Прививка от вич инфекции – Новая стратегия вакцинации от ВИЧ показала свою эффективность. Она стимулирует иммунный ответ

В России синтезировали вещество, способное убить ВИЧ-инфекцию

Жизнь полна парадоксов. Лекарство от болезни века, которое только в нашей стране ждут 1,5 миллиона пациентов, создается совместными усилиями русских и американских ученых. И это несмотря на похолодание в отношениях между Россией и США! Проект начался 3 года назад по инициативе Национального института здоровья США и Федерального исследовательского центра «Фундаментальные основы биотехнологии» РАН (ФИЦ Биотехнологии РАН) при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Но за такой короткий срок ученым удалось не только сконструировать и получить чудодейственное вещество, но и экспериментально продемонстрировать его способность уничтожать ВИЧ в его «логове» — нейронах. О том, как идет работа по созданию оружия для борьбы с вирусом, который уже унес жизни десятков миллионов людей, рассказал Вадим Макаров, доктор фармацевтических наук, заведующий лабораторией биомедицинской химии ФИЦ Биотехнологии РАН.

Агрессивный новичок

— Вадим Альбертович, ВИЧ был обнаружен еще в конце прошлого века. Почему лекарство так сложно было создать? Чем этот вирус отличался от других?

— С точки зрения биологии этот вирус очень похож на многие другие. Единственное, его фатальное отличие от других вирусов – это поражение иммунной системы человека, именно поэтому организм не может с ним бороться самостоятельно.

— Это своего рода агрессивный новичок?

— Есть новички и агрессивнее. Если мы возьмем вирус геморрагической лихорадки Эбола, то с ней человек может жить всего несколько дней. Просто вирус Эбола не настолько распространился. Прогресс, который был достигнут в последние 10 лет в борьбе с ВИЧ, очень значителен. Пациенты, инфицированные этим вирусом, могут сейчас жить достаточно долго — десятки лет, поскольку появилось большое количество активных лекарственных препаратов, способных перевести заболевание из острой фазы в хроническую. Но проблема в том, что даже очень мощная антивирусная терапия не может полностью убрать вирус из организма. Она просто загоняет вирус в некое «депо», откуда его извлечь невозможно. Такими «депо» для вирусов ВИЧ являются нервные клетки — нейроны. Кстати, эта картина очень похожа на вирус герпеса. Он есть почти у всех людей, у кого-то проявляется, а у кого-то может годами “отсиживаться” в нейронах и ждать своего часа. Так вот, наша объединенная команда впервые создала вещество, которое будет способно уничтожить вирус ВИЧ во всем организме, включая нейроны. Не просто перевести заболевание в хроническую форму, а полностью излечить человека!

Мыши на вес золота

— Вы уже дошли до клинических испытаний?

— До клинических — нет, но лабораторных мышей мы уже успешно лечим.

— Зачем в этом проекте мы и американцы нужны друг другу?

— Во-первых, потому что работа с вирусом ВИЧ требует астрономических денежных ресурсов. Ни одна сторона не хотела брать на себя всю тяжесть потенциальных финансовых потерь, поскольку велик риск, что мы будем много работать, но в итоге не сможем создать препарат принципиально нового поколения. Во-вторых, это крайне сложная работа, ее невозможно было сделать только в России, у нас нет ни адекватных моделей на животных, ни биологических технологий для проведения тестов. Например, для экспериментов на животных надо использовать безумно дорогих мышей, которые есть только в США. В то же время, российская химическая школа является ведущей мировой школой в области тонкого химического синтеза. Мы были лидерами 100 лет назад, и надеюсь, останемся ими в будущем. Именно поэтому наших ученых и привлекли для участия в совместном проекте.

— Почему нужны безумно дорогие мыши? Нельзя было найти подешевле?

— А это особые мыши — гуманизированные. У них с помощью современных технологий создали иммунную систему, которая идентична человеческой, можно сказать, что это просто человеческая иммунная система. Такие мыши — очень удобный лабораторный объект, можно испытать препарат и понять, как он будет воздействовать на человека.

— Как с американцами делили зоны ответственности?

— Как я уже сказал, российская сторона отвечает за химическую составляющую, дизайн и синтез соединений. Американские коллеги занимаются биологической частью и компьютерным моделированием. Выглядело это так: сначала мы с американскими партнерами обсуждали идеи, затем их специалисты на суперкомпьютерах проверяли насколько наши предположения реалистичны. Так формировался некий список перспективных соединений. Синтез этих соединений осуществляется здесь в Москве, в ФИЦ Биотехнологии РАН. И в конечном итоге готовые соединение тестируются в США.

От лаборатории до аптеки дистанция 10 лет

— Когда готовое лекарство может появиться в аптеках?

— От лаборатории до аптеки очень длинная дистанция. При благоприятном раскладе понадобится минимум 10 лет. Быстрее невозможно. Это связано с определенной последовательностью экспериментов и необходимым количеством данных, которые надо накопить. А отчасти с тем, что человечество само себе создало огромное количество преград на пути появления новых лекарств. Пройти согласование во всех регулирующих инстанциях очень тяжело и очень дорого. И это не только у нас, это практика всех стран мира. Кроме того, через год наш совместный проект заканчивается и надо будет искать финансирование под практические работы. Многие фармкомпании и фонды не стремятся вступать в такие долгие и дорогостоящие проекты, именно поэтому и сегодня наши исследования финансируются государственными фондами как со стороны России, так и со стороны США. Разработка лекарства для борьбы с ВИЧ это скорее задача государства.

— В свое время много шума наделала история, так называемого «берлинского пациента» — Тимоти Брауна, он считается первым человеком, которого вылечили от ВИЧ. Ему трансплантировали стволовые клетки донора, имеющего иммунитет к ВИЧ. Такой метод лечения может быть массовым?

— Я с большой осторожностью отношусь к заявлениям, что кто-то от чего-то вылечился на единичном примере. Мы не знаем достоверно, вылечился он или нет, это не клинические испытания, которые делаются в соответствии с очень строгим протоколом и которым можно доверять. Вирус может затаиться в нейронах и проснуться, когда пройдет много времени. Мы в своей работе придерживаемся позиций доказательной медицины, когда есть слепые клинические испытания на большой выборке. Что касается стволовых клеток, то это вопрос неоднозначный. Безусловно, есть примеры, когда стволовые клетки работают успешно, но это не касается вируса ВИЧ. Поэтому мы исходим из традиционных подходов: с одной стороны, есть вирус, с другой стороны — надо найти вещество, которым этот вирус можно уничтожить.

— А откуда все-таки появился ВИЧ? Существуют самые разные теории, по одной из версий вирус — это побочный эффект разработок биологического оружия…

— Происхождение вируса не является областью моей компетенции, моя ответственность — это разработка вещества, способного убить вирус. На самом деле есть только одна серьезная научная версия происхождения ВИЧ. Вирус появился в процессе мутации в Африке. Сначала он возник у человекообразных приматов, потом был перенесен на человека. Все остальные версии: космические, Божественные, конспирологические, не имеют отношения к здравому смыслу и научным сообществом не рассматриваются. И это не последний случай появления неизвестных ранее смертельных инфекций. Мы считаем, что новые вирусы будут появляться по мере развития человека, а мы будем придумывать вещества для их уничтожения. Это бесконечный непрерывный процесс.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Лондоне выздоровел пациент с ВИЧ: случайный успех или победа человечества над СПИДом?

Пациенту, у которого болезнь перешла в смертельно тяжелую стадию, пересадили костный мозг, и ВИЧ пропал из организма (подробности)

Вакцина против ВИЧ: что мешает ее созданию?

Прививка от СПИДа: в чем проблема?

Оказалось, что к ВИЧ не применимы многие методы создания вакцин, которые используются обычно.

Так, если мы возьмем практически любой вирус, против которого сегодня есть эффективная вакцина, то обнаружим, что она запускает естественный механизм защиты, встроенный в наше тело. При ее введении вырабатываются нейтрализующие антитела — формируется так называемый патогенспецифический иммунный ответ. При попадании патогенного вируса в организм эти антитела уничтожают его. То есть, организм, благодаря иммунной памяти, обзаводится долговременной защитой от инфекции. И собственно вакцины имитируют белки-антигены вируса, чтобы запустить этот иммунный ответ по образу и подобию встроенного естественного механизма.

А в случае с ВИЧ оказалось, что антитела к белкам вируса получить можно, но уничтожения вируса при столкновении с ними не происходит. Даже тот достаточно слабый защитный эффект, который демонстрировали некоторые вакцины, не связан с непосредственной нейтрализацией, гибелью вируса. Удавалось добиться, чтобы антитела запускали процесс гибели зараженных клеток или процесс угнетения работы вируса, но уничтожить его антитела, полученные в ходе экспериментальной вакцинации, не могли.

То есть, у нас нет естественного иммунного ответа против этого вируса: либо он не наблюдается вообще, либо развивается крайне редко и медленно, либо слишком слабый. Получается, что нужна такая вакцина, которая бы запускала реакцию организма, отличающуюся от естественного иммунного ответа на ВИЧ-инфекцию — и при этом, чтобы эта реакция обладала защитными свойствами, а не ослабляла организм и не делала его более доступным для вируса. Некоторые ученые даже назвали этот искомый эффект «неприродным иммунным ответом».

Те нейтрализующие антитела, которые все-таки образуются в нашем организме при знакомстве с вирусом, увы, практически бесполезны. Во-первых, они распознают белки, встроенные в оболочку ВИЧ, а эти белки постоянно меняются — тем самым вирус с легкостью уходит от распознавания. Во-вторых, даже эти антитела не способны долго сохраняться в организме. Поэтому ученых больше интересуют так называемые широконейтрализующие антитела, которые направлены против белков, спрятанных внутри вирусной мембраны и необходимых для проникновения ВИЧ в клетку человека. Но раз эти белки скрыты, иммунная система их и не распознает, и поэтому обнаружить такие антитела удается только через пару лет после заражения, когда инфекция перешла в разряд персистирующих (латентных). При этом они уже находятся в измененном состоянии и для защиты от «свежего» вируса могут не пригодиться.

Ситуация осложняется тем, что животных, которые бы реагировали на ВИЧ точно так же как человек, нет. Даже обезьяны слишком сильно отличаются от нас, и успех эксперимента на макаках, скажем, вовсе не является хоть сколько-нибудь гарантией того, что на человеке удастся получить сходные результаты. По сути, единственный надежный объект для экспериментов с вакциной против ВИЧ — сам человек.

Наконец, в отличие от многих других вирусов, ВИЧ атакует сразу и не дает иммунной системе времени, чтобы выработать целую армию антител, способных действовать против него. То есть, даже если удастся разработать препарат с достаточно эффективными антителами, по словам ученых, для надежной защиты придется постоянно поддерживать их повышенный уровень в крови. То есть, речь идет о регулярной вакцинации (3-4 раза в год!), чреватой серьезными побочными эффектами.

Лечебная вакцина против ВИЧ оказалась эффективна у части больных

Пятеро ВИЧ-инфицированных пациентов оказались избавлены от необходимости принимать антиретровирусные препараты благодаря экспериментальной лечебной вакцине. При этом вирус в крови прошедших вакцинацию не определяется.

Большинство людей, живущих с ВИЧ, вынуждены ежедневно принимать специальные препараты, подавляющие размножение вируса. Даже если концентрация ВИЧ в крови становится такой низкой, что современные лабораторные методы её не определяют, терапию всё равно приходится продолжать пожизненно. Дело в том, что вирус «прячется» в клетках организма, что и приводит к рецидивам после отмены лекарств. Антиретровирусная терапия (АРТ) эффективна, но она дорого стоит, требует от пациента строгого следования графику приёма и сопровождается рядом неприятных побочных эффектов.

Три года назад Беатрис Мот (Beatriz Mothe) и её коллеги из Института изучения СПИД IrsiCaixa (катал. IrsiCaixa Institut de Recerca de la Sida) в Бадалоне (провинция Барселона), Испания, начали испытания новых лечебных вакцин против ВИЧ. 24 пациента, у которых инфекция была диагностирована незадолго до запуска исследования, получили две вакцины, разработанные в Оксфордском университете (University of Oxford) под руководством Томаса Ханка (Tomas Hanke). Затем добровольцам была назначена АРТ. Испытуемых регулярно обследовали, чтобы определить, когда их организм под воздействием вакцин выработает устойчивый иммунный ответ.

В этом году 15 участников работы получили повторную дозу одной из двух вакцин. После вакцинации добровольцам был проведён курс из 3 доз ромидепсина (romidepsin), противоопухолевого препарата, известного своей способностью «выгонять» ВИЧ из клеток, в которых он «прячется». По окончанию курса ромидепсина испытуемые получили ещё одну дозу вакцины — и были сняты с АРТ.

У 10 из 15 добровольцев вирус немедленно вернулся, что привело к повторному назначению антиретровирусных препаратов. Но у 5 участников потребность в лекарствах отпала, поскольку их иммунная система оказалась способна справиться с вирусом самостоятельно.

На сегодняшний день один из добровольцев не принимает АРТ уже 7 месяцев. У остальных четверых вирус в крови не определяется на протяжении 6, 14, 19 и 21 недель соответственно. Мот, представлявшая результаты работы на Конференции по ретровирусам и оппортунистическим инфекциям (Conference on Retroviruses and Opportunistic Infections) в Сиэтле отметила, что собирается продолжать наблюдение за испытуемыми, чтобы выяснить, на протяжении какого времени они будут способны подавлять размножение вируса без АРТ.

Высокоактивная антиретровирусная терапия — метод лечения ВИЧ-инфекции, состоящий в приёме трёх или четырёх препаратов. Благодаря этому подходу большинство ВИЧ-инфицированных могут в настоящее время вести нормальный образ жизни.

Однако такое лечение требует чёткого соблюдения графика приёма (в определённое время суток или за сколько-то минут до или после еды). Нельзя пропускать приёмы препаратов, нельзя принимать уменьшенные или увеличенные дозы в случае пропуска. Все это создаёт большую нагрузку на ВИЧ-инфицированного, но несоблюдение этих правил может привести к необходимости замены назначенных препаратов на более дорогие — или обладающие большим количеством побочных эффектов.

Пока неясно, почему 2/3 участников не отреагировали на вакцину. Мот и её коллеги сейчас изучают этот вопрос. Но, как отметила Шэрон Луин (Sharon Lewin), руководителя Института инфекций и иммунитета Питера Догерти (Peter Doherty Institute for Infection and Immunity) при Мельбурнском университете (University of Melbourne), даже небольшое количество ответивших на терапию — это уже хорошая новость. По словам Лёвин, новый подход стал первым, позволившим остановить репликацию вируса в отсутствие АРТ.

В разработке обеих вакцин использовались гены, которые связаны с белками, синтезируемыми всеми известными разновидностями ВИЧ. Как только эти белки попадают в кровь привитого пациента, они распознаются иммунной системой как чужеродные и атакуются — преимущественно цитотоксическими T-лимфоцитами CD8. Если в клетке организма идёт репликация ВИЧ, на её поверхности появляются те же белки, что позволяет T-лимфоцитам CD8 быстро распознать и уничтожить такую клетку.

Второй компонент терапии, ромидепсин, был предназначен для реактивации «спящего» вируса. «Если иммунная система подготовлена должным образом, клетки, на мембранах которых обнаруживаются специфические вирусные белки, будут быстро обнаружены и атакованы», — рассказывает Мот.

Хотя результаты первых испытаний выглядят многообещающе, восторгаться пока рано. Ранее уже появлялись сообщения о препаратах, способных «вылечить» ВИЧ, однако вирус обязательно возвращался. Так произошло, например, с девочкой, заразившейся ВИЧ от матери. Она получала АРТ на протяжении 18 месяцев, и ВИЧ-инфекция, как показалось врачам, «исчезла». Рецидив произошёл, когда девочке было 4 года. Двое мужчин, перенёсших трансплантацию костного мозга и, по всей видимости, «избавившихся» от вируса, также были вынуждены вернуться на АРТ через два года после процедуры.

По словам Мот, на этот раз ситуация может измениться. Ранее медики либо использовали стратегию ранней атаки на ВИЧ, либо пытались полностью заменить иммунной системы пациента в надежде избавиться от поселившегося в ней вируса. На этот раз специалисты попытались воздействовать на ВИЧ сразу двумя способами. Вакцина «обучила» иммунные клетки максимально быстро распознавать активные вирусы, а противоопухолевый препарат «разбудил» неактивные копии вируса, делая их уязвимыми к воздействию иммунной системы.

Если новое лечение окажется эффективным, экономия на АРТ будет огромной. Общая стоимость терапии в развивающихся странах в 2015 г. составила 15 млрд долларов США — и это при том, что лечение охватило лишь половину из 36,7 млн людей, живущих с ВИЧ.

Мот сообщила, что сейчас её команда работает над определением механизмов, благодаря которым ответ на терапию был получен. Вторая задача исследователей — разработка более простого расписания приёма новых лекарств. Ещё многое предстоит сделать, но, как утверждает исследовательница, «мы на верном пути».

Когда изобретут лекарство от ВИЧ? Последние новости на 2019 год

На сегодняшний день (ноябрь 2018 года) ВИЧ-инфекция является неизлечимым заболеванием. Проводимая ВААРТ (высокоактивная антиретровирусная терапия), сдерживает прогрессирование инфекции и отсрочит ее переход в стадию СПИД. Однако полностью устранить ВИЧ из организма человека пока не удается. А все заявления вида «лечу ВИЧ/СПИД» со 100% гарантией, являются обманом и могут расцениваться как введение в заблуждение и мошенничество по отношению к ВИЧ-положительным пациентам.

Современные методы лечения ВИЧ-инфекции

Своевременная и грамотная ВААРТ позволяет увеличить продолжительность жизни ВИЧ-позитивного пациента и даже сравнять ее с показателями ВИЧ-отрицательного населения, а это – 70-80 лет. Терапия анти-ВИЧ направлена на решение трех важных задач.

  1. Остановка самовоспроизведения вируса в организме и снижение вирусной нагрузки.
  2. Нормализация функций иммунной системы и формирование адекватного иммунного ответа на ВИЧ.
  3. Повышение качества жизни ВИЧ-инфицированного пациента.

Для их решения, пациент должен пожизненно принимать антиретровирусные препараты, действие которых блокирует внедрение вирионов ВИЧ в клетки иммунной системы и снижает способность вируса к репликации.

До недавнего времени с этой целью использовался всего один препарат. Но проблема в том, что ВИЧ обладает высокой мутагенностью, что позволяет ему достаточно быстро приспосабливаться к неблагоприятным условиям и производить жизнеспособные мутации, продолжая атаковать здоровые клетки иммунной системы. Для решения этой проблемы была разработана тритерапия – комбинация трех-четырех лекарственных средств, действие которых подавляет вирус на всех стадиях развития, в том числе и его мутации.

Тритерапия предполагает комбинацию препаратов следующих групп.

  • Ингибиторы обратной транскриптазы двух видов — нуклеозидные и ненуклеозидные.
  • Ингибиторы протеазы.
  • Ингибиторы интегразы.
  • Ингибиторы слияния.
  • Ингибиторы рецепторов.

Сегодня ведутся активные исследования по созданию еще одной группы лекарственных средств. Она пока не имеет названия, но планируется, что это будут мутагены для ВИЧ, которые будут вызвать накопление ошибок в геноме вируса, тем самым нарушая его жизненный цикл и вызывая преждевременную гибель. Возможно, перепрограммирование вируса даст ключ к полному излечению инфекции.   

Проблемы и успехи лечения ВИЧ-инфекции

Помимо способности к мутациям, вирус обладает высокой резистентностью по отношению к препаратам антиретровирусной терапии. Если лекарство неправильно подобрано, или принимается нерегулярно, или не в тех дозах, то вирус становится устойчивым к препарату и дальнейший его прием не дает положительного результата. Резистентность ВИЧ приводит к появлению штаммов вируса, изначально устойчивых к ВААРТ. Постепенно мутации резистентности накапливаются и активно распространяются, что затрудняет проведение терапии и ускоряет наступление стадии СПИД.

Учитывая резистентность вируса, тритерапия проводится по четкому графику, который предполагает, что ВИЧ-инфицированный пациент должен принимать лекарство несколько раз в сутки, в строго определенное время. Любые отклонения от графика, самостоятельное увеличение или снижение дозы недопустимы! Естественно, что соблюдать данный режим под силу не каждому пациенту, что значительно снижает эффективность терапии и ставит под сомнение все лечение. Поэтому активно разрабатываются новые схемы ВААРТ, предполагающие однократный прием препарата в сутки. Для однократного приема уже одобрены препараты: Атазанавир, Абакавир, Диданозин, Тенофовир, Ламивудин, Эмтрицитабин, Эфавиренз и другие антиретровирусные средства.

Побочные эффекты антиретровирусных препаратов – еще одна проблема, с которой сталкиваются специалисты и их пациенты. Часть побочных эффектов проявляется практически сразу, что позволяет провести корректировку ВААРТ, а другая часть приводит к тяжелым последствиям. Патология может развиваться скрытно, на протяжении нескольких лет. Всего несколько примеров препаратов и их побочных эффектов.

  • Невирапин – может провоцировать развитие цирроза печени и синдрома Стивенса.
  • Ставудин – может вызвать развитие лактатацидоза, гиперлипидемии и липодистрофии.
  • Зидовудин – провоцирует панкреатит, угнетение функций костного мозга, анемии, расстройства ЖКТ.

Побочные эффекты создают дополнительную нагрузку на организм пациента. Чтобы избежать этого, необходимо регулярно обследовать все органы и системы ВИЧ-инфицированного и при необходимости корректировать ВААРТ.

Доступность ВААРТ – глобальная для всех пациентов проблема. Лекарство от ВИЧ-инфекции в свободную продажу не поступает. Оно выдается в специализированных медицинских учреждениях. Все расходы на лечение оплачиваются средствами из федерального и регионального бюджета. Пациенты получают препараты бесплатно, однако из-за проблем финансирования и сложности процедуры закупок, периодически возникают перебои с поставками необходимых лекарств. А учитывая тот факт, что они должны приниматься пациентом ежедневно и в строго определенное время, складывается ситуация при которой эффективность ВААРТ значительно снижается. Пропустив всего 1-2 приема препарата, пациенту необходимо корректировать тритерапию — назначать другие лекарства, зачастую более сильного действия и по более высокой стоимости.

Можно ли вылечить ВИЧ-инфекцию?

Высокая мутагенность, резистентность и появление новых штаммов вируса значительно усложняют борьбу с ВИЧ-инфекцией. Конечно, на сегодняшний день она не является смертельным заболеванием и перешла в разряд хронических болезней, специалисты знают, как лечить инфекцию, вернее, управлять скоростью ее развития, но она по-прежнему остается неизлечимой.

По сути, сложилась ситуация, в которой вирус всегда оказывается на шаг впереди науки. Сегодня проводимое лечение не предвосхищает поведение ВИЧ, а лишь устраняет последствия его репликаций, мутаций, резистентности и появления новых штаммов. И только «выиграв эту гонку на опережение», специалисты смогут сказать, что ВИЧ излечим.

Лечится или нет ВИЧ-инфекция в принципе?

Безусловно, лечится! Яркий пример тому «Берлинский пациент» — первый в мире человек, полностью вылеченный от инфекции. Этим прозвищем нарекли американца Тимоти Рэй Брауна, которому в 1995 году был поставлен диагноз ВИЧ. Спустя 12 лет у него была диагностирована лейкемия, и пациенту пришлось проводить трансплантацию стволовых клеток костного мозга. Из числа подходящих доноров, специалисты выбрали человека с редкой мутацией мембранного белка CCR5 — CCR5-Δ32. Находясь на поверхности Т-лимфоцитов, макрофагов и дендритных клеток, белок CCR5 обеспечивает адгезию (сцепление) вирионов вируса с клеткой-мишенью, тем самым создавая благоприятные условия для ее заражения. Однако его мутация — CCR5-Δ32 — не обладает высоким уровнем адгезии и способна блокировать проникновение ВИЧ в клетки. Ученые предполагают, что данная мутация появилась естественным образом примерно 2500 лет назад. Со временем она распространилась среди людей, что связывают со средневековой эпидемией бубонной чумы, поскольку CCR5-Δ32 повышает сопротивляемость организма человека по отношению к чумной палочке. Сегодня она встречается у жителей Европы и Северной Америки. При этом чаще всего она обнаруживается у русских и украинцев – около 10-15% людей имеют мутацию. А бесспорными лидерами по мутациям CCR5-Δ32 являются поморы – порядка 33%.

Возвращаясь к истории «Берлинского пациента» отметим, что спустя три года после трансплантации донорских стволовых клеток от человека с мутацией CCR5-Δ32, у Тимоти Рэй Брауна не удалось выявить ВИЧ. И это при том, что в указанный период ВААРТ не проводилась по вполне понятным причинам. Несмотря на это, уровень ВИЧ-специфических антител в крови «Берлинского пациента» снизился до минимума, что указывает на полное излечение от ВИЧ-инфекции.

История Тимоти Рэй Брауна показательна, но не однозначна. Некоторые специалисты считают, что излечение пациента не связано с характером введенных в его организм стволовых клеток. При этом они признают тот факт, что существующая мутация CCR5-Δ32 делает организм человека естественно устойчивым к инфицированию ВИЧ.

Помимо генетически измененного варианта CCR5, существуют и другие естественные «защитники» организма от ВИЧ.

  • Мутация в гене CCR2 — снижает вероятность инфицирования и тормозит развитие СПИД.
  • Антивирусный белок APOBEC3G – провоцирует реакции замещения и приводит к мутациям вирусной ДНК.
  • Белок TRIM5a – способен распознавать вирионы ВИЧ и препятствует их репликации.

Таким образом, как бы пафосно это не звучало, но ответ на вопрос лечится ли ВИЧ, скрыт в организме самого человека – в его способности адаптироваться к неблагоприятным условиям внешней и внутренней среды и выживать любой ценой.

Вылечат ли ВИЧ – дело времени. Гораздо важнее двигаться сразу в трех направлениях – проводить профилактику, создавать эффективное лекарство от вируса и разрабатывать вакцину, препятствующую инфицированию. В противном случае эпидемия неизбежна.

Последние новости о лечении ВИЧ

В ближайшее время российские ученые планируют создать вакцину от ВИЧ – об этом летом 2018 года сообщил руководитель отдела молекулярной диагностики и эпидемиологии ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Герман Шипулин. Это не означает, что ВИЧ будет излечим в 2019 году, поскольку речь идет только о втором этапе доклинических испытаний. Эксперименты с будущей вакциной будут проводиться на мышах, которым трансплантирован костный мозг человека. Согласно прогнозам, новое вещество должно блокировать рецепторы белка CCR5, тем самым препятствуя проникновению вируса в клетки иммунной системы. Это поможет не только остановить прогрессирование инфекции у ВИЧ-позитивных пациентов, но и исключить возможность инфицирование здоровых людей. Ориентировочные сроки создания вакцины – 5 лет.

Не менее обнадеживающие новости о лечении ВИЧ поступают и от зарубежных коллег. Так, специалисты Пенсильванского университета (США) предлагают лечить инфекцию с помощью методики «цинковых пальцев». Ее предполагаемая эффективность основана на уже знакомой нам невосприимчивости мутаций CCR5-Δ32 к вирусу. Но поскольку она встречается далеко не у каждого человека, американские ученые предлагают подвергать белок CCR5 генной терапии, добиваясь искусственной мутации и получения необходимой CCR5-Δ32. Методика «цинковых пальцев» уже была опробована на добровольцах. Ее результаты подтверждают снижение уровня вирусной ДНК в крови пациентов до незначительных или неопределенных показателей.

Немецкие ученые оповестили мировую общественность о создании принципиально нового препарата для лечения ВИЧ. Разработанный ими Brec1 способен вырезать вирусную ДНК из пораженных клеток иммунной системы. Успешные эксперименты с новым препаратом проводились in vitro и на животных. Но об испытаниях на добровольцах пока речь не идет, поскольку разработчики Brec1 опасаются, что вместе с уничтожением вируса, может пострадать и иммунная система человека. Чтобы развеять все сомнения, немецкие специалисты планируют провести дополнительные тесты препарата на животных.

На 2019 год команда ученых Калифорнийского института (США) во главе с Д.Балтимором запланировала провести интересный и многообещающий эксперимент на добровольцах. Его концепция принципиально нова – для уничтожения вируса предлагается использовать не возможности иммунной системы, а клетки мышц человека, способные синтезировать антитела к ВИЧ. Для получения таких способностей, мышечные клетки предварительно подвергают генной терапии. Ее успешность подтвердили опыты на мышах. Теперь очередь за испытаниями на добровольцах.

Помимо создания лекарства и вакцины, ученые совершенствуют и методы профилактики ВИЧ. В середине 2016 года завершился масштабный эксперимент, проводимый специалистами Национальных институтов здравоохранения (США). Они разработали вагинальное кольцо с Дапивирином, который должен снизить риск инфицирования ВИЧ во время незащищенного полового акта. В проводимом специалистами исследовании, приняли участие жительницы Южной Африки, Уганды, Зимбабве и Малави – страны, в которых традиционные методы профилактики ВИЧ не имеют успеха. Для участия в эксперименте были отобраны женщины, входящие в группу риска. Для чистоты эксперимента их разделили на 2 группы, одна из которых получила вагинальное кольцо с Дапивирином, а другая – плацебо. По результатам исследования было установлено, что использование кольца с препаратом снижает риск заражения на 27%. Разработку американских ученых планируют запустить в массовое производство. Ожидается, что стоимость вагинального кольца с Дапивирином составит не более 5$.

Вакцинация ВИЧ-инфицированных взрослых против управляемых инфекций

Р.Я. Мешкова
Смоленская государственная медицинская академия
Л.И. Беспалова
Центр профилактики СПИДа Смоленской области

На сегодняшний день не решен вопрос о необходимом перечне вакцин для взрослых ВИЧ-инфицированных. Анализ литературных данных показывает, что ВИЧ-инфицированные пациенты клинически переносят вакцинацию удовлетворительно.

По аналогии со здоровыми людьми должна проводиться ревакцинация против дифтерии и столбняка. В то же время следует отметить, что для ВИЧ-инфицированных пациентов в силу особенностей патогенеза данной патологии представляют опасность и другие инфекционные заболевания, профилактика которых может быть осуществлена с помощью вакцинации. К ним относятся гепатиты А и В, грипп, пневмококковая и гемофильная инфекции.

В то же время, иммунологические изменения после вакцинации отличаются у ВИЧ-инфицированных, по сравнению со здоровыми. Известно, что в ответ на антигенную стимуляцию происходит активация иммунной системы. В свою очередь активация иммунных клеток может усилить репликацию вируса иммунодефицита [9]. Так при введении столбнячного анатоксина (АС-анатоксина) ВИЧ-1 позитивным пациентам было обнаружено транзиторное увеличение виремии, причем выявленные изменения коррелировали с уровнем СD4+ лимфоцитов.

В другом исследовании [3] также вакцинировали ВИЧ-1 и ВИЧ-2 серопозитивных лиц АС-анатоксином. Оценивая вирусную нагрузку на 7 и 30 день после вакцинации, не выявили ее увеличения на 7 день после вакцинации. Что касается формирования специфического ответа к АС-анатоксину, то было показано, что повышение уровня специфических IgG-антител к 30-му дню после вакцинации было достоверно ниже у ВИЧ-1 и ВИЧ-2 серопозитивных лиц по сравнению с контрольной группой здоровых людей.

В упомянутых исследованиях вакцинировали ВИЧ-инфицированных лиц в бессимптомной стадии. На сегодняшний день имеются единичные сообщения о вакцинации пациентов в III стадии ВИЧ-инфекции и даже при СПИДе [6]. Пациенты получали одновременно 2 вакцины — АС-анатоксин и Пневмо 23. Установлено, что пациенты даже на поздних стадиях ВИЧ-инфекции способны синтезировать специфические антитела к вакцинным антигенам; однако выявлен целый ряд особенностей реагирования иммунной системы. В целом уровень специфических антител к антигенам вакцин был существенно ниже у ВИЧ-серопозитивных лиц по сравнению со здоровыми людьми. Интенсивность иммунного ответа коррелировала с уровнем СD4 клеток в периферической крови и пролиферативным ответом лимфоцитов ВИЧ-инфицированных на ФГА in vitro.

Помимо рассмотренных вопросов, при вакцинации ВИЧ-инфицированных следует учитывать и факт применения антиретровирусной терапии и ее влияние на формирование поствакцинального иммунитета, а также особенности ревакцинации.

Так на примере вакцинации Пневмо 23 ВИЧ-инфицированных пациентов, получавших антиретровирусную терапию, показано, что при ревакцинации показатели иммунитета у этих пациентов были существенно ниже, чем у вакцинированных впервые [10]. Также исследователи делают заключение, что в целом вакцина Пневмо 23 является безопасной у ВИЧ-1 серопозитивных лиц. Однако при ревакцинации в 15% случаев пациенты отмечали дискомфорт в месте инъекции и в 8% — повышение температуры тела. Полученные данные по применению вакцины Пневмо 23 у ВИЧ-инфицированных делают необходимой разработку эффективных графиков ревакцинации.

Наибольшую опасность для ВИЧ-инфицированных представляют такие вирусные инфекции, как гепатиты А, В и грипп.

Профилактика гепатита В у ВИЧ-инфицированных, кроме того, является важной ввиду высокой частоты хронизации этой инфекции. Проведенные исследования показали [7], что при стандартной схеме вакцинации (3 дозы вакцины) ВИЧ-1 серопозитивных лиц с уровнем СD4+ > 200, имеет место увеличение уровня специфических антител, однако титр антител у ВИЧ-инфицированных оказался ниже, чем у здоровых лиц. Кроме того, было показано, что спустя 1 год после вакцинации лишь у 58,8% ВИЧ-инфицированных сохраняется защитный уровень антител к HBsAg. Полученные результаты свидетельствуют о необходимости вакцинации против гепатита В и обязательного мониторинга специфического иммунного ответа ввиду кратковременности поствакцинального иммунитета.

В единичных работах по вакцинации против гепатита А [6] и наблюдении в катамнезе в течение 1 года установлено, что вакцинация безопасна и не приводит к ухудшению течения ВИЧ-инфекции.

Изучение противогриппозной вакцинации у ВИЧ-инфицированных взрослых дает неоднозначные результаты. Так в ряде случаев авторы отметили транзиторное увеличение вирусной репликации [4], в других исследованиях этого не выявлено [1].

Нами инициировано исследование по Программе «Вакцинопрофилактика управляемых инфекций у ВИЧ-инфицированных пациентов и детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей» (Москва, 2003-2007 гг.).

На сегодняшний день в исследование включено 72 ВИЧ-позитивных пациента, среди которых 12 (16,7%) женщин и 60 (83,3%) мужчин в возрасте от 18 до 39 лет. Большинство вакцинированных находятся в доклинической стадии заболевания (II Б — В по классификации В.И. Покровского): II Б — 60 (83,3%) пациентов , II В — 8 (11,1%), III А — 2 (2,8%), III Б — 2 (2,8%). В 62 (86,1%) случаях заражение произошло путем внутривенного введения наркотиков, в 1 (1,4%) — путем переливания ВИЧ-инфицированной крови, в 1 (1,4%) — через загрязненный медицинский инструментарий, в 8 (11,1%) — половым путем. Длительность инфицирования — от 2 до 8 лет (в среднем 3,1 ± 0,9).

В 46 (63,9%) случаях ВИЧ-инфицированные пациенты были вакцинированы как против пневмококковой, так и против гемофильной b инфекции. Вакцинация проводилась последовательно с интервалом 1 мес. В 26 (36,1%) случаях проведена вакцинация только против пневмококковой инфекции (Пневмо 23).

Анализ течения ВИЧ-инфекции у вакцинированных пациентов показал, что признаков активности оппортунистических инфекций на момент вакцинации выявлено не было. На момент вакцинации все сопутствующие заболевания были вне обострения.

При проведении вакцинации не было отмечено каких-либо необычных системных или местных реакций. Дальнейшее динамическое (в течение 6 мес.) наблюдение за вакцинированными показало отсутствие влияния вакцинации на течение основного заболевания. Предварительный анализ результатов исследования иммунного статуса не выявил отрицательных сдвигов в клеточном и гуморальном иммунитете ВИЧ-инфицированных после вакцинации.


Литература
  1. Bodsworth NJ, Neilsen GA, Donovan B. / AIDS. 1997 May; 11(6): 747-749.
  2. Brunell PA, Vimal V, Sandu M et al. / J Acquir Immune Defic Syndr Hum Retrovirol. 1995 Dec 15; 10 (5): 540-548.
  3. Dieye TN, Sow PS, Simonart T et al. / Vaccine. 2001 Dec 12; 20 (5,6): 905-913.
  4. Fuller JD, Craven DE, Steger KA et al. / Clin Infect Dis. 1999 Mar; 28 (3): 541-547.
  5. Glesby MJ, Hoover DR, Farzadegan H et al. / J Infect Dis. 1996 Dec; 174 (6): 1332.
  6. Opravil M, Fierz W, Matter L. / Clin Exp Immunol. 1999 May; 84 (2): 185-189.
  7. Rey D, Krantz V, Partisani M, Schmitt MP et al. / Vaccine. 2000 Jan 18; 18 (13): 1161.
  8. Rodriguez-Barradas MC, Alexandraki I, Nazir T et. al. / Clin Infect Dis. 2003 Aug 1; 37 (3): 438-447.
  9. Stanley SK, Ostrowski MA, Justement JS et al. / N Engl J Med. 1999 May 9; 334 (19): 1222-1230.
  10. Tasker SA, Wallace MR, Rubins JB et al. / Clin Infect Dis. 2003 Mar 15; 34 (6): 813-821.

© Р.Я. Мешкова, Л.И. Беспалова, 2003

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о