Вакцина вич новости – На Урале рассказали, когда изобретут лекарство от ВИЧ Два главных слова, которые должен услышать каждый инфицированный. Интервью — URA.RU

Новый штамм ВИЧ усложнит создание вакцины, считает академик

МОСКВА, 7 ноя — РИА Новости. Открытие нового штамма ВИЧ усложнит создание вакцины, но не означает появления новых путей его передачи, сообщил РИА Новости руководитель Федерального научно-методического центра по борьбе и профилактике ВИЧ-инфекции ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, академик РАН Вадим Покровский.Ранее телеканал CNN сообщил, что группа ученых в США обнаружила новый штамм ВИЧ впервые за почти 20 лет. Исследования проводила корпорация Abbott Laboratories совместно с университетом Миссури. Штамм является частью группы М вида ВИЧ-1.

Как пояснил Покровский, существуют два типа ВИЧ, по поводу существования третьего идут споры. Основной вирус, вызвавший эпидемию, это ВИЧ-1 (первого типа), преимущественно из группы, которую объединяют буквой M, внутри которой существуют различные субтипы. Он отметил, что эти субтипы не очень сильно отличаются и представляют интерес в основном с точки зрения эпидемиологии.

«В будущем это будет иметь большое значение при разработке вакцин. Надо, чтобы вакцина действовала против всех этих субтипов. И еще также при диагностике, потому что в частности тесты, которые лет 10 назад производила эта компания, Abbott Laboratories, они не выявляли больных, инфицированных субтипом A… поэтому им пришлось переделывать свою тест-систему», — уточнил Покровский.

По словам академика, для людей не имеет принципиального значения, каким субтипом вируса они инфицированы. Различия существуют между первым и вторым типами ВИЧ: второй менее распространен, считается, что при заражении им СПИД прогрессирует медленнее.

«Это не приведет к изменению лечения точно. Единственное что — будет еще сложнее вакцину создавать. То есть уже не 30 разных надо будет учитывать субтипов, а 31. Это вот для вакцины и для диагностики определенное значение имеет. А бояться, что вирус как-то будет по-другому распространяться, не половым путем, а по воздуху — нет, это, конечно, ерунда», — добавил Покровский.

Генная терапия победила самую неуязвимую форму «обезьяньего» ВИЧ

МОСКВА, 26 июл – РИА Новости.
Американские молекулярные биологи создали вакцину, способную уничтожить все следы самой опасной формы вируса иммунодефицита обезьян, и успешно проверили ее в действии на макаках. Результаты их опытов и перспективы создания аналогичной вакцины от ВИЧ были раскрыты в журнале Science Translational Medicine.

«Нам удалось решить две главных проблемы всех существующих вакцин от ВИЧ – недолгую длительность защиты и ее узкий профиль. Ни одна другая терапия не может защищать организм от действия тех двух вирусов, с которыми мы работали», — заявил Майкл Фарзан (Michael Farzan) из Исследовательского института Скриппса в городе Джупитер (США).

Заражение ВИЧ и многими другими опасными вирусами обычно протекает в два этапа. Сначала вирус активно размножается в организме новой жертвы, что приводит к активации иммунитета и появлению недомогания, похожего по симптомам на грипп. Когда организм начинает бороться с вирусом, инфекция переходит в хроническую стадию, постепенно истощая иммунитет.

Сегодня больные ВИЧ могут прожить десятки лет благодаря приему антиретровирусных препаратов – веществ, подавляющих различные этапы репликации вируса в клетках тела. Так как они часто обладают сильными побочными эффектами, медики часто вынуждены прекращать их прием на несколько недель.

ВИЧ атакует клетку человека16 июля 2019, 14:20РИА НаукаУченые выяснили, почему лекарства не могут полностью уничтожить ВИЧ

При прекращении их приема ВИЧ «вылезает из окопов» и начинает интенсивно копировать себя, зачастую возвращаясь к начальным масштабам инфекции за три или две недели. В последние годы ученые активно пытаются найти лекарства или антитела, которые помогали бы избежать подобной «контратаки» вируса, или позволяли бы «выгнать» вирус из клеток.

Особые надежды биологи возлагают на генную терапию, которая, в теории, позволяет найти все следы вируса в зараженных клетках и уничтожить их. Первый успешный эксперимент такого рода был завершен совсем недавно – в начале июля генетики из США объявили, что им удалось вылечить двух «очеловеченных» мышей, используя геномный редактор CRISPR/Cas9.

Проблема, как отмечают Фарзан и его коллеги, заключается в том, что иммунная система зараженного человека, мыши или обезьяны часто мешает работе генной терапии, уничтожая «лечебные» вирусные частицы и подавляя синтез антител или прочих молекул, которые необходимы для борьбы с ВИЧ. Вдобавок, почти все ее разновидности нацелены на борьбу с конкретными подтипами вируса, что резко ограничивает их эффективность.

Американские молекулярные генетики преодолели и ту, и другую проблему, радикально поменяв стратегию борьбы с вирусом. Они не стали «вырезать» его или заставлять иммунитет вырабатывать антитела к ВИЧ, а создали своеобразный «троян», приманку для вирусных частиц.

Она, как объясняет Фарзан, представляет собой нечто среднее между антителом широкого спектра действия, который больные начинают вырабатывать через несколько лет после заражения, и одной из главных «мишеней» для ВИЧ, молекулы CD4.

Подобные белковые цепочки встречаются в большом количестве на поверхности Т-клеток и других компонентов иммунитета, и вирус иммунодефицита использует эти выросты для проникновения внутрь них и их заражения.

Китайский ученый Хэ Цзянькуй выступает на втором Международном саммите по редактированию генома человека в Гонконге. 28 ноября 2018
3 июня 2019, 18:09РИА НаукаАнти-ВИЧ мутация укоротит жизнь первым «ГМО-детям», заявляют ученые

Ученые решили воспользоваться этим, создав укороченную версию этого рецептора, eCD4-Ig, которая соединяется с частицами вируса еще до того, как они успеют присоединиться к иммунным тельцам, блокирует их раскрытие и помечает их для уничтожения.

Проверив работоспособность этих молекул в пробирке, ученые встроили инструкции по их сборке в ретровирус, способный проникать в мышечные клетки макак и других приматов и заставлять их производить большие количества «троянской» CD4. Эти молекулы выделяются в кровь, где они встречают ВИЧ и нейтрализуют его.

Обработав этой вакциной четырех макак-резусов, ученые попытались заразить их «обычной» разновидностью вируса иммунодефицита обезьян, а также его самой опасной разновидностью, SIVmac239. Этот вирус эволюционировал вместе с макаками на протяжении многих столетий, благодаря чему он идеально адаптирован для жизни в их организме и его почти невозможно подавить любыми существующими методами.

Как оказалось, «троянские» молекулы eCD4-Ig полностью справились с этой задачей – все обезьяны были защищены от инфекции, несмотря на то, что ученые вводили в их организм очень большие дозы вируса. Примерно через полгода ученые повторили эксперимент, и только одна обезьяна стала жертвой вируса из-за того, что ее мышцы стали производить меньше приманок.

Что интересно, дальнейшие наблюдения показали, что SIVmac239 попытался приспособиться для борьбы с «троянскими» копиями рецепторов, поменяв свою структуру двумя путями. И в том, и в другом случае ему это удалось сделать, значительно ухудшив свою способность заражать клетки и быстро размножаться.

Сейчас ученые разрабатывают новые версии вакцины, которые были бы лишены этих недостатков, что, как они надеются, откроет дорогу и для создания аналогичных вирусов, приспособленных для борьбы с человеческой формой ВИЧ.

Плакат на улице Аккры, пропагандирующий толерантное отношение к ВИЧ-инфицированным13 декабря 2018, 22:00РИА НаукаПаразитические черви оказались главными «пособниками» ВИЧ в Африке

вакцина от ВИЧ появится через 10 лет — Рамблер/новости

Эксперт Объединенной программы ООН по СПИДу, профессор Эдуард Карамов в интервью РИА Новости рассказал о проблемах, связанных с ВИЧ и СПИДом в России и мире, о том, какие сложности возникают при создании вакцины и когда можно будет говорить о победе над ВИЧ. Беседовала Людмила Белоножко.

— Сколько человек в мире ежегодно заражается ВИЧ-инфекцией?

— Сейчас ежегодно заражается около 1,5 миллиона человек и умирает около 1 миллиона. Каждый год на 400-500 тысяч есть прирост новых случаев инфекции. В настоящее время в мире живет около 37-38 миллионов человек с ВИЧ-инфекцией, но умерло уже более 40 миллионов. То есть вирус иммунодефицита человека — этиологический агент ВИЧ/СПИДа — это один из крупнейших убийц на рубеже двух столетий.

— А как в России обстоят дела?

— По сравнению с Европой у нас заболеваемость выше. Мы входим в топ-10 стран, наиболее пораженных ВИЧ/СПИДом. У нас в среднем ежегодно заражается около 100 тысяч человек (в 2016 и 2017 годах несколько меньше). Число ВИЧ-инфицированных у нас больше, чем в Китае, при том, что население у нас в 10 раз меньше. В Китае уделяют этой проблематике особое внимание, и у них есть чему поучиться.

— Почему проблему ВИЧ так сложно решить?

— ВИЧ — один из самых высоко изменчивых биологических агентов в мире. У нас приводят в качестве эталона вирус гриппа, который быстро меняется, каждый год появляются новые штаммы, каждый год надо создавать новую вакцину. В случае с вирусом гриппа мы знаем, как делать вакцину, поэтому когда начинается новая эпидемия, специальные лаборатории быстро выделяют новые штаммы гриппа и передают их крупным фирмам-производителям и те в течение двух месяцев изготавливают новую вакцину. А в случае с ВИЧ непонятно, как делать вакцину, многие научные вопросы не решены.

— Когда может быть создана такая вакцина?

— Сейчас проводится большое число клинических испытаний. В разработке находятся несколько интересных кандидатных вакцин. Много говорят о мозаичной вакцине. На самом деле есть несколько кандидатных вакцин, которые показывают хорошие результаты уже в развернутых клинических испытаниях, поэтому я думаю, что это перспектива не далекого будущего, а ближайших 10-12 лет.

Во всех странах мира более 30 лет ведутся масштабные исследования по созданию средств борьбы с ВИЧ-инфекцией. Окончательного решения нет. Антиретровирусная терапия предусматривает пожизненный прием коктейлей из двух, трех и более химических препаратов, токсичность которых сама по себе может быть причиной смерти.

— Какие проблемы предстоит решить ученым для создания вакцины против ВИЧ?

— Есть три «проклятых вопроса», которые мешают созданию вакцины. Во-первых — это высокая изменчивость вируса. Во-вторых, нет перекрестной защиты — вакцинация против одного штамма не защищает от других, то есть невозможно создать универсальную вакцину. Сейчас в мире существует 9 субтипов этого вируса и больше 70 рекомбинантных форм (вариантов) вируса. В России распространен вирус А6, а американцы делают вакцину против вируса В, эта вакцина не защищает от нашего вируса.

У нас главный вирус пришел с юга Украины в конце 90-х годов и захватил все постсоветское пространство, а в последние годы вместе с мигрантами-рабочими из Центральной Азии проникают рекомбинантные вирусы (между субтипами А и G). Эти вирусы в свою очередь начинают рекомбинировать с нашим главным вирусом А6, возникают новые штаммы, надо постоянно следить за этим процессом.

Особенность российской эпидемии, в отличие от американской, где большая часть инфицированных — это мужчины, имеющие секс с мужчинами, еще и в том, что у нас доля таких людей меньше 1,5%. Но у нас более 50% инфицированных — это внутривенные наркоманы. А с ними надо вести специальную работу, потому что наркоманы часто прерывают лечение. В результате у нас распространяются штаммы ВИЧ, устойчивые ко многим лекарствам. К наркоманам надо применять стратегию длительного сопровождения, контролировать процесс приема лекарств, потому что без этого они представляют угрозу не только для себя и своих близких, но и для всего общества.

А третья проблема — отсутствие лабораторных животных, на которых можно испытывать вакцину. Шимпанзе, у которых циркулирует вирус наиболее близкий к человеческому, заражаются, но не заболевают. А вирус макак, который приводит этих животных к быстрой смерти, сильно отличается от вируса человека, поэтому все испытания вакцин приходится проводить на людях.

— Каким образом проводятся испытания?

— Как проверить, работает вакцина или нет? Берут большую когорту людей, часть которых получает вакцину, а остальные — плацебо (пустышку). Когорту рекрутируют в таком регионе или такой группе риска, где прирост этой инфекции составляет не меньше 10% в год. Таким образом, в контрольной группе из 5000 человек заразится около 500, а в группе из 5000 вакцинированных число заразившихся будет меньше (если вакцина эффективна). Такие исследования длятся не менее 3-5 лет. Это огромная тяжелая работа, но ее надо делать. Никто не сделает вакцину для России на российских штаммах ВИЧ, это никому не нужно. Создание вакцины против ВИЧ — ключевое решение проблемы ВИЧ/СПИД.

— А в России проводятся такие исследования?

— К сожалению, в России такие исследования практически свернуты. В октябре 2015 года на специальном заседании правительства РФ анализировали ситуацию с ВИЧ/СПИД. Сегодня эпидемия поразила более миллиона российских граждан, почти 300 тысяч из них умерло.

Это очень серьезная проблема для нашей страны. Что такое 300 тысяч человек — это население большого города, причем это люди в возрасте от 16 до 40 лет — это молодые люди, которые могли бы оставить потомство. Возможно, они его и оставят, но кто будет воспитывать этих детей, они останутся сиротами. А их родители, которые могли бы рассчитывать на помощь своих детей в старости, этой помощи не получат. Мы уже несем колоссальный демографический урон от ВИЧ/СПИДа.

ВрачиЛаборанты проводят анализ крови на ВИЧ-статус

— Какие исследования были проведены в России?

— Реализация первой отечественной программы по разработке вакцины против ВИЧ в России была начата в 1997 и остановлена в 2005 году. Эти годы не были потеряны даром, были созданы три отечественные кандидатные вакцины против ВИЧ, все они прошли доклинические испытания в трех центрах — в Москве, в Санкт-Петербурге и в Новосибирске. В 2006 году, когда наша страна была хозяйкой саммита «Большой восьмерки», Россия вместе с другими участниками поддержала идею разработки вакцины против ВИЧ. При прямой поддержке президента Путина с 2008 по 2010 годы была профинансирована отечественная программа испытания кандидатных вакцин. Все три отечественные кандидатные вакцины прошли первую фазу клинических испытаний. После этого госфинансирование было прекращено. Это привело к тому, что распались серьезные научные коллективы, которые занимались этой проблемой.

Кстати, вакцина, которую сделали московские иммунологи, входила в шорт-лист лучших кандидатных вакцин мира.

Был еще конкурсный грант Минпромторга по программе «Фарма 2020», его выиграл питерский научный коллектив в 2013 году, а в феврале 2016 года финансирование закончилось. Питерские ученые успели провести вторую фазу клинических испытаний вакцины.

— Какая вакцина на сегодняшний день является наиболее эффективной?

— Лучшая вакцина, которая на сегодняшний день проверена, была испытана в Таиланде, итоги были опубликованы в конце 2009 года. Вакцина вводилась несколько раз в течение первого года, и затем два года велись наблюдения. Оказалось, что эта вакцина в течение первого года защищает 60%, а через 3 года — 31% людей. Это маловато, надо не меньше 60-70%.

— Как вы считаете, наши власти осознают значимость проблему ВИЧ?

— Правительство в последние годы и министерство здравоохранения в том числе уделяют этой проблеме большое внимание. Еще в 2015 году премьер-министр Дмитрий Медведев поручил Минздраву и другим министерствам и ведомствам разработать государственную стратегию противодействия ВИЧ-инфекции в России. Сейчас эта стратегия принята, она нацелена на повышение осведомленности граждан, которых информируют о мерах по профилактике заболевания (пропагандируя здоровый образ жизни, семейные и морально-нравственные ценности). Это правильно и необходимо, но не надо забывать, что эпидемия ВИЧ — это биологическая угроза, в том числе существованию страны. Эффективное противостояние эпидемии возможно только при активном участии науки в разработке новых лекарств, микробицидов (препаратов предотвращающих половую передачу ВИЧ) и вакцин. А пропаганда ЗОЖ должна только дополнять меры специфической борьбы с ВИЧ-инфекцией. Министр здравоохранения Вероника Скворцова хорошо знает проблему. За последние годы удалось существенно улучшить лекарственное обеспечение ВИЧ-инфицированных. Сейчас порядка 33-34% получает лечение, а совсем недавно было только 10%. То есть за несколько лет Минздраву удалось добиться серьезных успехов даже в сложных финансовых условиях. Проблема ВИЧ-инфекции — это не только проблема Минздрава. Это проблема всей страны. Должен быть создан межведомственный орган, в который должны входить многие министерства и ведомства от министерства образования и министерства науки до правоохранителей и законодателей. Министерство науки должно играть значительную роль в решении этой проблемы. Кто должен разрабатывать новые лекарства? Кто должен давать гранты нашим химикам, биологам для создания новых вакцин, новых микробицидов? Это и Миннауки, а не только Минздрав. Должна быть создана межведомственная комиссия, которую должна курировать администрация президента или правительство, потому что эта проблема выходит далеко за рамки одного министерства. Неправильно поручать эту работу только врачам. Это стратегическая ошибка, которая была сделана в России.

— Какие новые проблемы, связанные с ВИЧ, появляются в последнее время?

— Еще одна большая беда, это совместная инфекция ВИЧ-туберкулез. У нас приблизительно треть всех новых случаев ВИЧ-инфекции осложнены туберкулезом. Это страшная беда. Инфекция становится гораздо более агрессивной, молниеносной. Эти люди не живут долго, им не хватает одной антиретровирусной терапии, им обязательно нужна мощная терапия и от туберкулеза. Но в этом направлении очень активно работает Минздрав и главный фтизиатр Минздрава профессор Ирина Анатольевна Васильева.

— А лечебная вакцина для уже зараженных людей разрабатывается?

— В последнее время большое внимание привлекают лечебные вакцины, те которые можно давать людям, которые уже заражены. Такая вакцина не предназначена для профилактики инфекции. Она поддерживает на высоком уровне Т-клеточный иммунитет, который может контролировать уровень репликации вируса даже в отсутствие антиретровирусной терапии. Мы готовимся к испытаниям лечебной вакцины против ВИЧ «Московир», которые, надеюсь, начнутся в будущем году.

— Когда мы сможем говорить о победе над ВИЧ?

— Наверное, не раньше чем через 25-30 лет. Многие сейчас говорят о победе над ВИЧ, имея в виду создание высокоэффективных схем антиретровирусной терапии, когда постоянный прием лекарств позволяет контролировать вирусную нагрузку, но радикально решить эту проблему можно будет только с созданием комплекса мер биомедицинской профилактики, включающих эффективные вакцины, микробициды и средства доконтактной профилактики.

Большой шаг на пути к «идеальной» вакцине

Исследования в области разработки вакцины от ВИЧ ведутся уже многие годы, и все мы, в общем-то привыкли к тому, что появление очередной “сенсационной” новости об “открытии вакцины от ВИЧ” как правило, не более чем результаты какого-нибудь удачного эксперимента на гуманизированных мышах, в результате которого удалось с помощью вакцины заставить организм несчастных животных вырабатывать антитела к одному или нескольким штаммам ВИЧ. А штаммов этих ни много ни мало — 208, так что успех в выработке антител к одному или двум, это конечно успех для науки, но мировому сообществу от него пока ни горячо ни холодно.

А все дело в том, что ВИЧ  радикальным образом отличается от других вирусов, вызывающих инфекционные заболевания, против которых были успешно разработаны вакцины в прошлом. Эти отличия порождают проблемы, с которыми сталкиваются ученые в попытках создать вакцину. Среди наиболее существенных причин, не позволяющих разработать эффективное средство борьбы с ВИЧ, можно выделить следующие: крайне высокая изменчивость вируса как на уровне отдельных зараженных индивидов, так и на уровне популяции; способность уклоняться от действия нейтрализующих антител. Защиту ВИЧ от гуморального иммунного ответа обеспечивает плотная сетка углеводов, называемая «гликановым щитом», которая покрывает поверхностные гликопротеины вируса. Многочисленные исследования показали, например, что наличие «гликанового щита» на поверхностном гликопротеине gpl20 значительно ограничивает связывание нейтрализующих антител с этим комплексом. По этим причинам, разработка вакцины долгое время оставалась чисто теоретической идеей, с которой науке еще предстоит справиться в далеком будущем.

Однако в век прогресса и технологий, “далекое будущее” часто наступает раньше, чем мы успеваем это заметить. Первые существенные сдвиги наметились в конце нулевых, когда мировое научное сообщество обратило свое внимание, на обнаруживаемые еще с 90-х годов в крови некоторых инфицированных bnAbs, или так называемые “широконейтрализующие антитела”. Они отличаются от обычных антител способностью связывать сразу множество штаммов вируса (до 90% в отдельных случаях). На сегодняшний день известно, что организм большинства ВИЧ-положительных через 3-4 года после попадания в него вируса научается вырабатывать такие “универсальные” антитела. Только к этому моменту от них уже мало толка. Вирус проник в организм, затаился в “резервуарах” и иммунитет тут уже ничем помочь не может.

Ученые уже много лет изучают структуру этих антител, пытаясь понять, за какие части ВИЧ они цепляются и как можно заставить организм человека воспроизвести их, не контактируя с живым вирусом. До недавнего времени эти исследования также не приносили особых успехов, но в 2016 году, одному из ученых, а именно Питеру Квону (Peter Kwong) из Национального института по изучению аллергии и инфекций улыбнулась удача.

Квон и его коллеги открыли в крови одного из носителей антитело, получившее название N123-VRC34. Эта молекула цепляется не за оболочку вируса, а за один из «пептидов слияния» – особый белок gp41, склеивающий мембрану клетки с частицей ВИЧ и позволяющий вирусной РНК проникнуть внутрь нее. В отличие от остальной поверхности вируса, gp41 практически не изменяется, так как играет ключевую роль в жизненном цикле вируса. Также в его структуре отсутствуют “маскирующие углеводы”, которые бы предохраняли его от обнаружения иммунной системой и подбора подходящего антитела. Все это вместе делает gp41 идеальной мишенью для антител, а связывающие его антитела – потенциальной базой для разработки действительно эффективной вакцины от ВИЧ.

Обработав этими антителами несколько частиц ВИЧ, ученые заморозили их, просветили при помощи ускорителя частиц и выяснили, за какую часть gp41 цепляется N123-VRC34. Затем они вырастили несколько копий этого участка, собранных так, чтобы они максимально раздражали иммунную систему.

За проследние два года учеными были успешно произведены испытания новой вакцины на все тех же гуманизированных мышах, а также на макаках и свиньях. Самым эффективным версиям белка, используемого при вакцинации, удавалось сделать животных невосприимчивыми к 35% от всех существующих штаммов ВИЧ, что пока является абсолютным рекордом среди вакцин. Одинаковый успех, с которым завершились испытания на разных видах животных дает еще больше оснований предполагать, что эта вакцина может оказаться эффективной и для нашего вида.

Сейчас ведется подготовка к клиническим испытаниям эффективности вакцины у добровольцев-людей. Испытания стартуют летом 2019 года, и если они пройдут успешно, то нас ожидает самый настоящий прорыв в профилактике и борьбе с ВИЧ. И хотя до волшебной “всепобеждающей” вакцины еще далеко (но тут помним, что далеко в XXI столетии может оказаться и очень близко), это действительно очень большой шаг ей навстречу, и новость, которая явно стоит того, чтобы обратить на нее внимание.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *