Уиллиам ламберти: Уиллиам Ламберти | chef.ru

Содержание

после второй звезды «Мишлен» жизнь заканчивается, ты будешь круглосуточно умирать на работе

Человек, который изменил ресторанный мир Москвы. Уиллиам Ламберти на работе и дома: десять историй из жизни

Уиллиам Ламберти. Фото: из личного архива

В послужном списке Уиллиама Ламберти — знаковый для нулевых ресторан «Галерея», первая в Москве знаковая открытая кухня со знаменитой красной плитой, знаменитый «Завтрак Uilliams», распахнутые в город окна и фирменная крабовая брускетта, которая всех нас сделала гурманами.

В феврале этого года Уиллиаму исполнилось 50 лет. Возраст мудрости, когда, с одной стороны, уже много увидел и переосмыслил, а с другой стороны — есть еще новые идеи и концепции. 50 лет в современном мире — это новые 30 лет, а итальянские гены имеют удивительную способность делать мужчин с возрастом только еще привлекательнее и интереснее. И Уиллиам совершенно не считает свой возраст каким-то особенным порогом. Вспомнить хотя бы всех именитых итальянских дизайнеров и актеров — они гораздо круче выглядят в свои 70, чем в свои 16. Так что для Уиллиама, как и он сам говорит, все только начинается.

Личность шефа можно легко увидеть в тарелке, в автографе на карточке сет-меню и в семье. Но Уиллиам пока принципиально не делает сеты, на кухне его ресторанов на ежедневной основе работают ответственные шеф-повара. Поэтому мы отправляемся к шефу за город, на реку Истру, чтобы в кругу семьи и друзей поговорить о жизни, «Мишлене», еде, планах и, конечно же, попробовать его знаменитое мясо на мангале, которое он здесь готовит собственноручно, узнать, почему в семье его 15 лет называют Банкиром.

Мы провели 11 часов с Уиллиамом, его женой Ольгой и с их друзьями на даче. Мы готовили — вернее, все готовили, а я только фотографировала, болтала и ела. Делали чай в самоваре на дровах. Общались с его чудесными детьми. Дочь Настя — 14-летняя красавица венецианской внешности, победительница международных и всероссийских вокальных и танцевальных конкурсов. Недавно выиграла конкурс Леонида Агутина. Младший сын Микеле в свои десять лет весьма серьезный и рассудительный молодой человек, увлекается дзюдо и тоже имеет идеальную итальянскую внешность. В семье очень трогательные отношения, и Уиллиам называет свою жену Ольга Юрьевна. А у Уиллиама в семье прозвище Банкир. На заре их семейной жизни Ольга распечатала из интернета рецепт и стала по нему готовить. Уиллиам обиделся: «Ну, конечно, у тебя же муж-то банкир». Так и повелось, и уже 15 лет так его и называют. Иногда он не может подобрать русское слово и просит Ольгу, которая прекрасно знает итальянский, перевести ему с итальянского на русский. Удивительный микс двух культур.

Мы встречались накануне премии гида «Мишлен» и еще не знали, что три его ресторана — Uilliams, Pinch и «Уголек» — будут отмечены в первом московском историческом гиде «Мишлен». Уиллиам сам работал в мишленовских ресторанах — L’Albereta (там он и познакомился с Гу­аль­тьеро Мар­ке­зи, он потом сыграет важную роль в переезде Уиллиама в Москву), Grand Hotel Quisisana, Enoteca Pinchiorri, Lucas Carton. Также была работа на одной кухне и в коллаборации с самими известными шефами, такими как, например, Чарли Троттер, Пьер Гарнье, Пьер Гарньер, Ален Дюкасс, Карло Кракко, Энрико Криппа, Паоло Антинори. Поэтому нашу встречу мы начали с будоражащей темы.

Уиллиам Ламберти: «Получить звезду «Мишлен» — это как получить золотую медаль на Олимпиаде». Фото: из личного архива

Про «Мишлен»

Уиллиам, когда я брала интервью у Гвендаля Пулленека в декабре 2020 года, его основная мысль была: «Шефы и рестораторы всегда думают о звезде, которую они получат. Думайте лучше о том, что вы будете делать после получения первой звезды». Что такое звезда для шефов?Уиллиам Ламберти: Нужны огромные силы, чтобы эту звезду поддержать. Это не так просто. Я жил, когда ресторан взял третью звезду «Мишлен», когда ресторан потерял третью звезду, когда мы получили первую, вторую. Это о-о-очень сложная работа, особенно после второй звезды. Жизнь заканчивается, потому что ты будешь круглосуточно умирать на работе. Все. Это так! После получения звезды происходит огромный стресс. Ты каждый день живешь в ужасе, не знаешь, какой гость окажется инспектором «Мишлен». Получить звезду — это как получить золотую медаль на Олимпиаде.

После получения звезды изменяется все, начиная с политики. Сначала определяешь, какой уровень ты хочешь: остаться на том, что определил гид, или идти выше. Если хочешь выше, начинаешь улучшать кухню, винную карту, сервис, вкладываться в персонал, в их путешествия по миру, чтобы они посмотрели, как работает персонал и сервис там. Целая инвестиционная программа. Цены в ресторанах, скорее всего, повысятся, потому что цены на продукты растут сейчас каждые 12 месяцев на 15-20%, причем не только в России, но и в Европе.

Вкус детства, Анкона, Сицилия и итальянские бабушки

А в вашем детстве какие были вкусы? И что такое итальянская бабушка?

Уиллиам Ламберти: О-о-о, вчера ночью приехали на дачу и пельмени ели вообще. Это влияние моих 25 лет в России. Тортеллини — это наши итальянские пельмени.

Помню запах пасты. Запах яйца в стакане. Бабушка всегда давала мне его нюхать, приговаривая: Fresci, fresci! (итал. «свежий, свежий запах!»). Она очень вкусно готовила. Вообще, у меня было две бабушки: одна в Анконе, другая на Сицилии. Это две разные стилистики, два разных вкуса, две разные культуры. Та, которая из Анконы, Лилиана, была спец по пасте, а та, которая с Сицилии, Франческа, готовила томаты, баклажаны — у нее больше овощей, соусы. Между собой по вкусам они не спорили, поскольку разница 1200 километров. Никаких конфликтов вроде «две хозяйки на одной кухне».

Как и русские дети, каникулы я проводил у бабушек. Летом на Сицилии, зимой в Анконе. Когда была жива моя прабабушка, мы собирались у нее по 40 человек семьей на Рождество, Новый год, Пасху — было настоящее итальянское застолье, как показывают в фильмах про Италию, — все так. У сицилийской бабушки было 27 внуков, и всех нас она до самой своей смерти держала в ежовых рукавицах, как настоящий генерал. Разговаривали в семье руками, это тоже правда — у нас это целый алфавит. Когда я приехал в Россию, я тоже очень много жестикулировал. Но давно прекратил это делать, потому что в России это выглядит «эмоции too much», а эмоции в бизнесе — это нехорошо.

«Я родился в Германии, работал во Франции, мне не привыкать переезжать». Фото: из личного архива

Как Уиллиам оказался в Москве

Как вы оказались в России? Что вас занесло в нашу холодную столицу и в этот климат?

Уиллиам Ламберти: Меня пригласили. Москва — для меня звучало интересно, я много слышал про Россию. Пригласил меня Гу­аль­тьеро Мар­ке­зи (основатель современной итальянской кухни. Это был первый итальянец, чей ресторан Via Bonvesin de la Riva получил три звезды «Мишлен» в 1984 году, а в 2008 году Маркези вернул красному гиду все свои звезды — единственный случай в истории. Уиллиам работал в двух его ресторанах. — Прим. BFM). Мар­ке­зи искал шефа, который бы стал его лицом в России. До меня он спрашивал четырех шефов, и все отказали. Я был тот самый единственный сумасшедший, который сказал «да». Я родился в Германии, работал во Франции, мне не привыкать переезжать, и я люблю путешествовать. Мне все говорили: «Ты с ума, что ли, сошел?» А для меня это была полная авантюра. В конце 1996 года, аккурат под Новый год, я оказался в Москве, чтобы открывать рестораны Мар­ке­зи на территории России (первым был ресторан «Эльдорадо» на улице Большая Полянка, дом 2). Причиной такого переезда были моя интуиция и желание видеть себя через десять лет в другом качестве.

Мои времена по скорости были немножко другие. Я стал сушефом, когда мне было 28 лет. Это сейчас ребята считают себя супершефами в 23 года. Сейчас совсем другие времена. 50 лет назад, чтобы шеф-повар получил в 28 лет первую звезду «Мишлен», — это как если бы сейчас звезду получил 17-летний шеф. Время ускоряется, информация ускоряется, сейчас люди действительно хотят все получать быстрее. Хотя я немного сомневаюсь в правильности такого подхода, потому что в результате мы получим массу стрессированных людей. Люди уже не умеют и не помнят слово «подождать», не успевают инвестировать в себя — хотят все «быстро, сразу и вчера».

«Мои времена по скорости были немножко другие». Фото: из личного архива

Про идеальную пасту

Я обожаю вашу пасту. Расскажите, как итальянцы справляются с пастой в Москве. У нас совсем запахи другие, продукты другие, воздух другой, вода другая. Что делаете, чтобы родился тот самый идеальный вкус идеальной пасты, как в Италии?

Уиллиам Ламберти: Паста, как и борщ, у всех получаются разными. Ингредиенты могут быть одни и те же, а вкус будет разный: у каждого своя интерпретация. У каждого шефа своя энергия, внутреннее состояние и талант. У блюда должна быть своя энергетика, если блюдо не дает определенную эмоцию, то это уже не то. А эмоции сильно связаны с детством, поэтому у каждого из нас есть свои параметры. Я оцениваю по параметрам, которым меня научили в детстве мама, бабушки. Не существует идеального вкуса — существует лишь наша индивидуальная оценка вкуса.

Маленький Уиллиам с мамой. Теперь нам понятно, откуда родилась знаменитая красная печь в ресторане Uilliam’s. Фото: из личного архива

Про спокойствие и мудрость. В том числе шеф-поваров

У итальянских шефов, которые давно живут в Москве (Нино Грациано — 17 лет, Мирко Дзаго — 20 лет, Уиллиам Ламберти — 25 лет), есть какое-то особое спокойствие и особая мудрость, которые видны не только в характере, но и в тарелке. Простая еда, без всяких ферментаций, цветочков и прочих отвлекающих маневров. Почему у вас так просто и при этом так вкусно?

Уиллиам Ламберти: Во-первых, это культура. Во-вторых, представление о себе в будущем и понимание, как это должно быть в будущем, и вкусная кухня в том числе. Нино и Мирко — это люди, которые уже создали свою стилистику, знают, чего они хотят, как должно быть, умеют видеть и чувствовать свою публику. А когда повар молод, он должен постоянно экспериментировать. Многие в начале своего пути копируют. Это абсолютно нормальный процесс. Конечно, есть такие таланты, которые много думают, которые сразу придумывают свое, но это абсолютно нормально — быть молодым, копировать и эпатировать. Но через десять лет эти повара, которые сейчас увлекаются ферментацией, будут готовить просто, без нее. В 2004 году, когда Новиков меня пригласил в ресторан «Галерея», он хотел, чтобы еда была «простая-простая». Для меня это был шок. Я ему сказал: «Может, привезти тебе сюда мою бабушку? Так это будет попроще». А он уже видел новое поколение еды. Потом, спустя два-три года, я понял стилистику, которую он хотел. Этот стиль всегда будет жить, потому что люди хотят есть каждый день, а не раз в неделю. Сначала мы все панки, потом консерваторы.

Уиллиам Ламберти (справа). Фото: из личного архива

Страсти на кухне, нож к горлу и воспитание поваров

От некоторых поваров я слышу жуткие истории, сравнимые с историями про армию и страсти в нашем Большом театре: якобы на кухне старшие повара кидаются сотейниками, бьют скалками по пальцам. На своей кухне вы выступаете как мудрый учитель или как диктатор?

Уиллиам Ламберти: Иногда как диктатор, когда я вижу что-то и говорю: «Нет, будем делать так» (Уиллиам говорит эту фразу спокойно и ровно, с тихой интонацией, которая не предполагает возражений. — BFM).

А сковородками не кидаетесь?

Уиллиам Ламберти: Раньше кидался и сковородками, и тарелками, и ножами. Иногда эти вещи возвращались мне в обратном полете. Гости собирались смотреть, как я ору на кухне. Был один случай, который я буду помнить до конца жизни. Не буду говорить, где это было, и имя человека. В один день было очень много заказов — нервы, адреналин. Горячий цех постоянно ошибался и тормозил. Я говорю бригадиру поваров: «Давай ты не будешь работать как придурок». Он подлетает, кладет нож прямо мне на горло и орет: «Ты что сказал?!» Для меня это был шок. Я ему говорю: «Я сказал, не работай как придурок. Убери нож. Сегодня будет плохо и для тебя, и для меня. Возвращайся на свое место и будь более внимательным к тому, что я говорю». Он убрал нож и пошел работать. Мы до сих пор общаемся. Понятно, что это эмоции.

Сейчас ничем не кидаюсь. С возрастом понимаешь механизмы поведения людей: их невозможно заставить приказом что-то делать, ты можешь только создать мотивацию. Времена тоже изменились. 30 лет назад, когда я учился работать, на кухне было мегажестко. С 6 утра до 12 ночи, каждый день. Не важно, если ты упал, потому что устал, — убрали тебя, а после двух секунд — вжух — и на твоем месте уже новый человек. Это как в сериале «Игра в кальмара». Ресторанов со звездами «Мишлен» тогда было мало. Попадание туда было просто невероятным успехом для карьеры, и ты держался за это место, как за свою собственную жизнь. Все были один против другого, потому что «либо ты, либо тебя». После работы — все друзья. На работе — все против друг друга. Не было никакой команды. Раньше ты менял каждые полтора года не ресторан, а позиции, просто позиции в одном ресторане. Если ты хотел быть chef de tournant в мишленовском ресторане (повар, задача которого — быть в нужный момент ассистентом любому из поваров, одна из самых низких позиций на кухне. — BFM), ты должен был отработать минимум два-три года в одном ресторане и выучить все позиции. Ну, или прийти в этот ресторан уже chef de tournant. А сейчас ребята два месяца тут, три месяца там и все — сразу такой шеф-повар. Сейчас другой менталитет, другая обстановка.

Из детских историй. Фото: из личного архива

Включаем голову. Быстро

А что происходило, если на такой суровой кухне молодой повар что-то спалил-испортил?

Уиллиам Ламберти: Как-то раз нужно было отнести многоярусный свадебный торт, и мне шеф-кондитер говорит: «Только не крути его». А торт взял и упал. А что делать? Пришлось очень быстро включить голову. Взяли, что было, высота один сантиметр, как-то украсили. Можно сказать, что так появился стиль deconstructed.

Когда я работал во Франции, на кухне было мало сковородок и ножей, инвентаря на всех не хватало, и повара реально за сковородки боролись. Поэтому придумывали всякие ухищрения. Либо надо было приезжать рано утром, в 4-6 утра, или привозить сковородки из дома. Раньше было так. Когда мы работали в Германии, мой друг, который работал на соусах, выливал томатную пасту, делал заготовку в сковороде и саму сковородку прятал под кухню. А сам продолжал делать другой соус в кастрюле. Приходит сушеф: «Шайзе, где сковородки, чтобы мясо жарить?!» — а сковородка уже в соусе.

А еще была моя личная история со спаленными овощами, так что попробуете потом мой ризотто с пеплом из овощей, как только откроется мой новый ресторан Lumicino. Это блюдо родилось, когда я экспериментировал с обжиганием овощей. Главное — смекалка и быстрая реакция. Все зависит от человека.

Для шефа главное — смекалка. Фото: из личного архива

Открытая кухня

Открытая кухня снимает эти сложности агрессии и харассмента? Ведь повар уже не может кричать и ругаться, сковородками кидаться — гости увидят.

Уиллиам Ламберти: Открытая кухня дает этикет. Ты должен себя вести более правильно. Не важно, открытая кухня или бэк, — ты все равно должен быть чистый и аккуратный, работать нормально. Для меня вообще без разницы, открытая кухня или нет. Этикет должен соблюдаться.

«Любая религия — это политика, влияние на людей, каждый находит политику, которая лучше для него». Фото: из личного архива

Про религию

Вы хотите поговорить про религию? Это такая личная история, но было бы интересно узнать про то, как вы сейчас воспринимаете католицизм. Мы знаем, насколько это важная часть жизни итальянцев, но вы уже 25 лет живете в России. Произошли ли какие-то изменения для вас в этой сфере?

Уиллиам Ламберти: А почему нельзя поговорить про религию? Мое отношение с ней достаточно странноватое. В моей семье все католики — все как в фильмах про Италию показывают, очень религиозные. В 14 лет я понял, что это не мое. В семье по этому поводу даже были скандалы, они не понимали, как в такой религиозной семье вдруг оказался нерелигиозный ребенок. Начался поиск себя. Сейчас я симпатизирую больше в еврейскую сторону. Хожу в синагогу. Эта религия, на мой взгляд, более полная, всеохватывающая, есть больше объяснений и ответов на вопрос: «Почему?». Иудаизм — сложная религия, в ней очень много запретов. В Мицве (перечень основных религиозных предписаний. — BFM) 613 заповедей, это книга в 1500 тончайших листов. Но это очень мудрая религия. Любая религия — это политика, влияние на людей, каждый находит политику, которая лучше для него.

Наблюдать вживую, как готовит Уиллиам Ламберти, — отдельное удовольствие. Фото: Лолита Самолетова.

Готовим дома с Уиллиамом Ламберти

Уиллиам, все лето я смотрела в сторис Instagram, как вы жарили мясо на мангале на даче. Запахи и вкусы невозможно лились через экран, и казалось, что iPhone уже изобрел передачу запахов. У меня была мечта попасть к вам на мясо. Я понимала, что это из области фантастики, поэтому скромно спросила в «Директе»: «В каком ресторане это можно будет попробовать?» И вот мечты сбываются. Я с вами на даче, готовим мясо — это, конечно, отдельное удовольствие, видеть вживую, как готовит Уиллиам Ламберти, «руки шефа». И скоро вы открываете Lumicino («Огонек»), где, судя по названию, явно будет что-то огненное. Моя мечта сбылась в двойном размере. Пока мясо маринуется, расскажите мне, что будет в меню?

Уиллиам Ламберти: Идея названия принадлежит моему партнеру Зурабу, он даже больше итальянец, чем я. Я всегда иду от концепта, внутренней истории ресторана и подходящего концепции красивого интерьера. У меня в голове много концепций, и часть даже уже оформлена в презентациях.

Вдохновение приходит и после поездок, и после взгляда на картину, после какой-то мелодии, после таких вот посиделок, как сейчас на даче. Когда я заметил, что русские любят собираться на кухне, родилась концепция Uilliam’s: я хотел, чтобы приходили на мою кухню, поэтому и столики там стоят так близко. Как будто они на моей кухне. Атмосферу нельзя подделать, и гости всегда чувствуют, что ты от них хочешь: эмоций или денег. Потом мы смотрим помещение, локацию, архитектуру пространства, и я понимаю, здесь подойдет эта концепция. Изначально Lumicino хотели делать как кофейню с выпечкой. В этом помещении на Никитской улице, дом 58, изначально была хлебная лавка. Потом посчитали — прослезились.

Я решил, что это должен быть ресторан про мои путешествия, мою жизнь, мой личный опыт от начала карьеры до сегодняшнего дня, блюда из моей карьеры, путешествия моей семьи. Мало кто знает, но я родился в Германии. Потом жил в Италии и во Франции, 25 лет живу в России. Я считаю себя человеком мира. Также там будут блюда по рецептам семьи Ламберти. Например, карпаччо из киви и цукини. Цукини на Сицилии могут достигать гигантского размера в полтора метра, а киви мне мама давала в школу. Киви для нас была экзотика, они безумно дорого стоили. Денег особенно не было, но мама всегда покупала эти фрукты для нас с братом.

Уиллиам, вы заметили, вы сейчас говорите о маме и детстве и моментально перешли на итальянский акцент. Сказали про Сицилию, про маму, и у вас сразу zucchine!

Уиллиам Ламберти: Да, вот так вот. Будут некоторые блюда, которые я готовил у Новикова и других шеф-поваров. Будет интересная история, которой больше нигде нет. Будет паста с мясными тефтелями, тушенными в томатном соусе, которую мама готовила каждое воскресенье. Блюдо «Мидии, которые вернулись из Индии» — паста с мидиями в карри. Это блюдо я придумал в 2002 году, и ко мне пришел очень известный итальянский критик, давал мне хорошие советы по специям. Потом он пришел ко мне спустя 15 лет, уже в Uilliam’s в Москве. И написал очень хорошую статью, ему все понравилось: и еда, и сколько людей было, и атмосфера. Будет лазанья с потрохами курицы — такое редко где в Москве найдешь. Ризотто, которые мы делали у Мар­ке­зи в его трехзвездочном ресторане. Суп с 13 видами рыб — это блюдо будет готовиться по предварительному заказу, рыба будет по сезону. Итальянский рыбный суп — это всегда сезонно, что поймал, то и приготовил. Рыбу у нас дома в Анконе продавали ящиками — «улов за день». В ящике, помимо разных рыб, могли быть и лангустины, и креветки — что Нептун в тот день послал. Когда Ольга была беременна Настей, я много раз ходил на море, огромный ящик с такой рыбой килограммов на десять стоил 50 евро. Большая часть меню будет готовиться на гриле. Будет печь для пиццы. И гриль, и печь — все на дровах. Печь будет красивая, как Ferrari. Я для пиццы люблю тесто, которое стояло на закваске два дня. Вообще, мои две любимые пиццы — «Маргарита» и «Четыре сыра». Завтраки тоже планируются, но начнем пока с дневного режима. Ну, конечно же, атмосфера: этикет, фирменные стаканчики, папка меню, папка для чеков. Эстетика очень важна, но главное — вкус блюда.

Вы помните ваше самое первое самостоятельное блюдо?

Уиллиам Ламберти: Мама купила нам с братом спортивные костюмы. Не помню, где она была в тот день, куда-то пошла… Мы с моим братом смотрели телевизор на кухне, а я решил готовить попкорн. Такой молодец! Взял сковородку, зажег конфорку на полную мощь, готовлю попкорн. Собирался уже снимать, в своем новом спортивном костюме, слишком близко подошел к плите и опалил костюм на груди. А сковородку уже взял в руки. Не знаю, куда ставить, не знаю, что делать. Поставил сковородку на такой маленький декоративный коврик, который был около плиты. И он тоже загорелся. От мамы, конечно, получил по башке. Костюм-то был новый, только два-три дня. Вот мое первое блюдо: «попкорн и нагоняй от мамы».

На даче. Фото: Лолита Самолетова

Невозможно все разговоры этой субботы уместить в одно интервью. Узнать шефа можно по его ресторану, кухне и еде в его тарелке. Ресторан Uilliam’s в этом году празднует свое десятилетие, знаменитой брускетте с крабом уже десять лет, и когда ее пытались убрать из меню, на Патриках реально была забастовка. Pinch (открылся в декабре 2013 года), «Уголек» (открылся в декабре 2014 года) — эти рестораны уже не только в наших душах и эмоциях, но и в списке «Мишлен». Cucina di Uilliam (кухня Уиллиама) — кухня и атмосфера, к которой мы неизменно возвращаемся после того, как попробовали все немыслимые ферментированные сочетания в «миллион тысяча пятисотом» ресторане. Где бы ты ни ел по миру, а мамины котлеты всегда самые вкусные. Так и мы, после всех сетов и экспериментов по ферментации неизменно возвращаемся на завтраки в Uilliam’s, где нас ждут годами любимые Надя (восемь лет в Uilliam’s), Давид (два года) и Женя (пришел раньше Нади), в миниатюрный Pinch, в «Уголек» — в это волшебное царство бетона с зеленым мхом, где я ни разу не видела, чтобы кто-то не доел их фирменный малиновый пирог.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Ресторатор Уиллиам Ламберти рассказал про ризотто из овощного пепла

В винной карте Lumicino мы с шеф-сомелье Антоном Суздальским постарались отразить маршрут моего передвижения по Италии, когда я набирался опыта и учился на кухнях ресторанов. Начнется этот путь в моей родной провинции Марке, потом спустится в южные регионы и поднимется на север. Сейчас мы стараемся привезти вина из Марке, которых еще никогда не было в России, и наладить их поставку нам помогает в том числе Simple. Я обожаю вердиккьо, и если бы мог увезти с собой на необитаемый остров ящик только одного вина, то это было бы оно. Прекрасных производителей этого вина много. Например, мне нравится вердиккьо от Umani Ronchi. В целом, в карте будет сделан акцент на вина Средиземного моря – всего около 150 позиций.

Для меня главные эксперты по кухне – мои дети. Когда мы идем в ресторан, они всегда дают честную оценку еде, а вкус у них, действительно, очень тонкий. Но вот тестировать новое меню я не даю никому. Терпеть не могу, когда каждый норовит что-то посоветовать: я бы добавил того, я бы добавил другого. Конечно, мне бы хотелось, чтобы кто-то из детей продолжил мою профессию, но пока так не выходит. У нас есть певица, будущий военный и космический инженер, а какое призвание ждет младшего Микеле, пока не знаем.

Фото: © архив пресс-службы

В России встречать гостей, собираться за большим столом всей семьей, отмечать праздники – целая культура. Люди едят, поют, танцуют, выходят на перекур и снова возвращаются. В Италии все не так: столы там порой пустые, а застолья – скучные и банальные. Конечно, есть семьи, где накрывают большой стол, но все равно он не будет таким богатым и щедрым, как в России.

В 2006 году совместно с Московским государственным университетом пищевых производств мы запатентовали способ подготовки и хранения продуктов в особой герметичной упаковке. Тогда мало кто таким занимался. Но это была технология, а вот запатентовать блюдо у вас ни за что не получится. Допустим, я приготовлю свой суп, а кто-то положит в него лук-шалот, и это будет уже другой суп, хоть и очень похожий на мой. Однако есть такие рецепты, которые всегда будут ассоциироваться с одним поваром или рестораном. В Uilliam’s это брускетта с крабом, черный «Цезарь», гречотто. Их не раз пытались копировать, и я это замечал, но меня такое не расстраивало – наоборот, это классно! Значит, мы добились такого успеха, что другие хотят нам подражать. В Lumicino тоже появятся блюда, вдохновленные работами других поваров, и мы обязательно укажем их имена в меню.

Итальянский шеф-повар и ресторатор — о новых вкусах москвичей, российских мидиях и звездах «Мишлен»

В 1996 году итальянский шеф Уиллиам Ламберти приехал в Россию и пустил тут корни. Он работал с Аркадием Новиковым, ставил кухню во многих кафе и ресторанах, был бренд-шефом «Азбуки вкуса» и ресторанов Ginza Project. В 2011 году Ламберти открыл свой первый именной ресторан Uilliam’s, а вслед за ним, ставший легендарным, «Уголек».

— В свое время «Уголек» практически сразу получил статус самой модной гастроточки Москвы. Как по-вашему, что делает ресторан модным?

— Нет такого единого рецепта успеха, который можно было бы использовать каждый раз. Ресторан – это живой организм, и чтобы он стал модным, нужно каждый раз использовать разные ингредиенты. Есть масса факторов: время, мировые тенденции, аудитория. Но главное, сделать так, чтобы этой самой аудитории было в ресторане комфортно, и тут важно учитывать все – от кухни до фоновой музыки.

— Как изменились вкусовые предпочтения россиян за 25 лет? И как вы считаете, можно ли отучить москвичей есть суши, борщ и карбонару?

— У каждого поколения свои популярные блюда – и так было всегда. Мы пережили моду на салат из рукколы с креветками и пармезаном, эпоху «Оливье» и борща. Сейчас, как мне кажется, мода поменялась. Наступает новая эра, в которой людям важно понимать, что они едят, из чего это сделано, и полезно это или нет. Люди стали больше думать о своем здоровье.

Сегодня гости ресторанов хотят попробовать что-то легкое, нежирное, они стали более внимательны к тому, что едят.

Поэтому, я считаю, что тренд на «суши-борщ-карбонару» мы уже пережили. Мы на пути к более здоровой и правильной пище.

— Какие у москвичей любимые блюда сегодня?

— Я вижу большой спрос на свежую рыбу. Эта тенденция была всегда, но сегодня она стала более заметной. Не потому, что суши стали лучше, а потому, что люди распробовали российскую рыбу и морепродукты, чего раньше не было. Российские устрицы, кальмары, креветки, ежи, морские гребешки были всегда, но интерес к ним появился только после введения санкций. Например, блюда из мидий никогда не пользовались такой популярностью, как сегодня. А после введения санкций мидии стали суперпопулярными, появились проекты, меню которых построено исключительно на блюдах из мидий.

— Вам нравится готовить из российских продуктов?

— Однозначно, да. Более того, именно российские продукты преобладают на моей кухне. И они мне нравятся. Креветки, кальмары, ежи, морские гребешки… Я могу сказать, что горжусь качеством продуктов, из которых готовлю.

— За последние 10 лет в Москве открылось огромное количество гастрономических точек на любой вкус и бюджет. Не кажется ли вам, что москвичи помешались на еде?

— Я уже видел такой же «гастробум» в середине 90-х, когда жил в Лондоне. Там было безумное количество кафе и ресторанов и каждый день открывались все новые и новые заведения. На одной улице могло быть 5 итальянских ресторанов и 10 французских. И мне кажется, что Москва идет по такому же пути.

— Но как выжить при такой конкуренции?

— Выживут только профессионалы, которые понимают, как работает ресторан. Но я считаю, что это хорошо. Это поможет нам – рестораторам старого поколения – быть в тонусе и создавать интересные проекты.

— Как вы работали во время пандемии? Что почувствовали, когда все только началось?

— Это одновременно печальный и полезный опыт. Печальный потому, что заведениям это стоило очень дорого. Одни рестораны пережили пандемию плохо, другие не пережили вовсе. Но именно пандемия дала нам возможность понять, что даже успешные проекты не могут быть уверены в своем будущем, и важно всегда иметь какой-то запасной план. Ситуация меняется стремительно – сегодня корона, завтра может быть что угодно.

— Не страшно ли вам в эти «смутные» времена открывать новый ресторан?

— Нет, мне абсолютно не страшно. И я понимаю, что надо идти вперед. Сегодня я вижу людей, которые устали сидеть дома, людей, которые хотят веселиться и ходить по новым местам. Пандемия для всех стала некой шоковой терапией. Люди очень устали и оценили, что такое свобода.

— Расскажите о новом проекте?

— В начале ноября откроется ресторан Lumicino (в переводе с итальянского «огонек»), проект, в котором я презентую миру 50 лет моего жизненного опыта, 35 из которых прошли на кухне. Где в каждом рецепте будет история со своей драматургией и смыслом, а каждое блюдо будет связано с конкретным человеком или событием из жизни. Это меню будет посвящено странам, в которых я жил и работал, и людям, с которыми встречался. И все это будет подаваться через призму итальянского шеф-повара, который несмотря на почти 25 лет в России, не забыл свою родину и вкусы из детства. Основной акцент будет сделан на регионе Марке, в котором я родился.

— Готовите ли вы сегодня блюда, которые вам в детстве готовила мама?

— Готовлю, конечно! И эти блюда обязательно будут в меню нового ресторана. И они будут именно такими, какими были у моей мамы. Никакой красоты, только вкус, как дома!

— В октябре выходит первый гид Michelin по ресторанам Москвы. Ждете ли вы его?

— Если бы я сказал «нет, не ждем», это было бы лукавством. Конечно, ждем! Я уверен, что все рестораторы ждут, и каждому будет приятно получить награду. Если нам дадут звезду, значит, мы что-то правильно сделали, если не дадут, будем продолжать работать и стремиться стать лучше.

— Как вы считаете, стоит ли прикладывать усилия именно ради наград?

— Возможно, есть такие рестораны, которые стараются только ради наград, но это не про меня. Я делаю свою работу потому, что она мне нравится.

— По вашему мнению, есть ли сейчас в Москве сегодня заведения, достойные звезды Michelin?

— Несомненно! Я думаю, что в Москве есть кандидаты на звезды. Но как будет судить гильдия Michelin, я не знаю, и никто не знает.

— У Москвы есть шансы войти в топ гастрономических столиц мира?

— Однозначно. Я считаю, что в течение нескольких лет Москва станет одним из гастрономических центров мира.

— Вы живете в России больше 25 лет, какими чисто русскими привычками вы обросли?

— У меня есть все классические русские привычки, разве что пока нет дачи и я не хожу в лес за грибами.

— А салат «Оливье» под «Иронию судьбы» режете 31 декабря?

— И не только 31 декабря! Я люблю борщ, сало и обожаю готовить холодец.

— Это же очень долгий и кропотливый процесс, уши и копыта надо варить несколько часов!

— И мне нравится этот процесс. Вместо ушей и копыт я беру хвост и голяшки. Все что остается, это соль, перец и 50 грамм!

— Какие блюда вы готовите дома для своей семьи?

— Это простая домашняя кухня, разве что с добавлением итальянских блюд. Когда хочется чего-то русского, я готовлю борщ и салат «Оливье», хочется Италии – пасту, лазанью или ризотто, хочется кавказской кухни – жарим шашлык. Мы интегрировали в свой рацион все традиции, получилось очень хорошо и вкусно.

— А какие блюда готовит ваша жена?

— Она очень вкусно готовит! У нее шикарный «Оливье», плов, мясо… Вообще, в нашей семье жена отвечает за мясные блюда, а я за рыбные.

— Вы критикуете супругу, когда вам кажется, что она готовит что-то не так?

— Никогда. Потому что дома я люблю есть по-домашнему. Дома мне не нужна филигранная ресторанная подача, мне нравится простота и вкус домашней кухни.

— Холодец, борщ, «Оливье» – это хорошо, а как насчет российских вин? Вам нравятся российские вина, как вы считаете, есть ли будущее у российских виноделов?

— Я думаю, будущее есть, но это вопрос времени и финансовой поддержки от государства. Благо в России есть территории, на которых можно создать хорошее вино. Достойные вина есть уже сегодня, но их могло бы быть больше, и они могли бы быть лучше. Но сейчас российские виноделы только начинают свой путь, поэтому нельзя сравнивать эти вина с винами из стран, где виноделием занимаются тысячи лет. Но я заметил, что в Европе появилась тенденция делать вино по российским и грузинским технологиям, когда вина бродят не в бочках, а в специальных глиняных амфорах. Вот такой симбиоз.

Ресторатор Уиллиам Ламберти — о русской кухне и успехе на Патриарших

В «The City. Говорим» ресторатор и бренд-шеф Уиллиам Ламберти рассказал о том, привык ли он к российскому менталитету за 25 лет жизни в Москве, как Патриаршие стали таким востребованным районом и почему надо гордиться солянкой.

Ресторан, который изменил Патрики

@Uilliams.restaurant

В этом году у меня два юбилея — мне 50, а Uilliams будет 10 лет. Этот ресторан стал новым украшением Патриков. Сейчас это модное место: люди гуляют, заходят, пробуют что-то новое. Когда мы открылись — это было что-то по-настоящему новое. Весь город приезжал к нам. Мы были одними из первых, кто сделал небольшой формат узнаваемым. Вместо больших пафосных ресторанов, мы открыли уютное место, более friendly — у нас было всего 20 блюд. Люди сначала привыкали к такому, но вскоре всем понравился формат.

Патрики — новая Рублевка

Я попал на Патриаршие чисто случайно. Что это за место — узнал лишь после открытия. Я был приглашенный специалист в этот проект. Потом я изучал район и оказалось, что Патрики — это очень старинный район Москвы, который много значит для горожан.

Суетливый район

@Uilliams.restaurant

Патрики теперь похожи на Майами или Лос-Анджелес. Когда люди хотят тусоваться ночью, то они идут на любимые Патрики. Все хотят туда попасть, чувствовать себя модными, важными. Но я понимаю тех, кто живет в этом районе: людей очень много и это напрягает порой. Горожане даже обвиняли меня одно время: вы виноваты, что Патрики стали такими популярными. Но я не могу запретить людям ходить в любимые места. Пусть каждый сам для себя выбирает, где ему быть.

По всему миру

У каждого города есть свои условные Патрики. В каких-то городах есть районы, где живут и более статусные люди, где-то — нет. Подобные районы есть и в Риме, и в Милане.

Великие блюда

Есть блюда, чей вкус я помню до сих пор, даже спустя много лет. Это самая настоящая гастрономия: лобстер с ванильным соусом, фуа-гра на пару с капустой. Это очень простые блюда, но при этом очень вкусные. Существуют блюда, ради которых люди приезжают в определенный ресторан. И бывают блюда, которые делают историю. Знаменитый французский шеф-повар Пьер Труагро (умер в сентябре прошлого года. — прим. ред.) мне рассказал, что когда он сделал террин из овощей, то спустя три месяца весь мир начал подавать это блюдо. Когда он начал делать новый вид сервиса, то весь мир начал и это копировать.

Русская кухня

Русская кухня — великая. У каждой страны есть блюда, которыми стоит гордиться. Я как-то в Швейцарии презентовал солянку с колбасками. Вся Швейцария приходила ко мне попробовать и узнать, что это за суп такой с колбасками. И не было ни одного, кому бы не понравилось. Все были в восторге! Есть такие блюда, которые, если их правильно сделать и презентовать, то они имеет вес на мировой кухне.

Итальянец в России

Я переехал в Москву в 1996 году. Конечно, я себя спрашивал: правильно ли я поступил, что я тут делаю, зачем это мне надо? Но сложные времена проходят и двигаешься дальше. Я привык к Москве, к ее ритму. Менталитет россиян я до сих пор иногда не понимаю. Но когда я еду в Европу, то я и там людей теперь до конца порой не понимаю. Мой менталитет тоже изменился.

Читайте также

Уиллиам Ламберти: «Еврейская кухня начинает быть в тренде»

— В средствах массовой информации по-разному говорят о ваших взаимоотношениях с еврейством. 

Мама у меня не еврейка. Мы с женой начали процесс гиюра, обучаемся в синагоге на Бронной, но до конца еще пока не дошли. Познакомились с еврейской культурой и через культуру постепенно-постепенно поняли, что это наша дорога и наша любовь. Скажем так, мы очень связаны с еврейской традицией, и в один прекрасный момент мы дойдем до конца.

Из Рима — в Третий Рим

Кулинарная карьера Уиллиама Ламберти началась в 1990 году в Novotel Milano Est (Милан). В 1996 году Уиллиам переехал в Москву и начал работать в El Dorado у Гуалтиеро Маркези (три звезды Мишлена). Начал работать с Аркадием Новиковым: открывал ресторан «Пирамида», ставил кухню в ресторане «Гранд Опера». В 2002-м создал собственный ресторан Casa Bianca в Италии.

В 2004 году Уиллиам занял должность шеф-повара в культовом ресторане «Галерея». Одним из результатов этой работы стала кулинарная книга Uilliam Lamberti Café “Galleria”, в которую вошли лучшие рецепты ресторана. В феврале 2016 года Уиллиам Ламберти и Илья Тютенков открыли ресторан «Северяне». В начале июня прошлого года Уиллиам Ламберти и его команда запуcтили проект Uill To Be, который посвящен здоровью, любви к жизни и вкусной еде.

В конце 2015 года Уилиам Ламберти и Бруно Марино становятся бренд-шефами ресторана AVIV в ЕРКЦ «Жуковка».

— Где и когда вы познакомились с еврейской кухней?

В Анконе. Это небольшой город-порт в центральной Италии, на берегу Адриатического моря. В Италии бывает, когда не все евреи готовы сказать и показать, что они евреи. Там очень маленькая синагога, очень закрытая община. В Риме совсем по-другому, там есть классический еврейский квартал. Чувствую там себя как дома. Друзей много, есть любимые рестораны. Такие, с типично домашней кухней. 

— Предполагаю, что подают там далеко не цимес и фаршированную рыбу.

Знаете, как артишоки стали популярным блюдом? Из-за евреев! В Риме евреи выбрали место для своего квартала из-за близости к реке. На берегу реки росло много артишоков. Это был один из доступных продуктов, который можно было легко приготовить. Тогда вообще нечего было есть. Сейчас артишоки готовят повсеместно.

— На какие стандарты ориентируется «Авив»? Как составляется меню? 

Есть еврейская кухня, к которой привыкли россияне, есть итальянское направление, есть традиционная русская кухня. Если мы говорим о молочном кафе, то там меню более соответствует традициям итальянской кухни. Мы — я и Бруно Марино — адаптировали рецепты, которые были некошерными априори.

Очень часто я бываю в Тель-Авиве. Там, конечно, совершенно другие продукты, другая атмосфера, другая энергия. И очень жаль, что мы не можем точно воспроизвести здесь то, что можно приготовить там, потому что нет продуктов такого качества. Но мне очень нравятся грузинская, азербайджанская кухни. 

— Какие новые технологии сейчас используются в кулинарии?

Приготовление продуктов без кислорода, приготовление на очень низких температурах. Не переваривать, не пережаривать. Я всегда задаю такой вопрос. XV век, без холодильника, без ничего. Как люди вообще могли есть мясо?

— И как же?

Они, во-первых, отваривали полностью, потом ставили жарить где-нибудь, хоть на камине. Так как мясо действительно было невкусным, его посыпали массой специй сверху. Они не знали, что есть бактерии, но они знали, что если они не отварят и не обжарят мясо, то они умрут.

Что происходит в плане «модности» той или иной кухни? Какие страны становятся законодателями стандартов, какие — уступают прежние позиции?

Еврейская кухня давно существует, но сейчас она начинает быть в тренде. Сейчас идет еще одна тенденция на перуанскую кухню. По всему миру — давно. Именно в России — года два.

Русская зима и итальянская кухня.
Ламберти и Марино готовятся к новым поварским свершениям

Удивительно, как за последние 10–15 лет французская кухня получила нокаут. Она была мировым лидером несколько поколений. И потом — бац! Умерла прямо за один день. Я пытался серьезно это анализировать. Французская кухня — это очень дорогие продукты. Когда грянул первый кризис в 1998-м — всё. То нельзя купить, это нельзя. И люди пошли в сторону экономической альтернативы.

— Вы каким-то образом корректируете меню из-за санкций и импортозамещения?

У меня есть русские поставщики, которые дают нам качественные сыры. У нас горгонзола, монтазио, таледжо. Есть французский сыр шевре, очень вкусный. Это сделано не совсем так, как оригинальные продукты, потому что другая трава, другой климат, другая вода. Но они вкусные.

— Основные поставщики — это мелкие или все-таки большие компании?

Мы работаем с теми, кто может нам поставить продукты с нормальным качеством.

Интервью с Уиллиамом Ламберти

Интервью с одним из самых востребованных рестораторов и шеф-поваров Москвы 

Ресторатор, автор концепций Uilliams, Ugolek, Pinch, гастрономического ателье Sartoria Lamberti и создатель холдинга Uilltobe — один из главных героев гастро культуры не только Москвы, но и России. Уиллиам Ламберти

Послужной список Ламберти впечатляет: Novotel Milano Est (Милан), рестораны с тремя звездами Мишлен — L’Albereta Гуальтьеро Маркези, Grand Hotel «Quisisana», Enoteca Pinchiorri, Lucas Carton. Он работал в Halkin — первом итальянском ресторане в Лондоне, получившем звезду Мишлен. В 1996-м году Ламберти переехал в Россию, работал сначала с Аркадием Новиковым, затем в Café de Fauchon, Blackberry café, Balcony и Buono. В 2011-м году он открыл свой первый ресторан Uilliam’s на Патриарших прудах, за ним последовали Zupperia, Honest, Ugolek и еще более 10 проектов — от заведения с блюдами Магриба Nofar до гастрономического ателье Sartoria Lamberti на первом этаже The Ritz-Carlton.

Имея такой опыт, посоветуйте, как стать хорошим поваром и какой путь нужно пройти? 

В разные эпохи к профессии повара было разное отношение, но всегда эти люди были на особенном положении. Сейчас настало время, когда многие молодые шефы приходят на кухню, чтобы стать известными вместо того, чтобы учиться хорошо и вкусно готовить. Появилось понятие «шеф-повара — новые рок-звезды», они снимаются в рекламе, получают контакты от брендов, становятся медийными. 

С одной стороны, это хорошо для публичности, но с другой, — плохо для профессионализма, потому что известность как цель преобладает. Если раньше стать на кухне главным можно было к 30-ти годам (я стал в 28 лет), то сейчас в 23—25 многие считают себя уже состоявшимися. Sartoria Lamberti

Не нужно спешить, отрывочные стажировки — полгода в одном месте, два месяца в другом — не дают эффекта. Если повару нравится ресторан, то стоит провести на его кухне год или два. После обучения появится вкус и понимание себя, вообще, первый этап — это поиск собственного кулинарного «я», дальше следует копирование, и это часть роста. Пока нет своего крепкого характера, именно из копирования прорастает мастерство. Я не призываю тиражировать чужое, я говорю о том, что это фаза обучения. За нее шеймят, но не следует этого делать, если человек не застрял надолго. Уникальный продукт рождается из знания себя, владения мастерством и умения создавать новое.

Для меня рок-звезда — тот человек, который способен подарить не просто красивое блюдо, а эмоцию. Гости могут оценить вкусно или не вкусно, а не технические параметры еды. 

В мини-ателье Sartoria Lamberti гостям вышивают инициалы на белоснежных платках

Бывает так, что человек все делает верно, но успеха не достигает. В чем ваш секрет?

Секрет успеха — любить свое дело и делать его не из-за стремления к славе или деньгам, а потому что иначе не можешь! Если хочешь что-то получить, то добьешься; все зависит от человека, а фортуны не существует. Скажу даже так: фортуна — это мы сами. В моей жизни много таких примеров — от открытия ресторанов до банального похудения на 40 кг. Нужно создать правильную задачу для мозга, верно оценить ситуацию и действовать!

За более чем 30 лет работы у вас появилось много легендарных блюд. Давайте их вспомним.

Их очень много, но назову ризотто с тартаром и мозговой костью, ризотто с квасом и черным хлебом из Uilliams и черный Цезарь из ресторана «Уголек». Когда их стали копировать, для меня это было травматично, но сейчас я горжусь этим — если появляются копии, значит я создал тренд. 

   

Расскажите о ваших любимых гастро проектах.

Эмоции, которые мне дарили рестораны в 20 лет, я редко ощущаю сейчас. Скорее вспоминаю рестораны Труагро или Дюкасса в их золотые времена. Также жалею, что не был в El Bulli. Вся эта классика, старая кухня, микропорции, элегантная атмосфера, легендарная курица с трюфелем от Поля Бокюза или Canard à la press (La Tour d’Argent) — сейчас этого нет, другие времена и другие вкусы. Все идет к упрощению, повара больше не умеют делать классику — это дорого и сложно, изменился стиль жизни, менталитет.

Какие современные гастро тренды вы могли бы выделить?

Здоровое питание, в том числе без глютена и лактозы, следование кето-диете. Люди хотят легкости, натуральности, еда становится элементом биохакинга.

Что вы любите делать помимо работы? 

Старюсь проводить время с семьей, бываю на свежем воздухе и шпионю, что происходит в других ресторанах. Люблю историю и антиквариат, мне это ближе, чем инновативное современное искусство. Винтажные вещи и кино, в сюжете которого отражены исторические события и факты, будь то Римская империя или Первая мировая война, — для меня это большое удовольствие! Кстати, новый проект, который откроется летом, будет связан именно с историей, такого в России, да и в мире, еще не было.

Что вдохновляет? Где вы набираетесь сил и новых идей?

Самолет. Там я релаксирую, могу читать, слушать, смотреть, думать, создавать кино в своей голове. Обожаю дальние полеты, когда не работает телефон.

Поделитесь простой, но эффектной кулинарной идеей для приема гостей или семейного ужина.

Прошутто, сыр, оливки, мортаделла и хорошее вино — лучше этого ничего нет!


Новый ресторан Sartoria Lamberti: Уиллиам Ламберти о еде и о моде

Sartoria — искусство, рожденное в Италии.
Искусство мужского костюма, созданное поколениями личных портных.
Sartoria Lamberti – гастрономическое ателье, где итальянская страсть к еде
встречается с итальянской любовью к моде. Высокий стиль ручной работы…
Авторский проект Уиллиама Ламберти при участии Алексея Алекминского

 На первом этаже пятизвездочного отеля Ritz-Carlton Москва открылся ресторан Sartoria Lamberti. Новый проект Уиллиама Ламберти, уникальная концепция которого впервые объединила еду и моду. Гастрономическое ателье – оригинальный формат, где итальянские повара и итальянские модельеры демонстрируют свой безупречный вкус.

Sartoria Lamberti – коллаборация шефа и ресторатора Уиллиама Ламберти и бизнесмена Алексея Алекминского (Barba Mosca, Barberia numero UNO). Настоящая неаполитанская сартория – место, где рождаются идеи, и где они находят своё воплощение.

Идеология  Sartoria Lamberti

Еда и мода здесь переплелись так тесно, как только это возможно. Сразу за порогом – маленькое ателье, в котором швея вышивает монограммы на подарках гостям. На манекенах – экспонаты Музея моды Италии: платье Авы Гарднер из фильма «Босоногая графиня» и смокинг Пирса Броснана из «Умри, но не сейчас». А рядом – смокинг Chaia от Дженнаро Аннунциата – первого в ряду итальянских модельеров, который стал партнером проекта и создал первую коллекцию формы для официантов.

К слову, на церемонии New Sartorial Thread Ceremony 2018 Аннунциата был назван лучшим молодым портным Италии. Ткани, фурнитура, манекены, выкройки, катушки и швейные машинки – бекстейдж ресторана демонстрирует все атрибуты швейного мастерства.

О еде  в Sartoria Lamberti

И здесь же рядом – залитая светом открытая кухня. Шефом Sartoria Lamberti Уиллиам Ламберти выбрал молодого повара Сергея Андрейченко, которого он называет одним из самых талантливых свих учеников. Вместе они создали итальянское меню, классическое и в то же время современное.

Карбонара – в новой легкой версии с креветками.

Ризотто – с козьим сыром, лаконичное и гармоничное.

Рыба – в тесте с зеленью и солью, чтобы весь вкус и аромат оставался внутри.

В меню сартории много свежей рыбы с легкими яркими соусами a-la тартар или севиче, большие зеленые салаты, которыми легко наесться, и оригинальные инстаграммные десерты.

Завтраки в Sartoria Lamberti

А еще есть завтраки: с 6.30 и до 11.00 можно выбрать любимые утренние блюда на буфетной линии или заказать что-то оригинальное из меню «От шефа». Огромный воздушный омлет, густо засыпанный трюфелем, рассыпчатый тарт с артишоками или модный ролл из краба в авокадо.

Меню Sartoria Lamberti предстоит долго изучать, а интерьер – пристально и тщательно рассматривать. Приборы с игольным ушком на ручке. Светильники, похожие на манжеты мужских рубашек. Крошечные утюжки и внушительные катушки. Команда Megre Interiors продумала все до мельчайших деталей.

А бизнесмен Алексей Алекминский, идейный вдохновитель и владелец мужского концепт-клуба Barberia Numero Uno, объединяющего парикмахерскую, салон красоты, ателье по пошиву костюмов и парфюмерный бутик, стал арт-директором проекта, чтобы вместе с Уиллиамом Ламберти вдохнуть в него настоящую страсть – к стилю в еде и вкусу в моде.


Sartoria Lamberti

Тверская,3. The Ritz-Carlton
+7 (495) 795-00-25

2 580

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказывает: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Уильям Ламберт | Биографии

Уильям Ламберт

Щелкните здесь, чтобы просмотреть или загрузить PDF-файл.

Уильям Ламберт родился в Трентоне, штат Нью-Джерси, в 1817 году, в семье освобожденного отца и свободной матери.В молодости он получил образование у квакеров-аболиционистов. Он прибыл в Детройт, штат Мичиган, в 1840 году юнгой на пароходе и в конце концов начал прибыльный бизнес по пошиву одежды и химчистке.

В Детройте Ламберт вскоре стал активным участником движения за право голоса чернокожих жителей Мичигана. Он основал «Цветной бдительный комитет», первую правозащитную организацию в Детройте. В 1843 году Ламберт помог организовать первый Государственный съезд цветных граждан в Мичигане.Впоследствии он был избран председателем съезда и выступил с обращением, касающимся права голоса, которое было направлено не только чернокожим, но и белым гражданам штата мужского пола. Ламберт также работал над тем, чтобы обеспечить государственное образование черным детям Детройта.

Ламберт был другом радикального аболициониста Джона Брауна и, как и более воинственный лидер аболиционистов Генри Хайленд Гарнет, призывал рабов восстать против своих хозяев.

Иногда Ламберт публично помогал беглым рабам бежать в Виндзор, Канада.Его самый известный инцидент произошел в 1847 году, когда он бросил в тюрьму владельца беглого раба Роберта Кромвеля, чтобы Кромвель мог сбежать в Канаду на лодке.

Однако большая часть аболиционистской работы Ламберта проводилась за закрытыми дверями. В отличие от аболиционистских движений, возникших в других северных штатах, афроамериканцы были исключены из Детройтского общества борьбы с рабством. Позже Ламберт утверждал, что является создателем и президентом секретной организации Афро-американские тайны: Орден людей угнетения .

В 1885 году, через два десятилетия после отмены рабства, он поделился своей историей с Detroit Tribune и предоставил документы, включая списки перемещенных рабов и переписку с Джоном Брауном, Лукрецией Мотт, Венделлом Филлипсом и Уильямом Ллойдом Гаррисоном.

Орден вёл небольшое количество физических записей, и за исключением рассказов Ламберта и некоторых других, большая часть свидетельств его существования приходит в виде слухов и загадочных заметок в журналах белых аболиционистов. Состав Ордена был почти исключительно афроамериканским.Лишь несколько белых мужчин поднялись до самого низкого уровня. У Ордена были секретные слова, захваты, обряды и торжества, все из которых были разработаны, чтобы помешать непосвященным получить высшее знание, пришедшее с вознесением, то есть практическую информацию, относящуюся к делу их усилий по спасению чернокожих мужчин и женщин. от рабства в США. Ламберт утверждал, что в период своего расцвета Орден перевозил на свободу 1600 рабов в год, перемещая людей через сеть домов и сараев от реки Огайо до озера Эри за десять дней.Хотя это число может быть преувеличением, нет никаких сомнений в том, что эта секретная организация помогла беглым рабам бежать в Канаду.

Ламберт также был основателем епископальной церкви Святого Матфея и служил одним из ее надзирателей.

Уильям Ламберт умер 28 апреля 1890 года в возрасте 73 лет. Он похоронен в секции G, лот 90. Его памятник изображен ниже. После своей смерти Ламберт оставил имение, оцениваемое в 100000 долларов.

Ламберт внесен в список на карте самостоятельного тура «Сеть подземных железных дорог Элмвуда к свободе» .

Этот материал основан на работе при поддержке гранта Ассоциации изучения жизни и истории афроамериканцев (ASALH), финансируемого Министерством внутренних дел Службы национальных парков. Любые мнения, выводы, выводы или рекомендации, выраженные в материале, принадлежат автору (авторам) и не обязательно отражают точку зрения ASALH или Министерства внутренних дел. Приложение «Сеть к свободе кладбища Элмвуд» было завершено Кэрол Малл и Габриэль Луччи.Эта биография была составлена ​​на основе Заявления и записей, доступных через кладбище Элмвуд, Историческое общество Детройта, Историческую библиотеку Бертона, Военные отчеты США, Исторический центр Мичигана и различные источники информации.

Уильям Ламберти | Northfield.org

Билл Ламберти, 76 лет из сельской местности Нортфилда, скончался в воскресенье, 25 декабря 2011 года, в своем доме после долгой борьбы с раком. Похоронная месса состоится в 10:30 в пятницу, 30 декабря, в церкви Св.Доминик в Нортфилде. Посещение будет в четверг с 15 до 19:00 в похоронном бюро Бирмана в Нортфилде и в церкви в пятницу за 1 час до богослужений.

Уильям Джозеф Ламберти родился в фермерском доме 19 августа 1935 года в семье Романа и Мейбл (Эстрем) Ламберти. Билл посещал школу Розарий в Сент-Доминик, а затем окончил среднюю школу Нортфилда в 1953 году.

Он начал успешный бизнес грузоперевозок, а затем — молочный маршрут, и 24 апреля 1956 года он был объединен браком с Ширли Код в Сент-Луисе.Доминика. В 1963 году он осуществил свою мечту и купил ферму к востоку от Нортфилда, где он выращивал мясной скот, разводил и продолжал свой молочный путь. В 1969 году он продал свой молочный путь, а в 1988 году бросил мясной скот и продолжил заниматься сельским хозяйством. В 1980 году Билл встретил Яна Эмери, который был его близким спутником на протяжении 30 лет.

Билл был пожизненным членом церкви Святого Доминика, где он был верным помощником в течение многих лет. Он любил заниматься садоводством и проводить время с семьей и друзьями. Он любил путешествовать по США.С. с Яном в автофургоне. Его поездки на Гавайи, Ирландию и недавно в Уолла Уолла, штат Вашингтон, были очень запоминающимися.

У Билла Ламберти остался сын Марк (Трейси) Ламберти из Медины; компаньон Ян Эмери из Нортфилда; внучки Хизер (Эндрю) Элвин и Алисса Ламберти; братья и сестры Джеймс Ламберти из Хьюстона, штат Техас, Пол (Лия) Ламберти из Элгина, штат Иллинойс, Мэри (Миллард) Хьюз из Хоумвуда, штат Иллинойс, Кэтрин (Джеральд) Брэндон из Джексонвилля, Северная Каролина, Патрисия (Рей) Имаи из Эль-Пасо, штат Техас, сестра Маргарет Ламберти SSND из Хадсона, Висконсин, Дэвид (Никки) Ламберти из Нортфилда, Вероника Отте и невеста Марк Уилсон из Нортфилда.У него также остались дети Яна Брайан (Бернадетт) Эмери из Стентона, Терри (Том) Джонсон из Нортфилда, Джилл Эмери из Хермантауна, Курт (Мишель) Эмери из Стентона и Кей Эгланд из Деннисона и внуки Яна. Ему предшествовали его смерть его родители и жена Ширли.

Вместо цветов будут отмечены памятники хоспису Нортфилд или семье для раздачи его любимым благотворительным организациям. Похороны организованы похоронным бюро Бирмана в Нортфилде.

Некролог Велмы Ламберти — Атлантик, Айова

95-летняя Велма Ламберти из Атлантики скончалась в пятницу, 9 июня, в Мемориальной больнице округа Касс в Атлантике.Велма родилась дочерью Джеймса Э. и Виолы (Дерри) Джордан недалеко от Виоты, штат Айова, 21 апреля 1911 года. Она выросла в районе Виота и окончила среднюю школу Виота в 1928 году. Велма вышла замуж за Уильяма «Билла» Ф. Ламберти. в Виоте 21 апреля 1934 года. Она была членом католической церкви Св. Петра и Павла в Атлантике. У Велмы остались свояченица, Грейс Ламберти из Атлантики, штат Айова, а также племянницы и племянницы, включая Бетти Крозье и ее муж, Леонард из Атлантики, штат Айова, Кэролин Уилсон и ее муж, Моррис из Атлантики, штат Айова, Джон Ламберти и его жена Бернс из Меса, Аризона, и Клео Ламберти из Вирджиния-Бич, штат Вирджиния, Хелен Стиллиан из Омахи, штат Северная Каролина, Максин Прохнов из Сент-Луиса. .Луи, Миссури, Мардж Шоуерс из Антиохии, Теннесси, Джин Кнатт и ее муж, Тим из Су-Сити, Айова, Джуди Стендер из Вест Либерти, Айова, Лео Шоверс и его жена, Дороти Линкольн, Северная Каролина, Деннис Шоуерс и его жена, Марго из Миссури-Вэлли, штат Айова, Лестер Шоуерс и его жена Линда из Авока; и Пегги Уитли, которая на несколько лет поселилась дома с Велмой и ее мужем. Смерть ей предшествуют ее родители; ее муж Билл; и два ее брата, Джеймс Джордон и Джесс Джордон. Похороны назначены на 10:00 A.М. Вторник, 13 июня, в католической церкви Святых Святых Петра и Павла в Атлантике. В 18:00 в похоронном бюро Роланда будет поминки. с последующим посещением до 20:00. в понедельник вечером. Передача будет на Атлантическое католическое кладбище в Атлантике. Семья Велмы приглашает друзей присоединиться к ним на обеде в Атлантическом католическом приходском центре после погребения. Похоронная информация В память о Велме Л. Ламберти ПОХОРОННАЯ СЛУЖБА 10:00 утра 13 июня 2006 г. Католическая церковь Св. Петра и Павла в Атлантике, штат Айова Де-Мойн, штат АйоваДиакон Фред Корнуэлл из Аниты, штат АйоваМУЗЫКАЛЬНЫЕ ОТБОРЫ Старый прочный крестHow Great Thou ArtAmazing GraceORGANISTRhonda FagerBEARERSClifford Berry Leonard Crozier Kevin HoltzKenneth Ihnken Jerry Sieck их католический центр Morris WilsonINTERMENTAt Обязательная служба.

Чтобы отправить цветы семье или посадить дерево в память о Велме Л. Ламберти, посетите наш Магазин искренних симпатий.

OrnaVerum — Lamberty Connections

Обратите внимание, что ссылки с OrnaVerum на страницы веб-сайта ancestry.co.uk требуют, чтобы вы вошли на этот веб-сайт перед тем, как нажимать на соответствующие ссылки. Щелкните здесь, чтобы получить совет о членстве.

Большая часть исходной информации в этой таблице принадлежит Анне Берджесс, которой я очень благодарен, а также дальнейшему поиску в Google (например) «Семья Ламберти, Маврикий, Эдинбург», который выявил ряд полезных сообщений на веб-сайте RootsWeb.Существуют очевидные несоответствия, связанные с датой рождения Райленда — например, в свидетельстве о браке с Хелен Фергюсон его возраст на тот момент составляет 38 лет.

Я также очень благодарен Марку Ламберти, который исправил и расширил большую часть исходных деталей в таблице ниже. Веб-сайт Scotland’s People также оказался полезным до определенной степени, но сертификаты часто недоступны. Однако даже в этом случае год смерти и возраст на момент смерти указывают приблизительный год рождения; эти данные (для Олив, Норман, Уинстон, Глэдис и Мэй) показаны в таблице оранжевым цветом.

Я также хорошо использовал
www.ancestry.co.uk/family-tree/person/tree/40493612/person/19499330263/facts
, с помощью которого можно было просмотреть список пассажиров во время двух поездок на Маврикий. Генри Гилберта Ламберти плюс жена и младшая семья, первая в 1912 году и вторая в 1928 году, согласно приведенным ниже ссылкам на информацию о пассажирах от вовлеченных членов семьи.

В упомянутых ниже медицинских квалификациях буква L означает «Лицензиат», а

RCP = Королевский колледж врачей
RCS = Королевский колледж хирургов

RCPE = Королевский колледж врачей Эдинбурга
RCSE = Королевский колледж хирургов Эдинбурга
RFPSG = Королевский факультет врачей и хирургов Глазго

Медицина явно была жизненной силой семьи 1, 2 — в какой-то момент пятеро практикующих терапевтов — Генри, Риланд и Хелен (Фергюсон), Гилберт и Дорин — в то время как Норман был консультантом, а Уинстон был дантистом.

# Физическое лицо Супруг / партнер Семья
‑3 Уильям Ламберти

of Lamberty Road,
Port Louis,
Mauritius

de jure Мари Элоиз Волена (?) Флорикур

де-факто Хелена Гаспар

дочь Франсуа Гаспара (род. 4 марта 1816 г., Пондичерри)

Портреты

Генри Гилберт Ламберти
(7 ноября 1877 г., Маврикий —
23 июля 1962 г., Эдинбург)

Рауль Ламберти

‑2 Генри Гилберт Ламберти
LRCPE, LRCSE, LRFPSG
(квалификация 1912 г.)
(7 ноября 1877 г.
Маврикий 1962 г. —
23 июля)

его заявленный DoB, кажется, изменился в соответствии с потребностями момента

наружу 22 февраля 1912 года на Маврикий, на борт Carisbrook Castle , принимая Райланд, Гилберта и Олив.

и снова 16 февраля 1928 года на борту Гасконца, взяв Олив, Глэдис, Мэй, Вайолет и Хедли.

Нет сохранившихся записей о Нормане или Уинстоне, совершавших поездку на Маврикий.

Портреты

Луиза ( Луи ) Торри Мерфи
(ок. 1885 —
21 июня 1952)
(м 12 июня 1908,
в Эдинбурге)

Портреты

Райланд Чарльз Ламберти
(22 мая 1908 —
5 февраля 1996)

слегка изнаночная сторона одеяла

Гилберт Байром Ламберти
(24 января 1910 —
6 мая 1982)

Олив Мадлен Ламберти
(1911 —
1996)
= Джон Кук
(м 1939)

Норман A Алистер Ламберти
(генитоуролог)
(21 июля 1912 г.-
12 августа 2006 г.)
= Харриет ( Etta ) Люк Янг
(м. 1942 г.)

Уинстон Морис Ламберти
(дантист)
(7 ноября 1915 г. —
1995 г.)
= Сара Стенхаус
(1942 г.)

Глэдис Хелена Ламберти
(1918 —
2005)
= Роберт Миллар
(м 1945)

Hedley G Lamberty
(род. Около 1921 г.)
= Мария Антония Пачитти (м. 1950 г.)

Вайолет Сибил Ламберти
(9 августа 1922 —
16 апреля 2007)

Мэй Луиза Ламберти
(5 или 25 августа 1924 г. —
17 сентября 2008 г.)

Воспоминания

Transit

‑1 Dr Ryland B Charles Lamberty LRCP LRCS
(22 мая 1908 —
5 февраля 1996)

лектор в Университете Эдинбургской медицинской школы, впоследствии терапевт в Кентиш-Тауне, Лондон

Philomène Françoise Douchet Cook
(ок. 1920 —
2011)
(м 3 января 1940 г. —
26 июля 1950 г.)

Дочь Джона и Лоры (урожденная Душе) Кук

Ирен Л [уиза] Ламберти
(р. 1941)
= Дональд Гилмор, французский (м. 1966)

Дэвид К. [Харлес] Ламберти
(р. 1942)
= Розмари Твайделл (м. 1969)

Д-р Хелен Эрскин Фергюсон LRCP LRCS
(25 мая 1925 г. —
9 декабря 1966 г.)
(м 9 сентября 1950 г.)

GP в Кентиш-Тауне, Лондон

Джон Мартин Ламберти
(р. 1951)
Бетти Эйлин Ламберт
(р. Ок. 1921 г.)
(м. 18 января 1975 г.)
‑1 Д-р Гилберт Байром Ламберти
(24 января 1910 г. —
6 мая 1982 г.)

GP в Россендейле, Ланс.

Портреты

Доктор Дорин Сара Харкер
(18 июня 1915 г. —
26 января 2006 г.)
(м 30 апреля 1942 г.)

GP в Россендейле, Ланс.

Портреты

Байром Джордж Харкер Ламберти
(р. 13 февраля 1943 г.)

Марк Джулиан Харкер Ламберти
(род. 17 августа 1947 г.)

-1 Вайолет Сибил Ламберти
(р. Около 1923 г.)
Мундет (Эдмунд) Томецки
(м 1948 г.)

Офицер польской армии, бежавший в Англию во время Второй мировой войны.

Городской архитектор в Илфорде

Бронек (Раймонд) Томецки

Анна Томеки

Катрина Томеки

0 Ирэн Л [уиза] Ламберти
(р. 1941)
Дональд Гилмор Французский
(м 1966)
0 Дэвид Чарльз Ламберти
(р. 1942)
Розмарин S Twydell
(1969 г.)
0 Джон Ламберти
(р. 1951)
Джейн Фрэнсис Томсон
(м 8 апреля 1978)

На авторитетном веб-сайте Scotland’s People нет записей о семейных рождениях в Шотландии, кроме Риланда, Гилберта и Олив, поэтому следует предположить, что шестеро младших детей родились на Маврикии.Как долго они пробыли и где, я не уверен.

Патриарх Уильям Ламберти был известен тем, что имел 100 рабов и владел горой.

И это могло быть именно этим изрезанным обнажением (Ле Морн Брабант).

Более прозаично, местонахождение и профессиональный статус медицинских членов семьи можно проследить через Медицинский регистр Великобритании.

А в 1955 году, когда мы с родителями и братом переехали в Лондон, Райланд и Хелен стали нашими врачами общей практики.Мой отец знал Хелен и ее пьяного брата-журналиста Джока с детства, но Райленд был совершенно новым опытом — не более 5 футов 5 дюймов, темно-коричневого цвета с темными волнистыми волосами, горловым французским акцентом и сияющими умными глазами. для меня Райланд был как гость с другой планеты — я буквально никогда раньше не видел «иностранца» — и Райланд установил стандарт, к которому никогда больше не подходили, не говоря уже о том, чтобы превзойти его. Он был очень динамичным и мог подавлять, почти, но неизменно доброжелательно .

A www.rcpe.ac.uk/obituary/dr-norman-alister-lamberty-frcp-edin

Д-р Норман Алистер Ламберти FRCP Edin


(21 июля 1912 г. — 12 августа 2006 г.)

Норман Ламберти родился на Маврикии в 1912 году и был одним из 9 детей. Когда он был подростком, семья вернулась в Эдинбург, и Нормана отправили в среднюю школу, а затем в Эдинбургский университет, где он получил квалификацию в 1939 году.

……
……

Он был достойным человеком, которого очень уважали коллеги и пациенты, и у него было прекрасное чувство юмора.Он вышел на пенсию в 1977 году.

B

Dr Ryland Charles Martin Lamberty LRCP LRCS


(22 мая 1908 — 5 февраля 1996)

Кажется, его фотографий нет, если они вообще были, но я все еще живо о нем помню — невысокого (5 футов 5 дюймов), оливкового оттенка, очень темных вьющихся волос. , рябое, приятно некрасивое лицо и руки в шрамах от дерматита.

Сказав все это, фотография его брата Нормана (хотя и очень красивая) передает то же проницательно проницательное и доброе выражение, что и Риланд.

Как упоминалось в другом месте, я считаю, что Райланд читал лекции в Медицинской школе Эдинбургского университета, когда Хелен была студенткой, и протокол, вероятно, диктовал, что они не женились до тех пор, пока она не окончила учебу.

Затем они стали врачами общей практики в медицинском партнерстве в Камден-Тауне, в то время захудалом, захудалом районе Северного и Центрального Лондона (верхний угол Риджентс-парка), к настоящему времени, вероятно, облагороженном до неузнаваемости. Их пациентами были в основном иммигранты из Карибского бассейна и Восточной Европы, и у Райланда было множество забавных историй о своем опыте за эти годы — на самом деле, он написал сборник воспоминаний терапевта, скорее как книги ветеринаров Herriot, но с пациентами-людьми, а не с животными. хотя я думаю, что он отложил это в сторону после того, как Хелен была так тяжело ранена в автокатастрофе 1960 года.

Был третий партнер в то время, когда меня иногда водили к дяде Риланду или кузине Хелен из-за какой-то юношеской болезни или чего-то другого, поляк во втором поколении по имени Макс Скобло, который тренировался в больнице Святого Варфоломея, также известной как Бартс. Лысый, пухлый, с бледным лицом он был немного невзрачен, и даже мне он всегда казался довольно мрачным.

По словам моего отца, Макс и его мать спаслись от Холокоста, каким-то образом доехав до Англии, хотя для начала совсем не знали английского.После того, как он некоторое время проучился в школе, его день рождения стал неизбежным, и его мать решила устроить действительно особенную вечеринку по случаю дня рождения, чтобы пригласить на нее весь его класс. Она сэкономила, скопила и купила пригласительные билеты и все необходимое для чая. Ранним днем ​​своего дня рождения молодой Макс с нетерпением ждал прибытия первых гостей. И ждал, и ждал. И ждал. Но никто не пришел. Он забыл раздать приглашения одноклассникам.

Я до сих пор думаю, что это одна из самых острых историй, которые я когда-либо слышал.

Что-то еще, что я слышал в ту же эпоху, заключалось в том, что Макс был мягким прикосновением, когда его пациенты хотели, чтобы его пациенты хотели добавки, подавляющие, транквилизаторы, обезболивающие, антидепрессанты и все те другие вещи, для которых фармацевту нужен рецепт терапевта перед тем, как выписать его в больницу. покупатель. Документальный след NHS официально отслеживается, но соучастие между терапевтом и фармацевтом может оставаться незамеченным, хотя, очевидно, не навсегда:

archive.org/stream/b19974760M5434#page/556/mode/2up

Химик и фармацевт , Том 213, № 5213, p556
5 апреля 1980 г.

Химик признан виновным в подделке сценария сюжета

Аптекарь из Килберна был признан виновным в Олд-Бейли на этой неделе в заговоре чтобы обмануть Управление здравоохранения Брента и Харроу из-за поддельных рецептов.

Г-н Сидней Франкель, который имел помещение на Виллесден-лейн и проживал в Сент-Джонс-Вуд, Северный Лондон, отрицал сговор с целью обмана властей путем представления поддельных рецептурных бланков и ложного представления описания и количества лекарств, прописанных докторами Барри Майклзом и Макса Скобло и раздавал им своим пациентам.

Ранее обвинитель Дэниел Холлис сообщил присяжным, что оба врача признали себя виновными в аналогичных преступлениях и будут осуждены позже.Мистер Франкель был отправлен под залог, чтобы предстать перед судом после пасхальных каникул.

Г-н Холлис сказал, что г-н Франкель и врачи согласились, что г-н Франкель предоставил поддельные формы для получения денег за товары, которые никогда не были прописаны или выданы. Он сказал, что преступления, совершенные с ноября 1976 года по сентябрь 1977 года, касались лишь небольшой суммы денег. «Мы рассчитываем примерно на 50 фунтов стерлингов на человека в течение всего периода, который мы можем доказать».

archive.org/stream/b19974760M5439#page/798/mode/2up

Химик и фармацевт , Том 213, № 5217, p798
17 мая 1980 г.

Фармацевт заключен в тюрьму за мошенничество со сценариями

Фармацевт и два врача общей практики были заключены в тюрьму в Олд-Бейли за мошенничество с Национальной службой здравоохранения.Г-н Сидни Франкель, фармацевт из Сент-Джонс-Вуд, Лондон, был заключен в тюрьму на 30 месяцев и ему было приказано оплатить судебные издержки в размере до 5000 фунтов стерлингов. Доктор Барри Майклс и доктор Макс Скобло были заключены в тюрьму на 18 месяцев.

Трем подсудимым было предъявлено обвинение в сговоре с целью мошенничества с органами здравоохранения путем представления поддельных рецептов с ложным описанием и количеством лекарств. Врачи общей практики признали себя виновными, и г-н Франкель был признан виновным в прошлом месяце в Олд-Бейли (C&D 5 апреля, стр. 556).Судья Гвин Моррис сказал Френкелю: «Вы сыграли важную роль в этом мошенничестве. Без вас это не могло бы быть прооперировано. В отличие от врачей вам не хватило смелости признать свою очевидную вину. Вы лжесвидетельствовали и пытались обмануть присяжных, но они не испытывал затруднений в том, чтобы признать в вас крайне презренную мошенницу «.

Подобные неприятности случились спустя годы после смерти Хелен и выхода на пенсию Райланда. Но когда я еще учился в школе, Райланд выдвинул моему отцу причудливую схему, которая, по-видимому, была частью стратегии по устранению Макса Скобло из их практики.

Уильям, как и моя мать, понятия не имел, чем я занимаюсь (или, что более вероятно, пренебрегаю) в школе, но, как и многие люди его поколения, он был убежден, что нужно дергать за ниточки, чтобы перехитрить оппозицию. Риланд посоветовал ему получить медицинскую квалификацию, желательно, конечно, в Эдинбурге, а затем я смогу стать партнером в прибыльной практике Камден-таун вместе с ним и Хелен.

Не обращая внимания на то, что я сказал своему классному руководителю «Челки» только год назад, что я возьму на себя «семейный» бизнес PowerTyping в свое время (идея, в любом случае, неописуемо мне чуждая), и что Челки после этого убедил меня дать «Биология в пользу истории» (обмен, который, безусловно, понравился мне), Уильям нетерпеливо раскрыл мне эту красную ковровую дорожку.Ни разу со времен проспекта компании Южного моря не было задумано или продвинуто что-либо столь явно обреченное на катастрофу.

Но переход к истории имел совершенно неожиданные преимущества, так как поэтому я был вынужден изучать прикладную математику в шестом классе (а не зоологию и ботанику) и был неожиданно увлечен темой небесной механики, среди прочего, с последствиями, которые находят отклик в моем понимании. в этот же день.

Уильям Стоун и агент компании Кент Ламберти в Чикаго, штат Иллинойс,

William Stone & Company — Кент Ламберти в Чикаго, штат Иллинойс,

Ищете страховое агентство? Свяжитесь с агентом William Stone & Company Кентом Ламберти по адресу: 111 W Jackson Blvd Ste 1152, Chicago, IL 60604.

Этот страховой агент, Кент Ламберти, владелец, имеет лицензию на продажу страховки в Иллинойсе и предоставляет страховые услуги в Чикаго и на всей остальной территории Иллинойса.

William Stone & Company может помочь с различными видами страхования, которые могут включать: страхование автомобиля (автомобиля), дома, жизни, инвалидности, здоровья, зонтика, лодки, страхование бизнеса и другие. Свяжитесь с Кентом Ламберти, чтобы обсудить ваши конкретные потребности.

Добавить, отредактировать или заявить права на свое агентство


На что следует обратить внимание при выборе Кента Ламберти в качестве страхового агента?

Если вы ищете William Stone & Company — Kent Lamberty, неплохо знать, что следует учитывать.Ниже приведены некоторые базовые данные, которые можно использовать для сравнения Кента Ламберти с другими агентами в Чикаго, штат Иллинойс:

.
  • Лицензирование — Убедитесь, что Кент Ламберти и William Stone & Company имеют лицензии в Иллинойсе. Вы можете проверить информацию о лицензировании компании, позвонив в отдел страхования своего штата.
  • Жалобы — Пока вы проверяете, лицензированы ли Кент Ламберти и William Stone & Company, также проверьте, подавались ли на них жалобы.
  • Финансовая устойчивость — Оценивая страховую компанию на предмет предлагаемых вам полисов, вы также хотите проверить ее финансовые рейтинги.

Подробнее о William Stone & Company — Кент Ламберти

William Stone & Company — Kent Lamberty классифицируется следующим образом по нескольким отраслевым классификационным кодам:

  • SIC CODE : 6411 Страховые агенты, брокеры и службы
  • КОД НАИКС : 524210 Страховые агентства и брокерские конторы
  • Предлагаемый код (ы) общей ответственности ISO : 45334
  • Предлагаемые коды компенсации работникам : 8810, 8742

Описание для 6411: Страховые агенты, брокеры и услуги

Подразделение H: Финансы, страхование и недвижимость | Основная группа 64: страховые агенты, брокеры и услуги | Отраслевая группа 641: страховые агенты, брокеры и услуги

6411 Страховые агенты, брокеры и услуги: Агенты, в основном представляющие одну или несколько страховых компаний, или брокеры, не представляющие каких-либо конкретных перевозчиков, в основном участвующие в качестве независимых подрядчиков в продаже или размещении договоров страхования с перевозчиками, но не сотрудники страховых компаний, которых они представлять.В эту отрасль также входят независимые организации, занимающиеся страховыми услугами.

  • Лаборатории андеррайтеров по страхованию от пожара
  • Оценка потерь от пожара
  • Страховщики
  • Консультационные услуги по страхованию
  • Страховые агенты
  • Страховые брокеры
  • Специалисты по урегулированию страховых случаев, не работающие в страховых компаниях
  • Страхование образовательных услуг
  • Страховые информационные бюро
  • Услуги страховой инспекции и расследования
  • Услуги по предотвращению страховых убытков
  • Страховая патрульная служба
  • Услуги по профессиональным стандартам страхования
  • Услуги страховой отчетности
  • Страховые исследовательские услуги
  • Страховые услуги
  • Агенты по страхованию жизни
  • Заявления о медицинском страховании, обработка: договор или гонорар
  • Консультанты по пенсиям и пенсионным планам
  • Консультационная служба страхователей
  • Тарифные организации, страхование

Обзор ближайших ко мне страховых агентов

Найдите лицензированных страховых агентов и брокеров по городам и штатам:

Запросите бесплатное предложение по страхованию малого бизнеса в Чикаго, штат Иллинойс, или в других городах Иллинойса: Аддисон, Алгонкин, Альтон, Арлингтон-Хайтс, Аврора, Бартлетт, Батавия, Бельвиль, Бельвидер, Бервин, Блумингдейл, Блумингтон, Блю-Айленд, Болингбрук, Буффало-Гроув. , Бербанк, Калумет, Карбондейл, Кэрол Стрим, Карпентерсвилль, Шампейн, Чарлстон, Чикаго , Чикаго Хайтс, Цицерон-таун, Коллинсвилл, Крест-Хилл, Кристал-Лейк, Данвилл, Дариен, ДеКальб, Декейтер, Дес-Плейнс, Долтон, Даунерс-Гроув, Ист-Молин, Восточная Пеория, Ист-Стрит.Луис, Эдвардсвилл, Элджин, Элк-Гроув, Элмхерст, Элмвуд-Парк, Эванстон, Фрипорт, Галесбург, Женева, Глен-Эллин, Глендейл-Хайтс, Гленвью, Гранит, Грейслейк, Герни, Ганновер-парк, Харви, Хайленд-Парк, Хоффман Эстейтс, Гомер Глен, Huntley, Joliet, Kankakee, Lake in the Hills, Lansing, Libertyville, Lisle, Lockport, Lombard, Loves Park, Machesney Park, Maywood, McHenry, Melrose Park, Moline, Morton Grove, Mount Prospect, Mundelein, Naperville, New Lenox, Niles , Нормальный город, Северный Чикаго, Нортбрук, О’Фаллон, Дубовый лес, Дубовая лужайка, Дубовый парк, Орланд-парк, Освего, Палатин, Парк-форест, Парк-Ридж, Пекин, Пеория, Плейнфилд, Куинси, Рок-Айленд, Рокфорд, Роллинг-Мидоуз , Romeoville, Roselle, Round Lake Beach, Schaumburg, Skokie, South Elgin, South Holland, Springfield, St.Чарльз, Стримвуд, Тинли-Парк, Урбана, Вернон-Хиллз, Вилла-Парк, Уокеган, Западный Чикаго, Уэстмонт, Уитон, Уилинг, Уилметт, Вудридж, Вудсток, Сион и все другие города Иллинойса и округа Иллинойс рядом со мной в штате Прери.

Также найдите страховых агентов и брокеров штата Иллинойс и узнайте о требованиях к страхованию малого бизнеса штата Иллинойс. в отношении общей ответственности, коммерческой собственности, коммерческих автомобилей и компенсации работникам, включая расходы на страхование бизнеса в штате Иллинойс.Позвоните нам (312) 300-7929.

Билла Ламберти, 76 | Нортфилд, штат Миннесота, участок

Билл Ламберти, 76 лет из сельской местности Нортфилда, скончался в воскресенье, 25 декабря 2011 года, в своем доме после долгой борьбы с раком. Похоронная месса состоится в 10:30 в пятницу, 30 декабря, в церкви Святого Доминика в Нортфилде. Посещение будет в четверг с 15 до 19:00 в похоронном бюро Бирмана в Нортфилде и в церкви в пятницу за 1 час до богослужений.

Уильям Джозеф Ламберти родился в фермерском доме 19 августа 1935 года, в семье Романа и Мейбл (Эстрем) Ламберти.Билл посещал школу Розарий в Сент-Доминик, а затем окончил среднюю школу Нортфилда в 1953 году.

Он начал успешный бизнес грузоперевозок, а затем — молочный маршрут, и 24 апреля 1956 года он женился на Ширли Код в Сент-Доминиксе. В 1963 году он осуществил свою мечту и купил ферму к востоку от Нортфилда, где он выращивал мясной скот, разводил и продолжал свой молочный путь. В 1969 году он продал свой молочный путь, а в 1988 году ушел из мясного скота и продолжил заниматься сельским хозяйством. В 1980 году Билл встретил Яна Эмери, который был его близким спутником на протяжении 30 лет.Билл был пожизненным членом церкви Святого Доминика, где он много лет был верным служителем. Он любил заниматься садоводством и проводить время с семьей и друзьями. Ему нравилось путешествовать по США с Яном в их кемпере. Его поездки на Гавайи, Ирландию и недавно в Уолла Уолла, штат Вашингтон, были очень запоминающимися.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *