Препараты иммуноонкология – В России появился первый иммуноонкологический препарат для лечения одного из наиболее агрессивных типов рака молочной железы — Национальная онкологическая программа

Препараты иммуноонкология – В России появился первый иммуноонкологический препарат для лечения одного из наиболее агрессивных типов рака молочной железы — Национальная онкологическая программа

Содержание

Иммуноонкология — Википедия

Иммуноонкология — раздел медицины, изучающий функции иммунной системы при онкологических заболеваниях. Терапевтическим направлением в рамках иммуноонкологии является иммунотерапия опухолей. Иммунотерапию опухолей принято разделять на активную, пассивную или гибридную. Иммунотерапия основана на том, что раковые клетки имеют на своей поверхности молекулы, которые могут быть распознаны рецепторами иммунной системы (антителами и/или клеточными рецепторами).

Активная иммунотерапия предполагает использование собственных иммунных клеток организма для борьбы с раковыми клетками. Пассивная иммунотерапия заключается во введении антител, лимфоцитов и цитокинов.

Антитела — молекулы иммунной системы, способные распознавать антигены на поверхности клеток. Антитела, способные связываться с раковыми антигенами, используются для лечения рака. Типичными мишенями для пассивной иммунотерапии рака являются молекулы CD20, CD274 и CD279. При связывании с раковым антигеном антитела вызывают гибель раковых клеток путём индукции антитело-зависимой клеточной цитотоксичности и активации системы комплемента. Кроме того, блокируя рецепторы раковых клеток, антитела препятствуют их взаимодействию с соответствующими лигандами, что также приводит к гибели клетки. Примерами таких антител являются алемтузумаб, ритуксимаб.

Активная иммунотерапия использует возможности иммунных клеток для уничтожения клеток-мишеней. Одним из подходов является выделение иммунных клеток из крови или из опухолевой ткани. Специфичные в отношении опухоли клетки затем культивируют и вводят обратно в организм пациента, после чего они атакуют опухоль. Клетки, которые могут использоваться в подобной терапии — естественные киллеры, цитотоксические Т-лимфоциты и дендритные клетки. Другим способом является воздействие на находящиеся в организме иммунные клетки. С этой целью применяют антитела к CTLA-4 (ипилимумаб) и PD-1 (ниволумаб, пембролизумаб), вследствие воздействия которых лимфоциты активируются и начинают уничтожать опухолевые клетки.

Интерлейкин-2 и интерферон-α — цитокины, которые могут улучшать противоопухолевый иммунный ответ. Интерферон-α используется в лечении волосатоклеточного лейкоза, саркомы Капоши, фолликулярной лимфомы, хронического миелоидного лейкоза и меланомы. Интерлейкин-2 используется для лечения меланомы и почечноклеточной карциномы.

Иммунотерапию для лечения рака стало возможным использовать после внедрения технологии производства моноклональных антител в 1975 году.

Клеточная иммунотерапия была внедрена в практику в конце 1980-х гг.[1]

В 1987 году была обнаружена молекула CTLA-4, предотвращающая атаку Т-лимфоцитов на опухолевые клетки. В 1996 году на мышиной модели было показано, что блокирование CTLA-4 антителами позволяет иммунным клеткам уничтожать опухоль.[2] В 1999 году биотехнологическая компания Medarex приобрела права на производство этого антитела. В 2010 году после покупки Medarex компания Bristol-Myers Squibb сообщила о продлении жизни пациентов с метастатической меланомой в среднем на 10 месяцев при применении антитела.

[2]

В начале 1990-х в умирающих Т-лимфоцитах была обнаружена молекула PD-1 («Programmed death 1» — «молекула запрограмиированной смерти 1»). Антитела, направленные на PD-1 способны приостановить гибель Т-лимфоцитов, которые могут атаковать опухоль. Эффективность лечения такими антителами была показана в 2008 году. В 2013 году сообщили, что такая терапия эффективна при лечении меланомы, рака почки и рака лёгкого.[2]

В 1997 году было впервые одобрено применение антитела ритуксимаб для лечения фолликулярной лимфомы. После этого для лечения рака было одобрено более 10 препаратов, среди которых алемтузумаб (2001), офатумумаб (2009), ипилимумаб (2011) и другие антитела.

В 2003 году внедрён способ лечения рака цитокинами.[3] Побочные эффекты, возникающие при внутривенном введении цитокинов[4] заставили предпринять попытки выделения клеток из человеческого организма, обработки их цитокинами и введения обратно[5].

Клеточная иммунотерапия с применением противораковой вакцины сипулейцел-Т была одобрена для лечения рака простаты в 2010 году.[6][7]

Также в 2010 году сообщено об успешной попытке лечения рака Т-лимфоцитами с химерным рецептором к раковому антигену (CAR-терапия). Этот способ лечения является примером персонализированного лечения, основанного на генетической модификации Т-лимфоцитов пациента.[2]

В середине 2016 года было одобрено применение ингибитора PD-L1 — атезолизумаба и двух ингибиторов PD-1 — ниволумаба и пембролизумаба.

Терапия дендритными клетками[править | править код]

Клетки крови инкубируются с раковым антигеном и активируются. Зрелые дендритные клетки затем возвращают в организм пациента.

Иммунотерапия дендритными клетками улучшает противоопухолевый иммунный ответ. В данном виде терапии дендритные клетки инкубируют с раковым антигеном, после чего активированные зрелые дендритные клетки возвращают в организм пациента, где они в свою очередь активируют Т-лимфоциты, способные уничтожать опухоль.[8].

Другим перспективным способом является вакцинация путём введения лизатов опухолевой ткани.[9]

Дендритные клетки также можно активировать in vivo, если заставить опухолевые клетки экспрессировать GM-CSF. Этого можно добиться путём генетической модификации опухолевых клеток. Другим способом активации дендритных клеток является использование антител к рецепторам на их поверхности. В качестве мишеней могут использоваться толл-подобные рецепторы — TLR3, TLR7, TLR8 и молекула CD40s.

[8]

Терапия конъюгированными антителами[править | править код]

В лечении антителами могу использоваться два типа антител:

  • обычные моноклональные антитела без дополнительных молекул;
  • конъюгированные моноклональные антитела, с которыми связывают молекулу, являющуюся цитотоксичной или радиоактивной. Антитело при этом способно связываться с опухолевой клеткой, а токсический компонент обеспечивает гибель клетки-мишени.
  1. Rosenberg S. A. Adoptive immunotherapy of cancer: accomplishments and prospects (англ.) // Cancer Treat Rep (англ.)русск. : journal. — 1984. — January (vol. 68, no. 1). — P. 233—55. — PMID 6362866.
  2. 1 2 3 4 Couzin-Frankel, J. Cancer Immunotherapy (англ.) // Science. — 2013. — 20 December (vol. 342, no. 6165). — P. 1432—1433. — DOI:10.1126/science.342.6165.1432.
  3. Yang Q., Hokland M. E., Bryant J. L., Zhang Y., Nannmark U., Watkins S. C., Goldfarb R. H., Herberman R. B., Basse P. H. Tumor-localization by adoptively transferred, interleukin-2-activated NK cells leads to destruction of well-established lung metastases (англ.) // Int. J. Cancer (англ.)русск. : journal. — 2003. — July (vol. 105, no. 4). — P. 512—9. — DOI:10.1002/ijc.11119. — PMID 12712443.
  4. Egawa K. Immuno-cell therapy of cancer in Japan (англ.) // Anticancer Res. (англ.)русск. : journal. — 2004. — Vol. 24, no. 5C. — P. 3321—6. — PMID 15515427.
  5. Li K., Li C. K., Chuen C. K., Tsang K. S., Fok T. F., James A. E., Lee S. M., Shing M. M., Chik K. W., Yuen P. M.
    Preclinical ex vivo expansion of G-CSF-mobilized peripheral blood stem cells: effects of serum-free media, cytokine combinations and chemotherapy (англ.) // Eur. J. Haematol. : journal. — 2005. — February (vol. 74, no. 2). — P. 128—35. — DOI:10.1111/j.1600-0609.2004.00343.x. — PMID 15654904.
  6. Strebhardt K., Ullrich A. Paul Ehrlich’s magic bullet concept: 100 years of progress (англ.) // Nature Reviews. Cancer : journal. — 2008. — June (vol. 8, no. 6). — P. 473—80. — DOI:10.1038/nrc2394. — PMID 18469827.
  7. Waldmann T. A. Immunotherapy: past, present and future (англ.) // Nature Medicine : journal. — 2003. — March (vol. 9, no. 3). — P. 269—77. — DOI:10.1038/nm0303-269. — PMID 12612576.
  8. 1 2
    Palucka K., Banchereau J. Dendritic-cell-based therapeutic cancer vaccines (англ.) // Immunity. — Cell Press (англ.)русск., 2013. — July (vol. 39, no. 1). — P. 38—48. — DOI:10.1016/j.immuni.2013.07.004. — PMID 23890062.
  9. Hirayama M., Nishimura Y. The present status and future prospects of peptide-based cancer vaccines (англ.) // International Immunology (англ.)русск. : journal. — 2016. — DOI:10.1093/intimm/dxw027. — PMID 27235694.

лечение при онкологии, виды, эффективность и побочные эффекты

Формирование новообразований злокачественного характера встречается практически у каждого третьего человека. Онкология занимает одно из первых мест в мире по диагностике. Учёные до сих пор находятся в поиске лучшего метода в лечении рака человеческих органов. Иммунотерапия – способ терапии онкологических заболеваний при помощи антител. Это новый метод, разработанный совместно учёными и врачами-практиками. Иммунотерапия качественно поменяла подход к прогнозу патологии у отдельных групп больных, предоставляя высокий шанс на полное выздоровление и возврат к прежней жизни.

Характеристика метода

Иммунитет остро реагирует на присутствие чужеродной клетки – организм начинает активно продуцировать антитела, уничтожающие болезнетворные микроорганизмы. Иммунная система у человека построена так, что способна бороться с присутствующими атипичными патогенами. Раковая опухоль формируется, когда клетка с изменённым ДНК хромосом начинает стремительно делиться. На начальном этапе больной патоген вырабатывает минимум токсина, что снижает результат распознавания иммунитетом опасных новообразований. На поздних стадиях болезни система не может справиться, что приводит к массовому распространению метастазов по организму.

Известны онкологические образования, которые продуцируют вещества, негативно влияющие на иммунную систему. Такие опухоли подавляют работу защитных функций организма, что приводит к резкому ухудшению самочувствия больного. В подобных случаях требуется помощь иммунной системе, чтобы организм начал борьбу с болезнью.

Иммунотерапия – это лечение, подразумевающее искусственное воздействие на иммунитет при помощи лекарственных препаратов. Принципы метода заключаются в стимуляции защитных функций или подавлении неспецифичных функций. При активизации естественной защиты организма применяют лекарственные средства, стимулирующие скрытые резервы для борьбы с болезнью. В избранных случаях иммунология требуется для подавления защитной деятельности, т.к. организм уничтожает здоровые клетки.

Иммунные клетки окружают раковуюИммунные клетки окружают раковую

Иммунные клетки окружают раковую

Иммунодиагностика – это современный способ терапии, направленный на стимулирование организма к самостоятельной борьбе с заболеваниями различного характера. Традиционная терапия направлена на устранение последствий патологии. При иммунотерапии направление лечебных действий воздействует на причину болезни, что увеличивает действенность лечения.

При использовании указанной терапии побочные проявления практически отсутствуют, что повышает преимущество над другими. Иммунный метод охотно применяется в онкологии, в лечении инфекционных патологий, аллергических реакций, эндометриоза и других. Клинические исследования пациентов показывают качественный резонанс терапевтических мероприятий, что положительно сказывается на продолжительности жизни.

Методы терапии, применяемые в онкологии

Иммунотерапия при онкологии помогает запустить естественные защитные функции организма. Это новый метод, разработанный учёными. Известен ряд методов терапии, которые часто применяются медицинскими центрами:

  • Специфическая иммунопрофилактика использует препараты, в составе которых содержатся раковые антигены. Это действенный метод в лечении онкологии. Применяют при комбинированном лечении рака. Аллерген специфическая иммунотерапия (АСИТ) запускает естественные резервы для борьбы с раковым новообразованием. Антигенспецифическая терапия использует препараты, которые содержат дендритные клетки. Назначение таких лекарств увеличивает устойчивость организма к образованию новой опухоли. При начальной стадии рака лёгких метод позволяет прожить больному более 5 лет в 25% всех случаев. При онкологии яичников 3-4 стадии удается продлить жизнь пациенту до 5 лет в 35%.
  • Неспецифические методы иммунотерапии применяют для лечения заболеваний инфекционного характера – брюшной тиф, дизентерия и другие. Против рака такие методы используются редко. Неспецифическая иммунотерапия при раке применяется только на начальных стадиях формирования. Одним из таких способов стало переливание крови – до 100-200 мл в день. Но одновременно присутствует опасность заражения гепатитом, ВИЧ-инфекцией или другими серьёзными патологиями. Для применения переливания должен быть весомый аргумент. Иногда вместо крови используют нативную плазму, обогащённую белками и иммуноглобулинами – это купирует действие онкологических патогенов и тормозит рост опухоли.
Развитие раковой опухолиРазвитие раковой опухоли

Развитие раковой опухоли

Рак с метастазами в отдаленных участках тела тяжело поддается лечению и сопровождается грозными симптомами. Поэтому требуется срочно остановить дальнейшее распространение болезни.

Преимущества и недостатки иммунотерапии

Иммунотерапия рака – это сравнительно новый метод, клинические исследования которого доказали его эффективность в борьбе с опасным заболеванием. Противоопухолевая терапия требует комплексного подхода с применением нескольких видов лекарственных препаратов. Человек может прожить более 5 лет при наличии тяжёлой стадии опухоли при использовании указанного метода.

Врачи выделяют такие плюсы иммунотерапии:

  • Защитные функции организма запускаются в борьбу с онкологическим заболеванием.
  • Применяются раковые антигены, стимулирующие активные точки иммунной системы.
  • Иммунитет повышается, что стимулирует на распознание раковых патогенов.
  • Метод характеризуется безболезненностью и часто назначается людям, которым нельзя применять химиотерапию с облучением гамма-лучами.

Несмотря на эффективность терапии, у метода есть минусы, которые нужно учитывать перед применением:

  • Возможно проявление побочных эффектов, выражающихся воспалительными процессами в тканях почки.
  • Порой отмечается высокое содержание белка в моче.
  • Признаки нефротического синдрома.
  • Лихорадочное состояние.
  • Нарушение работы центральной нервной системы, что сопровождается раздражением и волнением.
  • Общая усталость, проявляющаяся без видимых причин.
  • Развитие сердечной недостаточности на фоне принимаемого препарата.

При наличии подобных симптомов лекарственное средство заменяют на другое с аналогичным действием или подбирается другой вид терапии. Лечение проводится под строгим медицинским наблюдением, чтобы исключить возможные негативные последствия.

Врач назначает лечениеВрач назначает лечение

Применение метода при лечении разных видов онкологии

Антигенспецифическая терапия активно используется врачами при онкологическом образовании в печени, коры головного мозга, пищевода, при глиобластоме. Применяется при опухоли в тканях мочевого пузыря, поджелудочной или предстательной железы, в районе шейки матки, груди, желудка и т.д. Врачи индивидуально подбирают курс терапии. На выбор лекарства влияет физическое состояние больного, медицинские показания, вид и стадия патологии.

Рак лёгких

Онкология в тканях лёгкого занимает одно из первых мест по диагностике. Мужчины страдают недугом чаще, чем женщины. Болезнь отличается высокой смертностью среди больных.

В организме присутствует небольшое количество раковых антигенов, на которые могут воздействовать иммунопрепараты. Это результативно используется в лечении заболевания. Особенно данный способ показывает высокую результативность во время диагностики немелкоклеточной онкологии, при мелкоклеточном раке лёгких процент выздоровления ниже.

В терапевтических мерах применяют перечисленные виды:

  • Использование моноклональных антител для борьбы со злокачественным новообразованием;
  • Применение ингибиторов, подавляющих защитные реакции организма;
  • Назначение противоопухолевых препаратов;
  • Клеточная стимуляция иммунитета, которая сопровождается лечебным перемещением Т-лимфоцитов.

В медицинской практике есть примеры появления побочных эффектов, поэтому терапия проходит в стационаре под контролем врача.

Рак молочной железы

Онкология молочной железы стоит на первых местах среди женских заболеваний злокачественного характера. Диагностируется в 12% всех патологий. При РМЖ повышается продуцирование белка-рецептора HER-2 – это приводит к стремительному делению злокачественных патогенов. Рак груди демонстрирует негативные онкологические свойства, заложенные на генетическом уровне.

Рак молочной железыРак молочной железы

Иммунотерапия применяется при наличии белка HER-2 в составе новообразования. Лекарство вводят в ткани опухоли при помощи тонкой иглы – это позволяет не травмировать здоровые ткани. Побочные эффекты при данном методе лечения практически не диагностируются, поэтому препараты можно использовать совместно с другими и в течение длительного периода времени.

У больной отмечается замедление роста опухоли, раковые клетки постепенно погибают. Женщина может прожить более 5 лет и вернуться к прежней жизни.

Другие виды онкологии

Онкологический процесс может начаться в любом органе – это зависит от многих факторов. Бывает рак простаты, кожи, крови и т.д. Опухоль в области головного мозга негативно влияет на зрение, память и координацию. Также наблюдаются другие тяжёлые симптомы, ухудшающие самочувствие человека. Определить болезнь на ранних сроках сложно из-за отсутствия выраженных признаков. Первые симптомы появляются при метастазах в другие органы тела.

Иммунотерапия применяется при следующих видах онкологии:

  • При меланоме использование противоопухолевых антигенов помогает снизить показатели раковой интоксикации. Стимулирование работы защитных функций помогает остановить распространение меланомы по телу. В терапевтических целях применяют Кейтруда, Опдиво и другие.
  • При онкологическом образовании в тканях желудка до 3 стадии используют хирургический метод лечения. Иммунотерапия требуется на последней неоперабельной стадии, чтобы приостановить распространение метастаз и купировать тяжёлые симптомы патологии. Применяют – Трастузумаб, Рамуцирумаб и т.п.
  • При раке почек используют лекарственные препараты из группы цитокинов, ингибиторы контрольных точек.

Метод доказал результативность в лечении ряда болезней злокачественного характера. Выбор препарата зависит от вида опухоли и самочувствия больного.

Иммунотерапия на разных стадиях рака

Метод может использоваться на любой стадии рака. На первых двух стадиях эффективность характеризуется высокими показателями. В основном в терапии используют оперативное вмешательство, т.к. это позволяет снизить риск рецидива. После операции применение иммуностимуляторов позволяет быстрее восстановиться.

На поздних сроках патологии терапия полезна людям, у которых отмечается отрицательный результат от курсов химиотерапии и облучения. Препараты запускают естественные резервы организма в борьбе с заболеванием. Это помогает снизить недомогание и улучшить состояние больного.

Вылечить болезнь на 4 стадии при помощи иммунотерапии нельзя. Но препараты продлевают срок жизни человека на несколько лет и купируют тяжёлые симптомы. Это позволит человеку провести последние годы в более комфортных условиях.

Группы лекарственных препаратов, используемых при иммунотерапии

Лечение иммуностимуляторами злокачественного новообразования применяется на разных стадиях. Метод применяется в комплексе с другими терапевтическими способами, чтобы повысить шансы на выздоровление.

Врачи используют подобные группы лекарств:

  • Цитокины запускают естественную реакцию иммунной системы в борьбе с злокачественными патогенами – Интерлейкин, Интерферон.
  • Общая вакцинация, составленная по графику, повышает сопротивляемость организма к онкологическому процессу.
  • Ингибиторы помогают продлить срок жизни больному до 5 лет и более – Иматиниб, ингибитор CTLA4 и др.
  • Рецепторы, содержащие белок, помогают притормозить ответ иммунитета на развитие рака.
  • Ингибитор PDL1 применяется в лечении опухолей головного мозга, гортани и мочевого пузыря.

Исследования по направлению поиска лучшего лекарства в стимуляции иммунитета при разных патологиях ведутся до сих пор. Также врачи проводят наблюдения по использованию метода совместно с химиотерапией, таргетными лекарствами и облучением. Самостоятельно применять препараты нельзя, т.к. это может спровоцировать симптомы передозировки с развитием осложнений.

Иммунотерапия в России

Описанный метод широко применяется в России в уничтожении раковых новообразований. Врач назначает соответствующий препарат, способный запустить естественные реакции иммунитета. Иммунитет идентифицирует раковые патогены и начинает уничтожение злокачественных клеток. Но терапия осложняется небольшим количеством антигенов. Поэтому перед использованием требуется тщательное обследование больного.

Доктор расшифровывает анализДоктор расшифровывает анализ

Антигены, введенные в ткани опухоли, неопасны для человека. Но применение препаратов в виде таблеток может спровоцировать интоксикацию здоровых тканей. Перед курсом терапии проводится подробная диагностика, направленная на поиск правильного и действенного медикамента.

Иммунотерапия часто применяется онкологическими центрами. Каждая клиника использует разные виды терапии, направленные на уничтожение злокачественных патологий.

Процесс терапии

Терапия онкологии во многом зависит от состояния иммунитета. Применение искусственных видов лечения показывает временный результат, который возможно закрепить естественными ответами защитной системы организма. Запуская иммунный ответ организма, применяют специфические биологические средства. Препараты тормозят рост опухоли, возрождая защитные свойства организма.

В качестве таких препаратов используют моноклональные антитела, которые соединяются с внутренними антигенами и начинают совместную борьбу с болезнью, и цитокины, стимулирующие ответ иммунитета на формирование опухоли. Антигены блокируют доступ питательных веществ к злокачественному новообразованию. Это приводит к остановке дальнейшего разрастания опухоли.

Вещество готовят индивидуально, используя биоматериал опухоли. Затем идет подготовка вакцины с тщательной проверкой. Курс терапии занимает несколько месяцев. Человек находится под контролем лечащего врача – это позволяет проконтролировать состояние болезни.

Разновидности лечения

Каждый препарат по-разному воздействует на патологическое образование. В связи с этим действием выделяют следующие виды лечения:

Мужчина запивает таблеткуМужчина запивает таблетку

  • Иммунокоррекция направлена на запуск естественных защитных реакций организма, которые не способны выполнять свои обязанности. Препараты корректируют деятельность иммунных клеток, повышающих сопротивляемость иммунитета.
  • Иммуномодулирующая терапия влияет на все защитные функции. Препарат может тормозить работу иммунитета или, наоборот, активизировать – зависит от вида патологии и состояния больного.
  • Иммунореконструкция заключается в пересадке донорских стволовых клеток для стимуляции иммунной защиты организмы. Данный вид эффективно используется онкологическими клиниками Израиля на протяжении многих лет.
  • Аутосеротерапия характеризуется вводом сыворотки из крови, нагретой до 56 градусов. Биоматериал используется донорский или самого больного. Курс длится 16-24 дня.
  • Аутопиотерапия отличается от аутосеротерапии используемой сывороткой. В виде биоматериала выступает гной из воспаленного очага самого человека. Курс длится 1-10 дней.
  • Заместительная терапия применяется для стимулирования выработки белка иммуноглобулина. Это стимулирует активную борьбу организма с болезнью.

Процедура иммунотерапии отличается частным подходом и продолжительным периодом курса, т.к. сыворотка готовится из собственного биоматериала. Человек остаётся под наблюдением врача, чтобы выявить осложнения на ранних сроках.

Иммуноонкология в рублёвом эквиваленте — vechnayamolodost.ru

В России появятся прорывные препараты для лечения рака

Анна Говорова, Infox

Вполне возможно, в скором времени в России будут использоваться в клинической практике эффективные инновационные иммуноонкологические препараты для лечения тяжелых форм рака, сообщает Infox. Такие препараты применяются в европейских странах и в США с 2011 года.

Первый такой препарат, наконец, был зарегистрирован в России весной этого года, но уже скоро на российский рынок выйдут и другие лекарственные средства этого класса.

Однако иммунотерапия – весьма дорогостоящий метод лечения, поэтому для обеспечения его доступности для пациентов необходимо включение подобных инновационных препаратов в государственные стандарты лечения и льготные списки. Понятно, что для российского здравоохранения, бюджет которого уже и так максимально урезан, это большая проблема.

Чтобы хоть как-то сдвинуть ситуацию с мертвой точки, Российское общество клинической онкологии (RUSSCO) и Российское общество патологоанатомов (RSP) инициировало программу, целью которой является стандартизация диагностики для новых иммуноонкологических препаратов и выявления пациентов, для которых данная терапия окажется наиболее эффективной.

Иммуноонкология – прорыв в лечении самых тяжелых онкологических заболеваний

Одним из ключевых достижений за последние десятилетия ученые называли таргетную терапию, которая позволяет «поражать» опухолевые мишени, не затрагивая, в отличие от химиотерапии, здоровые клетки.

Сегодня новым прорывом называют появление таргетных иммуноонкологических препаратов, воздействующих уже не только на саму опухоль, но и «запускающих» собственную иммунную систему больного, чтобы она могла самостоятельно уничтожать раковые клетки.

Иммуноонкология, благодаря в том числе и достижениям молекулярной биологии, в настоящее время достигла небывалых высот. Это направление многие специалисты считают одним из самых перспективных в борьбе со многими онкологическими заболеваниями, включая и самые тяжелые, для которых раньше прогноз был неблагоприятным.

«Появление нового направления – иммуноонкологии – это, конечно, огромное достижение, потому что наконец-то мы стали использовать собственные возможности организма в борьбе с онкологическими заболеваниями, не привнося что-то внешнее, а именно заставляя нашу иммунную систему работать более эффективно», – говорит профессор, д.м.н., замглавы по научной работе РОНЦ имени Блохина Сергей Тюляндин.

Опухоль – не пассивный наблюдатель, она умеет «обманывать» иммунную систему организма

Раковые клетки являются чужеродными для организма, поэтому иммунная система должна их распознавать и уничтожать. Для этого природой предусмотрен особый механизм.

Опухолевые антигены (то, что раковые клетки отличает от нормальных) должны быть представлены иммунным клеткам организма – Т-лимфоцитам. Для этого в организме существует система представления опухолевого антигена. Его осуществляет дендритная клетка. После того, как представление произошло, Т-лимфоциты начинают активироваться и делиться. Уже имея информацию о противоопухолевом антигене, встречаясь с раковыми клетками, Т-лимфоциты их уничтожают.

Так должно происходить, и так в большинстве случаев и происходит. Но на определенном этапе могут оставаться единичные клетки опухоли, которые Т-лимфоциты не смогли распознать и уничтожить. Эти клетки могут формировать опухоль, выходящую из-под иммунного контроля.

Дело в том, что, к сожалению, опухоль – не пассивный наблюдатель, она умеет «обманывать» иммунную систему организма, мешая ей осуществлять полноценный иммунный ответ.

Для этого она может выделять особые биологические вещества, подавляющие иммунитет. В этом случае, на поверхности активированного Т-лимфоцита, после того, как ему уже была представлена раковая клетка, опухоль может экспрессировать особый антиген – CTLA4. Этот антиген связывается с субстратом на дендритной клетке, и Т-лимфоцит уже не может найти и уничтожить опухоль – иммунный ответ тормозится.

Существует и другой механизм, когда уже на поверхности самой опухоли экспрессируются рецепторы PD1 и PD2, которые затем связываются с соответствующими лигандами на активированном лимфоците. И опять происходит торможение иммунного ответа.

Если не дать опухоли экспрессировать эти рецепторы, то собственный иммунитет организма начнет активно бороться против раковых клеток.

Первые иммуноонкологические препараты

Несколько лет назад появились препараты – так называемые ингибиторы регуляторных молекул ключевых этапов иммунного ответа, которые работают как раз по такому принципу, снимая торможение иммунного ответа.

В 2011 году в Европе и США был зарегистрирован первый такой препарат для лечения метастатической меланомы – анти-СТLA4 моноклональное антитело. А в 2015 году уже были зарегистрированы препараты для лечения терминальных стадий рака легкого, меланомы и почки (анти-PD1 моноклональные антитела).

В 2016 году выходит анти-PDL1 препарат (атезолизумаб), который получил от FDA (Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США) статус «терапия прорыва» в лечении распространённого рака мочевого пузыря и немелкоклеточного рака легкого.

С момента начала клинических испытаний данных препаратов прошло уже достаточно времени, чтобы судить о том, что они действительно эффективны.

Как отмечает Сергей Тюляндин, когда мы говорим о метастатическом процессе, то эффект от химиотерапевтических препаратов достаточно короткий. Но, если в этом случае применять иммуноонкологические препараты, то эффект будет намного длительней.

«Например, больные с метастатической меланомой, самой страшной и злой опухолью, живут за счет таких препаратов до 10 лет. Если бы мне кто-то сказал это пять лет назад, я бы никогда в это не поверил», – комментирует Сергей Тюляндин.

Что будет в России

Весной 2016 года впервые иммуноонкологический препарат ипилимумаб был зарегистрирован в России. Атезолизумаб и другие препараты имунноонкологического ряда ожидаются к регистрации в 2017-2018 годах.

Но здесь существует большая проблема. Дело в том, что, по опубликованным данным, к сожалению, иммуноонкологические препараты оказываются эффективными только для 20-30% больных. Почему – сказать пока сложно.

Именно на вопрос, для каких пациентов терапия иммуноонкологическими препаратами будет особенно эффективна, российские специалисты и пытаются ответить. Для этого Российским обществом клинических онкологов, Российским обществом патологоанатомов при поддержке компании-разработчика иммуноонкологического препарата будут разработаны единые стандарты тестирования пациентов на необходимость применения инновационной иммунотерапии.

Здесь стоит добавить, что стоит такое лечение, как и вся инновационная терапия, дорого. По словам главврача городской больницы №62 Анатолия Махсона, стоимость лечения метастатической меланомы может достигать до 40 тыс. евро на одного пациента.

Очевидно, что для России – это непростая история.

«Поэтому очень важна подготовительная работа для отладки диагностических моментов, чтобы ответить на вопрос, какие больные будут отвечать на лечение. Эффект у этих препаратов – фантастический, но важно понять, на каких больных, какие препараты будут действовать», – говорит Сергей Тюляндин.

Современные таргетные иммуноонкологические препараты направлены на блокирование взаимодействия лиганда PD-L1, расположенного на опухолевой клетке, и рецептора PD1, расположенного на поверхности T-клетки. Поэтому перед началом лечения необходимо определить наличие PD-L1белковых компонентов, если их много – значит опухоль защищена от T-клеток, и новые препараты нужны для разрыва данной связи, если нет – то вероятность того, что анти-PDL1/PD1 препараты будут эффективны, ниже.

Сергей Тюляндин добавляет, что Российское общество клинических онкологов уже давно развивает программу молекулярно-генетического тестирования в онкологии, причем, вне рамок государственного финансирования.

«Мы с Минздравом уже не раз встречались и говорили о том, что у нас есть сеть таких лабораторий, есть подготовленные врачи и специалисты – просто возьмите их на финансирование. Но это очень тяжелый вопрос – ведь, если внести методы молекулярно-генетического тестирования и морфологического анализа опухолей в стандарты лечения, тогда государство обязано будет финансировать эти затраты. Это должно случиться. Во всех развитых странах эта система работает именно так. Но, когда это случится в России, непонятно. Об этом мы говорим уже лет пять. Стандарты написаны. Они два года назад были отправлены в Минздрав. Но пока никакого движения нет», – говорит Сергей Тюляндин.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
 25.08.2016


Правда и вымысел вокруг иммунотерапии. Интервью с онкологом Михаилом Ласковым

В октябре Нобелевку вручили исследователям иммуотерапии. Если и раньше вокруг этого метода ходило много слухов, то после решения Нобелевского комитета ажиотаж возрос еще больше. Мы поговорили с онкологом Михаилом Ласковым о том, что такое иммунотерапия и что выдают за иммунотерапию, при лечении каких видов рака она наиболее эффективна, и почему во многих случаях ее нельзя использовать.

Что такое иммунотерапия?

Иммунотерапия – это относительно новый метод лечения онкологических заболеваний. Иммунотерапия не действует напрямую на опухоль, но заставляет иммунитет убивать раковые клетки. Это и есть принципиальное ее отличие от химиотерапии и таргетной терапии. 

По большому счету, иммунотерапия заставляет иммунитет делать то, что он и так должен, но не делает по каким-либо причинам. Например, иногда раковые клетки маскируются под здоровые, тогда иммунная система перестает воспринимать их как инородные и не уничтожает. Иммунотерапия может “снимать маску” с опухолевых клеток и помогать иммунитету распознавать их.

Справедливости ради нужно сказать, что сейчас поднялся очень большой хайп по поводу иммунотерапии, потому что вышли действительно эффективные препараты: авелумаб, атезолизумаб, дурвалумаб, пембролизумаб, ниволумаб и ипилимумаб. Но иммунотерапия началась, конечно же, не сейчас и даже не три года назад. Она очень давно применялась с переменным успехом. Как правило, с не очень большим.

Что же произошло сейчас? Появился новый класс препаратов, которые действуют на рецепторы PD1 и PD-L1. Именно эти рецепторы позволяют опухолевой клетке повлиять на иммунитет так, чтобы он перестал распознавать ее, и, следовательно, убивать раковые клетки.

Для лечения каких видов рака используется иммунотерапия?

Сначала эти препараты начали применяться при меланоме и имели большой успех. Почему именно при меланоме? Как мы понимаем, есть опухоли, которые лечатся относительно легко, а есть те, что лечатся очень плохо, рак поджелудочной, например.

Новые препараты стараются разрабатывать именно для труднолечимых раков. Меланома – это как раз один из таких труднолечимых раков, в лечении которого двадцать лет не происходило ничего хорошего, никаких новых высокоэффективных препаратов не появлялось.

Иммунотерапия показала себя очень эффективно при меланоме, все воодушевились и начали применять этот метод лечения на все раки, которые только могли. Тут, конечно же, очень быстро выяснилось, что где-то он работает, где-то не работает совсем, а где-то работает только в конкретных ситуациях.

Иммунотерапия сейчас успешно применяется при лечении рака легких. Как мы знаем, есть разные мутации и разные виды этого рака. И при некоторых из них иммунотерапия быстро заменила химию, оказалась и лучше, и безопаснее. Это очень большой успех. Но стоит помнить, что далеко не весь рак легких успешно лечится иммунотерапией.

В России иммунотерапию также используют при лечении рака почек, а на Западе – в случаях рака головы и шеи, лимфомы Ходжкина, рака мочевого пузыря и некоторых случаях рака печени.

Как объяснить, что иммунотерапия подходит только по показаниям и небольшому проценту больных?

Как и все, что есть в онкологии, иммунотерапия – это не панацея от всего рака. Это просто еще один способ воздействовать на опухоль, далеко не всегда эффективный и ни разу не безопасный

Использовать иммунотерапию можно лишь в ограниченном количестве случаев. На данный момент ее эффективность доказана только для следующих видов рака:

— меланома;

— немелкоклеточный рак легких;

— мелкоклеточный рак легких;

— рак почки;

— рак головы и шеи;

— лимфома Ходжкина;

— рак мочевого пузыря.

*** Иммунотерапия может быть эффективной в строго определенных ситуациях даже при вышеуказанных видах рака.

К тому же есть ряд побочных эффектов. И довольно серьезных. В некоторых случаях иммунная система начинает атаковать здоровые ткани и органы, что может вызвать такие осложнения, как:

— пневмония,

— гормональные нарушения,

— проблемы с желудочно-кишечным трактом,

— нефрит и нарушение функции почек,

— мышечные боли, боли в костях и суставах,

— ощущение усталости, слабость,

— тошнота, диарея, нарушения аппетита и др.

Впрочем, серьезные осложнения появляются в среднем только в одном случае из шести.

В октябре вы назвали Нобелевскую премию за иммунотерапию премией для маркетологов. Почему вы отреагировали именно так?

Вспомним историю прекрасного препарата бевацизумаб. Когда он вышел, маркетологи подняли хайп по поводу этого средства, которое останавливает рост сосудов в опухоли. Начали из каждого утюга говорить о том, какое это чудо-чудо-чудо. В итоге, конечно, никакого чуда не было, и этот препарат нашел свое довольно ограниченное применение. И по соотношению цена-польза он, вежливо говоря, далеко не идеален.

И вот уже на этой неделе ко мне толпами приходят люди, которые пытаются спастись при помощи иммунотерапии. И только максимум у 10 % из них этот метод можно пробовать с неизвестным результатом.

Вот про такую ситуацию как раз и было предостережение в этом посте. Потому что на этом сейчас можно быстро срубить много денег в России, именно срубить, а не заработать. Ведь у людей есть все подтверждения: 1) не могли просто так дать Нобелевку; 2) все журналисты написали, что это чудо и панацея; 3) препарат стоит от 200 тысяч в месяц. Все сходится – Нобелевка, цена. Отлично, квартиру продаем.

И тут еще какой-нибудь радостный доктор из частной клиники предлагает его назначить и прямо сейчас, ведь завтра может быть уже поздно.

И главное – очень хочется верить, что это спасет. Это ведь не гомеопатия, а высокая наука.

Как пациенту понять, назначают ему фейковые препараты или нормальные?

Это сделать можно, но необходимо, конечно, включать голову. Нужно много читать и стараться уметь разбираться в источниках.

Например, почитать гайдланы для пациентов NCCN или ESMO. Это англоязычные источники, NCCN – американский , ESMO – европейский. Кстати, мы сейчас переводим их на русский язык при помощи благотворительного фонда «Живой».  

Еще можно посмотреть русскоязычные рекомендации, но только профессиональные.

Тут проблема, конечно, в том, что на русском языке практически ничего нету. Существуют клинические рекомендации, но они для врачей. Для пациентов – почти ничего. Вот у нас (на ютуб-канале Клиники амбулаторной онкологии и гематологии — примечание Profilaktika.Media) есть видео про иммунотерапию. Еще пара моих комментариев и несколько материалов моих коллег на эту тему. Но в общем море «ура-ура, нашли лекарство от рака», «британские ученые доказали…» это может быть очень сложно найти.

А какие препараты иммунотерапии используются сейчас в России?

Их всего четыре, и они довольно дорогие. Это атезолизумаб «Тецентрик», пембролизумаб «Кейтруда», ипилимумаб «Ервой» и ниволумаб «Опдиво». И все, больше пока ничего нет, но много всего на предрегистрационной стадии.

Какие “методики” на рынке выдают за фальшивую иммунотерапию? Например, назначают профилактические капельницы с иммуномодуляторами против рака.

Инарон, рефнот, вакцины всякие, фракция АСД, всего и не упомнишь.

Как пациенту понять, что ему нужна и может помочь иммунотерапия и как ее можно попробовать получить в рамках ОМС?

Поговорить с врачом, почитать надежные источники (об этом выше). По ОМС пойти к химиотерапевту по месту жительства. Все, больше никак.

За счет чего иммунотерапия такая дорогая? Из чего складывается стоимость лекарства?

Разработка нового лекарства, действительно нового, как эти ингибиторы, стоит миллиард долларов. И семь лет после разработки формула защищена патентом. После этого срока буквально на следующий же день заранее скопированный препарат начинают продавать дешевле. 

Появляется большая конкуренция. Соответственно, за эти семь лет люди, работающие над созданием лекарства, должны вернуть себе “ярд” и заработать. Один “ярд” что в себя включает? Что из 10 лекарств, которые на ранней стадии компания начинает разрабатывать, до клиник доходит только одно, и это занимает лет двадцать.

Соответственно, вот и вся экономика, за 7 лет нужно всю стоимость отбить и немного заработать для акционеров. Очень сложно разрабатывать и очень просто копировать.

Как пациенту понять, что он наткнулся на мошенников?

Сигнальный значок – это, прежде всего, давление. Когда начинается – давайте скорее, уже вчера надо было начать применять препарат, думать вам некогда, по другим местам ходить нечего. То есть такие довольно простые элементы давления.

В онкологии, на самом деле, крайне редко бывает так, что необходимо вот прямо сейчас, сию минуту начать лечение.

Понятно, что если  требуют много денег и есть давление по времени, чтобы человек не успел одуматься, то, скорее всего, что-то не так.


Иммунотерапия: прорыв в онкологии | Журнал Популярная Механика

Рак, вероятно, никогда не превратится в полностью излечимую болезнь. Но категорию смертельных он начинает покидать уже сегодня. Последние достижения в этой области были представлены ведущими экспертами на международном конгрессе ESMO, который прошёл этой осенью в Копенгагене, а мы обратили своё внимание на один из значимых прорывов последних лет — иммунотерапию. О которой многие слышали, но толком никто ничего не знает.

Онкологические заболевания остаются одной из главных угроз здоровью и стабильно держатся в пятёрке самых распространённых причин человеческой смертности (по данным ВОЗ). Статистика неумолима: на протяжении жизни у каждого четвертого из нас будет выявлено злокачественное новообразование. Это значит, что рано или поздно с раком столкнётся буквально каждый: если не на личном примере, то через кого-то в своём ближайшем окружении. Однако мировые эксперты уверены: однажды рак перестанет звучать как смертный приговор и перейдёт в категорию болезней, с которыми человек может жить не меньше, чем без них. И этот день всё ближе — более того, в ряде случаев такого успеха удаётся добиться уже сегодня.

Значительные достижения в онкологии очевидны, даже если просто оглянуться на пару десятилетий назад. За период с 1991 по 2010 год показатели смертности от злокачественных новообразований снизились в целом на 20%. Этим мы обязаны успехам по всем основным фронтам. Которые — в примерном приближении — известны каждому: хирургическое вмешательство, лучевая терапия и лекарственное лечение (последнее объединяет в себе группу различных методов). Как правило, для эффективного лечения требуется комплекс разных форм воздействия.

Конференция ESMO 2016 Конференции European Society for Medical Oncology (Европейского общество медицинской онкологии) неизменно собирают огромное количество специалистов мирового уровня. Буквально на днях, в середине декабря, азиатский конгресс ESMO примет Сингапур.

Хирургия и лучевая терапия подразумевают непосредственное воздействие на локализованную опухоль. Несмотря на значительный прогресс и впечатляющие новшества (вроде робот-ассистированной хирургии), в настоящий момент в этих областях вряд ли возможны неожиданные большие прорывы. И, главное, эти методы хорошо работают только в тех случаях, когда опухоль ещё не дала метастазов — то есть далеко не всегда.

Лекарства против рака?

Поэтому основные «бои» за новые достижения сегодня разворачиваются в сфере лекарственной терапии. Доктор Рой Бейнс, старший вице-президент по клиническим разработкам компании MSD, так комментирует сложившуюся ситуацию: «В области разработки противоопухолевых препаратов мы вступаем в фазу чрезвычайно интенсивного развития. В онкологии сейчас появляется больше новых препаратов, нежели в какой-либо другой терапевтической области. Очевидно, что рак — очень «горячая» тема для всех, кто занимается разработкой лекарств. В этой области сейчас представлены все крупнейшие фармацевтические концерны и много более мелких игроков. И наши знания преумножаются чрезвычайно быстро. Если рассматривать конкретно иммунотерапию, я могу сказать, что не проходит и дня без обнаружения какого-то нового факта, заслуживающего внимания».

Как должна выглядеть Русалочка с точки зрения науки

Главное преимущество любого лекарственного лечения в онкологии — системный подход. Это значит, что оно может воздействовать на все раковые клетки в организме, независимо от их локализации. При этом характер воздействия может быть разным. Традиционно под лекарственными методами борьбы с раком подразумевается в первую очередь химиотерапия, оказывающая на опухолевые клетки деструктивное воздействие. То есть «химия» подходит к проблеме злокачественных новообразований с той же стороны, что и хирургия с радиотерапией: имеется опухоль — нужно её уничтожить. Однако сегодня это уже не единственно возможный взгляд на проблему. Иммуноонкология подходит к ней с противоположной стороны — не нападая непосредственно на «врага», а мобилизуя своих «союзников». Это совсем свежее направление, заявившее о себе лишь в последние 15 лет. Но за столь короткий срок удалось добиться значительных успехов.

Историческая справка

Понятие антираковой иммунотерапии было введено в середине 1980-х годов известным американским онкологом и хирургом Стивеном Розенбергом. Одним из первых работающих иммуностимулирующих антираковых средств стал препарат алемтузумаб, работающий против антигена лимфоцитов CD52. Он был окончательно одобрен в 2001 году и предназначался (впрочем, предназначается и сегодня) для борьбы с хроническим лимфолейкозом и онкологическими заболеваниями схожей природы. Всего подобных средств на данный момент не более десяти, новые появляются в лучшем случае раз в 2−3 года, и потому каждое новое становится значимым прорывом. Последними лекарствами для иммунотерапии, одобренными на сегодняшний день, стали пембролизумаб (2014), ниволумаб (2014) и атезолизумаб (2016). CD20 Белок, корецептор, расположенный на поверхности B-лимфоцитов, на который направлено действия ряда иммунотерапевтических препаратов.

Что такое иммуноонкология?

Идея в том, чтобы поднять на борьбу с раком механизм, изначально заложенный в организме, — иммунную систему. Ведь именно она в первую очередь должна защищать своего носителя от различных заболеваний. Отслеживая все вещества, присутствующие в организме в норме, иммунная система реагирует на появление «незваных гостей», бьет тревогу и атакует их. Проблема в том, что ей не так-то просто распознать онкологические клетки как нежелательные и вредоносные. Но ей можно в этом помочь. Иммуноонкологические препараты как раз и призваны усилить естественную способность иммунной системы бороться с опухолью.

«Обычно иммунная система расправляется с собственными повреждёнными клетками организма так же, как с вирусами, — это естественный непрекращающийся процесс, — поясняет Рой Бейнс из MSD. — Однако при этом она не должна действовать против здоровых тканей. Поэтому в иммунной системе заложен комплекс проверочных механизмов, позволяющих быстро «выключить» запущенную иммунную реакцию, чтобы не нанести вреда. Раковые клетки весьма изворотливы: они видят этот механизм блокировки и умело используют его, чтобы ускользнуть от иммунного ответа. Если снять эту блокировку медикаментозно, мы немедленно увидим реакцию организма. Впоследствии, по достижении результата, достаточно отменить приём иммуностимулирующих препаратов и назначить пациенту поддерживающую гормональную терапию».

Противоопухолевый иммунный ответ основан на тех же механизмах, которые работают на уничтожение патогенных микроорганизмов.

Фото

Дендритная клетка, своеобразный «разведчик» иммунной системы, обнаруживает «врага» и распознаёт его за счёт имеющихся у того маркеров — антигенов. Затем она доставляет информацию в лимфатический узел. Поджидающие там T-лимфоциты получают соответствующее «задание» от иммунной системы и отправляются на расправу с нежелательным элементом. Но для того, чтобы они не наломали дров, в T-клетках предусмотрена молекула PD-1 (Programmed death 1 — «молекула запрограмиированной смерти №1»). При её активации T-клетка погибает. В норме это происходит уже после того, как защитная функция выполнена. Однако опухолевые клетки способны провоцировать этот процесс и таким образом ускользать от иммунного ответа.

Фото

Самые перспективные иммунноонкологические исследования сегодня связаны с ингибиторами PD-1, то есть препаратами, предотвращающими «запрограммированную смерть» T-лимфоцитов, которые могут благодаря этому выполнить свою функцию естественных защитников организма.

Прорывы иммунотерапии

Тема иммунотерапии была одной из центральных на международном конгрессе ESMO этой осенью. Здесь были представлены последние результаты исследований в этой области. В частности, уже упомянутая компания MSD (её международный бренд — Merck & Co, если встретите в других материалах, то имейте в виду, что это одно и то же), презентовала данные обширных исследований по терапии 12 важнейших типов онкологических заболеваний. В основу предлагаемых решений легли результаты фазы III клинических исследований препарата пембролизумаб.

Фото Надо сказать, что эта разработка получила широкую огласку ещё раньше. Пожалуй, самый известный онкобольной, излечившийся благодаря иммунотерапии, — бывший президент США Джимми Картер. В августе прошлого года, в возрасте 90 лет, он сообщил об успешно перенесённой операции по удалению меланомы печени, однако вскоре стало известно, что опухоль дала метастазы, в том числе в мозг. Немедленно начатая иммунотерапия дала результаты, и к концу года уже сообщалось, что у экс-президента не обнаружено никаких следов онкологических образований. Препаратом, применявшимся в данном случае, был как раз пембролизумаб.

Конечно, не всё так просто: иммуностимулирующие препараты работают не во всех случаях — их эффективность зависит от конкретного подтипа рака. Так, существует несколько разновидностей рака лёгкого — для точного определения необходимо провести анализ ткани опухоли на биомаркеры. Но в случаях, когда препарат совместим, он показывает высокие результаты. Конкретно пембролизумаб был разработан для больных, чья опухоль несёт в себе биомаркер PD-L1, — применительно к раку лёгких это около четверти всех пациентов.

Джимми Картер …не старейший из живущих экс-президентов США (Джордж Буш старше на полгода), но именно он стал знаменем мировой онкологии. Вылечиться от рака в таком возрасте — это можно было бы назвать чудом, если бы мы, суровые технари, верили в чудеса.

Наиболее обширные данные, представленные в Копенгагене, касались именно рака лёгких. Что и неудивительно: это один из самых агрессивных видов рака, действующий беспощадно. Показатели пятилетней выживаемости при нём составляют в среднем 10−15%, а у пациентов с поздней, четвёртой, стадией — всего 2%. По результатам исследований, больные с немелкоклеточным раком легкого, получавшие пембролизумаб, жили дольше, а период без прогрессирования заболевания увеличился на десять месяцев. Другие исследования показали, что иммунотерапия в сочетании с химиотерапией значительно эффективнее, нежели отдельно взятый курс химиотерапевтических препаратов.

Каковы перспективы?

Конечно, говорить о победе над раком пока рано. Более того, онкологические заболевания, как учёные понимают их сегодня, в принципе вряд ли могут навсегда остаться в прошлом, подобно оспе или чуме. Это противоречит самой их природе: онкоклетки мутируют и приспосабливаются, а значит, получение некой финальной версии универсального лекарства от рака вряд ли возможно. Что вполне реально — так это переход рака в категорию болезней, с которыми можно жить долго и вполне полноценно, вовремя корректируя терапию. Больные диабетом также нуждаются в постоянном контроле и приёме лекарственных препаратов, их болезнь неизлечима, но при должном подходе не мешает жить и строить планы на будущее. На подобный исход для онкобольных сегодня надеются ведущие мировые специалисты.

«Это может прозвучать слишком оптимистично, — говорит Бейнс, — но у нас уже сейчас есть очень обнадёживающие примеры. Многие пациенты, участвующие в наших исследованиях, на сегодняшний день находятся в стабильном состоянии: болезнь не прогрессирует. У нас не было однозначного понимания, что делать в такой ситуации. Продолжать терапию? Но иногда пациент приходит и говорит: я принимаю лекарства уже два или три года, и у меня всё хорошо — может, пора от них отказаться? Сейчас мы пришли к такому решению: если больной показывает хорошие результаты на протяжении двух лет, мы прекращаем терапию, чтобы посмотреть, к чему это приведёт (в готовности возобновить лечение). На данный момент у нас есть 40 или 50 таких пациентов — и среди них лишь один случай прогрессирования болезни. И это, конечно, внушает оптимизм. Не утверждаю, что мы вылечили кого-то окончательно, но время идёт, и чем дальше, тем больше у нас будет оснований оценивать ситуацию именно так».

Иммуноонкология и иммунотерапия

Иммунотерапия – это лечение, которое позволяет использовать собственный иммунитет организма для борьбы с опухолевыми клетками.

Некоторые виды иммунотерапии также иногда называют биологической терапией.

В последние несколько десятилетий иммунотерапия стала важной частью лечения некоторых видов рака. В настоящее время изучаются новые типы иммунного лечения, и они будут влиять на то, как мы будем лечить рак в будущем.

Иммунотерапия состоит из нескольких основных  направлений:

  • стимулирование собственной иммунной системы организма для более точной и сильной борьбы с раком
  • введение необходимых дополнительных компонентов иммунной системы

Как и другие виды терапии рака, иммунотерапия способна воздействовать на определенные виды рака с большей интенсивностью, чем на другие. Она может быть использована как самостоятельный вид лечения, так и в сочетании с другими, например химиотерапией.  

В настоящее время выделяют несколько видов иммунотерапии:

Ингибиторы контрольных иммунных точек: данный вид препаратов позволяет снижать «тормозящее» действие на иммунные клетки, тем самым увеличивая их активность в распознавании и уничтожении опухолевых клеток. Эта группа препаратов относится к моноклональным антителам (ссылка на моноклональные антитела на страничке таргетная терапия)

Вакцины — это вещества, вводимые в организм с целью выработки иммунного ответа против заболевания. Мы привыкли думать о вакцинах, как о методе профилактики инфекционных заболеваний у здоровых людей, однако, некоторые вакцины занимают важную нишу в лечении  онкологических заболеваний.

Неспецифическая иммунотерапия: комплекс мероприятий, нацеленный на повышение работоспособности иммунной системы в целом, что также позитивно сказывается на способности распознавать и атаковать раковые клетки.

CAR Tcell терапия: вид клеточной терапии, позволяющий модифицировать собственные иммунные клетки пациента, «научить» их находить рак и активно бороться с ним.

Аллогенная трансплантация костного мозга: пересадка костного мозга здорового человека в специально подготовленный организм пациента. Так как иммунные клетки вырабатываются костным мозгом здорового донора, активируется поиск и уничтожение раковых клеток.

Заболевания, при которых может быть использована иммунотерапия:

  • колоректальный рак (рак кишки)
  • рак желудка
  • меланома
  • рак легкого
  • рак мочевого пузыря
  • рак почки
  • рак головы и шеи
  • рак молочной железы
  • саркома Капоши
  • лифома Ходжкина
  • неходжкинские лимфомы
  • хронический миелолейкоз
  • хронический лимфолейкоз
  • острый лимфобластный лейкоз
  • острый миелобластный лейкоз

Ингибиторы контрольных иммунных точек

Важной частью иммунной системы является ее способность различать нормальные и поврежденные, «чужие» клетки. Это позволяет иммунной системе избирательно атаковать только вредные для организма клетки. Для начала иммунного ответа используются «контрольные точки» — молекулы на иммунных клетках, которые необходимо «включить» (или «выключить»).

Опухолевые клетки иногда способы использовать эти контрольные точки, чтобы избегать воздействия иммунной системы. Иммноонкологические препараты способны «включить» иммунный ответ, несмотря на блокировку опухолевыми клетками.

На сегодняшний день существуют 2 основных вида препаратов в данном виде иммунной терапии:

— препараты, нацеленные на PD-1 или PD-L1

— препараты, нацеленные на CTLA-4

PD-1 – белок, располагающийся на поверхности особых клеток иммунной системы — лимфоцитов (Т-клеток).

Моноклональные антитела (например, пембролизумаб и ниволумаб), которые нацелены на PD-1 или PD-L1, могут стимулировать иммунный ответ против раковых клеток.

CTLA-4 является другим белком на некоторых Т-клетках, который действует по схожему принципу. Связывание данного рецептора (препарат – ипилимумаб) также позволяет активировать иммунную реакцию.

CAR Tcell терапия

CAR Т-cell терапия является новым перспективным способом получения специализированных иммунных клеток, называемых Т-клетками, путем «доработки» собственных клеток пациента в условиях лаборатории.

Т-клетки, используемые в данном виде терапии, имеют на своей поверхности искусственно полученный рецептор, называемый CAR. Это помогает им находить и уничтожать раковые клетки.

Так как разные раковые опухоли имеют разные раковые клетки, каждый CAR сделан для конкретного вида рака.

Данный вид терапии в настоящее время используется в основном для лечения пациентов с острым лимфобластным лейкозом и диффузной В-клеточной крупноклеточной лимфомой.

Вакцины

Противораковые вакцины можно разделить на два основных вида:

  • лечебные
  • профилактические

Основным видом профилактической вакцины является вакцина против вируса папилломы человека (определенных его видов), который является наиболее частой причиной развития рака шейки матки.

Лечебные вакцины представляют из себя набор антигенов, чаще всего полученный из опухолевых клеток пациента, которые вводятся в организм с надеждой на развитие специфической иммунной реакции, выработки специализированных антител против клеток опухоли.

Неспецифическая иммунотерапия

Неспецифическая иммунотерапия стимулирует иммунную систему в целом, что приводит к улучшению противоракового иммунитета в частности.

Часть неспецифических методов иммунотерапии могут использоваться как самостоятельный вид терапии, так и в сочетании с другими методами.

В качестве основных препаратов, используемых для проведения неспецифической иммунной терапии, можно выделить следующие:

  • интерлейкины
  • интерфероны
  • иммуномодулирующие препараты (талидомид, леналидомид, помалидомид).

когда революционный метод лечения рака доберется до России

Заболеваемость раком во всем мире приобретает масштабы эпидемии. И это заставляет ученых постоянно искать новые инновационные методы лечения. Вслед за существенно улучшившей прогноз многих онкозаболеваний таргетной терапией пришла иммуноонкология – перспективное направление, которое меняет парадигму лечения и позволяет добиться эффекта, не сопоставимого с используемыми сегодня методами.

ИммуноонкологияИммуноонкология

В иммунной системе заложены большие возможности борьбы с раком, которые в силу разных причин не реализовываются. Задача нового клинического метода – оживить работу иммунной системы. О возможностях и перспективах этого метода рассказал руководитель направления онкологии компании Bristol-Myers Squibb Фуад Намуни.

Чем отличается иммуноонкология от других видов медикаментозного лечения?

— В организме здорового человека раковые клетки появляются каждый день, и задача иммунитета – их уничтожить. Если по какой-то причине происходит сбой, иммунная система прекращает атаковать злокачественные клетки, и они разрастаются в опухоль.

Иммуноонкология помогает рецепторам иммунной системы распознать молекулы (биомаркеры), расположенные на поверхности раковых клеток, чтобы бороться с ними. Иными словами, иммуноонкологические препараты воздействуют на клетки иммунной системы таким образом, чтобы организм снова «увидел» опухоль и уничтожил ее, как чужеродную клетку.

В отличие от других методов лечения – лучевой терапии, химиотерапии и таргетной терапии – иммуноонкология не приводит к гибели здоровых клеток. Она действует более эффективно и с минимальными побочными эффектами.

Как это работает?

— Раковые клетки не просто прячутся от клеток иммунной системы, маскируясь под здоровые, а умеют сделать их своими защитниками. «Обмануть» клетки иммунной системы раковым клеткам удается благодаря особым белкам на своей поверхности, создающим иллюзию у рецепторов Т-лимфоцитов, что раковая клетка на самом деле – здоровая, и ее нужно не убивать, а защищать.

Иммуноонкологические препараты «открывают глаза» иммунным клеткам. Они связывают рецепторы Т-лимфоцитов, накрывая их, как шапками, собственными белками. В результате Т-лимфоциты снова начинают воспринимать раковую опухоль как врага, которого необходимо обезвредить.

Кроме того, благодаря недавним открытиям, ученым также стало известно, что злокачественная опухоль сама по себе активирует механизм выключения клеток иммунной системы, воздействуя на молекулу PD-1 в Т-лимфоцитах и запуская процесс гибели полноценных иммунных клеток. Благодаря же иммунотерапии, молекула PD-1 остается невредимой, и это также дает противоопухолевый эффект – Т-лимфоцит не погибает и продолжает эффективно бороться с опухолью.

Почему иммуноонкологию называют прорывом?

— Самым важным свойством иммуноонкологических препаратов является универсальность их действия – одна молекула подходит для борьбы с разными видами рака. Так, среди уже зарегистрированных иммуноонкологических препаратов есть препарат сразу для шести различных показаний, в том числе для таких, тяжело поддающихся лечению заболеваний, как немелкоклеточный рак легкого, меланома и рак почки.

В настоящий момент ведутся активные исследования по другим видам онкологических заболеваний, и есть надежда, что иммуноонкологические лекарства станут универсальным средством для излечения рака вне зависимости от вида и стадии, ведь они действуют не на определенные раковые клетки, а на всю иммунную систему в целом.

Когда иммуноонкология станет доступна в России?

Сегодня один флакон иммуннологического препарата для онкобольного стоит тысячи долларов, а курс лечения тянет на десятки тысяч. Если раньше больные надеялись, что инновационные препараты придут к нам в скором времени, то сейчас эти надежды постепенно тают, считает сопредседатель Всероссийского общества пациентов Ян Власов. По его мнению, чтобы стать доступным, инновационному препарату недостаточно даже попасть в перечень ЖНВЛП. «Не существует онкологической программы, которая бы каким-то образом очертила этот пул пациентов и гарантировала им некую финансовую базу, – отметил Власов. – Нужна программа, схожая с программой «7 нозологий», где есть постоянное финансовое наполнение, закреплен перечень пациентов, и государство обязано их обеспечить».

Еще одна непростая задача – создать этот перечень, то есть, определить категории пациентов, для которых будут эффективны конкретные иммуноонкологические препараты. Это важно и для бюджета, из которого будет финансироваться терапия, и для самих больных: искусственное «растормаживание» иммунитета всегда связано с риском запустить аутоиммунные заболевания. Понятно, что полностью безвредных лекарств, без побочных действий не существует. Но если при этом новые препараты окажутся еще и неэффективными, это может дискредитировать метод. По мнению работающего с ВОЗ международного эксперта, этот вид терапии показан строго определенным группам пациентов, имеющим соответствующие характеристики опухоли. И для определения этих групп и уточнения характеристик опухоли необходимо создать систему тестирования пациентов и открыть на территории России специализированные лаборатории.

Автор: Ирина Резник

Ссылка на источник

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о