Развитие щитовидной железы: Рекомендации врачей — Инфекционная больница Павловского

Строение, функции и значение щитовидной железы

Щитовидная железа (glandulathyroidea) — железа внутренней секреции, входит в состав эндокринной системы, синтезирует ряд гормонов, необходимых для поддержания гомеостаза организма.

Щитовидная железа (в просторечии «щитовидка») — симметричный орган, состоит из двух долей и перешейка. Правая и левая доли прилегают непосредственно к трахее, перешеек расположен на передней поверхности трахеи. Некоторые авторы отдельно выделяют в щитовидной железе пирамидальную долю. В нормальном (эутиреоидном) состоянии масса щитовидной железы составляет от 20 до 65 г, а размер долей зависит от половозрастных особенностей и может варьироваться в достаточно широких пределах. В период полового созревания происходит увеличения размера и массы щитовидной железы, а в старческом возрасте, соответственно — ее уменьшение. У женщин во время беременности также происходит временное увеличение размеров щитовидной железы, которое самостоятельно, без назначения лечения проходит в течение 6-12 месяцев после родов.

В щитовидной железе происходит синтез двух йодсодержащих гормонов — тироксина (T4) и трийодтиронина (T3), и одного пептидного гормона — кальцитонина. В ткани щитовидной железы происходит накопление аминокислоты тирозин, которая депонируется и хранится в виде белка — тиреоглобулина (строительного материала для синтеза тиреоидных гормонов). При наличии молекулярного йода и включении в работу фермента тиреоиднойпероксидазы (ТПО) происходит синтез гормонов T3 и T4.Тироксин (T4) и трийодтиронин (T3) синтезируются в апикальной части тиреоидного эпителия. Кальцитонин (тиреокальцитонин) вырабатывается паращитовидными железами, а также С-клетками щитовидной железы.

Диагностика заболеваний щитовидной железы

Для выбора правильного лечения диагностика пациентов с заболеваниями щитовидной железы должна включать физикальные, инструментальные и лабораторные методы оценки ее морфологической структуры и функциональной активности. Например, при пальпации (тактильном прощупывании пальцами) щитовидной железы можно определить ее размеры, консистенцию тиреоидной ткани и наличие или отсутствие узловых образований.

На сегодняшний день наиболее информативным лабораторным методом определения концентрации тиреоидных гормонов в крови является иммуноферментный анализ, осуществляемый с помощью стандартных тест-наборов. Кроме того, функциональное состояние щитовидной железы оценивается по поглощению изотопа 131I или технеция 99mTc.

Симптомы заболеваний щитовидной железы

Гипотиреоз

Гипотиреоз (гипофункция) — состояние, которое характеризуется снижением уровня гормонов щитовидной железы, встречается у 19 из 1000 женщин, и у 1 из 1000 мужчин. Часто гипотиреоз не выявляется длительное время, т.к. симптомы заболевания развиваются очень медленно и при этом больные не жалуются на состояние здоровья. Кроме того, симптомы гипотиреоза могут быть неспецифичными, и заболевание может протекать скрытно под «масками» целого ряда других болезней, что в свою очередь приводит к ошибочной диагностике и неправильному лечению.

При хроническом недостатке тиреоидных гормонов в организме человека замедляются все метаболические процессы, вследствие чего уменьшается образование энергии и тепла. Клиническими симптомами развития гипотиреоза являются:

-утомляемость;

-слабость;

-снижение работоспособности;

-ухудшение памяти;

-зябкость;

-отечность;

-быстрая прибавка в весе;

-сухость кожи;

-тусклость и ломкость волос.

У женщин гипотиреоз может вызывать нарушения менструального цикла, быть причиной ранней менопаузы. Одним из частых симптомов гипотиреоза является депрессия, по поводу которой больные направляются к психологу или психиатру.

Тир

Содержание

Щитовидная железа и беременность / Эндокринология / Статьи о здоровье / Статьи и энциклопедия / madez.ru

Щитовидная железа оказывает огромное влияние на репродуктивную функцию женщины.   Гормоны  щитовидной железы:
— регулируют процессы развития, созревания, специализации и  обновления всех тканей плода;
 —  имеют исключительное значение для закладки и развития головного мозга плода;
—  формируют интеллект ребенка, обучаемость, IQ;
—  роста и созревания костного скелета, половой системы ребенка.

Гормоны щитовидной железы производятся из поступающего с пищевыми продуктами йода. Если до беременности производство тиреоидных гормонов относительно стабильно, то с первых недель беременности уже происходит изменение функционирования щитовидной железы. Изменения в гормональной системе, обмене веществ в первый триместр беременности прямо или косвенно стимулирует щитовидную железу женщины. В первый триместр беременности щитовидная железа плода ещё не функционирует (до 15 недели беременности) и высокая потребность в тиреоидных гормонах у плода, а именно правильное и качественное развитие плода, формирование его центральной нервной системы, щитовидной железы, других органов и систем, обеспечивается только за счет достаточного содержания гормонов матери, особенно в первый триместр беременности, когда происходит закладка органов плода.  В целом продукция тиреоидных гормонов во время беременности в норме увеличивается до 50%.

Даже после начала синтеза гормонов щитовидной железой плода во 2 половине беременности материнские гормоны своей роли не теряют.

Заболевания щитовидной железы матери могут оказывать существенное влияние на синтез тиреоидных гормонов железой матери и приводить к недостаточному или избыточному количеству их для плода.

Итак, согласно современным представлениям  о влиянии патологии щитовидной железы на репродукцию, можно сформулировать несколько постулатов:

1.Во время беременности происходит изменение функционирования щитовидной железы матери.

2.Беременность является мощным фактором, стимулирующим щитовидную железу, что при определенных условиях может приобретать патологическое значение.

3.Для нормального развития плода, прежде всего на ранних этапах, необходим нормальный уровень гормонов щитовидной железы матери

4.Принципы диагностики и лечения заболеваний щитовидной железы у беременных существенно отличаются от стандартных лечебно-диагностических подходов

5.Как сниженная, так и повышенная функция щитовидной железы могут обусловить снижение репродуктивной способности у женщин и являются фактором риска нарушений развития плода.

6.Беременность может развиваться как на фоне гипотиреоза (сниженной функции ЩЖ), так и на фоне тиреотоксикоза (повышенной функции ЩЖ)

7.Показания для прерывания беременности у женщин с нарушениями функции щитовидной железы существенно ограничены.

8.Показания для оперативного лечения патологии щитовидной железы во время беременности существенно ограничены.

9.Во время беременности проводится коррекция нарушенной функции щитовидной железы медикаментозными препаратами в соответствие с принятыми принципами лечения беременных.

Необходимые обследования.

В настоящее время обследование функции щитовидной железы у здоровых женщин не внесено в обязательные рекомендации для подготовки к беременности. Тем не менее существуют клинические рекомендации с хорошей степенью доказательности, принятые во всем мире, которые говорят о том, что лучшие условия для зачатия, вынашивания, развития плода существуют именно при определенных интервалах тиреоидных гормонов (ТТГ, Т4св) как до зачатия, так и во время беременности, особенно в 1 триместре.

Так, наилучший интервал ТТГ для зачатия находится в пределах 0,4-2,5 МЕД\л при нормальных значениях Т4св. При выпадении ТТГ из необходимых интервалов, существует возможность подкорректировать содержание гормонов.

По законам физиологии ТТГ в 1 половине беременности должен снижаться, иногда достаточно сильно; уровень Т4 должен повышаться, иногда до верхней границы нормы. Во 2 половине беременности ТТГ выравнивается, повышается по сравнению с низким уровнем в 1 половине; Т4 может быть нормальным или низконормальным.

В последнее время изменились референсные интервалы (допустимое содержание) тиреоидных гормонов у беременных в 1, 2, 3 триместрах беременности, требуется консультация эндокринолога.

Иные подходы к женщинам, страдающих патологией щитовидной железы. Необходимо постоянное наблюдение и лечение у эндокринолога, контроль гормонов щитовидной железы с определенной регулярностью, которая зависит от вида заболевания.

Если вам назначили определение АТ/ТПО и выявлено их повышение, не следует бить тревогу. Так называемое «носительство АТ/ТПО» — распространенный феномен в популяции, определяется у здоровых женщин и далеко не всегда имеет прогностическое значение. Среди беременных АТ/ТПО выявляются не менее чем в 10% случаев и не оказывают патологического влияния на плод.

Тем не менее увеличение АТ/ТПО может быть диагностическим критерием хр. аутоиммунного тиреоидита, а также иметь прогностическое значение в развитие послеродового тиреоидита и гипотиреоза (сниженной функции щитовидной железы) в последующем, требуется консультация эндокринолога.

УЗИ щитовидной железы во время беременности не противопоказано.

Пункционная биопсия узлов щитовидной железы во время беременности не противопоказана в любом сроке беременности. Узлы с размером больше 1 см и с прогрессирующим ростом , особенно во время беременности, подлежат обязательной биопсии.

Фаустова Елена Вячеславовна,
врач эндокринолог высшей категории

Ключевые слова беременность, эндокриология

Все о щитовидной железе — заболевания, симптомы и лечение

Мы рады приветствовать тех, кто открыл эту страничку. Этой статьей мы хотим сформировать у Вас активное, рациональное и ответственное отношение к своему здоровью и мотивации к оздоровлению.

Просим Вас ответить на несколько вопросов, посвященных щитовидной железе.

Прочитайте внимательно следующие утверждения и при ответе «верно» прибавьте 1 балл, «неверно» – 2 балла, «не знаю» – 3 балла.


  • 1. Щитовидная железа – это небольшой орган, расположенный на передней поверхности шеи в нижней ее части?
  • 2. Щитовидная железа вырабатывает гормоны, которые, выделяются в кровь и оказывают влияние на все клетки и ткани в организме?
  • 3. Заболевания щитовидной железы поражают людей, начиная с детского возраста, а если быть точнее, уже в утробе матери и в течение всей жизни?
  • 4. Повышенная утомляемость, слабость, прибавка в весе, отечность лица, сухость кожи, ломкость ногтей и волос, запоры, ухудшение памяти – указанные симптомы могут быть проявлениями патологии щитовидной железы?
  • 5. Учащенное сердцебиение и перебои в работе сердца, похудание, чувство жара и сильная потливость,  повышенная эмоциональная лабильность – указанные симптомы могут быть проявлениями патологии щитовидной железы?
  • 6. Патология щитовидной железы может привести к поражению сердца?
  • 7. Патология щитовидной железы может привести к расстройству менструальной функции и бесплодию?
  • 8. Для нормальной работы щитовидной железы важно достаточное употребление йода с пищей?
  • 9. Для возмещения йода в организме необходимо использовать йодированную соль?
  • 10. Потребность в йоде в различные периоды жизни различная?
  • 11. Некоторые заболевания щитовидной железы имеют наследственный характер?
  • 12. Термином «зоб» обозначают только увеличение объема щитовидной железы?
  • 13. В щитовидной железе могут возникать узловые образования?
  • 14. Для определения структуры щитовидной железы необходимо провести УЗИ ЩЗ?
  • 15. Для уточнения функции щитовидной железы необходимо исследовать уровень тиреоидных гормонов в сыворотки  крови?
  • 16. При узловом и многоузловом зобе функция щитовидной железы может быть нормальной?

При наборе от 0 до 20 баллов — Вы хорошо осведомлены о роли щитовидной железы в нашем организме, от 20 и выше – Вам необходимо внимательно ознакомиться с нижеизложенной информацией.

Спасибо за оставленную заявку.
Наш оператор свяжется с вами с 8:00 до 22:00
Заявки, поступившие после 22:00, будут обработаны на следующий день.

Щитовидная железа и ее значение в организме

Щитовидная железа – это небольшой орган, расположенный на передней поверхности шеи в нижней ее части, весом 15-20 грамм. Названа железа так потому, что расположена перед щитовидным хрящом гортани. Она имеет две доли, соединенные перешейком.

Щитовидная железа вырабатывает тиреоидные гормоны – тироксин и трийодтиронин, которые, выделяясь в кровь, оказывают влияние на все клетки и ткани организма, регулируют скорость различных процессов обмена веществ. Эти гормоны отвечают за множество жизненно важных функций: он регулируют деятельность головного мозга, нервной и сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, влияют на репродуктивную функцию, работу молочных и половых желез и много другое.

Увеличение щитовидной железы

Для определения объема щитовидной железы используют ультразвуковое исследование, в норме объем железы не должен превышать 18 мл у женщин и 25 мл у мужчин. Увеличенная в объеме щитовидная железа или «зоб» может быть признаком различных заболеваний щитовидной железы, и сопровождаться как снижением, так и повышением функций. Чаще встречается эутиреоидный зоб — увеличение железы без нарушения ее функций.


Эндемический зоб

Эндемический зоб – это увеличение щитовидной железы, развивающееся в результате недостаточного поступления йода в организм. К человеку йод поступает с продуктами питания и водой. Йод является важной составляющей гормонов щитовидной железы и необходим для их нормальной деятельности. Если потребление йода снижено, щитовидная железа компенсаторно увеличивается, чтобы обеспечить организм достаточным количеством гормонов.

Наиболее опасен дефицит йода в период интенсивного роста детского организма, в период полового созревания, беременности и кормления ребенка грудью. Вся территория России является йоддефицитным регионом, чтобы предупредить развитие зоба, необходимо использовать в рационе питания йодированную соль. Индивидуальная йодная профилактика подразумевает прием йодсодержащих препаратов.

Узловой зоб

В щитовидной железе могут возникать узловые образования «узлы». Одним из предрасполагающих факторов их развития является дефицит йода в организме. При узловом или многоузловом зобе функция щитовидной железы может быть нормальной, повышенной или пониженной. «Узел щитовидной железы» — это еще не диагноз, узловым зобом могут проявляться многие заболевания щитовидной железы. Всем пациентам, у которых обнаружены узловые образования в щитовидной железе, которые по данным УЗИ превышает в диаметре 1 см, должна быть обязательно проведена пункционная биопсия с целью определения клеточного состава узла.

Заболевания щитовидной железы, сопровождающиеся нарушением ее функции

это острая недостаточность функции щитовидной железы, это заболевание при котором щитовидная железа не может вырабатывать гормоны в необходимом количестве, что приводит к нарушению и замедлению метаболических процессов в организме.

Имеется множество различных признаков, которые могут указывать на гипотиреоз, это: повышенная утомляемость, слабость, отечность лица, сухость кожи, прибавка в весе, ухудшение памяти, запоры, зябкость. Причиной гипотиреоза может быть много факторов, наиболее частый  — хронический аутоиммунный тиреоидит (зоб Хашимото) – заболевание, при котором происходит разрушение железы. Другими причинами гипотиреоза являются оперативные вмешательства на щитовидной железе и лечение радиоактивным йодом. Пациентам с недостаточной функцией щитовидной железы должна проводиться заместительная терапия.

Возможен и обратный процесс — гипертиреоз — избыточная активность житовидной железы по выработке гормонов. Это может быть непродолжительная реакция на физические перенапряжения или психические перегрузки, или же процесс может носить устойчивый характер, в этом случае речь идет о тиреотоксикозе.

Тиреотоксикоз

буквально «отравление тиреоидными гормонами» — состояние, вызванное стойким повышением уровня тиреоидных гормонов из-за гиперактивности щитовидной железы.

Человек становится раздражительным, плаксивым, беспокойным, быстро устает, худеет, несмотря на хороший аппетит, его беспокоят сердцебиение, перебои в работе сердца, повышенная потливость, дрожь в руках или всем теле, кожа становится влажной и горячей. Часто происходит выступание глазных яблок, начинается слезотечение, резь в глазах.

Наиболее частой причиной тиреотоксикоза является диффузный токсический зоб (базедова болезнь) — это аутоиммунное заболевание, которое приводит к увеличению щитовидной железы. Реже причинами являются узловые заболевания щитовидной железы (токсическая аденома, болезнь Пламмера) или ее воспаление.

Диагностика заболеваний щитовидной железы

Диагностика заболеваний щитовидной железы проводится врачом на основании осмотра и сбора анамнеза, для подтверждения и уточнения диагноза назначаются лабораторные анализы (измерение тиреотропного гормона, оценка концентрации трийодтиронина, тироксина, содержания тиреоглобулина, поглощение радиоактивного йода щитовидной железой, различные пробы и анализ на антитела) а также ультразвуковое исследование (УЗИ) щитовидной железы, рентген или компьютерная томография.  При подозрении на опухолевые заболевания проводится биопсия.

Если после прочтения данной информации у Вас остались какие-либо вопросы, обязательно обратитесь к специалисту.

Помните, что только квалифицированный врач-эндокринолог может назначить вам правильное лечение, подобрать необходимые лекарства и проконтролировать их результативность.

Гормоны щитовидной железы и репродуктивное здоровье

Щитовидная железа — это одна из самых крупных желез эндокринной системы. Она расположена на передней поверхности шеи и состоит из двух долей и перешейка, снаружи покрыта капсулой, от которой внутрь распространяются соединительнотканные перегородки, делящие ее на дольки.

Щитовидная железа секретирует йодированные гормоны: тироксин (Т4) и трийодтиронин (Т3), а также нейодированный гормон тиреокальцитонин. Основными компонентами для образования йодированных гормонов служат йод и аминокислота — тирозин. Регуляция функции щитовидной железы осуществляется центральной нервной системой. Клетки щитовидной железы — единственные в нашем организме способны извлекать получаемый из пищи йод и синтезировать из него жизненно важные гормоны.

Тиреоидные гормоны находятся во взаимосвязи с половыми гормонами человека. Тиреотоксикоз (повышенное образование гормонов в щитовидной железе) или гипотиреоз (наоборот, сниженная выработка гормонов) способны негативно влиять на возможность зачатия ребенка у супружеской пары. Стоит отметить, что нормальная работа щитовидной железы нужна не только для хорошего здоровья родителей, но и здоровья будущего малыша, так как установлено, что даже субклинические симптомы тиреоидной патологии у матери неблагоприятно отражаются на состоянии плода и новорожденного. По мнению экспертов ВОЗ, недостаточность йода является самой распространенной причиной умственной отсталости у детей, которую легко предупредить.

Экологическая и радиологическая обстановка способствует росту заболеваний щитовидной железы. Отрицательную роль играет изменение характера питания: снижение потребления морской рыбы и морепродуктов, богатых йодом, мяса и молочных продуктов, а также авария на Чернобыльской АЭС, которая явилась фактором повышенного риска развития заболеваний щитовидной железы.

На протяжении жизни человека нормальный уровень тиреоидных гормонов является необходимым условием функционирования организма. Они влияют на половое развитие, менструальную функцию, овуляцию, на различные метаболические процессы, рост и дифференцировку тканей, стимулируют синтез белка.
Женщины чаще, чем мужчины, страдают от тиреоидных нарушений.

В случае повышенной выработки гормонов в щитовидной железе они попадают в кровь и развивается тиреотоксикоз. Чаще всего причиной тиреотоксикоза у женщин репродуктивного возраста является болезнь Грейвса. У женщин заболевание встречается в 8 раз чаще, чем у мужчин. С наибольшей вероятностью развивается между 30 и 50 годами. В этом случае характерны: повышенная раздражительность, учащенное сердцебиение, потеря в весе, непереносимость высоких температур, мышечная слабость, повышенная потливость и дрожание рук, экзофтальм (глаза «навыкате»).

Гипотиреоз характеризуется увеличением массы тела, повышенной утомляемостью, упадком сил и настроения, одышкой, отеками, ухудшением внимания, ухудшением состояния ногтей и волос, сухостью кожи.

Заболевания ЩЖ, сопровождающиеся нарушением ее функции, часто ведут к расстройствам менструального цикла, снижению фертильности.

Нарушение деятельности щитовидной железы является одной из возможных причин эндокринного бесплодия. При гипотиреозе (низком уровне тиреоидных гормонов) оно развивается, потому что нарушается инактивация эстрогенов, регуляция образования фолликулостимулирующего гормона по принципу обратной связи, увеличивается уровень пролактина. Следовательно, подавляется овуляция и нарушается менструальный цикл. Иногда он может даже отсутствовать или быть нерегулярным.

У мужчин гипотиреоз или тиреотоксикоз тоже может стать причиной нарушения фертильности: ухудшается качество спермы (сперматозоиды становятся малоподвижными), замедляется обмен веществ, снижается половое влечение (либидо), возможна эректильная дисфункция.

Для выявления любой патологии необходимо сдать анализ крови на гормоны щитовидной железы. Это исследование следует назначать всем женщинам, планирующим беременность даже при отсутствии симптомов, указывающих на гипотиреоз или тиреотоксикоз и вне зависимости от того, есть ли у нее диагноз бесплодия или нет. Заболевания щитовидной железы часто протекают без выраженных клинических проявлений или проявляются неспецифично и только путём проведения лабораторной диагностики можно поставить правильный диагноз. Бесплодие в таком случае лечится с участием врача эндокринолога.

 

 

 

 

Дистопия щитовидной железы в корень языка у больной с гипотиреозом и аденомой гипофиза | Дзеранова

Патология эмбрионального развития щитовидной железы включает в себя дистопии щитовидной железы, обусловленные нарушением миграции срединного зачатка, различные виды незаращения щитовидно-язычного протока, приводящие к образованию кист и свищей, развитие добавочной тиреоидной ткани по ходу щитовидно-язычного протока.

Клиническая картина при дистопии щитовидной железы в корень языка складывается из состояния функции и железы и механических проявлений увеличения ее размеров [4]. Функция дистопированной щитовидной железы варьирует от тяжелых форм гипотиреоза(ГТ) до гипертиреоза, причем последний встречается значительно реже [1]. Из нарушений функции у больных с язычной щитовидной железой преобладает ГТ, причем часто таким больным ставят диагноз врожденного ГТ. При нормальном уровне тиреоидных гормонов заболевание проявляется лишь при развитии зоба из дистопированной железы: появляются признаки нарушения глотания, дыхания, кровоточивость, больные могут жаловаться на ощущение инородного тела и боли в горле, сухой кашель, гнусавость [10]. Иногда из дистопированной щитовидной железы может развиться рак, хотя вероятность малигнизации невелика и не превышает таковую для нормально расположенной щитовидной железы [3].

Гиподиагностика дистопий щитовидной железы связана с тем, что при эутиреоидном состоянии эта патология никак себя не проявляет и дистопия может быть выявлена случайно. Поэтому частоту встречаемости этой формы эмбриопатии трудно оценить, однако зоб в области языка составляет 2,3% всех случаев доброкачественных опухолей глотки [2].

Дистопированная щитовидная железа обычно представляет собой центрально расположенную в области слепого отверстия языка опухоль круглой или сферической формы с гладкой или дольчатой поверхностью, покрытую слизистой оболочкой, ее диаметр составляет в среднем 2—3 см, но может достигать 6—8 см. Цвет красный с цианотичным оттенком и зависит от васкуляризации. Основание опухоли, как правило, широкое реже она может иметь ножку.

Дифференциальный диагноз проводится с доброкачественными и злокачественными опухолями заднего отдела языка. Однако биопсия дистопированной шитовидной железы небезопасна из-за вероятности кровотечения. Применение ске- нирования позволяет определить размеры железы, характер поглощения изотопа, точное местоположение тиреоидной ткани и ее функцию.

При отсутствии каких-либо жалоб больные нуждаются только в наблюдении, а показаниями к оперативному удалению дистопированной щитовидной железы являются наличие другой функционально активной ткани щитовидной железы; рост железы, вызывающий затруднения речи, глотания и дыхания; повторные тяжелые кровотечения; не поддающийся терапии декомпенсированный тиреотоксикоз, дегенерация ткани с некрозом и подозрение на малигнизацию. Удаление язычной щитовидной железы в большинстве случаев приводит к ГТ, так как язычная железа чаще бывает дистопированной, а не добавочной [1]. ГТ, свойственный дистопированной щитовидной железе, лечится по обычным схемам лечения ГТ при нормально расположенной железе, если он не сопровождается другими вышеперечисленными проявлениями.

Приводим наблюдение.

Больная С., 23 лет, находилась на обследовании и лечении в нейроэндокринологическом отделении Эндокринологического научного центра РАМН. При поступлении предъявляла жалобы на головную боль, сонливость, слабость, нарушение менструального цикла. Из анамнеза: с раннего детства отмечалось отставание в росте и физическом развитии, впервые обратилась к врачу в возрасте 6 лет, в 12 лет был поставлен диагноз врожденного ГТ, тогда же больная была обследована в Институте нейрохирургии, данных, свидетельствующих об объемном процессе в головном мозге, не получено. Для исключения генетической причины отставания в росте и развитии консультирована генетиком (кариотип 46, XX). Больная лечилась в детском отделении по поводу ГТ, в течение многих лет принимала 1 таблетку тиреоидина ежедневно. На фоне проводимого лечения пациентка выросла, появились вторичные половые признаки, однако менструальный цикл был нарушен по типу олигоопсоменореи. С 1983 г. не обследовалась, лечение тиреоидными препаратами получала нерегулярно. С 1991 г. усилились головные боли, ухудшилась память, при обследовании в эндокринологическом научном центре РАМН в 1994 г. по данным краниограмм и компьютерных томограмм головного мозга выявлена аденома гипофиза.

При поступлении: больная нормального питания, рост 160 см, масса тела 60 кг, кожные покровы бледные, отмечается пастозность лица. В легких везикулярное дыхание, тоны сог приглушены, ритм правильный, ЧСС 65 в минуту, АД 100/60. Язык влажный, слегка обложен беловатым налетом. Живот мягкий, безболезненный, стул склонен к запорам, дизурии нет. Щитовидная железа на шее не пальпируется. При пальпации молочных желез определяется лакторея (+). Костный возраст соответствует 16—16,5 года. В крови содержание холестерина выше нормы (8,63), остальные биохимические показатели в пределах нормы. Общий анализ крови, мочи без патологии. Гормоны крови: тиреотропный гормон (ТТГ) 58,4 мЕ/л (норма 0,2—2,9 мЕ/л), трийодтиронин 1,2 нмоль/л (норма 1,2— 2,8 нмоль/л), тироксин 25,8 нмоль/л (норма 60—160 нмоль/л), пролактин 2661 мЕ/л (норма 86—715 мЕ/л), Lh24.7 Е/л (норма 3—12 Е/л), FSH 9,2 Е/л (норма 2,0—6,6 Е/л). Гормоны мочи: свободный кортизол 232 нмоль/Л, DHA-S 1028 нмоль/л.

На электрокардиограмме: вертикальное положение ЭОС, неполная блокада правой ножки пучка Гиса, изменения миокарда. На электроэнцефалограмме: на фоне организованной биоритмики срединного амплитудного уровня с доминированием a-ритма отмечаются признаки ирритации срединных структур неглубокой, но устойчивой межполярной асимметрией с акцентом межволновой дисритмики слева в височно-центральных зонах. На рентгенограмме черепа: турецкое седло с размерами на верхней границе нормы, спинка истончена. В лобном отделе небольшое обызвествление твердой мозговой оболочки. На серии магнитно-резонансных томограмм головного мозга в 3 проекциях: срединные структуры без дислокации, желудочки мозга не расширены. Тенториальные цистерны, субарахноидальные борозды заднечерепной ямки и мозжечка расширены. Хиазмо-селлярная цистерна не дифференцируется. Гипофиз относительно неоднородной структуры, размером 1,4×1,2×1,9 см, выступает над турецким седлом, пролабирует в основную пазуху. Заключение: супраэндоинфрасел- лярная аденома гипофиза; гипоплазия мозжечка. Описанная картина представлена на рисунке. Ультразвуковое исследование: шитовидная железа на шее не определяется.

Консультация окулиста: признаки повышенного внутричерепного давления. Консультация невропатолога: астеноипо- хондрический синдром. Консультация гинеколога-эндокринолога: молочные железы мягкие, безболезненные, из сосков выделяется молозиво. Половое оволосение по женскому типу. Слизистые розовые. Клитор на верхней границе нормы. Матка меньше нормы, придатки не пальпируются. Заключение: дисфункция яичников на фоне основного заболевания.

Совместно с канд. мед. наук Э. Н. Базаровой больной проведена ларингоскопия, при которой обнаружены участки железистой ткани в корне языка. Сделано заключение о дистопии щитовидной железы в корень языка.

Диагноз: эмбриопатия щитовидной железы — дистопия в корень языка. Первичный гипотиреоз в фазе медикаментозной субкомпенсации. Вторичная аденома гипофиза, гиперпролактинемия. Дисфункция яичников. Лакторея I. Гипотиреоидная энцефалопатия.

В клинике больная получала лечение: 1/2—1 таблетку по 100 мкг L-тироксина, 1/2 таблетки по 2,5 мг парлодела, 1 таблетку по 0,2 г пирацетама 3 раза в день, 2 таблетки аскорутина 3 раза в день.

В результате проводимого лечения состояние больной улучшилось, и она была выписана под наблюдение эндокринолога по месту жительства с рекомендациями продолжать лечение. Положительная динамика отмечена и в лабораторных показателях: содержание пролактина составило 623 мЕ/л (норма 86—715 мЕд/л), ТТГ — 1,2 мЕд/л.

Магнитно-резонансная томограмма больной С. с дистопией щитовидной железы в корень языка: аденома гипофиза.

Таким образом, у данной больной дистопия щитовидной железы в корень языка протекала с клиникой ГТ, по поводу которого больная лечилась с раннего возраста, однако состояние компенсации достигнуто не было. Кроме того, у больной имелась сопутствующая гиперпролактинемия с клиникой нарушения менструального цикла по типу олигоопсоменореи и лактореи и радиологическими признаками аденомы гипофиза, причем на фоне проводимого лечения тироксином и пар- лоделом уровни пролактина и ТТГ нормализовались.

Имеются данные о том, что примерно у 1/3 больных первичным ГТ развивается гиперпролактинемия, которая клинически проявляется нарушениями менструального цикла различной степени и лактореей, причем у таких больных достоверно чаще выявляются структурные изменения гипоталамо- гипофизарной области — имеются радиологические признаки увеличения размеров турецкого седла, признаки микроаденомы гипофиза или «пустого»турецкого седла [5, 11]. При лечении тиреоидными гормонами у части больных наряду с нормализацией уровня ТТГ происходит снижение до нормы содержания пролактина (часто с некоторым отставанием во времени), у ряда больных уровень пролактина нормализуется лишь при подключении к лечению агонистов дофамина [11].

Классическое объяснение феномена гиперпролактинемии при первичном ГТ, впервые постулированное L. Jacobs и соавт. заключается в том, что сниженный уровень гормонов при первичном ГТ вызывает по принципу «обратной связи» гиперпродукцию тиролиберина, что приводит к повышению секреции не только ТТГ, но и пролактина [6]. Тем не менее причина возникновения гиперпролактинемии только у определенных групп больных окончательно не известна [8, 9]. N. Liao и соавт. [7] показали, что при ГТ повышаются число ТРГ-содер- жащих нейронов и уровень мРНК ТРГ. По мнению G. Gerasimova и соавт. [5], причиной развития гиперпролактинемии у больных первичным ГТ является нарушение моноаминергиче- ской регуляции секреции пролактина: усиление стимулирующего влияния ТРГ, с одной стороны, и ослабление тормозящего влияния дофамина — с другой. Приведенное выше наблюдение подчеркивает важность диагностики пороков развития щитовидной железы, обусловленных ее эмбриогенезом, исследования секреции пролактина при первичном ГТ, выявления и лечения аденомы гипофиза.

1. Базарова Э. Н. Клиника, диагностика и хирургическая тактика лечения эмбриопатий шитовидной железы: Дис. … канд. мед. наук. — М., 1975.

2. Потапов И. И. // Вестн. отолярингол. — 1938. — № 6. — С. 683-687.

3. Чойнозов Е. Л., Дубский С. В. // Пробл. эндокринол. — 1993. — № 6. — С. 16-18.

4. Baughman К. // Oral. Sung. Med. Pathol. — 1972. — Vol. 34., N 6. — P. 781.

5. Gerasimov G., Chernova T., Goncharov N. // Acta med. austr. — 1992. — Bd 19. Sonderh. — S. 86-88.

6. Heyburn P. J., Gibby О. M., Hourihan M. et al. // Brit. med. J. — 1986. — Vol. 292, N 12. — P. 1660-1661.

7. Liao N., Bulaut M., Nicolas P. // Neuroendocrinology. —1989. — Vol. 50, N 1. — P. 217—223.

8. Pan J. T., Chen C. W. // Endocrinology. — 1990. — Vol. 126, N 6. — P. 3146-3152.

9. Rondell J. M. M., De Greef Ж J., Van der Schoot P. et al. // Ibid. — 1988. — Vol. 123, N 2. — P. 523-529.

10. Schwerts H. // J. Laryngol. Otol. — 1953. — Vol. 67, N 3. — P. 417-426.

11. Thomas D. J., Touzel R., Charlesworth M. et al. // Clin. Endocrinol. — 1987. — Vol. 27, N 2. — P. 289-295.


Щитовидная железа: функции и болезни

Щитовидная железа: функции и болезни

Часто, если человек, особенно женщина, жалуется на плохое самочувствие, недомогание, вялость и нехватку энергии, ему предлагают проверить щитовидную железу. Это связано с тем, что такие симптомы могут свидетельствовать о недостаточности работы щитовидной железы. Такое заболевание называется гипотиреоз. Никто не знает, почему у женщин проблемы с щитовидной железой бывают гораздо чаще, чем у мужчин. Скорее всего, это связано с деятельностью женских половых гормонов. Но точные механизмы этих процессов нам пока неизвестны.

 

Изучение щитовидной железы

Щитовидная железа в том или ином виде есть у всех позвоночных, хотя и не у всех оформлена именно в железу. В ходе эволюции у разных видов функции и строение щитовидки несколько менялись. Например, у лягушек тиреоидный гормон стимулирует превращение головастика в лягушку, то есть он отвечает за дифференциацию различных частей тела, в результате чего головастик и становится лягушкой. У млекопитающих функции щитовидной железы влияют прежде всего на развитие мозга в начальный период созревания эмбриона, а во взрослом возрасте — на его работу. От низших позвоночных к высшим функции модифицировались, но не кардинально.

Вообще изучением щитовидной железы начали заниматься в конце XIX века. Это было связано с наблюдениями, свидетельствующими о том, что у жителей горных районов, которые пили воду, не содержащую йод, возникала его нехватка, вследствие чего росло число людей, страдающих кретинизмом. Кретинизм — это заболевание, связанное с тем, что при эмбриогенезе, в процессе внутриутробного развития, не синтезировался тиреоидный гормон, за счет этого плохо развивался мозг. Это было особенно заметно в альпийских районах, в Швейцарии и соседних областях. А поскольку кретинизм — тяжелое заболевание, его начали активно изучать и таким образом открыли, что для нормального функционирования щитовидной железы нужно, чтобы вместе с пищей в организм поступал йод.

 

Строение и работа щитовидной железы

Щитовидная железа состоит из фолликулов — это как бы такие пузырьки, в которых накапливается синтезированный тиреоидный гормон в связанном с белком состоянии. Когда нужно, чтобы в кровь поступило больше этих гормонов, часть жидкости, которая находится внутри фолликулов и включает тиреоидные гормоны (эта жидкость называется коллоид), захватывается клетками оболочки фолликула, белок разрушается, а гормон поступает в кровь. Если щитовидная железа работает слишком интенсивно, то таких фолликулов становится избыточное количество, они производят больше гормонов. А если щитовидная железа работает недостаточно, то фолликулы раздуваются, становятся большими, внутри них находится много коллоида, потому что гормонов вырабатывается мало и мало их поступает в кровь.

 

Строение щитовидной железы

 

И при гипертиреозе, и при гипотиреозе довольно часто возникает зоб — увеличение щитовидки в размере, что видно невооруженным глазом. Но причины этого зоба бывают разные: в случае недостаточности это происходит оттого, что фолликулы заполняются коллоидом и возникает видимое разрастание щитовидки, а при гипертиреозе это происходит за счет большого количества мелких фолликулов, в которых при этом мало коллоида. Есть также понятие узлов щитовидной железы — это как раз и есть большое количество фолликулов. Они могут быть диффузными, то есть располагаться по всей щитовидке, либо, наоборот, такими группами, кластерами.

 

Функции щитовидной железы

Щитовидная железа не только отвечает за выработку ряда гормонов, но и сама ими регулируется, а также оказывает прямое, очень серьезное воздействие на различные виды тканей. Если во время беременности у плода или уже у новорожденного ребенка были проблемы с функциями щитовидки, вырабатывалось недостаточно йода, то это может сильно повлиять на умственные способности, вплоть до кретинизма. У взрослых гормон щитовидной железы влияет на энергообмен и нервную систему. Если щитовидка вырабатывает переизбыток гормонов, то возникает перевозбудимость, а если их, наоборот, мало, то человек страдает от вялости и апатии.

 Работа щитовидной железы зависит от того, поступает ли в наш организм йод. Он нужен, потому что гормон щитовидной железы содержит атомы йода, который мы должны получать вместе с пищей. И избыток, и недостаток йода одинаково вреден, поэтому должны быть определенные нормы его потребления. В России раньше они как-то регулировались государством, сейчас же этого не происходит, поэтому довольно часто возникают заболевания, связанные не только с недостаточностью, но и с переизбытком йода. Мы часто видим рекламу препаратов, содержащих йод, люди их принимают, так как думают, что это полезно. Но на самом деле это палка о двух концах.

 

Заболевания щитовидки

Среди наиболее распространенных заболеваний щитовидной железы стоит назвать в первую очередь гипертиреоз и гипотиреоз, связанные с переизбытком или недостатком гормонов щитовидной железы. При гипертиреозе вырабатывается слишком много тиреоидных гормонов, из-за чего возникает ряд характерных симптомов. Более всего известен экзофтальм, то есть пучеглазие, а также дрожание рук и усиленное сердцебиение. Другие — избыточное возбуждение, бессонница, гиперактивность, раздражительность, похудение. Если принимать слишком много йода, эти симптомы как раз могут появиться.

Причин, которые могут приводить к болезням щитовидной железы, много. Допустим, тот же гипертиреоз может быть связан с возникновением антител, которые имитируют действие гормона, стимулирующего функции щитовидной железы, — тиреотропного гормона. То есть щитовидка из-за этого работает не под воздействием гипофиза — в нем как раз есть тиреотропный гормон, который и отвечает за стимулирование работы щитовидной железы, — а под воздействием антител, очень похожих на него.

Основные заболевания щитовидной железы во взрослом возрасте (за исключением кретинизма, возникающего внутриутробно) носят аутоиммунный характер. К слову, женская иммунная система склонна к таким заболеваниям больше, чем мужская. Гипертиреоз и гипотиреоз связаны с выработкой антител к различным белкам щитовидной железы, и поэтому у женщин чаще страдает щитовидка, так как у них аутоиммунные процессы возникают чаще. То есть причина патологий не в прямом влиянии женских половых гормонов на щитовидную железу, а в их влиянии на иммунную систему: за счет этого она работает более интенсивно, вырабатываются антитела к своим же белкам, в том числе белками щитовидной железы. Эти антитела могут вызвать как гипофункцию, так и гиперфункцию щитовидки. Кроме того, причинами заболеваний щитовидки могут быть и генетические мутации. Они могут возникать и во взрослом возрасте в отдельных клетках, но могут быть и наследственными, хотя это довольно редкий вариант.

Таких причин много, но результат у них один: нарушение работы щитовидной железы. Чтобы выяснить их наверняка, необходимо сделать ряд анализов. И лечение заболевания во многом зависит именно от причин. Среди заболеваний щитовидной железы встречается и рак, но, как правило, это достаточно благоприятно текущее заболевание. Чаще всего это не рак клеток, которые продуцируют тиреоидные гормоны, а рак клеток, которые продуцируют другой гормон — кальцитонин. Это наиболее распространенная форма рака щитовидки, но любой рак щитовидной железы достаточно легко поддается лечению, и в большинстве случаев люди живут довольно долго или выздоравливают. Так что особой опасности по сравнению с другими видами рака рак щитовидной железы не представляет.

 

Лечение и исследования заболеваний щитовидной железы

Относительно лечения большинства заболеваний щитовидной железы все давно известно. Гипотиреоз лечится введением гормонов, то есть приемом таблеток. Здесь все зависит от правильной дозы. Пациента нужно научить прислушиваться к своим ощущениям, насколько он недостаточно возбудим или гипервозбудим. Если доза препарата будет слишком большой, то появятся симптомы гипертиреоза, а если недостаточной, то гипотиреоз будет сохраняться.

 Гипертиреоз лечится как медикаментозно, так и хирургическим методом. Но дело в том, что после удаления узлов щитовидной железы, продуцирующих большое количество гормонов, возникает недостаточность. Это не всегда связано с тем, что удаляется большой участок щитовидной железы. В последние годы стало понятно: это может быть связано с тем, что белки, которые находятся в фолликулах, при операции поступают в кровь, и иммунная система, не знакомая с этими белками, начинает вырабатывать антитела к ним. То есть сама операция может провоцировать процесс аутоиммунной атаки на щитовидную железу и вызвать гипотиреоз. За счет этих данных хирургическое лечение теперь используется гораздо реже, вместе него применяются другие методы, снижающие функцию щитовидной железы.

 

Симптомы нарушений работы щитовидной железы

Симптомов, которые могли бы сигнализировать о проблемах с щитовидной железой, можно выделить довольно много. Но беда в том, что они могут относиться и к другим заболеваниям, так что без анализов нельзя сказать наверняка, являются ли проблемы со здоровьем следствием именно недостаточности или гиперфункции щитовидной железы. При гиперфункции характерным признаком является тремор (дрожание рук), тахикардия (нарушение сердцебиения). У женщин бывают особые триггеры к возникновению заболеваний щитовидки, например беременность или стресс, приводящие к гипертиреозу, в результате чего и возникают перечисленные выше признаки.

Гипотиреоз в основном проявляется в вялости и апатии. Чем хуже работает щитовидка, тем больше эта вялость. Как следствие, больным неохота даже обращаться к врачам. Снижается умственная активность, появляется сонливость, прибавляется вес. Но, как было сказано выше, это необязательно свидетельствует о проблемах именно с щитовидкой, есть и другие заболевания с похожими симптомами, и без анализов нельзя ничего сказать наверняка. Поэтому гипотиреоз диагностировать сложнее, тогда как симптомы гипертиреоза — тахикардия и тремор — достаточно определенные. Но и в некоторых случаях люди с такими симптомами идут сначала к кардиологам, которые иногда могут начать лечить сердце, тогда как первопричина не в нем, а в щитовидной железе. При гипотиреозе, напротив, сердцебиение урежается и понижается давление, что также приводит к слабости.

Гипертиреоз от неконтролируемого приема большого количества гормонов щитовидной железы либо йода

Клиническая картина заболевания складывается из триады основных симптомов. К ним относятся тахикардия, зоб, а также экзофтальм. Больные жалуются на повышенную раздражительность, трудности при глотании, перебои в области сердца, постоянную диффузную потливость. К симптомам также относятся чувство жара, дрожь рук, резкое похудание, изменение почерка, одышка, мышечная слабость. Может также наблюдаться слезотечение и светобоязнь.

Характерны перемены в эмоциональном состоянии. Больные жалуются на раздражительность, плаксивое состояние, плохой сон, худшую переносимость высоких температур во внешней среде, общую слабость, быструю степень утомляемости, дрожь конечностей. Нередки боли в кардиальной области.

Больной гипертиреозом обладает и характерными внешними признаками. Кожа человека теплая и влажная, присутствует гневный взгляд. Подкожный жировой слой слабо выражен.

Нарушения, вызываемые щитовидной железой, стимулируют развитие тахикардии и повышенное систолическое давление. Ежеминутный объем сердца может возрастать вплоть до 30 литров в минуту. При этом сердечные тоны громкие, а на верхушке четко прослушивается систолический шум. В случае тяжелых форм гипертиреоза могут быть сбои в сердечной деятельности. Данные факторы способны вызвать сердечную недостаточность, а также тахикардию и мерцательную аритмию. Кроме того, возможно также увеличение печени, появлении отечного синдрома, доходящего вплоть до анасарки, а также влажных и мелкопузырчатых хрипов.

Практически в половине случаев при заболевании происходит поражение органов пищеварения. В случае легкой и средней степени тяжести вырастает аппетит. В ходе развития тяжести заболевания стул становится жидким, поскольку усиливается перистальтика, возникает ахилия, понижается экзокринная функция поджелудочной железы. Кроме того, возможны спастические сокращения желудка и кишечника, провоцирующие болевые синдромы. Такие состояния легко перепутать с приступом острого аппендицита, панкреатитом, язвенной болезнью желудка либо почечной коликой.

При заболевании также происходит нарушение всех базовых функций печени. Начинается развитие токсического гепатита, переходящего в цирроз печени и печеночную недостаточность. Нередко бывает поражена и половая система. Женщины нередко страдают дисфункцией менструального цикла, проявляющейся в виде аменореи. Зачастую это может привести к бесплодию. У мужчин понижается уровень либидо и начинается развитие импотенции.

Нарушения, проявляющиеся со стороны органов зрения, так называемый экзофтальм. Его признаками является блеск в глазах, а также широкое раскрытие глазных щелей с образованием полоски белого цвета, расположенной между радужной оболочкой и непосредственно верхним веком. Мигание становится редким и неполным. Нарушается возможность фиксации взгляда на отдельном предмете, расположенном на близком расстоянии от больного. Наблюдается отставание верхнего века от глазной радужной оболочки в ходе фиксации предмета взглядом. Нужно правильно различать нарушения со стороны органов зрения при заболевании гипертиреозом и при иных эндокринных патологиях. Крайней степенью развития гипертиреоза становится тиреотоксический криз. Данное состояние характеризуется тяжелым протеканием и может привести к летальному исходу.


Методы лечения


Консервативная терапия включает в себя прием антитиреоидных средств, бета-адреноблокаторов, а также транквилизаторов, седативных средств и препаратов йода. В случае отсутствия эффективности терапии используется оперативное лечение.

Лекарственные препараты, блокирующие синтез тиреоидных гормонов, включают в себя мерказолил по 0,01 грамм, применяемый от двух до четырех раз в сутки. Следует стремиться к достижению эутиреоидного состояния, при котором пульс обладает нормальной частотой и наполнением, а масса тела стабильна. Кроме того, должны исчезнуть нарушения в сердечной деятельности и неврологические расстройства. По достижению данного состояния осуществляется прием поддерживающих доз по 0,005 грамма 1 раз в 2 дня, либо однократно в трехдневный срок на протяжении двух лет. В случае, если состояние больного не улучшилось, используется оперативное лечение.

Осуществление лечения антитиреоидными средствами должно правильно сочетаться с назначением бета-адреноблокаторов, благодаря чему можно приблизить клиническое выздоровление больного. Бета-адреноблокаторы показаны больным при наличии стойкой тахикардии, экстрасистолии и мерцательной аритмии.

Для большей стабилизации выздоровительного эффекта и защиты от тиреоидстимулирующих антител, а также для снижения содержания тироксина и трийодтиронина применяется карбонат лития по 0,9-1,9 граммов в сутки.

Положительный эффект дает и назначение транквилизаторов, таких как сибазон, феназепам, тазепам либо нозепам, а также различных седативных средств.

Хирургическое лечение заболевания требует специализированной подготовки в течение двух и более недель до достижения эутиреоидного состояния. В частности, для этого применяются тиреостатические препараты. Улучшение сердечной деятельности осуществляется с использованием препаратов наперстянки и бета-адреноблокаторов. Противопоказаниями к оперативному лечению являются: декомпенсация системы внутренних органов, тяжелая степень диффузного токсического зоба, нарушение сердечно-сосудистой системы, хроническая почечная и печеночная недостаточность, различные виды психических расстройств.

В ходе операции возможны следующие осложнения: открытие кровотечения, воздушная эмболия в случае повреждения крупных вен, повреждение возвратного нерва, удаление либо повреждение паращитовидных желез, что приводит к дальнейшему развитию гипопаратиреоидного состояния.

В случае травматизации двух возвратных нервов возможно наступление острой асфиксии. Данное острое состояние дыхательной недостаточности требует немедленного осуществления интубации трахеи и трахеостомии.

Кто лечит?

В первую очередь при возникновении описанных выше симптомов необходимо обратиться к эндокринологу. Даже если вы уверены в диагнозе, запишитесь на прием для уточнения максимально эффективной схемы лечения.

Записаться на консультацию эндокринолога в городе Новосибирске вы можете в любое удобное для вас время!

Эмбриология, щитовидная железа — StatPearls — Книжная полка NCBI

Введение

Щитовидная железа — это небольшая железа со значительными эффектами. Зрелая щитовидная железа расположена в области шеи и отвечает за доставку гормонов в организм. Гормоны, выделяемые щитовидной железой, включают тироксин и кальцитонин, которые влияют на базальную скорость метаболизма в организме, сердце, мозг, мышцы, пищеварительный тракт и гомеостаз кальция. Щитовидная железа — это первая эндокринная железа, которая развивается примерно на третьей неделе беременности.

Щитовидная железа возникает из глоточных карманов, которые состоят из энтодермы. Развитие щитовидной железы начинается с дивертикулярного разрастания примитивного глотки. Затем дивертикул спускается вниз, чтобы достичь конечного пункта назначения в шее. Традиционно щитовидная железа располагается ниже щитовидного хряща, примерно на уровне позвонков C5-T1. Во время опускания щитовидная железа соединяется с языком через щитовидно-язычный проток. [1]

Развитие

Щитовидная железа берет начало между первым и вторым глоточными карманами у основания языка.На третьей неделе беременности, примерно на 20-24 день, энтодермальные клетки примитивного глотки размножаются, образуя дивертикул щитовидной железы. Начиная с пятой недели беременности дивертикул щитовидной железы перемещается каудально по средней линии, пересекая кпереди подъязычную кость и хрящ гортани. Во время миграции щитовидная железа остается прикрепленной к языку через щитовидно-язычный проток. На раннем этапе развития щитовидная железа является полой, но затем затвердевает во время миграции, образуя фолликулярные элементы щитовидной железы.Разделение щитовидной железы на правую и левую доли происходит на пятой неделе беременности.

Кроме того, в течение пятой недели ультимобаберные тела возникают из четвертого / пятого глоточных карманов. Ультимобранхиальные тела в конечном итоге дифференцируются в парафолликулярные С-клетки, которые играют важную роль в гомеостазе кальция. Традиционно считалось, что парафолликулярные С-клетки возникают из клеток нервного гребня, но недавние работы оспаривают это, предполагая, что они возникают из энтодермы.[2] Ультимобранхиальные тела сливаются с верхней дорсолатеральной стороной развивающейся щитовидной железы, образуя бугорок Цукеркандля. [3] Затем парафолликулярные С-клетки распространяются в щитовидную железу, но обычно остаются ограниченными суперолатеральными аспектами щитовидной железы, в то время как нижняя треть щитовидной железы остается в основном лишенной С-клеток. Полностью развитые С-клетки секретируют кальцитонин, который снижает содержание кальция в сыворотке за счет ингибирования функции остеокластов.

К седьмой неделе беременности щитовидная железа достигла своего конечного пункта назначения в области шеи.Обычно к 10-й неделе беременности щитовидно-язычный проток дегенерирует, и только отверстие слепой кишки указывает на его прежнее существование. В некоторых случаях неполная облитерация протока может привести к аномалиям, включая кисты щитовидно-язычного протока, язычную щитовидную железу или пирамидальную долю. Затем клеточная дифференцировка и созревание продолжаются до тех пор, пока щитовидная железа не станет функционально зрелой к двенадцатой неделе беременности.

Патофизиология

Пирамидная доля щитовидной железы (PL) — Пирамидные доли возникают, когда дистальная часть протока щитовидной железы дифференцируется в ткань щитовидной железы.Оценки частоты пирамидальных лепестков различаются. Например, исследование 2015 года с участием 166 пациентов с тиреоидэктомией обнаружило пирамидальную долю у 65,7% пациентов с равным гендерным распределением, в то время как исследование 2010 года с участием 90 трупов мужчин обнаружило пирамидальную долю у 37,8% пациентов. [4] [5] Пирамидные доли чаще всего возникают от перешейка, но могут исходить от любой доли (чаще левой). Они достигают переменной длины, но делятся на короткие (менее 15 мм), средние (от 15 до 30 мм) или длинные (более 30 мм), и обычно они длиннее у самок, чем у самцов.Это считается нормальным анатомическим вариантом и обычно протекает бессимптомно.

Double Pyramidal Lobe (DPL) — чрезвычайно редкий вариант, о котором сообщалось лишь о нескольких случаях. Они представлены двумя пирамидальными долями, отходящими от щитовидной железы, часто расположенными на стыке перешейка и правой и левой долей соответственно. Все клинические случаи касаются пациенток в возрасте от 45 до 58 лет. [6] [7]

Субистмическая добавочная железа — еще один редкий вариант развития щитовидной железы. В отличие от пирамидных долей, которые располагаются выше щитовидной железы, относительно опускания щитовидной железы вдоль щитовидно-язычного протока, они располагаются ниже щитовидной железы.[8]

Отсутствующий перешеек — Нормальный перешеек щитовидной железы обычно располагается на втором и третьем кольцах трахеи, но может варьироваться от перстневидного хряща до четвертого кольца трахеи. [5] В редких случаях перешеек отсутствует. Хотя правая и левая доли разделены, они часто функциональны. [9]

Эктопическая ткань щитовидной железы — ткань щитовидной железы, расположенная за пределами нормального анатомического положения в передней части шеи. Чаще всего это происходит вследствие неудачного эмбриологического опускания. Наиболее частым местом расположения эктопической ткани щитовидной железы является основание языка (в отверстии слепой кишки, вторичное по причине несостоятельности или миграции), но также часто обнаруживается вдоль щитовидно-язычного протока, что приводит к высокому расположению щитовидной железы шейки матки (из-за неполной миграции).Чрезмерная миграция приводит к образованию верхней ткани средостения или перикарда. Реже эктопическая ткань щитовидной железы может быть обнаружена в надпочечниках / гипофизе вместе с системой желудочно-кишечного тракта, в женской репродуктивной системе и даже в радужной оболочке глаза. Может присутствовать один или несколько очагов эктопической ткани. Эктопическую ткань щитовидной железы можно отличить от кист щитовидно-язычного протока с помощью сцинтиграфии щитовидной железы, поскольку эктопическая ткань является функциональной, а кисты содержат недостаточное количество ткани щитовидной железы для определения исследователем.[10]

Лингвальная щитовидная железа — Редко щитовидная железа не может должным образом опускаться вниз по щитовидно-язычному протоку до окончательного анатомического положения, что приводит к удержанию ткани щитовидной железы в отверстии слепой кишки у основания языка и чаще встречается в пациенты женского пола. Языковая щитовидная железа может охватывать широкий спектр клинических проявлений, от случайной находки до частичной обструкции дыхательных путей. При появлении симптомов ткань щитовидной железы языка может быть удалена хирургическим путем — с риском гипотиреоза, если остается недостаточное количество ткани щитовидной железы.[11]

Киста щитовидно-язычного протока — Относительно редко, присутствует примерно у 7% населения во всем мире. Возникает, когда часть щитовидно-язычного протока не может развернуться. Выделения из эпителиальной выстилки вызывают воспаление и образование кист. Кисты щитовидной железы обнаруживаются по средней линии и тесно связаны с подъязычной костью, при этом от 20 до 25% обнаруживаются надподъязычной и 25-65% подъязычной. Кисты часто протекают бессимптомно, но могут инфицироваться и проявляться в виде абсцесса. Как правило, кисты щитовидно-язычного протока увеличиваются при глотании или выпячивании языка.[12] Кисты щитовидной железы часто путают с кистами жаберной щели, которые возникают в результате неполной инволюции щелей глотки. Чаще всего возникает вторая трещина, но также могут возникать третий и четвертый мешочки. Кисты жаберной щели обычно располагаются латеральнее средней линии, часто кпереди от грудино-ключично-сосцевидной мышцы. Они не поднимаются при глотании или высовывании языка. [13]

Киста языка — Киста щитовидно-язычного протока, возникающая у основания языка. Они могут вызывать затруднения при глотании или дыхании.[14]

Клиническая значимость

Хирургическое значение PL — клиницист обнаруживает существующую пирамидную долю до операции только в 50% случаев. [15] Поскольку пирамидная доля (или DPL) состоит из нормальной ткани щитовидной железы, в ней могут быть заболевания, как и в «нормальной» щитовидной железе. [16] Таким образом, неполное удаление существующей PL может привести к рецидиву заболевания и повторной операции. [4]

Хирургическое значение бугорка Цукеркандля — заднебоковое расширение щитовидной железы с тесной анатомической связью с возвратным гортанным нервом, нижней щитовидной артерией и паращитовидными железами.Большие бугорки могут увеличить риск неоптимальных и сложных операций. [3] [17]

Непрерывное обучение / вопросы для повторения

Рисунок

Протоковые железы, схема, показывающая развитие жаберных эпителиальных тел, щитовидной железы, паращитовидных желез, тимуса. Предоставлено Gray’s Anatomy Plates

Развитие щитовидной железы | Развитие

Foxe1, ранее известный как фактор транскрипции щитовидной железы-2 (TTF-2), повсеместно экспрессируется в энтодерме глотки (таблица 1, рис.5), но, по-видимому, регулируется иначе в тироидном домене, чем в др. Тканях, происходящих из энтодермы (Parlato et al., 2004). Исследования на мышах показывают, что Foxe1 способствует миграции клеток-предшественников щитовидной железы (De Felice et al., 1998; Parlato et al., 2004). Однако механизм, с помощью которого это происходит in vivo , неизвестен; миграция зачатка все еще происходит, хотя и не полностью, у эмбрионов Pax8 — / — , в которых экспрессия Foxe1 не обнаруживается, поэтому вполне вероятно, что другие, предположительно не клеточно-автономные, факторы способствуют миграции (для более подробной обсуждение этого вопроса см. Fagman and Nilsson, 2010).Профиль экспрессии генов, регулируемых Foxe1, был изучен на линии клеток щитовидной железы крыс (Fernandez et al., 2013). Этот анализ подтвердил предполагаемую роль Foxe1 как пионерного фактора в дифференцировке тироидных клеток (Cuesta et al., 2007), но, к сожалению, не дал понимания его промиграционной функции в развитии щитовидной железы. В палатогенезе, который нарушен у пациентов с мутациями FOXE1 и , которые вызывают как пороки развития щитовидной железы, так и черепно-лицевые мальформации (Clifton-Bligh et al., 1998; De Felice et al., 1998), недавно было показано, что Foxe1 напрямую трансактивирует два онтогенетических гена, а именно Msx1 и Tgfb3 , которые, как известно, управляют переходом эпителия в мезенхиму (EMT) и миграцией клеток (Venza et al. ., 2011). Нацелен ли Foxe1 на эти гены в эмбриональной щитовидной железе, не исследовалось. Тот факт, что все мигрирующие клетки-предшественники зачатков щитовидной железы слипаются как единое тело до тех пор, пока не произойдет двухлопастное движение и слияние с UBB (Fagman et al., 2006) и что экспрессия E-cadherin поддерживается на протяжении всего этого процесса (Fagman et al., 2003) аргументирует против роли EMT в развитии щитовидной железы (хотя нельзя исключать частичную EMT). Примечательно, что E-кадгерин является геном-мишенью Foxe1 (Fernandez et al., 2013). В целом, эти находки подтверждают, что Foxe1 способствует коллективной миграции, а не одиночной клеточной миграции. Поддержание эпителиального фенотипа клеток-предшественников во время миграции может функционировать, чтобы предотвратить преждевременное растворение зачатка щитовидной железы.Кроме того, Foxe1, по-видимому, важен для выживания клеток-предшественников, предположительно действуя ниже Pax8. Это, вероятно, объясняет различные фенотипы, наблюдаемые у мышей с дефицитом Foxe1 и , у которых зачаток щитовидной железы может либо сохраняться сублингвально из-за подавления миграции (что соответствует наиболее распространенному эктопическому расположению у людей), либо полностью регрессировать, как это наблюдается у 50% эмбрионов (Parlato et al., 2004).

Исследования на амфиоксусе показывают, что предковый ген Foxe1 дублировался на поздних этапах эволюции позвоночных для достижения дивергентных функций паралогов, но Foxe1 оставался вовлеченным в развитие глотки (Yu et al., 2002). На личиночной стадии ортолог Foxe1 AmphiFoxE4 экспрессируется не в эндостиле, а в булавовидной железе, которая также происходит из энтодермы глотки. Поскольку в линии позвоночных отсутствует гомологичная структура, было высказано предположение, что генетическая программа, отвечающая за выделение булавовидного органа из энтодермы и, возможно, с участием FoxA4, могла быть перенесена в ближайший эндостиль до его исчезновения (Yu et al., 2002), тем самым подтверждая механизм эволюционного перехода к фолликулярной щитовидной железе, предвосхищая морфогенез щитовидной железы позвоночных.Однако FoxE4 специфически экспрессируется в йодсвязывающей зоне эндостиля взрослого человека как в амфиоксусе, так и в оболочках (Hiruta et al., 2005) (рис.2), что позволяет предположить, что установленная регуляторная роль Foxe1 в биосинтезе тироидных гормонов ( Fernandez et al., 2015), возможно, уже были достигнуты ортологическим фактором у протохордовых. Более того, нокдаун foxe1 не влияет на эмбриональную щитовидную железу у рыбок данио (Nakada et al., 2009). Вместе эти наблюдения опровергают идею, что Foxe1 регулирует развитие щитовидной железы с помощью эволюционно законсервированного механизма.Вероятно, поэтому, что морфогенетическая роль приписывается Foxe1 только у животных, у которых зачаток щитовидной железы мигрирует на значительные расстояния, чтобы достичь своего окончательного ортотопического положения.

Начальная эмбриология щитовидной железы, опускание щитовидной железы, парафолликулярные клетки

Автор

Navdeep Ricky Sayal, DO Пластический / реконструктивный хирург, хирург головы и шеи, ЛОР-специалисты, PC

Navdeep Ricky Sayal, DO является членом следующих медицинских обществ: Американской академии пластической и реконструктивной хирургии лица, Американской академии хирургии. Отоларингология — хирургия головы и шеи, Американский колледж хирургов, Американское общество головы и шеи, Американская медицинская ассоциация, Американская остеопатическая ассоциация, Американские остеопатические колледжи офтальмологии и отоларингологии — хирургия головы и шеи

Раскрытие: Ничего не разглашать.

Соавтор (ы)

Ару Панвар, доктор медицины Хирургическая онкология головы и шеи, методист Центр рака Эстабрук, Методистская больница Небраски

Ару Панвар, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американская академия отоларингологии — хирургия головы и шеи, Американский колледж хирургов, Американское общество головы и шеи, Американская медицинская ассоциация, Общество роботизированной хирургии

Раскрытие: Ничего не разглашать.

Алан Т. Ричардс, MD, MBBCh, FCS (SA), FRCS, FACS Доцент кафедры клеточной биологии, генетики и анатомии, адъюнкт-профессор (клиническая), кафедра отоларингологии — хирургия головы и шеи, Университет Медицинский центр Небраски, Медицинский колледж Университета Небраски

Алан Т. Ричардс, доктор медицины, MBBCh, FCS (SA), FRCS, FACS является членом следующих медицинских обществ: Американской ассоциации клинических анатомов, Американского общества головы и шеи, Америка Hernia Society

Раскрытие информации: раскрывать нечего.

Специальная редакционная коллегия

Франсиско Талавера, фармацевт, доктор философии Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Получил зарплату от Medscape за работу. для: Medscape.

Карен Х. Калхун, доктор медицины, FACS, FAAOA Профессор, кафедра отоларингологии, хирургия головы и шеи, Медицинский колледж государственного университета Огайо

Карен Х. Калхун, доктор медицины, FACS, FAAOA является членом следующих медицинских обществ: Американских Академия лицевой пластической и реконструктивной хирургии, Американское общество головы и шеи, Ассоциация исследований в области отоларингологии, Южная медицинская ассоциация, Американская академия отоларингической аллергии, Американская академия отоларингологии — хирургия головы и шеи, Американский колледж хирургов, Американская медицинская ассоциация, американская Общество ринологов, Общество университетских отоларингологов — хирургов головы и шеи, Техасская медицинская ассоциация

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Главный редактор

Арлен Д. Мейерс, доктор медицинских наук, магистр делового администрирования Профессор отоларингологии, стоматологии и инженерии, Медицинский факультет Университета Колорадо

Арлен Д. Мейерс, доктор медицинских наук, магистр делового администрирования является членом следующих медицинских обществ: Американской академии лицевой пластики и реконструктивной хирургии. Хирургия, Американская академия отоларингологии — хирургия головы и шеи, Американское общество головы и шеи

Раскрытие информации: служить (d) в качестве директора, должностного лица, партнера, сотрудника, советника, консультанта или попечителя для: Cerescan; Cliexa, eMedevents, Neosoma, MI10
Получил доход в размере 250 долларов США от:, Cliexa ;; Neosoma
Получил акции от RxRevu; Получена доля владения от Cerescan за консультацию; для: Neosoma, eMedevents, MI10.

Дополнительные участники

Тодд Шнайдерман, доктор медицины Частная практика, Бриджуотер, штат Нью-Джерси

Тодд Шнайдерман, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия отоларингологии — хирургия головы и шеи, Американское ринологическое общество

Раскрытие информации: раскрывать нечего.

Филип Э. Запанта, доктор медицины, FACS Адъюнкт-профессор хирургии, директор программы ординатуры отоларингологии и содиректор стипендии по медицинскому образованию, Школа медицины и медицинских наук Университета Джорджа Вашингтона; Штатный хирург, отделение отоларингологии — хирургия головы и шеи, ассоциация медицинского факультета

Филип Э. Запанта, доктор медицины, FACS является членом следующих медицинских обществ: Американской академии отоларингической аллергии, Американской академии отоларингологии — хирургии головы и шеи, Американской Колледж хирургов, Христианские медицинские и стоматологические ассоциации, Медицинское общество округа Колумбия

Раскрытие информации: Ничего не говорится.

Том Шокри, MD Врач-резидент, отделение отоларингологии — хирургия головы и шеи, Медицинский центр им. Милтона С. Херши Государственного здравоохранения Пенсильвании

Раскрытие информации: раскрытие информации не предусмотрено.

Благодарности

Ари Дж. Голдсмит, доктор медицины Заведующий детской отоларингологией, больница колледжа Лонг-Айленда; Доцент кафедры отоларингологии, отделение детской отоларингологии, Медицинский центр нижнего штата Нью-Йорка

Ари Дж. Голдсмит, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии отоларингологии — хирургии головы и шеи, Американской медицинской ассоциации и Медицинского общества штата Нью-Йорк

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Дэвид Дж. Кей, MD Консультант, Отделение отоларингологии, Центр детской ЛОР-хирургии головы и шеи

Дэвид Дж. Кей, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии лицевой пластической и реконструктивной хирургии, Американской академии отоларингологии — хирургии головы и шеи и Американской медицинской ассоциации

.

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Роль гормонов щитовидной железы в черепно-лицевом развитии

  • 1.

    Бассет, Дж. Х. Д. и Уильямс, Г. Р. Роль гормонов щитовидной железы в развитии скелета и поддержании костей. Endocr. Ред. 37 , 135–187 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 2.

    Джин, С. В., Сим, К. Б. и Ким, С. Д. Развитие и рост нормального свода черепа: эмбриологический обзор. J. Korean Neurosurg . Soc. 59 , 192–196 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 3.

    Спербер, Г. Х. и Спербер, С. М. Краниофациальная эмбирогенетика и развитие (PMPHUSA, 2018).

  • 4.

    Морейра К. А., Демпстер Д. В. и Барон Р. Анатомия и ультраструктура кости — гистогенез, рост и ремоделирование (MDText.com, 2019).

  • 5.

    Мишина, Ю. и Снайдер, Т. Н. Сигнальные пути клеток нервного гребня, важные для развития и патологии черепных костей. Exp. Cell Res. 325 , 138–147 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 6.

    Холл Б. К. и Мияке Т. Все за одного и один за всех: уплотнения и начало развития скелета. Bioessays 22 , 138–147 (2000).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 7.

    DeLise, A.М., Фишер, Л. и Туан, Р. С. Клеточные взаимодействия и передача сигналов в развитии хряща. Остеоартрит Хрящ 8 , 309–334 (2000).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 8.

    Лонг, Ф. и Орниц, Д. М. Развитие эндохондрального скелета. Cold Spring Harb. Перспектива . Biol. 5 , a008334 (2013).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 9.

    Garg, P. et al. Перспективный обзор дифференцировки мезенхимальных стволовых клеток в остеобласты. Orthop. Surg. 9 , 13–19 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 10.

    Хата К., Такахата Ю., Мураками Т. и Нишимура Р. Транскрипционная сеть, контролирующая эндохондральную оссификацию. J. Bone Metab. 24 , 75–82 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 11.

    Маки, Э. Дж., Ахмед, Ю. А., Татарчуч, Л., Чен, К. С. и Мирамс, М. Эндохондральная оссификация: как хрящ превращается в кость в развивающемся скелете. Внутр. J. Biochem. Cell Biol. 40 , 46–62 (2008).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 12.

    Маки, Э. Дж., Татарчух, Л. и Мирамс, М. Скелет: многофункциональный сложный орган: хондроциты пластинки роста и эндохондральное окостенение. J. Endocrinol. 211 , 109–121 (2011).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 13.

    Park, R. W. et al. Двойные пути к эндохондральным остеобластам: новая хондроцитарная остеопрогениторная клетка, идентифицированная в гипертрофическом хряще. Biol. Открыть 4 , 608–621 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 14.

    Houben, A. et al. Активность β-катенина в поздних гипертрофических хондроцитах локально управляет остеобластогенезом и остеокластогенезом. Разработка 143 , 3826–3838 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 15.

    Aghajanian, P., Xing, W., Cheng, S. & Mohan, S. Формирование эпифизарной кости происходит посредством регуляции тироидным гормоном трансдифференцировки хондроцитов в остеобласты. Sci. Отчет 7 , 10432 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 16.

    Моррис-Кей Г. М. и Уилки А. О. Рост нормального свода черепа и его изменение при краниосиностозе: выводы из генетики человека и экспериментальных исследований. J. Anat. 207 , 637–653 (2005).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 17.

    Йошида Т., Виватбуцири П., Моррисс-Кей Г. М., Сага Ю. и Исеки С. Клеточные линии в черепно-лицевой мезенхиме млекопитающих. мех. Dev. 125 , 797–808 (2008).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 18.

    Цзян, X., Исэки, С., Максон, Р. Э., Суков, Х. М. и Моррисс-Кей, Г. М. Происхождение и взаимодействие тканей в своде черепа млекопитающих. Dev. Биол. 241 , 106–116 (2002).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 19.

    Han, J. et al. Согласованное действие Msx1 и Msx2 в регуляции дифференцировки клеток краниального нервного гребня во время развития лобной кости. мех. Dev. 124 , 729–745 (2007).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 20.

    Исии, М., Сан, Дж., Тинг, М. К. и Максон, Р.E. in Craniofacial Development 1 edn Vol. 115 (ред. Чай, Ю.) 131–156 (Elsevier, 2015).

  • 21.

    Пал, Г. П., Таманкар, Б. П., Рутал, Р. В. и Бхагват, С. С. Оссификация перепончатой ​​части плоской затылочной кости у человека. J. Anat. 138 , 259–266 (1984).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 22.

    Bellary, S. S. et al. Червячные кости: обзор. Clin. Анат. 26 , 922–927 (2013).

    PubMed Google Scholar

  • 23.

    Брэдли, Дж. П., Левин, Дж. П., Рот, Д. А., Маккарти, Дж. Дж. И Лонгакер, М. Т. Исследования в области биологии черепных швов: IV. Временная последовательность сращения заднего фронтального краниального шва у мышей. Пласт. Реконстр. Surg. 98 , 1039–1045 (1996).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 24.

    Макбрэтни-Оуэн, Б., Изеки, С., Бамфорт, С. Д., Олсен, Б. Р., Моррис-Кей, Г. М. Развитие и тканевое происхождение основания черепа млекопитающих. Dev. Биол. 322 , 121–132 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 25.

    Cheng, A., Hardingham, T.E. & Kimber, S.J. Создание восстановления хряща из плюрипотентных стволовых клеток. Tissue Eng. Часть B Ред. 20 , 257–266 (2014).

    PubMed Google Scholar

  • 26.

    Фостер, Н. К., Хенсток, Дж. Р., Рейнвальд, Ю. и Эль-Хадж, А. Дж. Динамическая трехмерная культура: модели хондрогенеза и эндохондральной оссификации. Врожденные дефекты Res. C Эмбрион сегодня 105 , 19–33 (2015).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 27.

    Thorogood, P. Спецификация развития черепа позвоночных. Разработка 103 , 141–153 (1988).

    PubMed Google Scholar

  • 28.

    Вэй, X., Ху, М., Мишина, Ю. и Лю, Ф. Регуляция развития пластинки роста и краниальный синхондроз. J. Dent. Res. 95 , 1221–1229 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 29.

    Mallo, M. Формирование среднего уха: недавний прогресс в развитии и молекулярных механизмах. Dev. Биол. 231 , 410–419 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 30.

    Stocum, D. L. & Roberts, W. E. Часть I: Развитие и физиология височно-нижнечелюстного сустава. Curr. Остеопорос. Отчет 16 , 360–368 (2018).

    PubMed Google Scholar

  • 31.

    Кришнан К. и Канчан Т. Оценка клиновидно-затылочного синхондроза: обзор литературы и соображения с судебно-антропологической точки зрения. J. Forensic Dent. Sci. 5 , 72–76 (2013).

    Google Scholar

  • 32.

    Coll, G. et al. Рост площади затылочного отверстия и задней черепной ямки человека в связи с закрытием синхондроза основания черепа в процессе развития ребенка. Нейрохирургия 79 , 722–735 (2016).

    PubMed Google Scholar

  • 33.

    Вора, С.Р., Камчи, Э. Д. и Кокс, Т. С. Постнатальный онтогенез основания черепа и черепно-лицевого скелета у самцов мышей C57BL / 6J: эталонный стандарт для количественного анализа. Фронт. Physiol. 6 , 417 (2016).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 34.

    Кислер, Дж. И Рикер, Р. Аномальный родничок. Am. Fam. Врач 67 , 2547–2552 (2003).

    PubMed Google Scholar

  • 35.

    Cendekiawan, T., Wong, R. W. K. & Rabie, A. B. M. Взаимосвязь между синхондрозами основания черепа и черепно-лицевым развитием: обзор. Открыть Анат. J. 2 , 67–75 (2010).

    Google Scholar

  • 36.

    Goldstein, J. A. et al. Более ранние доказательства слияния шпено-затылочного синхондроза коррелируют с тяжестью гипоплазии средней зоны лица у пациентов с синдромальным краниосиностозом. Пласт. Реконстр.Surg. 134 , 504–510 (2014).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 37.

    Mazzaferro, D. M. et al. Частота сращивания швов основания черепа у младенцев с краниосиностозом. Пласт. Реконстр. Surg. 141 , 559e – 570e (2018).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 38.

    Таббс Р. С. и Оукс У. Дж. Пороки развития Киари (Springer, 2013).

  • 39.

    Небен, К. Л. и Меррилл, А. Э. в черепно-лицевом развитии, 1-е изд., Том. 115 (ред. Чай, Ю.) 493–542 (Elsevier, 2015).

  • 40.

    Фаррелл Б. и Бриз А. Л. Структура, активация и нарушение регуляции киназ рецептора фактора роста фибробластов: перспективы клинического нацеливания. Biochem. Soc. Пер. 46 , 1753–1770 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 41.

    Орниц, Д. М. и Мари, П. Дж. Пути передачи сигналов FGF в эндохондральном и внутримембранозном развитии костей и генетических заболеваниях человека. Genes Dev. 16 , 1446–1465 (2002).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 42.

    Су, Н., Джин, М. и Чен, Л. Роль передачи сигналов FGF / FGFR в развитии скелета и обучении гомеостазу на моделях мышей. Bone Res. 2 , 14003 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 43.

    Prochazkova, K., Prochazka, J., Marangoni, P. & Klein, O. D. Кости, железы, уши и многое другое: множественные роли FGF10 в черепно-лицевом развитии. Фронт. Genet. 9 , 542 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 44.

    Helsten, T., Schwaederle, M.& Курцрок, Р. Передача сигналов рецептора фактора роста фибробластов при наследственных и неопластических заболеваниях: биологические и клинические последствия. Cancer Metastasis Rev. 34 , 479–496 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 45.

    Zhou, Y. X. et al. Замена Pro250Arg в Fgfr1 мыши вызывает повышенную экспрессию Cbfa1 и преждевременное слияние швов свода черепа. Гум. Мол.Genet. 9 , 2001–2008 (2000).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 46.

    Merrill, A. E. et al. Дисплазия изогнутой кости — тип FGFR2, отдельное заболевание скелета, имеет недостаточную каноническую передачу сигналов FGF. Am. J. Med. Genet. 90 , 550–557 (2012).

    CAS Google Scholar

  • 47.

    Ярзабек К., Волчинский С., Лесневич Р., Plessis, G. & Kottler, M. L. Доказательства того, что мутации потери функции FGFR1 могут вызывать различные пороки развития скелета у пациентов с синдромом Каллмана. Adv. Med. Sci. 57 , 314–321 (2012).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 48.

    Wang, Y. et al. Аномалии развития хрящей и костей у мышей с синдромом Аперта FGFR2 (+ / S252W). Разработка 132 , 3537–3548 (2005).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 49.

    Пьер-Кан, А., Хирш, Дж. Ф., Ренье, Д., Мецгер, Дж. И Марото, П. Гидроцефалия и ахондроплазия. Исследование 25 наблюдений. Childs Brain 7 , 205–219 (1980).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 50.

    Арно-Лопес, Л., Фрагосо, Р., Мантилья-Капачо, Дж. И Баррос-Нуньес, П.Крузон с черным акантозом. Дальнейшее определение синдрома. Clin. Genet. 72 , 405–410 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 51.

    Абдель-Салам, Г. М. Х. и др. Синдром Мюнке с пигментным расстройством и вероятной гемимегалэнцефалией: расширение фенотипа. Am. J. Med. Genet. А 155А , 207–214 (2011).

    PubMed Google Scholar

  • 52.

    Ли, Ю. К., Сонг, И. В., Пай, Ю. Дж., Чен, С. Д., Чен, Ю. Т. Внесение мутации ахондроплазии человека в FGFR3 в качестве мышиной модели дисплазии скелета человека. Sci. Отчетность 7 , 43220 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 53.

    Орниц Д. М. и Ито Н. Путь передачи сигнала фактора роста фибробластов. Wiley Interdiscip. Rev. Dev. Биол. 4 , 215–266 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 54.

    Адамек А. и Каспрзак А. Система инсулиноподобного фактора роста (IGF) при заболеваниях печени. Внутр. J. Mol. Sci. 19 , E1308 (2018).

    PubMed Google Scholar

  • 55.

    Roth, D. A. et al. Иммунолокализация трансформирующего фактора роста β1, β2 и β3 и инсулиноподобного фактора роста I при преждевременном сращивании черепных швов. Пласт. Реконстр. Surg. 99 , 300–309 (1997).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 56.

    Thaller, S. R., Hoyt, J., Tesluk, H. & Holmes, R. Влияние фактора роста инсулина-1 на швы черепа у крысы Sprague-Dawley. J. Craniofac. Surg. 4 , 35–39 (1993).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 57.

    Брэдли, Дж. П. и др. Повышение мРНК IGF-I и IGF-II и пептида IGF-I в сращивании черепных швов крыс предполагает доказательство паракринной роли инсулиноподобных факторов роста в сращивании швов. Пласт. Реконстр. Surg. 104 , 129–138 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 58.

    Woods, K. A., Camacho-Hubner, C., Savage, M. O. & Clark, A. J. L. Задержка внутриутробного развития и послеродовая задержка роста, связанная с делецией гена инсулиноподобного фактора роста i. N. Engl. J. Med. 335 , 1363–1367 (1996).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 59.

    Begemann, M. et al. Отцовская мутация IGF2 и ограничение роста. N. Engl. J. Med. 373 , 349–356 (2015).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 60.

    Цяо, М., Шапиро, П., Кумар, Р. и Пассанити, А.Инсулиноподобный фактор роста-1 регулирует эндогенную активность RUNX2 в эндотелиальных клетках посредством фосфатидилинозитол-3-киназы / ERK-зависимого и Akt-независимого сигнального пути. J. Biol. Chem. 279 , 42709–42718 (2004).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 61.

    Fujita, T. et al. Runx2 индуцирует дифференцировку остеобластов и хондроцитов и усиливает их миграцию за счет связывания с передачей сигналов PI3K-Akt. J. Cell Biol. 166 , 85–95 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 62.

    Longobardi, L. et al. Влияние IGF-I на хондрогенез мезенхимальных стволовых клеток костного мозга в присутствии или отсутствии передачи сигналов TGF-бета. J. Bone Miner. Res. 21 , 626–636 (2006).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 63.

    Zhou, Q. et al. IGF-I индуцирует хондрогенную дифференцировку мезенхимальных клеток жировой ткани in vitro и усиливает хондрогенез in vivo. In Vitro Cell Dev. Биол. Anim. 52 , 356–364 (2016).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 64.

    Wang, J., Zhou, J. & Bondy, C.A. Igf1 способствует продольному росту костей за счет инсулиноподобного действия, увеличивая гипертрофию хондроцитов. FASEB J. 13 , 1985–1990 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 65.

    Hardouin, S. N., Guo, R., Romeo, P.-H., Nagy, A. & Aubin, J. E. Нарушение дифференцировки мезенхимальных стволовых клеток и остеокластогенеза у мышей, дефицитных по транскриптам Igf2-P2. Разработка 138 , 203–213 (2011).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 66.

    Abuzzahab, M. J. et al.Мутации рецептора IGF-I, приводящие к задержке внутриутробного и постнатального роста. N. Engl. J. Med. 349 , 2211–2222 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 67.

    Raile, K. et al. Клинические и функциональные характеристики мутации человеческого рецептора инсулиноподобного фактора роста I Arg59Ter (IGF1R): влияние на дозировку гена IGF1R человека. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 91 , 2264–2271 (2006).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 68.

    Fang, P. et al. Сильно низкий рост, вызванный гетерозиготными мутациями нового рецептора инсулиноподобного фактора роста 1 (IGF1R). J. Clin. Эндокринол. Метаб. 97 , E243 – E247 (2012).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 69.

    Лю, Дж. П., Бейкер, Дж., Перкинс, А. С., Робертсон, Э.J. & Efstratiadis, A. Мыши, несущие нулевые мутации генов, кодирующих инсулиноподобный фактор роста I (Igf-1) и рецептор IGF типа 1 (Igf1r). Cell 75 , 59–72 (1993).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 70.

    Woitge, H. W. & Kream, B. E. Calvariae, полученные от эмбриональных мышей с нарушенным геном Igf1, снизили скорость синтеза коллагена, но сохранили чувствительность к глюкокортикоидам. J. Bone Miner.Res. 15 , 1956–1964 (2000).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 71.

    Huang, RL, Yuan, Y., Tu, J., Zou, GM & Li, Q. Противодействующие TNF-α / IL-1β- и BMP-2-активируемые сигнальные пути MAPK сходятся на Runx2 к регулируют BMP-2-индуцированную дифференцировку остеобластов. Cell Death Dis. 5 , e1187 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 72.

    Phimphilai, M., Zhao, Z., Boules, H., Roca, H. & Franceschi, R. T. Передача сигналов BMP необходима для RUNX2-зависимой индукции фенотипа остеобластов. J. Bone Miner. Res. 21 , 637–646 (2006).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 73.

    Ducy, P., Zhang, R., Geoffroy, V., Ridall, A. L. & Karsenty, G. Osf2 / Cbfa1: транскрипционный активатор дифференцировки остеобластов. Cell 89 , 747–754 (1997).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 74.

    Komori, T. et al. Целенаправленное разрушение Cbfa1 приводит к полному отсутствию костеобразования из-за остановки созревания остеобластов. Cell 89 , 755–764 (1997).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 75.

    Otto, F. et al. Cbfa1, ген-кандидат для синдрома кледокраниальной дисплазии, необходим для дифференцировки остеобластов и развития костей. Cell 89 , 765–771 (1997).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 76.

    Enomoto, H. et al. Cbfa1 является положительным регуляторным фактором созревания хондроцитов. J. Biol. Chem. 275 , 8695–8702 (2000).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 77.

    Chen, H. et al. Runx2 регулирует эндохондральную оссификацию посредством контроля пролиферации и дифференцировки хондроцитов. J. Bone Miner. Res. 29 , 2653–2665 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 78.

    Kawane, T. et al. Runx2 необходим для пролиферации предшественников остеобластов и индуцирует пролиферацию, регулируя Fgfr2 и Fgfr3. Sci. Отчет 8 , 13551 (2018).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 79.

    Zheng, Q. et al. Регуляция гена коллагена типа X с помощью Runx2 непосредственно способствует его гипертрофической хондроцит-специфической экспрессии in vivo. J. Cell Biol. 162 , 833–842 (2003).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 80.

    Yan, J. et al. Дефицит Smad4 нарушает гипертрофию хондроцитов через фактор транскрипции Runx2 в развитии скелета мышей. J. Biol. Chem. 293 , 9162–9175 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 81.

    Bialek, P. et al. Код Twist определяет начало дифференцировки остеобластов. Dev. Ячейка 6 , 423–435 (2004).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 82.

    Shirakabe, K., Terasawa, K., Miyama, K., Shibuya, H. & Nishida, E. Регулирование активности фактора транскрипции Runx2 с помощью двух гомеобоксов, Msx2 и Dlx5. Гены Клеток 6 , 851–856 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 83.

    Widelitz, R. Передача сигналов Wnt каноническими и неканоническими путями: недавний прогресс. Факторы роста 23 , 111–116 (2005).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 84.

    Nusse, R. & Clevers, H. Передача сигналов Wnt / β-Catenin, болезнь и новые терапевтические методы. Ячейка 169 , 985–999 (2017).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 85.

    Parr, B.A., Shea, M.J., Vassileva, G. & McMahon, A.P. Гены Wnt мыши обнаруживают дискретные домены экспрессии в ранних эмбриональных ЦНС и зачатках конечностей. Разработка 119 , 247–261 (1993).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 86.

    Kato, M. et al. Cbfa1-независимое снижение пролиферации остеобластов, остеопении и стойкой васкуляризации эмбрионального глаза у мышей с дефицитом Lrp5, корецептора Wnt. J. Cell Biol. 157 , 303–314 (2002).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 87.

    Day, T. F., Guo, X., Garrett-Beal, L. & Yang, Y. Передача сигналов Wnt / β-катенина в мезенхимальных предшественниках контролирует дифференцировку остеобластов и хондроцитов во время скелетогенеза позвоночных. Dev. Ячейка 8 , 739–750 (2005).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 88.

    Gong, Y. et al. Белок 5, связанный с рецептором ЛПНП (LRP5), влияет на рост костей и развитие глаз. Cell 107 , 513–523 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 89.

    Song, L. et al. Lrp6-обеспечиваемая каноническая передача сигналов Wnt необходима для образования и слияния губ. Развитие 136 , 3161–3171 (2009).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 90.

    Roetzer, K. M. et al. Новая семейная мутация LRP5, вызывающая высокую костную массу: генетический анализ, клинические проявления и характеристика минерализации костного матрикса. Кость 107 , 154–160 (2018).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 91.

    Boyden, L.M. et al. Высокая плотность костной ткани из-за мутации в связанном с рецептором ЛПНП белке 5. N. Engl. J. Med. 346 , 1513–1521 (2002).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 92.

    Rawadi, G., Vayssière, B., Dunn, F., Baron, R. & Roman-Roman, S. BMP-2 контролирует экспрессию щелочной фосфатазы и минерализацию остеобластов с помощью аутокринной петли Wnt. J. Bone Miner. Res. 18 , 1842–1853 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 93.

    Gaur, T. et al. Каноническая передача сигналов WNT способствует остеогенезу, напрямую стимулируя экспрессию гена Runx2. J. Biol. Chem. 280 , 33132–33140 (2005).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 94.

    Nagayama, M. et al. Передача сигналов Wnt / beta-catenin регулирует развитие и рост основания черепа. J. Dent. Res. 87 , 244–249 (2008).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 95.

    Brownstein, M.J., Eskay, R.L. & Palkovits, M. Триотропин-рилизинг-гормон в среднем преобладании находится в отростках нейронов паравентрикулярного ядра. Нейропептиды 2 , 197–201 (1982).

    CAS Google Scholar

  • 96.

    Сегерсон Т.P. et al. Локализация тиреотропин-рилизинг-гормона прогормона-мессенджера рибонуклеиновой кислоты в головном мозге крыс путем гибридизации in situ. Эндокринология 121 , 98–107 (1987).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 97.

    Szarek, E., Cheah, P. S., Schwartz, J. & Thomas, P. Молекулярная генетика развивающегося нейроэндокринного гипоталамуса. Мол. Клеточный эндокринол. 323 , 115–123 (2010).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 98.

    Harris, A. R. et al. Физиологическая роль тиреотропин-рилизинг-гормона в регуляции секреции тиреотропного гормона и пролактина у крыс. J. Clin. Вкладывать деньги. 61 , 441–448 (1978).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 99.

    Steinfelder, H. J.и другие. Регулирование экспрессии ТТГБ человека тиреотропин-рилизинг-гормоном: роль гипофизарного фактора транскрипции (Pit-1 / GHF-1) и потенциальное взаимодействие с элементом, ингибирующим тироидный гормон. Proc. Natl Acad. Sci. США 88 , 3130–3134 (1991).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 100.

    Sun, Y., Lu, X. & Gershengorn, M. C. Рецепторы тиротропин-рилизинг-гормона — сходства и различия. J. Mol. Эндокринол. 30 , 87–97 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 101.

    Неги, К. С. Введение в эндокринологию (PHI Learning, 2009).

  • 102.

    Копп П. Рецептор ТТГ и его роль в заболеваниях щитовидной железы. Cell Mol. Life Sci. 58 , 1301–1322 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 103.

    Abel, E. D., Ahima, R. S., Boers, M. E., Elmquist, J. K. & Wondisford, F. E. Критическая роль рецептора тироидного гормона β2 в регуляции паравентрикулярных нейронов тиреотропин-рилизинг-гормона. J. Clin. Инвестируйте . 107 , 1017-1023 (2001).

  • 104.

    O’Shea, P.J. et al. Расширенное формирование костей у мышей с доминантно-отрицательной мутацией в гене рецептора тироидного гормона β из-за активации передачи сигналов белка Wnt / β-катенин. J. Biol.Chem. 287 , 17812–17822 (2012).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 105.

    Taylor, P. N. et al. Анализ функции щитовидной железы на основе полногеномных последовательностей. Нат. Commun. 6 , 5681–5690 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 106.

    Teumer, A. et al. Полногеномный анализ определяет роль SLC17A4 и AADAT в регуляции гормонов щитовидной железы. Нат . Commun. 9 , 4455 (2018).

    Google Scholar

  • 107.

    Friesema, E.C. et al. Эффективное клеточное поглощение и отток гормона щитовидной железы переносчиком монокарбоксилата человека 10. Мол. Эндокринол. 22 , 1357–1369 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 108.

    Visser, W.E., Friesema, E. C. & Visser, T. J. Мини-обзор: переносчики гормонов щитовидной железы: известные и неизвестные. Мол. Эндокринол. 25 , 1–14 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 109.

    Вирт, Э. К., Швейцер, У. и Кёрле, Дж. Транспорт тироидных гормонов в головном мозге. Фронт. Эндокринол. 5 , 98 (2014).

    Google Scholar

  • 110.

    Capelo, L.P., Beber, E.H., Fonseca, T.L. & Gouveia, C.H.A. Транспортер монокарбоксилата 8 и транспортеры аминокислот L-типа 1 и 2 экспрессируются в скелетах мышей и остеобластных клетках MC3T3-E1. Щитовидная железа 19 , 171–180 (2009).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 111.

    Abe, S. et al. Переносчик монокарбоксилата 10 функционирует как переносчик гормона щитовидной железы в хондроцитах. Эндокринология 153 , 4049–4058 (2012).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 112.

    Leitch, V. D. et al. Существенная физиологическая роль MCT8 в костях мышей-самцов. Эндокринология 158 , 3055–3066 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 113.

    Браверман, Л. Э., Ингбар, С. Х. и Стерлинг, К. Превращение тироксина (Т4) в трийодтиронин (Т3) у пациентов с атиреозом. J. Clin. Вкладывать деньги. 49 , 855–864 (1970).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 114.

    Gereben, B. et al. Клеточные и молекулярные основы передачи сигналов гормона щитовидной железы, регулируемого дейодиназой. Endocr. Ред. 29 , 898–938 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 115.

    Arrojo e Drigo, R.& Бьянко, А. С. Дейодиназа 2 типа на перекрестке действия гормонов щитовидной железы. Внутр. J. Biochem. Cell Biol. 43 , 1432–1441 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 116.

    Сен-Жермен, Д. Л., Гальтон, В. А. и Эрнандес, А. Мини-обзор: определение роли йодтиронин дейодиназ: современные концепции и проблемы. Эндокринология 150 , 1097–1107 (2009).

    Google Scholar

  • 117.

    Kanatani, M. et al. Гормон щитовидной железы стимулирует дифференцировку остеокластов по механизму, не зависящему от взаимодействия RANKL-RANK. J. Cell. Physiol. 201 , 17–25 (2004).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 118.

    Williams, A. J. et al. Активность фермента йодтирониндейодиназы в кости. Кость 43 , 126–134 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 119.

    Hönes, G. S. et al. Передача сигналов неканонических гормонов щитовидной железы опосредует кардиометаболические эффекты in vivo. Proc. Natl Acad. Sci. США 114 , E11323 – E11332 (2017).

    PubMed Google Scholar

  • 120.

    Flamant, F. et al. Сигнальные пути тироидных гормонов: время для более точной номенклатуры. Эндокринология 158 , 2052–2057 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 121.

    Астапова И. и др. Корепрессор ядерного рецептора (NCoR) контролирует чувствительность к гормонам щитовидной железы и заданное значение оси гипоталамус-гипофиз-щитовидная железа. Мол. Эндокринол. 25 , 212–224 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 122.

    Ленг, X., Tsai, S. Y., O’Malley, B. W. & Tsai, M. J. Лиганд-зависимые конформационные изменения в рецепторах тироидных гормонов и ретиноевой кислоты потенциально усиливаются гетеродимеризацией с ретиноевым X-рецептором. J. Steroid Biochem. Мол. Биол. 46 , 643–661 (1993).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 123.

    Wagner, R. L. et al. Структурная роль гормона в рецепторе гормона щитовидной железы. Nature 378 , 690–697 (1995).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 124.

    Fondell, J. D., Ge, H. & Roeder, R.G. Индукция лигандом транскрипционно активного коактиваторного комплекса рецептора тироидного гормона. Proc. Natl Acad. Sci. США 93 , 8329–8333 (1996).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 125.

    Hiroi, Y.и другие. Быстрое негеномное действие гормона щитовидной железы. Proc. Natl Acad. Sci. США 103 , 14104–14109 (2006).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 126.

    Martin, N.P. et al. Быстрый цитоплазматический механизм регуляции киназы PI3 ядерным рецептором тироидного гормона, TRβ, и генетические доказательства его роли в созревании синапсов гиппокампа мышей in vivo. Эндокринология 155 , 3713–3724 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 127.

    Форрест, Д., Шоберг, М. и Веннстром, Б. Противопоставление онтогенетической и тканеспецифической экспрессии генов рецепторов альфа- и бета-рецепторов тироидных гормонов. EMBO J. 9 , 1519–1528 (1990).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 128.

    Cray, J. J. Jr, Khaksarfard, K., Вайнберг, С. М., Эльсаланти, М. и Ю, Дж. С. Влияние воздействия тироксина на остеогенез в преостеобластах свода черепа мышей. PLoS One 8 , e69067 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 129.

    Park, S.-H. и другие. Потенциал L-тироксина дифференцировать остеобластоподобные клетки через ангиопоэтин1. Biochem. Биофиз. Res. Commun. 478 , 1409–1415 (2016).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 130.

    Kassem, M., Mosekilde, L. & Ericksen, E.F. Влияние трийодтиронина на синтез ДНК и маркеры дифференцировки нормальных человеческих остеобластоподобных клеток in vitro. Biochem. Мол. Биол. Int. 30 , 779–788 (1993).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 131.

    Ishisaki, A. et al. Активация митоген-активируемой протеинкиназы p38 опосредует стимулируемый гормонами щитовидной железы синтез остеокальцина в остеобластах. Мол. Клетка. Эндокринол. 214 , 189–195 (2004).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 132.

    Stevens, D. A. et al. Гормон щитовидной железы активирует рецептор-1 фактора роста фибробластов в кости. Мол. Эндокринол. 17 , 1751–1766 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 133.

    Xing, W. et al. Генетические доказательства того, что гормон щитовидной железы необходим для экспрессии инсулиноподобного фактора роста-I в препубертатном периоде и приобретения костей у мышей. J. Bone Miner. Res. 27 , 1067–1079 (2012).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 134.

    Tsourdi, E., Rijntjes, E., Kohrle, J., Hofbauer, LC & Rauner, M. Гипертиреоз и гипотиреоз у самцов мышей и их влияние на костную массу, метаболизм костной ткани и ингибиторы Wnt склеростин и диккопф-1. Эндокринология 156 , 3517–3527 (2015).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 135.

    Hu, Z. et al. Энергетический обмен в кости связан с гистоморфометрическими изменениями у крыс с гипертиреозом. Cell. Physiol. Biochem. 46 , 1471–1482 (2018).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 136.

    Cheng, S., Xing, W., Pourteymoor, S. & Mohan, S. Эффекты тироксина (T4), 3,5,3′-трийод-L-тиронина (T3) и их метаболитов на дифференцировку остеобластов. Calcif. Tissue Int. 99 , 435–442 (2016).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 137.

    O’Shea, PJ, Guigon, CJ, Williams, GR & Cheng, SY Регулирование рецептора фактора роста фибробластов-1 (FGFR1) гормоном щитовидной железы: идентификация элемента ответа гормона щитовидной железы в промоторе Fgfr1 мыши . Эндокринология 148 , 5966–5976 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 138.

    Робсон, Х., Сиблер, Т., Стивенс, Д. А., Шале, С. М. и Уильямс, Г. Р. Гормон щитовидной железы действует непосредственно на хондроциты пластинки роста, способствуя гипертрофической дифференцировке и подавляя клональную экспансию и пролиферацию клеток. Эндокринология 141 , 3887–3897 ​​(2000).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 139.

    Miura, M. et al. Гормоны щитовидной железы способствуют дифференцировке хондроцитов в клетках ATDC5 мыши и стимулируют эндохондральное окостенение в большеберцовых костях эмбрионов мышей через йодтиронин дейодиназы в пластинке роста. J. Bone Miner. Res. 17 , 443–454 (2002).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 140.

    Okubo, Y. & Reddi, A.H. Тироксин подавляет активность Sox9 и способствует гипертрофии хондроцитов. Biochem. Биофиз. Res. Commun. 306 , 186–190 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 141.

    Barnard, J. C. et al.Гормоны щитовидной железы регулируют передачу сигналов рецептора фактора роста фибробластов во время хондрогенеза. Эндокринология 146 , 5568–5580 (2005).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 142.

    Бритто, Дж. М., Фентон, А. Дж., Холлоуэй, В. Р. и Николсон, Г. С. Остеобласты опосредуют стимуляцию резорбции остеокластической кости гормоном щитовидной железы. Эндокринология 134 , 169–176 (1994).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 143.

    Гувейя, К. Х. А., Миранда-Родригес, М., Мартинс, Г. М. и Неофити-Папи, Б. Гормон щитовидной железы и развитие скелета. Vitam. Horm. 106 , 383–472 (2018).

    PubMed Google Scholar

  • 144.

    Линдси Р. К., Агаджанян П. и Мохан С. Передача сигналов гормона щитовидной железы в развитии эндохондрального скелета. Vitam. Horm. 106 , 351–381 (2018).

    PubMed Google Scholar

  • 145.

    Wassner, A. J. & Brown, R. S. Врожденный гипотиреоз: последние достижения. Curr. Opin. Эндокринол. Диабет Ожирение. 22 , 407–412 (2015).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 146.

    Bakker, B. et al. Два десятилетия скрининга на врожденный гипотиреоз в Нидерландах: мутации гена TPO при общих дефектах организации йодида (обновленная информация). J. Endocrinol. Метаб. 85 , 3708–3712 (2000).

    CAS Google Scholar

  • 147.

    Moreno, J. C. et al. Инактивирующие мутации в гене тироидоксидазы 2 (THOX2) и врожденный гипотиреоз. N. Engl. J. Med. 347 , 95–102 (2002).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 148.

    Macchia, P.E. et al. Мутации PAX8, связанные с врожденным гипотиреозом, вызванным дисгенезией щитовидной железы. Нат. Genet. 19 , 83–86 (1998).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 149.

    Тао, Ю. X. Инактивирующие мутации рецепторов и заболеваний, связанных с G-белком: понимание структуры-функции и терапевтическое значение. Phamacol. Ther. 111 , 949–973 (2006).

    CAS Google Scholar

  • 150.

    Думитреску, А.M. et al. Мутации в SECISBP2 приводят к аномальному метаболизму гормонов щитовидной железы. Нат. Genet. 37 , 1247–1252 (2005).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 151.

    Bubenik, J. L., Miniard, A. & Driscoll, D. Характеристика UGA-перекодирующей и SECIS-связывающей активностей SECIS-связывающего белка 2. RNA Biol. 11 , 1402–1413 (2014).

    PubMed Google Scholar

  • 152.

    Смит Д. В. и Попич Г. Большие роднички при врожденном гипотиреозе: мощный ключ к более раннему распознаванию. J. Pediatr. 80 , 753–756 (1972).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 153.

    Лоеви, Х. Т., Адусс, Х. и Розенталь, И. М. Прорезывание зубов и черепно-лицевое развитие при врожденном гипотиреозе: отчет о случае. J. Am. Вмятина. Доц. 115 , 429–431 (1987).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 154.

    Каплан, С. Б., Кемп, С. и О, К. С. Рентгенографические проявления врожденных аномалий черепа. Radiol. Clin. North Am. 29 , 195–218 (1991).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 155.

    Пеццути, И. Л., Лима, П. и Диас, В. М. Врожденный гипотиреоз: клинический профиль пораженных новорожденных, выявленных Программой скрининга новорожденных штата Минас-Жерайс, Бразилия. J. Pediatr. (Rio J) 85 , 72–79 (2009).

    Google Scholar

  • 156.

    Bretones, P. et al. Семейный случай врожденного гипотиреоза, вызванного гомозиготной мутацией гена рецептора тиреотропина. Щитовидная железа 11 , 977–980 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 157.

    Gagné, N., Parma, J., Deal, C., Vassart, G. & Van Vliet, G. Очевидный врожденный атиреоз, контрастирующий с нормальным уровнем тиреоглобулина в плазме и связанный с инактивирующими мутациями в гене рецептора тиреотропина: являются ли атиреоз и эктопическая тиреоидная болезнь отдельными сущностями? J. Clin. Эндокринол. Метаб. 83 , 1771–1775 (1998).

    PubMed Google Scholar

  • 158.

    Azevedo, M. F. et al. Заболевание, связанное с селенопротеином, у молодой девушки, вызванное бессмысленными мутациями в гене SBP2. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 95 , 4066–4071 (2010).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 159.

    Хаффмайер, У., Титце, Х. У. и Раух, А. Тяжелая скелетная дисплазия, вызванная недиагностированным гипотиреозом. Eur. J. Med. Genet. 50 , 209–215 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 160.

    Вакили Р. и Мазлуман С.J. Дисгормоногенный гипотиреоз с нормальным неврологическим развитием, необъяснимым низким ростом и лицевыми аномалиями у трех братьев и сестер. Clin. Дисморфология 12 , 21–27 (2003).

    Google Scholar

  • 161.

    Di Cosmo, C. et al. Клиническая и молекулярная характеристика новой мутации гена белка 2, связывающего последовательность вставки селеноцистеина (SBP2) (R128X). J. Clin. Эндокринол. Метаб. 94 , 4003–4009 (2009).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 162.

    Meyerhoff, W. L. Гипотиреоз и ухо: электрофизиологические, морфологические и химические соображения. Ларингоскоп 89 , 1–25 (1979).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 163.

    Гекгелен Цезур, М., Цезур, Г., Огреним, М. и Алкан, А. Влияют ли пренатальный и постнатальный гипотиреоз на черепно-лицевую структуру ?: экспериментальное исследование. Уголок ортод. 86 , 983–990 (2016).

    Google Scholar

  • 164.

    Nanto-Salonen, K., Glasscock, GF & Rosenfeld, RG Влияние гормона щитовидной железы на экспрессию инсулиноподобного фактора роста (IGF) и IGFBP (IGFBP) у новорожденных крыс: длительно высокое экспрессия IGFBP-2 при врожденном гипотиреозе, индуцированном метимазолом. Эндокринология 129 , 2563–2570 (1991).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 165.

    Abe, E. et al. ТТГ — негативный регулятор ремоделирования скелета. Cell 115 , 151–162 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 166.

    Cordas, E. A. et al. Рецепторы гормонов щитовидной железы контролируют созревание среднего уха и размер косточек слуховых косточек. Эндокринология 153 , 1548–1560 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 167.

    Seeher, S. et al. Secisbp2 необходим для эмбрионального развития и усиливает экспрессию селенопротеина. Антиоксид. Редокс-сигнал. 21 , 835–849 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 168.

    Bassett, J. H. D. et al. Недостаток гормонов щитовидной железы, а не избыток тиреотропина, вызывает аномальное развитие скелета при гипотиреозе. Мол. Эндокринол. 22 , 501–512 (2008).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 169.

    Endo, T. & Kobayashi, T. Избыток ТТГ вызывает аномальное развитие скелета у молодых мышей с гипотиреозом за счет подавляющего воздействия на пластинку роста. Am. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 305 , E660 – E666 (2013).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 170.

    Takeuchi, H., Nakagawa, Y. & Igarashi, Y. Исследования экспрессии генов в своде черепа и сывороточных уровней инсулиноподобного фактора роста-I и костного белка Gla у крыс с врожденным гипотиреозом, индуцированным метимазолом. Endocr. J. 40 , 351–362 (1993).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 171.

    Keer, S. et al. Анатомическая оценка скелета взрослой особи рыбок данио, выращенных при различных профилях гормонов щитовидной железы. Анат. Рек. 302 , 1754–1769 (2019).

    CAS Google Scholar

  • 172.

    Campinho, M. A. et al. Асимметричный чувствительный центр, регулируемый гормонами щитовидной железы, коррелирует с миграцией глаз во время метаморфоза камбалы. Sci. Отчет 8 , 12267 (2018).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 173.

    Хантер, И., Грин, С. А., Макдональд, Т. М. и Моррис, А. Д. Распространенность и этиология гипотиреоза у молодых. Arch. Дис. Ребенок. 83 , 207–210 (2000).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 174.

    Gutch, M. et al. Скелетные проявления ювенильного гипотиреоза и влияние лечения на костную систему. Индийский. J. Endocrinol. Метаб. 17 , S181 – S183 (2013).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 175.

    Marzuillo, P. et al. Очень раннее начало аутоиммунного тиреоидита у малыша с тяжелой формой гипотиреоза: отчет о клиническом случае. Ital. J. Pediatr. 42 , 61 (2016).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 176.

    Ривкис, С. А., Боде, Х. Х. и Кроуфорд, Дж.D. Длительный рост ювенильного приобретенного гипотиреоза: неспособность достичь нормального взрослого роста. N. Engl. J. Med. 318 , 599–602 (1988).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 177.

    Боерсма, Б., Оттен, Б. Дж., Столинга, Г. Б. и Вит, Дж. М. Наращивание роста после длительного гипотиреоза. Eur. J. Pediatr. 155 , 362–367 (1996).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 178.

    Лидделл, Х.С. Рост головы у овец, подвергнутых тиреоидэктомии. Анат. Рек. 30 , 327–332 (1925).

    Google Scholar

  • 179.

    Тодд Т. и Уортон Р. Э. Влияние дефицита щитовидной железы на рост черепа у овец. Am. J. Anat. 55 , 97–116 (1934).

    Google Scholar

  • 180.

    Хантер, М. В. и Савин, П.Б. Влияние тиреоидэктомии на череп домашнего кролика. Am. J. Anat. 71 , 417–449 (1942).

    Google Scholar

  • 181.

    Хорн, Г. и Форд, Э. Х. Р. Влияние дефицита щитовидной железы на рост черепа крысы. J. Anat. 95 , 131–136 (1961).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 182.

    Доусон, А., Макнотон, Ф. Дж., Голдсмит, А. Р. и Деген, А. А. Ратитоподобная неотения, вызванная неонатальной тиреоидэктомией европейских скворцов, Sturnus vulgaris . J. Zool. 232 , 633–639 (1994).

    Google Scholar

  • 183.

    Дай, Дж. А. и Киндер, Ф. С. Доминирующий фактор при определении формы черепа. Am. J. Anat. 54 , 333–346 (1934).

    Google Scholar

  • 184.

    Sun, H. et al. Новый случай резистентности к гормону щитовидной железы α, вызванной мутацией THRA / TRα1. J. Endocr. Soc. 3 , 665–669 (2019).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 185.

    Бочукова Е. и др. Мутация в гене альфа рецептора гормона щитовидной железы. N. Engl. J. Med. 366 , 243–249 (2012).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 186.

    Fozzatti, L. et al. Корепрессор ядерного рецептора (NCOR1) регулирует in vivo действия мутировавшего рецептора гормона щитовидной железы α. Proc. Natl Acad. Sci. США 110 , 7850–7855 (2013).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 187.

    Markossian, S. et al. Редактирование CRISPR / Cas9 гена Thra мыши дает модели с переменной устойчивостью к гормону щитовидной железы. Щитовидная железа 28 , 139–150 (2018).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 188.

    Demir, K. et al. Разнообразные генотипы и фенотипы трех новых мутантов рецептора тироидного гормона-α. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 101 , 2945–2954 (2016).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 189.

    van Mullem, A. et al. Клинический фенотип и мутант TRα1. N. Engl. J. Med. 366 , 1451–1453 (2012).

    PubMed Google Scholar

  • 190.

    Moran, C. et al. Противоположные фенотипы устойчивости к тироидному гормону альфа коррелируют с различными свойствами мутантных белков рецептора тироидного гормона альфа. Щитовидная железа 27 , 973–982 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 191.

    van Gucht, A. L. et al. Резистентность к тиреоидному гормону альфа у 18-месячной девочки: клиническая, терапевтическая и молекулярная характеристика. Щитовидная железа 26 , 338–346 (2016).

    PubMed Google Scholar

  • 192.

    Espiard, S. et al. Новая мутация в гене THRA, связанная с атипичным фенотипом устойчивости к гормону щитовидной железы. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 100 , 2841–2848 (2015).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 193.

    Van Mullem, A. et al.Клинический фенотип нового типа резистентности к гормонам щитовидной железы, вызванной мутацией рецептора TRα1: последствия лечения LT4. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 98 , 3029–3038 (2013).

    PubMed Google Scholar

  • 194.

    Moran, C. et al. Устойчивость к тироидным гормонам, вызванная мутацией рецепторов тироидных гормонов (TR) α1 и TRα2: клинический, биохимический и генетический анализы трех родственных пациентов. Ланцет Диабет эндокринол. 2 , 619–626 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 195.

    Moran, C. et al. Взрослая женщина с резистентностью к гормону щитовидной железы, опосредованной дефектным рецептором гормона щитовидной железы α. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 98 , 4254–4261 (2013).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 196.

    O’Shea, P.J. et al. Противопоставление фенотипов скелета мышей с идентичной мутацией, направленной на рецептор тироидного гормона α1 или β. Мол. Эндокринол. 19 , 3045–3059 (2005).

    PubMed Google Scholar

  • 197.

    Bassett, J. H. D. et al. Мутация α рецептора тироидного гормона вызывает тяжелую и устойчивую к тироксину скелетную дисплазию у самок мышей. Эндокринология 155 , 3699–3712 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 198.

    Тинников А.А. и др. Задержка постнатального развития, вызванная отрицательно действующим рецептором гормона щитовидной железы α1. EMBO J. 21 , 5079–5087 (2002).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 199.

    Bassett, J. H. D. et al. Статус щитовидной железы во время развития скелета определяет структуру и минерализацию костей взрослого человека. Мол. Эндокринол. 21 , 1893–1904 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 200.

    Desjardin, C. et al. Хондроциты играют важную роль в стимуляции роста костей гормоном щитовидной железы. Эндокринология 155 , 3123–3135 (2014).

    PubMed Google Scholar

  • 201.

    Леже, Дж. И Карел, Дж. С. Гипертиреоз у детей: причины, когда и как лечить. J. Clin. Res. Педиатр. Эндокринол. 5 , 50–56 (2013).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 202.

    Хавгаард Кьер, Р., Смедегард Андерсен, М. и Хансен, Д. Рост заболеваемости ювенильным тиреотоксикозом в Дании: общенациональное исследование, 1998-2012 гг. Horm. Res. Педиатр. 84 , 102–107 (2015).

    PubMed Google Scholar

  • 203.

    Kopp, P. et al. Врожденный гипертиреоз, вызванный мутацией гена рецептора тиреотропина. N. Engl. J. Med. 322 , 150–154 (1995).

    Google Scholar

  • 204.

    Джонсонбо, Р. Э., Брайан, Р. Н., Хирлвиммер, У. Р. и Джорджес, Л. П. Преждевременный краниосиностоз: частое осложнение ювенильного тиреотоксикоза. J. Pediatr. 93 , 188–199 (1978).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 205.

    Хирано А., Акита С. и Фуджи Т. Черепно-лицевые деформации, связанные с ювенильным гипертиреозом. Черепная пасть неба. J. 32 , 328–333 (1995).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 206.

    Хигашино Т. и Хирабаяши С. Вторичный краниосиностоз, связанный с ювенильным гипотиреозом. J. Plast. Реконстр. Эстет. Surg. 66 , e284 – e286 (2013).

    PubMed Google Scholar

  • 207.

    Риггс У. мл., Уилрой Р. С. Младший и Эттелдорф Дж. Н. Неонатальный гипертиреоз с ускоренным созреванием скелета, краниосиностоз и брахидактилия. Радиология 105 , 621–625 (1972).

    PubMed Google Scholar

  • 208.

    Vucic, S. et al. Функция щитовидной железы в раннем возрасте и в развитии зубов. J. Dent. Res. 96 , 1020–1026 (2017).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 209.

    Fuhrer, D., Wonerow, P., Willgerodt, H. & Paschke, R. Идентификация новой мутации зародышевой линии рецептора тиреотропина (Leu629Phe) в семье с неонатальным началом аутосомно-доминантного неаутоиммунного гипертиреоза. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 82 , 4234–4238 (1997).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 210.

    Копп П., Джеймсон Дж. Л. и Роу Т. Ф. Врожденный неаутоиммунный гипертиреоз у неидентичных близнецов, вызванный спорадической мутацией зародышевой линии в гене рецептора тиреотропина. Щитовидная железа 7 , 765–770 (1997).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 211.

    Wilroy, R. S. J. и Etteldorf, J. N. Семейный гипертиреоз, включая двух братьев и сестер с неонатальной болезнью Грейвса. J. Pediatr. 78 , 625–632 (1971).

    PubMed Google Scholar

  • 212.

    Menking, M. et al. Преждевременный краниосиностоз, связанный с гипертиреозом, у 4 детей со ссылкой на 5 других случаев в литературе. Monatsschr. Kinderheilkd. 120 , 106–110 (1972).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 213.

    Карновски Д. и Кронкайт Э. П. Влияние тироксина на прорезывание зубов у новорожденных крыс. Exp. Биол. Med. 40 , 568–570 (1939).

    CAS Google Scholar

  • 214.

    Хоат, С. Б. и Пикенс, В. Л. Влияние гормона щитовидной железы и эпидермального фактора роста на развитие тактильных волос и черепно-лицевой морфогенез у постнатальных крыс. J. Craniofac. Genet. Dev. Биол. 7 , 161–167 (1987).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 215.

    Акита С., Накамура Т., Хирано А., Фуджи Т. и Ямасита С. Действие гормона щитовидной железы на швы черепа крысы. Щитовидная железа 4 , 99–106 (1994).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 216.

    Дарем, Э. Л.и другие. Воздействие тироксина на основание черепа. Calcif. Tissue Int. 101 , 300–311 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 217.

    Jaeschke, H. et al. Гипертиреоз и папиллярная карцинома щитовидной железы у мышей, мутантных по рецептору тиреотропина D633H. Щитовидная железа 28 , 1372–1386 (2018).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 218.

    Neumann, S., Krohn, K., Chey, S. & Paschke, R. Мутации в рецепторе ТТГ мыши, эквивалентные мутации конститутивно активирующего рецептора ТТГ человека, также вызывают конститутивную активность. Horm. Метаб. Res. 33 , 263–269 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 219.

    Vela, A. et al. Устойчивость к гормонам щитовидной железы от новорожденных до взрослых: опыт Испании. J. Endocrinol. Вкладывать деньги. 42 , 941–949 (2019).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 220.

    Phillips, S.A. et al. Чрезвычайная резистентность к гормонам щитовидной железы у пациента с новым усеченным мутантом TR. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 86 , 5142–5147 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 221.

    Йох, С. М., Чаттерджи, В. К. и Привальски, М.L. Синдром резистентности к гормонам щитовидной железы проявляется как аберрантное взаимодействие между мутантными рецепторами Т3 и корепрессорами транскрипции. Мол. Эндокринол. 11 , 470–480 (1997).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 222.

    Рефетов С. и Думитреску А. М. Синдромы пониженной чувствительности к гормону щитовидной железы: генетические дефекты рецепторов гормонов, переносчиков клеток и дейодирования. Best Pract. Res. Clin. Эндокринол. Метаб. 21 , 277–305 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 223.

    Вайс, Р. Э. и Рефетов, С. Устойчивость к гормонам щитовидной железы. Rev. Endocr. Метаб. Disord. 1 , 97–108 (2000).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 224.

    Думитреску, А. М. и Рефетов, С.Синдромы пониженной чувствительности к гормону щитовидной железы. Biochim. Биофиз. Acta 1830 , 3987–4003 (2013).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 225.

    Bassett, J. H. D. et al. Избыток тироидных гормонов, а не дефицит тиреотропина, вызывает остеопороз при гипертиреозе. Мол. Эндокринол. 21 , 1095–1107 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 226.

    O’Shea, P.J. et al. Тиреотоксический скелетный фенотип — развитое костеобразование у мышей с устойчивостью к гормону щитовидной железы. Мол. Эндокринол. 17 , 1410–1424 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 227.

    Pepene, C.E. et al. Влияние трийодтиронина на систему инсулиноподобных факторов роста в первичных остеобластических клетках человека in vitro. Кость 29 , 540–546 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 228.

    Zhang, W. et al. Влияние инсулина и инсулиноподобного фактора роста 1 на пролиферацию и дифференцировку остеобластов: дифференциальная передача сигналов через Akt и ERK. Cell Biochem. Funct. 30 , 297–302 (2012).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 229.

    Родригес-Карбальо, Э., Гамес, Б. и Вентура, Ф.Передача сигналов p38 MAPK при дифференцировке остеобластов. Фронт. Cell Dev. Биол. 4 , 40 (2016).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 230.

    Bassett, J. H. D., Swinhoe, R., Chassande, O., Samarut, J. & Williams, G. R. Гормон щитовидной железы регулирует экспрессию гепарансульфатного протеогликана в пластинке роста. Эндокринология 147 , 295–305 (2006).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 231.

    Wang, L., Shao, Y. & Ballock, R. T. Рост и дифференцировка хондроцитов пластинки роста, опосредованный гормонами щитовидной железы, включает модуляцию IGF-1 передачи сигналов бета-катенина. J. Bone Miner. Res. 25 , 1138–1146 (2010).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 232.

    Tsourdi, E. et al. Роль dickkopf-1 в изменениях ремоделирования костей, вызванных гормонами щитовидной железы, у самцов мышей. Эндокринология 160 , 664–674 (2019).

    PubMed Google Scholar

  • 233.

    Wang, L., Shao, Y. & Ballock, R. T. Гормон щитовидной железы взаимодействует с сигнальным путем Wnt / бета-катенин в терминальной дифференцировке хондроцитов ростовой пластинки. J. Bone Miner. Res. 22 , 1988–1995 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 234.

    Fryns, J. P. & Moerman, P.Неизвестный синдром: патологическое лицо, гипотиреоз и тяжелая умственная отсталость: второй пациент. J. Med. Genet. 25 , 498–499 (1988).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 235.

    млн лет назад D. et al. Новая интерстициальная делеция 10,79 Mb в 2q13q14.2 с участием PAX8, вызывающая гипотиреоз и мюллерову агенезу: новый отчет о клиническом случае и обзор литературы. Мол. Cytogenet. 7 , 85 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 236.

    Робинсон, Д. К., Холл, Р. и Манро, Д. С. Болезнь Грейвса, необычное осложнение: повышение внутричерепного давления из-за преждевременного срастания черепных швов. Arch. Дис. Ребенок. 44 , 252–257 (1969).

    CAS Google Scholar

  • 237.

    Пенфолд, Дж. Л. и Симпсон, Д. А. Преждевременный краниосиностоз — осложнение заместительной терапии щитовидной железы. J. Pediatr. 86 , 360–363 (1975).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 238.

    Howie, R. N. et al. Влияние внутриутробного воздействия тироксина на рост черепных швов у мышей. PLoS One 11 , e0167805 (2016).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 239.

    Supornsilchai, V. et al. Расширение клинического спектра неаутоиммунного гипертиреоза из-за активирующей мутации зародышевой линии, стр.M453T в гене рецептора тиреотропина. Clin. Эндокринол. 70 , 623–628 (2009).

    CAS Google Scholar

  • 240.

    Gruters, A. et al. Тяжелый врожденный гипертиреоз, вызванный неомутацией зародышевой линии внеклеточной части рецептора тиреотропина. J. Clin. Эндокринол. Метаб. 83 , 1431–1436 (1998).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 241.

    Chawla, R. et al. Краниосиностоз плоскоклеточного шва из-за гипертиреоза, вызванного активирующей мутацией рецептора ТТГ (T632I). Щитовидная железа 25 , 1167–1172 (2015).

    CAS PubMed Google Scholar

  • Контуры патологии — эмбриология

    Щитовидная железа и паращитовидная железа

    Щитовидная железа — общая

    Эмбриология


    Тема завершена: 1 мая 2017 г.

    Незначительные изменения: 3 июня 2021 г.


    Авторские права : 2003-2021, PathologyOutlines.com, Inc.

    Поиск в PubMed : Эмбриология [название] щитовидной железы


    Количество просмотров страниц в 2020 году: 3,569

    Количество просмотров страниц в 2021 году на сегодняшний день: 1,303

    Цитируйте эту страницу: Бычков, А. Эмбриология. Сайт PathologyOutlines.com. https://www.pathologyoutlines.com/topic/thyroidmbryology.html. По состоянию на 13 июня 2021 г.

    Определение / общее

    • Щитовидная железа происходит от медиального зачатка и двух латеральных зачатков, которые сливаются во время развития
      • Медиальный зачаток дает начало большей части каждой латеральной доли, перешейку и щитовидно-язычному протоку с пирамидальной долей; это источник фолликулярных клеток
      • Боковой зачаток (ультимобранхиальные тельца) дают начало С-клеткам, гнездам твердых клеток и частям боковых щитовидной железы.
      • Недавние статьи предполагают, что и медиальный, и латеральный зачаток имеют энтодермальное происхождение, и более ранняя теория происхождения нервного гребня С-клеток щитовидной железы сомнительна (Development 2015; 142: 3519, Eur Thyroid J 2016; 5: 79)
    • Развитие щитовидной железы начинается с конца 3-й до начала 4-й недели беременности, затем щитовидная железа плода развивается быстро до 4-го месяца внутриутробного развития.
    • Развитие щитовидной железы завершается с началом синтеза гормонов щитовидной железы
    • Щитовидная железа является первым эндокринным органом, развивающимся у эмбриона, что указывает на ее важность

    Органогенез

    • Медиальный зачаток щитовидной железы происходит из энтодермы в дне примордиального глотки (вентральная энтодерма передней кишки) (Carlson: Human Embryology and Developmental Biology, Fifth Edition, 2013)
      • Локальные мезодермальные индуктивные сигналы делают спецификацию небольшого количества энтодермальных клеток (всего 60 у мышей), предназначенных для судьбы щитовидной железы
      • Утолщение энтодермы (плакода) начинает распространяться на окружающую мезодермальную мезенхиму, образуя зачаток щитовидной железы
      • Зачаток щитовидной железы вскоре удлиняется, образуя заметное углубление (выпячивание), называемое дивертикулом щитовидной железы.
      • Эта область лежит каудальнее первого глоточного мешка (между первой и второй жаберными дугами) и развивающегося бугорка языка, который соответствует вершине отверстия слепой кишки на развивающемся языке.
      • Образование зачатка щитовидной железы происходит в течение 20-24 дней после зачатия
    • Дивертикул щитовидной железы мигрирует глубоко в шею
    • Во время миграции медиальный зачаток щитовидной железы остается прикрепленным к основанию языка узкой трубкой, щитовидно-язычным протоком.
      • Положение щитовидно-язычного протока изменено из-за развития подъязычной кости (Gilbert-Barness: Potter’s Pathology of the Fetus, Infant and Child, Second Edition, 2007)
      • Щитовидно-язычный проток теряет просвет и деградирует к 8-10 неделям, когда щитовидная железа достигает своего нормального положения
      • Проксимальное отверстие щитовидно-язычного протока сохраняется в виде небольшой ямки на тыльной стороне (задневерхней поверхности) языка, известной как отверстие слепой кишки
      • Дистальная часть щитовидно-язычного протока может сохраняться в виде пирамидальной доли щитовидной железы, которая встречается почти у половины населения.
    • Формовка и посадка
      • Вскоре после начала опускания дивертикул щитовидной железы выглядит как полая везикулярная структура.
      • Во время дальнейшей миграции он затвердевает, и верхушка дивертикула щитовидной железы раздваивается на правую и левую доли (очевидно в начале 5-й недели), соединенных перешейком (видно на 6-й неделе)
      • К концу 7 недели беременности щитовидная железа приобретает окончательную форму и окончательное положение в области шеи кпереди от трахеи между 2-м и 5-м кольцом трахеи.
    • Парные боковые зачатки щитовидной железы возникают из передней энтодермы, которые образуют временные эмбриональные структуры, называемые ультимобранхиальными тельцами (UBB)
      • Ultimopharyngeal или ultimobranchial body — небольшая железа, обнаруженная у позвоночных, которая участвует в гомеостазе кальция в дополнение к паращитовидным железам.
      • Ранний UBB человека развивается из энтодермы глотки
        • Долгое время считалось, что в UBB вторгаются клетки нервного гребня, которые в дальнейшем дифференцируются в C-клетки.
        • Нервный гребешок — это переходная ткань, первоначально обнаруживаемая на стыке нервной бороздки и эктодермы и образующая промежуточную зону между поверхностной эктодермой и нервной трубкой после слияния нервной борозды с трубкой.
        • Самая последняя концепция предполагает, что UBB происходят из энтодермального, но не из нервного гребня (Development 2015; 142: 3519, Eur Thyroid J 2016; 5: 79)
      • Географически UBBs происходят из удлиненной вентральной части комплекса IV-V жаберных карманов и развиваются в течение 5-7 недель жизни плода (Миллс: Гистология для патологов, четвертое издание, 2012 г.)
        • У позвоночных UBB обычно возникает из V-го глоточного кармана, который соответствует вентральной части IV-го глоточного кармана у человека; вопрос о том, существуют ли на самом деле V-е глоточные мешочки у людей, остается спорным, поэтому вместо этого используется термин «комплекс IV-V-го жаберного мешочка».
      • Парные UBB, все еще соединенные с глоткой, начинают мигрировать вниз и на 7-8 неделе отделяются от глотки и паращитовидной железы.
      • На 8-9 неделе просветы UBBs стираются пролиферирующими клетками, и они появляются в виде твердых масс
      • Слияние медиального и обоих боковых зачатков происходит в верхнем дорсолатеральном аспекте щитовидной железы, что приводит к утолщению железы, известному как бугорки Цукеркандля (Terris: Thyroid and Parathyroid Diseases: Medical and Surgical Management, Second Edition, 2016)
      • Клетки UBB распространяются в щитовидной железе, в основном давая начало С-клеткам, но также внося свой вклад в фолликулярные клетки (масса щитовидной железы увеличивается на 30% после слияния)
      • Место слияния среднего и латерального зачатка (верхняя дорсолатеральная щитовидная железа) определяет ограничение С-клеток и гнезд твердых клеток областью в пределах средней и верхней трети боковых долей, в то время как верхний и нижний полюса и перешеек в значительной степени лишены клеток C
    • Дифференциация и функциональное созревание продолжается в течение 8-12 недель (см. Гистогенез ниже)
    • Динамика веса

    Гистогенез

    • Примордиум
      • Зачаток щитовидной железы состоит из твердой массы пролиферирующих энтодермальных клеток
      • Эта клеточная агрегация распадается на сеть эпителиальных тяжей и скоплений по мере того, как в нее вторгается окружающая сосудистая мезенхима (к 9 неделе)
    • Созревание (Gilbert-Barness: Potter’s Pathology of the Fetus, Infant and Child, Second Edition, 2007)
      • Стадия преколлоида с рисунком тяжей и трубчатых структур и четко выраженными мезодермальными перегородками, но без коллоида (примерно через 10 недель)
      • Примитивные фолликулы с формирующимся просветом впервые появляются к 10-11 неделям
      • Коллоидная стадия со сбором коллоидов (к 12 неделе) и хорошо развитыми фолликулами (к 14 неделе)
        • Фолликулярные клетки кажутся морфологически хорошо развитыми на ультраструктурном уровне после 13 недели, более ранние изменения также хорошо документированы электронно-микроскопическим исследованием (Cell Tissue Res 1983; 233: 693)
      • Секреция коллоидов продолжается, и к 16 неделе не йодированный тиреоглобулин присутствует во многих широко рассредоточенных фолликулярных пространствах.
      • Железа быстро растет между 16 и 18 неделями, при этом увеличивается количество заполненных коллоидом фолликулов и формируется богатая капиллярная сеть.
    • структур, производных от UBB (Миллс: гистология для патологов, четвертое издание, 2012 г.)
      • После слияния с медиальной щитовидной железой на 9 неделе UBB входит в фазу растворения и делится на центральную толстостенную многослойную эпителиальную кисту и периферический компонент
      • Периферический компонент разбрасывается по фолликулам, обеспечивая парафолликулярные клетки (С-клетки)
      • В послеродовой период центральная эпителиальная киста, происходящая из UBB, в значительной степени исчезает, ее случайные остатки обнаруживаются в интерстиции щитовидной железы в виде плотных клеточных гнезд.
    • Гистология перинатальной щитовидной железы (Khong: Keeling’s Fetal and Neonatal Pathology, Fifth Edition, 2015)
      • Маленькие однородные фолликулы, выстланные кубовидным или низко столбчатым эпителием с круглыми ядрами и содержащие различное количество коллоида
      • Размер фолликулов и содержание коллоидов варьируются от доли к доле и даже внутри каждой доли и могут отражать колебания активности каждого фолликула
      • C-клетки выглядят как относительно многоугольные, более светлые окрашенные клетки, обычно лежащие в стенках фолликулов между базальной мембраной и фолликулярным эпителием
      • Стромы более многочисленны, чем в щитовидной железе у взрослых
      • Перинатальная щитовидная железа может иметь участки с более плотным внешним видом из-за истощения коллоидов и коллапса паренхимы железы, вероятно, в результате стресса во время родов и родоразрешения

    Функциональное развитие

    • Щитовидная железа начинает функционировать на 10-12 неделе
      • К 10 неделе беременности фолликулы, содержащие некоторое количество коллоидного материала, становятся очевидными, а через несколько недель железа начинает синтезировать не йодированный тиреоглобулин.
      • Фактический синтез тиреоглобулина, обнаруживаемый с помощью чувствительных методов, начинается, когда щитовидная железа все еще представляет собой твердую массу у основания языка, что задолго до образования фолликулов и морфологически идентифицируемой секреции коллоидов (J Clin Endocrinol Metab 1969; 29: 849)
    • Ось гипоталамус — гипофиз — щитовидная железа
      • Ранний рост и развитие не зависят от ТТГ (Best Practices Clin Endocrinol Metab 2008; 22:57)
      • Гипоталамический тиреотропин-рилизинг-гормон (TRH) присутствует примерно на 8-10 неделе беременности
      • Гипофиз начинает выделять ТТГ примерно в то же время
      • Полные регуляторные взаимодействия в оси гипоталамус — гипофиз — щитовидная железа устанавливаются между 12 и 18 неделями, после чего можно считать, что щитовидная железа находится под автономным контролем плода
      • В нормальных условиях факторы, стимулирующие щитовидную железу у матери, не влияют на функцию щитовидной железы плода
    • Уровни гормонов в крови

    Регламент

    • Спецификация зачатка щитовидной железы начинается под влиянием сигнальных путей FGF
    • Морфогенетический процесс на ранних стадиях эмбриологии (образование почек) регулируется скоординированным действием четырех основных факторов транскрипции: NKX2-1 (TTF1), FOXE1 (TTF2), PAX8 и HHEX
      • Мутации в этих генах вызывают дисгенезию щитовидной железы, часто как часть синдрома с вовлечением нескольких органов
    • Способствующий эффекту механизмов, происходящих из мезодермы, e.грамм. опосредовано TBX1 и семейством FGF
    • Ген TSHR вместе с Тироглобулин (Tg) , Тиреоидная пероксидаза (TPO) , NIS , HOXA3 , FGFR2 и NKX2 на поздних стадиях развития в семье миграция медиального зачатка завершена)
    • Мышиные модели предполагают, что факторы транскрипции NKX2-1 и MASh2 влияют на развитие С-клеток (Dev Dyn 2006; 235: 1300, Dev Dyn 2007; 236: 262)

    Аномалии развития

    Микроскопические (гистологические) изображения


    Изображения AFIP

    Человеческий эмбрион 14 недель

    Образы, размещенные на других серверах:

    13 и 22 ступени

    Модель мыши

    Выражение TTF1

    Видео

    Развитие щитовидной железы

    Развитие глоточной области

    Дополнительные ссылки

    • Книги : Сугияма: Эмбриология щитовидной железы человека, включая ультимобранхиальное тело и другие связанные (Достижения в анатомии, эмбриологии и клеточной биологии), Первое издание, 1971, Никифоров: Диагностическая патология и молекулярная генетика Щитовидная железа: Всеобъемлющее руководство по практике патологии щитовидной железы, второе издание, 2012 г.
    • Обзорные статьи : Endocr Ред. 2004; 25: 722, Эндокринол клеток Mol 2010; 323: 35, J Mol Endocrinol 2011; 46: R33, Лучшая практика Res Clin Endocrinol Metab 2014; 28: 133
    • Сайты : UNSW Embryology: Endocrine — Thyroid Development, eMedicine: Эмбриология щитовидной и паращитовидных желез

    Стиль обзора совета директоров Вопрос № 1

    Какие из следующих генов являются основными, участвующими в регуляции развития щитовидной железы?
    1. BRAF, TP53, TERT
    2. HRas, НРАС, КРАС
    3. NKX2-1, FOXE1, PAX8, HHEX
    4. PAX6, ASPM, KATNB1, TUBB5
    5. RET, PPARg, НТРК

    Типовой вопрос № 2 при проверке Правлением

    Какая из следующих эмбриональных структур образована щитовидная железа?
    1. 1 латеральный и 2 медиальных зачатка
    2. 1 медиальный, 1 боковой и 2 промежуточных зачатка
    3. 1 медиальный и 1 боковой зачаток
    4. 1 медиальный и 2 латеральных зачатка
    5. Только 2 боковых зачатка
    Вернуться наверх

    Гормоны щитовидной железы: беременность и развитие плода

    Гормоны щитовидной железы: беременность и развитие плода

    Гормоны щитовидной железы имеют решающее значение для развития мозга плода и новорожденного , а также для многих других аспектов беременности и роста плода.Гипотиреоз у матери или плода часто приводит к заболеванию плода; у людей это включает высокую частоту умственной отсталости.

    Функция щитовидной железы матери во время беременности

    Нормальная беременность влечет за собой существенные изменения функции щитовидной железы у всех животных. Эти явления наиболее широко изучены на людях, но, вероятно, аналогичны у всех млекопитающих. Основные изменения в системе щитовидной железы во время беременности включают:

    • Повышенная концентрация в крови Т4-связывающего глобулина: ТБГ является одним из нескольких белков, которые транспортируют гормоны щитовидной железы в крови, и имеет самое высокое сродство к Т4 (тироксину) в группе.Эстрогены стимулируют экспрессию ТБГ в печени, а нормальное повышение уровня эстрогена во время беременности вызывает примерно удвоение концентрации ТБГ в сыворотке.
    • Повышенные уровни ТБГ приводят к снижению концентрации свободного Т4 , что приводит к повышенной секреции ТТГ гипофизом и, как следствие, усилению выработки и секреции гормонов щитовидной железы. Чистый эффект повышенного синтеза ТБГ заключается в установлении нового равновесия между свободными и связанными гормонами щитовидной железы и, таким образом, в значительном увеличении общих уровней Т4 и Т3. Повышенная потребность в гормонах щитовидной железы достигается примерно к 20 неделе беременности и сохраняется до срока.
    • Повышенная потребность в йоде: Это происходит в результате значительного увеличения клиренса йодида почками, связанного с беременностью (из-за повышенной скорости клубочковой фильтрации), и выкачивания материнского йодида плодом. Всемирная организация здравоохранения рекомендует увеличить потребление йода со стандартных 100 до 150 мкг / день до минимум 200 мкг / день во время беременности.
    • Стимуляция щитовидной железы хорионическим гонадотропином: Плаценты человека и других приматов выделяют огромное количество гормона, называемого хорионическим гонадотропином (в случае людей, хорионический гонадотропин человека или ХГЧ), который очень тесно связан с лютеинизирующим гормоном. ТТГ и ХГЧ достаточно похожи, чтобы ХГЧ мог связывать и передавать сигналы от рецептора ТТГ к эпителиальным клеткам щитовидной железы. Ближе к концу первого триместра беременности у людей, когда уровень ХГЧ наиболее высок, значительная часть стимулирующей активности щитовидной железы приходится на ХГЧ.В это время часто снижается уровень ТТГ в крови, как показано на рисунке справа. Стимулирующая щитовидная железа активность ХГЧ на самом деле вызывает у некоторых женщин преходящий гипертиреоз.

    Чистый эффект беременности — повышенная нагрузка на щитовидную железу. У нормальных людей это, по-видимому, не представляет большой нагрузки на щитовидную железу, но у женщин с субклиническим гипотиреозом дополнительные требования беременности могут ускорить клиническое заболевание.

    Гормоны щитовидной железы и развитие мозга плода

    В 1888 году Лондонское клиническое общество выпустило отчет, в котором подчеркивалось значение нормальной функции щитовидной железы для развития мозга. С тех пор многочисленные исследования на крысах, овцах и людях укрепили эту концепцию, обычно путем изучения последствий недостаточности щитовидной железы у плода и / или матери. Гормоны щитовидной железы, по-видимому, оказывают наиболее сильное влияние на терминальные стадии дифференцировки мозга, включая синаптогенез, рост дендритов и аксонов, миелинизацию и миграцию нейронов.

    Гормоны щитовидной железы действуют путем связывания с ядерными рецепторами и модулирования транскрипции чувствительных генов. Рецепторы гормонов щитовидной железы широко распространены в мозге плода и присутствуют до того времени, когда плод способен синтезировать гормоны щитовидной железы. На удивление сложно определить молекулярные мишени для действия гормонов щитовидной железы в развивающемся мозге, но некоторый прогресс был достигнут. Например, промотор гена основного белка миелина непосредственно реагирует на гормоны щитовидной железы и содержит элемент ожидаемого гормонального ответа.Это согласуется с наблюдением, что индуцированный гипотиреоз у крыс приводит к снижению синтеза мРНК для некоторых миелин-ассоциированных белков.

    Кажется очевидным, что предстоит еще многое узнать о молекулярных механизмах, с помощью которых гормоны щитовидной железы поддерживают нормальное развитие мозга.

    Дефицит щитовидной железы у плода и новорожденного

    У плода есть два потенциальных источника гормонов щитовидной железы — это собственная щитовидная железа и щитовидная железа матери.Плоды человека приобретают способность синтезировать гормоны щитовидной железы примерно на 12 неделе беременности, а плоды других видов — в аналогичные сроки развития. Текущие данные, полученные от нескольких видов животных, указывают на значительный перенос материнских гормонов щитовидной железы через плаценту. Кроме того, плацента содержит дейодиназы, которые могут преобразовывать Т4 в Т3.

    Известно три типа или комбинации состояний недостаточности щитовидной железы, влияющих на развитие плода:

    Изолированный материнский гипотиреоз: Явный материнский гипотиреоз обычно не является серьезной причиной заболевания плода, поскольку обычно связан с бесплодием.Когда беременность все же наступает, повышается риск внутриутробной гибели плода и гестационной гипертензии. Субклинический гипотиреоз все чаще признается причиной порока развития — это довольно пугающая ситуация. Несколько исследователей обнаружили, что умеренный материнский гипотиреоз, диагностированный только ретроспективно на основе собранной сыворотки, может отрицательно повлиять на плод, приводя у детей к таким последствиям, как несколько более низкая успеваемость по тестам IQ и трудности с учебой.Наиболее частой причиной субклинического гипотиреоза является аутоиммунное заболевание, и известно, что антитела против щитовидной железы проникают через плаценту человека. Таким образом, причиной этого расстройства может быть пассивная иммунная атака на щитовидную железу плода.

    Изолированный гипотиреоз плода: Это состояние также известно как спорадический врожденный гипотиреоз. Это происходит из-за неспособности щитовидной железы плода вырабатывать достаточное количество гормона щитовидной железы. Большинство детей с этим заболеванием нормальны при рождении, потому что гормоны щитовидной железы матери переносятся через плаценту во время беременности. Что абсолютно важно, так это выявлять и лечить это заболевание вскоре после рождения. Если не начать лечение в ближайшее время, ребенок навсегда станет умственно отсталым, а рост — это расстройство, называемое кретинизмом. Эта проблема в значительной степени исчезла в США и многих других странах благодаря масштабным программам скрининга для выявления младенцев с гипотиреозом.

    Дефицит йода — комбинированный гипотиреоз матери и плода: Дефицит йода в значительной степени является наиболее распространенной предотвратимой причиной умственной отсталости в мире. Без адекватного потребления йода матерью и у плода, и у матери наблюдается гипотиреоз, и если дополнительный йод не будет обеспечен, у ребенка вполне может развиться кретинизм с умственной отсталостью, глухотой и спастичностью.

    По оценкам Всемирной организации здравоохранения в 1990 году, 20 миллионов человек имели определенную степень повреждения мозга из-за дефицита йода, имевшего место во время жизни плода. Эндемический дефицит йода остается серьезной проблемой общественного здравоохранения во многих частях мира, включая многие районы Европы, Азии, Африки и Южной Америки.В районах с тяжелым дефицитом у значительной части взрослого населения может быть зоб. В таких условиях явный кретинизм может встречаться у 5-10 процентов потомков, и, возможно, в пять раз больше детей будет иметь легкую умственную отсталость. Это серьезная, трагичная и, главное, предотвратимая проблема.

    Влияние умеренного материнского гипотиреоза на когнитивные функции детей было оценено в нескольких исследованиях, в том числе в некоторых, в которых матери с низким уровнем Т4 или высоким уровнем ТТГ лечились профилактически с помощью добавок щитовидной железы.Результаты этих исследований несколько расходятся, и польза от регулярного тестирования беременных женщин и лечения тех, у кого подозревается недостаточность щитовидной железы, остается неопределенной.

    Плод у матери с дефицитом йода можно успешно вылечить, если принимать добавки йода в течение первого или второго триместра. Лечение в третьем триместре или после родов не предотвратит психических дефектов.

    Дефицит йода также может быть серьезной проблемой для популяций животных. Наиболее частым проявлением у овец, крупного рогатого скота, свиней и лошадей является высокая частота мертворождений и рождения маленького, слабого потомства.

    Гипертиреоз при беременности

    Гестационный гипертиреоз связан с повышенным риском нескольких неблагоприятных исходов, включая преэклампизу, преждевременные роды, внутриутробную или перинатальную смерть и низкий вес при рождении. У людей гипертиреоз обычно является результатом болезни Грейвса, которая включает выработку аутоантител против рецептора ТТГ, которые стимулируют щитовидную железу.

    Ссылки и обзоры
    • Brent GA. Дебаты по поводу скрининга функции щитовидной железы во время беременности. New Eng J Med 2012; 366: 562-563.
    • Glinoer D: Регулирование функции щитовидной железы во время беременности: пути эндокринной адаптации от физиологии к патологии. Endocr Rev 18: 404, 1997.
    • Haddow JE, Palomaki GE, Allan WC, et al: Материнская недостаточность щитовидной железы во время беременности и последующее нейропсихологическое развитие ребенка. New Eng J Med 341: 549-555, 1999.
    • Lazarus JH, Bestwick JP, Channon S, et al: Антенатальный скрининг щитовидной железы и когнитивные функции у детей. New Eng J Med 2012; 366: 493-498.
    • Оппенгеймер JH, Шварц HL: Молекулярные основы развития мозга, зависимого от гормонов щитовидной железы. Endocr Rev 18: 462-475, 1997.
    • Xue-Yi C, Xin-Min J, Zhi-Hong D, et al: Время уязвимости мозга к дефициту йода при эндемическом кретинизме. New Eng J Med 221: 1739-1744, 1994.
    • .

    Отправить комментарий Ричарду[email protected]

    Врожденный гипотиреоз: MedlinePlus Genetics

    Врожденный гипотиреоз — это частичная или полная потеря функции щитовидной железы (гипотиреоз), поражающая младенцев с рождения (врожденная). Щитовидная железа представляет собой ткань в форме бабочки в нижней части шеи. Он вырабатывает йодсодержащие гормоны, которые играют важную роль в регулировании роста, развития мозга и скорости химических реакций в организме (метаболизма). У людей с врожденным гипотиреозом уровень этих важных гормонов ниже нормы.

    Врожденный гипотиреоз возникает, когда щитовидная железа не может развиваться или функционировать должным образом. В 80-85 процентах случаев щитовидная железа отсутствует, сильно уменьшена в размерах (гипоплазия) или расположена неправильно. Эти случаи классифицируются как дисгенезия щитовидной железы. В остальных случаях присутствует щитовидная железа нормального размера или увеличенная (зоб), но выработка гормонов щитовидной железы снижена или отсутствует. Большинство этих случаев возникает, когда нарушается один из нескольких этапов процесса синтеза гормона; эти случаи классифицируются как дисгормоногенез щитовидной железы.Реже снижение или отсутствие выработки гормонов щитовидной железы вызвано нарушенной стимуляцией производственного процесса (что обычно осуществляется структурой в основании мозга, называемой гипофизом), даже если сам процесс не нарушается.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *