Что дей­стви­тель­но по­мог­ло?

  • Ло­жить­ся в одно и то же вре­мя. Я уже не пом­ню, что­бы при­хо­дил на ра­бо­ту в пол­ном невме­но­зе. Со­сто­я­ние в те­че­ние дня ста­ло ста­биль­нее, ве­че­ром за­сы­паю быст­рее.
  • Эф­фект ко­фе­и­на (и са­ха­ра!) я чув­ствую, на­вер­ное, ко­гда пью что-то за 3-4 часа до сна. Дей­стви­тель­но вре­мя за­сы­па­ния уве­ли­чи­ва­ет­ся (хотя по ге­не­ти­че­ско­му те­сту у меня мед­лен­ный ме­та­бо­лизм ко­фе­и­на).
  • Удач­но, что я пе­ре­стал про­сы­пать­ся по бу­диль­ни­ку: те­перь я про­сто про­сы­па­юсь рань­ше и ста­ра­юсь сра­зу вста­вать. Бу­диль­ник зна­чи­тель­но раз­дра­жал.

При­ве­ду несколь­ко ци­тат из кни­ги «За­чем мы спим. Но­вая на­у­ка о сне и сно­ви­де­ни­ях»:

  • «<…> бодр­ство­ва­ние — это низ­ко­уров­не­вое по­вре­жде­ние моз­га, то­гда как сон — нев­ро­ло­ги­че­ское оздо­ров­ле­ние».
  • «Если вы по­чув­ству­е­те сон­ли­вость и за­сне­те, чи­тая эту кни­гу, в от­ли­чие от боль­шин­ства ав­то­ров я не рас­стро­юсь».
  • «Гли­аль­ные клет­ки рас­пре­де­ля­ют­ся по все­му моз­гу, рас­по­ла­га­ясь ря­дом с ней­ро­на­ми, ко­то­рые ге­не­ри­ру­ют моз­го­вые элек­три­че­ские им­пуль­сы. Точ­но так же, как лим­фа­ти­че­ская си­сте­ма вы­во­дит за­гряз­ня­ю­щие ве­ще­ства из ва­ше­го тела, глим­фа­ти­че­ская си­сте­ма со­би­ра­ет и уда­ля­ет опас­ные ме­та­бо­ли­че­ские при­ме­си, вы­ра­ба­ты­ва­е­мые в ходе на­пря­жен­ной ра­бо­ты, со­вер­ша­е­мой ней­ро­на­ми ва­ше­го моз­га, по­доб­но тому, как дей­ству­ет ко­ман­да под­держ­ки про­фес­си­о­наль­но­го спортс­ме­на. Несмот­ря на то что глим­фа­ти­че­ская си­сте­ма — ко­ман­да под­держ­ки — до­ста­точ­но ак­тив­на в те­че­ние дня, Недер­га­ард и ее кол­ле­ги об­на­ру­жи­ли, что имен­но во вре­мя сна эта ней­рон­ная са­ни­тар­ная об­ра­бот­ка дей­ству­ет с мак­си­маль­ной ак­тив­но­стью. В со­от­вет­ствии с рит­мом моз­го­вых волн глу­бо­ко­го сна во вре­мя этой фазы про­ис­хо­дит де­ся­ти-два­дца­ти­крат­ное уве­ли­че­ние вы­бро­сов из моз­га. В этой ноч­ной уси­лен­ной очист­ке глим­фа­ти­че­ская си­сте­ма вы­пол­ня­ет свою очи­ща­ю­щую ра­бо­ту с по­мо­щью спин­но­моз­го­вой жид­ко­сти, омы­ва­ю­щей мозг».

Для че­ло­ве­ка по­пасть под удар мол­нии бо­лее ре­аль­но, чем стать но­си­те­лем гена, ко­то­рый поз­во­лит ему без ущер­ба для здо­ро­вья спать по пять ча­сов в сут­ки

доктор Томас Рот

  • «<…> в ходе ис­сле­до­ва­ний мы вы­яви­ли груп­пу ин­ди­ви­ду­у­мов, ко­то­рым было до­ста­точ­но ше­сти ча­сов сна и ко­то­рые при этом де­мон­стри­ро­ва­ли ми­ни­маль­ное ухуд­ше­ние со­сто­я­ния, — если угод­но, бес­сон­ную эли­ту. Даже если этим лю­дям не огра­ни­чи­вать вре­мя сна, дать им мно­гие часы в ла­бо­ра­то­рии, без бу­диль­ни­ков и дру­гих сиг­на­лов, они все рав­но не бу­дут спать доль­ше. Воз­мож­но, объ­яс­не­ние это­го фе­но­ме­на ча­стич­но кро­ет­ся на ге­не­ти­че­ском уровне, а имен­но в му­та­ции гена BHLHE41. Уче­ные в на­сто­я­щее вре­мя пы­та­ют­ся по­нять, за что от­ве­ча­ет этот ген и как он при­да­ет ор­га­низ­му устой­чи­вость к та­ко­му неболь­шо­му ко­ли­че­ству сна. Ду­маю, что, узнав об этом, неко­то­рые чи­та­те­ли ре­шат, что от­но­сят­ся имен­но к та­кой груп­пе, но это очень, очень ма­ло­ве­ро­ят­но. Этот ген до­ста­точ­но ред­кий, и в мире на­счи­ты­ва­ет­ся лишь горст­ка лю­дей с по­доб­ной ано­ма­ли­ей. Что­бы под­кре­пить этот факт, я про­ци­ти­рую од­но­го из моих кол­лег док­то­ра То­ма­са Рота, ра­бо­та­ю­ще­го в дет­ройт­ской боль­ни­це Ген­ри Фор­да. В свое вре­мя он ска­зал: „Ко­ли­че­ство лю­дей, ко­то­рые мо­гут спать мень­ше пяти ча­сов без ка­ко­го-либо ухуд­ше­ния ра­бо­то­спо­соб­но­сти, вы­ра­жен­ное в про­цен­тах от об­ще­го чис­ла на­се­ле­ния и округ­лен­ное до це­ло­го, рав­но нулю“. Лишь доля про­цен­та лю­дей дей­стви­тель­но устой­чи­ва к хро­ни­че­ской нехват­ке сна на всех уров­нях функ­ци­о­ни­ро­ва­ния моз­га. Для че­ло­ве­ка по­пасть под удар мол­нии (при сред­ней про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни ве­ро­ят­ность рав­на 1/​​​​12 000) бо­лее ре­аль­но, чем стать но­си­те­лем гена, ко­то­рый поз­во­лит ему без ущер­ба для здо­ро­вья спать по пять ча­сов в сут­ки».
  • «<…> сно­ви­де­ние во вре­мя быст­ро­го сна есть фор­ма ноч­ной те­ра­пии. То есть сно­ви­де­ние во вре­мя быст­ро­го сна уда­ля­ет ядо­ви­тое жало слож­ных, даже трав­ма­ти­че­ских эмо­ци­о­наль­ных со­бы­тий про­шед­ше­го дня, а утром пред­ла­га­ет их эмо­ци­о­наль­ное раз­ре­ше­ние. Цен­траль­ное ме­сто в этой тео­рии за­ни­ма­ло уди­ви­тель­ное из­ме­не­ние хи­ми­че­ско­го кок­тей­ля че­ло­ве­че­ско­го моз­га, ко­то­рое про­ис­хо­дит во вре­мя быст­ро­го сна. Кон­цен­тра­ция но­рад­ре­на­ли­на — клю­че­во­го хи­ми­че­ско­го ве­ще­ства, свя­зан­но­го со стрес­сом, — пол­но­стью схо­дит на нет, ко­гда че­ло­век вхо­дит в со­сто­я­ние сна со сно­ви­де­ни­я­ми. На са­мом деле быст­рый сон — един­ствен­ный пе­ри­од в сут­ках, ко­гда в че­ло­ве­че­ском ор­га­низ­ме пре­кра­ща­ет­ся сек­ре­ция это­го ве­ще­ства. Но­рад­ре­на­лин, или нор­эпи­неф­рин, — моз­го­вой эк­ви­ва­лент уже из­вест­но­го вам хи­ми­че­ско­го ве­ще­ства — ад­ре­на­ли­на (эпи­неф­ри­на)».
  • «По­лу­чен­ные дан­ные поз­во­ли­ли пред­по­ло­жить, что во сне вполне ве­ро­ят­на об­ра­бот­ка вос­по­ми­на­ний, свя­зан­ных с эмо­ци­я­ми, и что ре­ак­ти­ва­ция эмо­ци­о­наль­ной па­мя­ти про­ис­хо­дит в усло­ви­ях пре­кра­ще­ния сек­ре­ции клю­че­во­го стрес­со­во­го ве­ще­ства. Я за­дал­ся во­про­сом: воз­мож­но ли, что мозг во вре­мя быст­ро­го сна пе­ре­ра­ба­ты­ва­ет гне­ту­щие вос­по­ми­на­ния и темы в этом ней­ро­хи­ми­че­ски спо­кой­ном (при низ­ком но­рад­ре­на­лине), „без­опас­ном“ окру­же­нии моз­га в со­сто­я­нии сно­ви­де­ния? <…> В се­рии пуб­ли­ка­ций, ко­то­рые я до сих пор пе­ре­чи­ты­ваю с вос­хи­ще­ни­ем, Кар­т­райт по­ве­да­ла пуб­ли­ке, что толь­ко те па­ци­ен­ты, ко­то­рые ви­де­ли сны о про­ис­хо­дя­щих со­бы­ти­ях, смог­ли че­рез год пол­но­стью из­ба­вить­ся от стрес­са и вы­здо­ро­веть, при­чем до­пол­ни­тель­ное ис­сле­до­ва­ние по­ка­за­ло пол­ное от­сут­ствие ка­ких-либо при­зна­ков де­прес­сии. Те па­ци­ен­ты, в чьих снах не от­ра­жа­лись му­чи­тель­ные пе­ре­жи­ва­ния, не смог­ли от­ре­шить­ся от пе­чаль­но­го со­бы­тия и оста­лись в де­прес­сив­ном со­сто­я­нии».

Во вре­мя осо­знан­но­го сно­ви­де­ния неко­то­рые ин­ди­ви­ды, осо­бен­но муж­чи­ны, мо­гут про­из­воль­но вво­дить себя в со­сто­я­ние ор­газ­ма

  • «Мы уже зна­ли, что у па­ци­ен­тов с ди­а­гно­зом ПТСР на­ру­шен быст­рый сон и по­вы­шен уро­вень но­рад­ре­на­ли­на, ко­то­рый уси­лен­но вы­ра­ба­ты­ва­ла их нерв­ная си­сте­ма. Ос­но­вы­ва­ясь на на­шей тео­рии ноч­ной те­ра­пии сно­ви­де­ний в фазе быст­ро­го сна и дан­ных, под­креп­ля­ю­щих эту тео­рию, я, при­ме­нив эту мо­дель к ПТСР, вы­дви­нул дру­гую со­пут­ству­ю­щую тео­рию. Со­глас­но этой тео­рии, раз­ви­тию ПТСР спо­соб­ству­ет чрез­вы­чай­но вы­со­кий уро­вень но­рад­ре­на­ли­на, ко­то­рый не поз­во­ля­ет па­ци­ен­там ви­деть сно­ви­де­ния в фазе быст­ро­го сна. В ре­зуль­та­те мозг па­ци­ен­тов не в со­сто­я­нии раз­де­лить вос­по­ми­на­ния о трав­ми­ру­ю­щем со­бы­тии и со­про­вож­да­ю­щие их эмо­ции, по­сколь­ку ней­ро­хи­ми­че­ская сре­да стрес­са слиш­ком на­сы­щен­на. <…> На кон­фе­рен­ции Рас­кинд пред­ста­вил но­вей­шие ре­зуль­та­ты сво­их на­блю­де­ний, ко­то­рые его оза­да­чи­ва­ли. В сво­ей кли­ни­ке Рас­кинд ле­чил па­ци­ен­тов, в ос­нов­ном во­ен­ных ве­те­ра­нов, с по­мо­щью празо­зи­на — пре­па­ра­та, сни­жа­ю­ще­го вы­со­кое кро­вя­ное дав­ле­ние. Это ле­кар­ство, по­ка­зав свою без­услов­ную эф­фек­тив­ность в сни­же­нии дав­ле­ния, неожи­дан­но об­на­ру­жи­ло до­пол­ни­тель­ный по­ло­жи­тель­ный эф­фект: его при­ме­не­ние со­кра­ти­ло ко­ли­че­ство по­вто­ря­ю­щих­ся кош­ма­ров у па­ци­ен­тов с ди­а­гно­зом ПТСР. <…> Ока­зы­ва­ет­ся, про­пи­сы­ва­е­мый Рас­кин­дом празо­зин не толь­ко сни­жал кро­вя­ное дав­ле­ние, но и — слу­чай­ный по­боч­ный эф­фект — по­дав­лял дей­ствие но­рад­ре­на­ли­на. По су­ще­ству, Рас­кинд, хотя и непред­на­ме­рен­но, вос­хи­ти­тель­ным об­ра­зом про­вел экс­пе­ри­мент, о ко­то­ром за­ду­мы­вал­ся и я. Сни­зив ано­маль­но вы­со­кую кон­цен­тра­цию но­рад­ре­на­ли­на, Рас­кинд со­здал ней­ро­хи­ми­че­ское усло­вие, ко­то­рое до это­го от­сут­ство­ва­ло в быст­ром сне па­ци­ен­тов с ПТСР. Празо­зин по­сте­пен­но сни­жал вред­но вы­со­кий при­лив но­рад­ре­на­ли­на, обес­пе­чи­вая этим па­ци­ен­там бо­лее здо­ро­вое ка­че­ство быст­ро­го сна. А вме­сте со здо­ро­вым быст­рым сном при­шло ослаб­ле­ние кли­ни­че­ских симп­то­мов, и что важ­нее все­го — со­кра­ще­ние по­вто­ря­ю­щих­ся ноч­ных кош­ма­ров».
  • «Уче­ные по­лу­чи­ли объ­ек­тив­ное, ос­но­ван­ное на дан­ных моз­га под­твер­жде­ние того, что че­ло­век в со­сто­я­нии осо­знан­но­го сно­ви­де­ния мо­жет кон­тро­ли­ро­вать, ко­гда и что он ви­дит во сне. Дру­гие ис­сле­до­ва­ния, впо­след­ствии ис­поль­зо­вав­шие ана­ло­гич­ные схе­мы ком­му­ни­ка­ции с по­мо­щью глаз, по­ка­за­ли, что во вре­мя осо­знан­но­го сно­ви­де­ния неко­то­рые ин­ди­ви­ды, осо­бен­но муж­чи­ны, мо­гут про­из­воль­но вво­дить себя в со­сто­я­ние ор­газ­ма, этот экс­пе­ри­мент объ­ек­тив­но под­твер­жда­ли опре­де­лен­ные фи­зио­ло­ги­че­ские дан­ные осо­бен­но сме­лых уче­ных».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *